Юрий Соломонов не сносил «Булавы»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Главный конструктор ракетного щита России подал в отставку

1248348526-0.jpg Юрий Соломонов — директор и генеральный конструктор института, разработавшего стратегический ракетный комплекс морского базирования «Булава» и наземные межконтинентальные ракеты «Тополь-М»,— подал заявление об отставке. Причина — последний неудачный испытательный пуск «Булавы» 15 июля этого года. Это, пожалуй, первый за последние годы в России случай, когда руководитель крупнейшего военного проекта добровольно взял ответственность за его неуспех на себя. Тем не менее в Роскосмосе не исключают, что господин Соломонов может продолжить работу над проектом в институте, но уже точно не как его директор.

Юрий Семенович Соломонов родился 3 ноября 1945 года в Москве. В 1969 году окончил Московский авиационный институт. Служил офицером РВСН. С 1971 года — инженер Московского института теплотехники. В марте 1997 года возглавил институт. Одновременно возглавлял кафедру МГТУ имени Баумана. Академик РАН. Лауреат Госпремии СССР, автор 280 научных трудов и 175 изобретений. Член высшего совета партии «Единая Россия».

Московский институт теплотехники (МИТ) основан в 1946 году при Министерстве сельскохозяйственного машиностроения СССР как НИИ пороховых реактивных снарядов. В 1966 году перешел в ведение Миноборонпрома и получил нынешнее название, с 1998 года — ФГУП. Ведущий разработчик более 70 твердотопливных ракет для РВСН (комплексы «Темп-С», «Пионер», «Тополь» и «Тополь-М»), сухопутных войск («Луна») и ВМФ (противолодочные комплексы «Вихрь», «Ливень» и «Медведка»). Участвовал в создании Московской монорельсовой транспортной системы. Выручка в 2008 году — 5,98 млрд. руб., чистая прибыль — 27,4 млн. руб.

Неудача с очередным пуском «Булавы», случившаяся 15 июля, не предвещала руководителям проекта ничего хорошего (см. «Ъ» от 17 июля). Как заявил «Ъ» один из чиновников ракетно-космической отрасли, кадровых решений от руководства страны ждали еще после предыдущей аварии ракеты 23 декабря 2008 года (см. таблицу на стр. 3). Однако в марте 2009 года Министерство обороны заявило, что все недостатки выявлены и устраняются и виноваты не разработчики, а смежники, утратившие свои технологии. Более того, начальник вооружения вооруженных сил России, заместитель министра обороны Владимир Поповкин даже заказал первую партию этих ракет, объяснив, что их изготовление будет вестись параллельно с испытаниями.

До конца этого года начиная с июля их было запланировано четыре-пять, после чего «Булаву» должны были принять на вооружение. Многие российские эксперты в области вооружений сомневались в способности МИТ довести ракету за пять пусков и также указывали на назревшую необходимость кадровых решений в отрасли и самом МИТ. 16 июля бывший начальник главного штаба ракетных войск стратегического назначения Виктор Есин прямо заявил «Ъ»: «Надо укрепить руководство проекта, такое количество неудач говорит о некомпетентном руководстве».

В итоге, как говорят в Роскосмосе, Юрий Соломонов сам попросил об отставке. И это едва ли не первый за многие последние годы случай, когда руководитель военно-промышленного проекта такого уровня фактически взял на себя ответственность за провал многолетней работы. 21 июля на пост исполняющего обязанности директора и генерального конструктора МИТ был назначен Александр Дорофеев, ранее занимавший должность первого заместителя Юрия Соломонова.

«Булава» — самый дорогостоящий и амбициозный проект России в сфере новых вооружений. В том, что его разработка в свое время была поручена МИТ, есть несомненная заслуга Юрия Соломонова, как и в том, какую роль стал играть его институт в российских военных программах в последнее десятилетие. Долгое время МИТ был далеко не самым заметным среди сотен прочих НИИ советской оборонки (см. справку выше). Первый успех организации пришелся на период ее перехода из ведения Минсельхозмаша СССР (военное производство было сосредоточено тогда и там) в Миноборонпром. Разработанный им в то время твердотопливный оперативно-тактический ракетный комплекс «Темп-С» с дальностью порядка 1 тыс. км оказался настолько новаторским и удачным, что за принятие его к себе на вооружение конкурировали между собой сухопутные войска и ракетные войска стратегического назначения (РВСН). Настоящая советская слава к МИТ пришла во второй половине 1970-х годов. Созданные институтом ракеты средней дальности РСД-10 «Пионер» (знаменитые на весь мир SS-20) были несомненным конструкторским успехом, переросшим в ошеломляющий политический успех СССР в отношениях с НАТО и США.

Развернув их в Европе, Кремль смог коренным образом изменить стратегический баланс с Западом в свою пользу. С них же началось знаменитое горбачевское разоружение. Неудивительно, что проектирование межконтинентальной твердотопливной мобильной ракеты «Тополь» поручили именно МИТ. «Тополь» тоже удался, но в отличие от SS-20 в Европе так и не стал основной ударной силой РВСН применительно к территории тогдашнего главного противника — США. Ей были ракеты РС-20 (SS-18), УР-100НУТТХ (SS-19), РТ-23 (SS-24), способные нести до шести-десяти ядерных боеголовок каждая.

Но затем случился распад СССР, и все поменялось. Производство тяжелых «десятиголовых» РС-20 и РТ-23 осталось за границей на украинском «Южмаше», и на них ставку больше делать было нельзя. Программа развертывания УР-100 была выполнена и закрыта, а серийные заводы перепрофилированы под другую продукцию. «Тополя» же, сотни которых успели разместить по всей стране, тоже были не вечны. Их изначальный назначенный ресурс составлял десять лет, и было ясно, что рано или поздно нужно будет строить новые межконтинентальные ракеты. Анализ существовавших на тот момент многочисленных перспективных советских проектов указал на «Универсал». Головным его разработчиком было все то же украинское КБ «Южмаша», но одним из подрядчиков МИТ. Это, а также относительная простота и дешевизна проекта и определило выбор — сработал критерий «эффективность—стоимость». Ситуацию облегчило и то, что украинская сторона в 1990-е годы передала МИТ все свои наработки по «Универсалу», который в российском варианте нарекли «Тополь-М». Он был также блестяще исполнен МИТ и просто обречен на то, чтобы стать новой основой российских РВСН на долгие годы вперед.

С этого момента и начинается новый взлет МИТ и самого Юрия Соломонова, вся карьера которого связана с этим институтом (см. справку на стр. 1). Успех с «Тополями» обеспечил институту безоговорочную поддержку командования ракетных войск, во главе которых тогда стоял генерал армии Игорь Сергеев. В 1997 году господин Сергеев становится маршалом и министром обороны России, и в тот же год господина Соломонова назначают директором и генеральным конструктором МИТ. Новый топ-менеджер начинает не только активно развивать программу сухопутных ракет (надо было делать мобильный вариант «Тополя-М» вдобавок к шахтному), но и столь же активно искать для МИТ новые сферы применения.

По удивительному совпадению примерно тогда же Минобороны РФ принимает решение создавать еще одну новую, унифицированную для флота и РВСН твердотопливную дальнюю ракету (тема «Булава»). Предполагалось, что такая унификация позволит сэкономить бюджет и упростить технологию. В конкурсе на разработку участвовали МИТ и миасский Государственный ракетный центр (ГРЦ) имени Макеева, которым до того были разработаны практически все морские ракеты (см. таблицу на стр. 2). В 1997 году победителем конкурса объявлен МИТ с проектом на базе «Тополя-М». Параллельно в 1997-1998 годах после трех неудачных испытаний проект жидкостной морской ракеты ГРЦ имени Макеева Р-39УТТХ «Барк» был закрыт. В итоге предложенная МИТ «Булава» (она же РСМ-56 или 3М30) стала единственным перспективным стратегическим комплексом для ВМФ.

Официальные представители Минобороны РФ впервые упомянули шифр «Булава» в сентябре 1999 года, а достоверные технические параметры новой ракеты стали известны в октябре 2005 года — после публикации отчетов об обмене данными по стратегическим силам России и США согласно договору СНВ-1.

Специально под «Булаву» переделали проект 955 строящихся серией подводных ракетоносцев «Борей», а для испытаний по проекту 941У модернизировали тяжелый ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Дмитрий Донской». При этом МИТ отказался от длительной программы наземных испытательных ракет с целью сократить время доводки ракеты и сэкономить средства. 11 декабря 2003 года на Северном флоте прошло первое бросковое испытание макета «Булавы», летные испытания начались 27 сентября 2005 года — с аварии. С тех пор неудачи преследовали программу неотступно (см. таблицу на стр. 1). Каждая новая из них порождала лишь очередной поток обещаний чиновников, руководства МИТ и военных во всем разобраться и все устранить. И последняя, 15 июля, не стала исключением. Между тем из-за нее сроки принятия нового комплекса на вооружение отодвинуты теперь на совсем неопределенный срок. Про такую желанную когда-то для военных и обещанную разработчиками унификацию вспоминают все реже и тише — «Тополь-М» и «Булава» получились слишком разными.

Теперь многие стали понимать, что подобная унификация вообще вряд ли возможна, у ракет наземного и морского базирования слишком разная специфика, признался «Ъ» чиновник российского оборонно-промышленного комплекса. Генерал-полковник Есин прокомментировал «Ъ» отставку Юрия Соломонова еще жестче. По его мнению, институт теплотехники взялся за совершенно непрофильную для него морскую разработку. А это всегда была прерогатива ГРЦ имени Макеева. «Видимо, Юрий Соломонов и МИТ хотели сами заработать все деньги, а нужна была более тесная кооперация со смежниками и прежде всего с тем же макеевским ГРЦ»,— констатировал генерал. В то же время начальник конструкторского отдела Национального космического агентства Украины Виталий Демченко, лично знакомый с бывшим директором и генконструктором МИТ, заявил «Ъ», что Юрий Соломонов был и останется одним из самых сильных ракетчиков России. «Сколько таких неудачных пусков бывает?! Это техника — предусмотреть все невозможно. Я могу догадываться, что его заставили подать прошение об отставке: поставили перед фактом — или-или»,— рассуждает господин Демченко.

На замещение должности директора МИТ пока объявлен конкурс. В конкурсную комиссию входят представители Роскосмоса, военно-промышленной комиссии, Минобороны, Росимущества, полномочного представителя президента по Центральному федеральному округу, правительства Москвы. Итоги обещают подвести 14 сентября. При этом, как заявил вчера «Ъ» пресс-секретарь Роскосмоса (которому структурно подчиняется МИТ) Александр Воробьев, новый директор вправе сам назначить нового генерального конструктора, и Роскосмос на это решение влиять не будет. И никто в Роскосмосе не исключает, что одним из кандидатов на эту должность будет все тот же Юрий Соломонов.

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::23.07.09