Юрий Трутнев: бить по рукам тех, кто гробит лес

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Юрий Трутнев: бить по рукам тех, кто гробит лес Министр природных ресурсов России Юрий Трутнев - чиновник “нетипичный”. Обладатель черного пояса каратэ, он не боится делать резкие заявления и способен, что называется, держать удар. Едва заняв пост министра, устроил скандал: обвинил своего предшественника в том, что за день до отставки он выдал 60 лицензий на разработку крупных месторождений полезных ископаемых. Потом ошарашил нефтяников заявлением, что необходимо ввести налог на неиспользуемые запасы нефти и газа. А недавно объявил настоящую войну “новорусским виллам”, выстроенным в природоохранных зонах Подмосковья. Мы встретились с Юрием Трутневым, чтобы рассказать читателям о реформаторских планах Минприроды из первых рук

"- Юрий Петрович, как известно, новая редакция Лесного кодекса позволяет передавать леса в долгосрочную аренду на срок до 99 лет. Где гарантия, что арендатор будет соблюдать экологические нормы, не станет заниматься массовыми порубками?

- Порубок точно не будет. Это случалось раньше, когда участки сдавали в аренду на год. Арендатор не был заинтересован вкладывать средства в воспроизводство леса. Вырубил участок, получил прибыль, а дальше хоть трава не расти. При долгосрочной аренде все по-другому. Это видно на примере Финляндии. Там собственник рассуждает примерно так: “Через два года сын поступит в университет. На учебу нужны деньги, поэтому этот участок я приберегу”. Делянка для финского арендатора - это долговременные инвестиции, которыми он управляет. Ему выгодно как можно быстрее добиться восстановления леса. Мне кажется, подобное отношение к делу должно со временем возникнуть и в нашей стране.
- Сегодня на большей территории лесных массивов невозможно вести заготовку, поскольку нет дорог.
- Я уже обсуждал этот вопрос с министром транспорта Игорем Левитиным. Мы договорились, что будем вместе создавать программу развития сети лесных дорог. Я считаю, что строить их только на федеральные деньги бессмысленно. На инвесторов тоже надежды мало. Поэтому федеральному центру и регионам нужно действовать на принципах совместного финансирования. Когда я был губернатором Пермской области, мы строили лесные дороги за свой счет. Если бы центр оплачивал половину расходов, дело двигалось бы гораздо быстрее. По-моему, это и выгодно: центр помогает регионам и решает стратегическую задачу - вводит лес в активную эксплуатацию. Кроме того, при такой схеме вдвое увеличится эффективность вложения федеральных бюджетных средств. Пока это только наше предложение. Программу еще нужно детально просчитать.
- Будут ли леса передаваться в частную собственность?
- Мы сознательно исключили из Лесного кодекса само понятие “частная собственность”. Потому что пришли к выводу - это преждевременно. Сегодня наилучшая форма собственности на лес - долгосрочная аренда. Но я не исключаю, что лет через 10, когда будет накоплен опыт работы с “долгосрочкой”, вернуться к вопросу о передаче леса в частную собственность.
- Сегодня многие предприятия работают без оглядки на экологическую обстановку: штрафы за вред, наносимый природе, мизерные. Будет ли Минприроды ужесточать политику штрафных санкций?
- Бесспорно, штрафы должны быть адекватными сумме, которую необходимо потратить на восстановление окружающей среды. Размеры штрафов будут повышаться, но не сразу и не во всех отраслях. Начнем, скорее всего, с канализационных систем городов. Около 90 процентов таких стоков сбрасываются в реки неочищенными или недостаточно очищенными. Поэтому нужно без раскачки заняться этим. Инициаторами должны выступить местные власти. У нас есть отличный способ подтолкнуть их к действию. Мы повысим в несколько раз штрафные платежи за сбросы. Причем сделаем шкалу прогрессивной. Скажем, в первый год величина штрафа будет всего 20 процентов от суммы нанесенного ущерба, во второй - 40, через пять лет - 100. Пять лет - вполне достаточный срок, чтобы спроектировать и построить необходимые очистные сооружения.
- Неужели вы всерьез полагаете, что местные власти сдадутся без боя, если начнете “закручивать гайки” с помощью экологических штрафов?
- Все, о чем я говорю, уже опробовано на Пермской области. Я не предлагаю того, чего не испытал на собственной шкуре. Что касается остальных регионов - не берусь судить, кто из моих бывших коллег-губернаторов сможет быстро внедрить этот опыт. Многое, конечно, зависит от инвестиционного климата, в некоторые регионы инвесторы вкладывать пока не готовы. Но я глубоко убежден: другого пути нет, иначе мы окончательно загадим все реки и водохранилища России.
- Недавно вы пообещали разобраться с компаниями, которые приобрели лицензии на месторождения полезных ископаемых, но не ведут их разработку. Что реально им грозит?
- Они ведут себя хуже, чем собаки на сене. Скупая лицензии, компании повышают стоимость собственных акций - их цена напрямую зависит от запасов ископаемых, имеющихся в распоряжении фирмы. Тем самым они увеличивают свой доход. Государство при этом не получает ни копейки. Согласитесь, это несправедливо. Поэтому мы намерены проверить соблюдение лицензионных соглашений на заседании специальной комиссии. Пока прошло два заседания, проверены владельцы 11 месторождений. В результате одна компания лишилась лицензии, еще трем направлены предписания: в трехмесячный срок устранить недостатки. В дальнейшем такие заседания будут проводиться каждые 2 недели, на них будут рассматриваться по 5-6 месторождений, в первую очередь наиболее крупные.
Хочу подчеркнуть: мы не ставим задачу что-то у кого-то отобрать. Мы хотим, чтобы активы государства - месторождения полезных ископаемых - начали работать, а не лежали мертвым грузом. Чтобы компании активнее действовали в нужном направлении, Минприроды предлагает применить экономические рычаги: ввести налог за неиспользуемые запасы или плату за аренду месторождений.
- По мнению некоторых экспертов, вся нефть, добываемая сегодня, качается из месторождений, разведанных еще в советское время. Расчеты показывают, что этих запасов хватит примерно на 8 лет. Будете ли вы заниматься возрождением геологоразведки?
- Мы предлагаем новую стратегию взаимодействия государства с нефтяными компаниями. Сегодня они не заинтересованы вкладывать деньги в геологоразведку по очень простой причине: нет гарантий, что разведанное месторождение потом достанется именно им, а не отойдет конкуренту. Поэтому мы предлагаем ввести так называемые сквозные лицензии на разведку: компании, открывшие месторождения за счет собственных вложений, получат и право на их эксплуатацию. Это положение будет прописано в новой редакции Закона “О недрах”.
- Сегодня большие споры вызывает введение дифференцированных ставок налога на добычу полезных ископаемых. Поддерживаете ли вы эту идею?
- Да. Здесь нужно понимать, что налоги - не только механизм для пополнения бюджета, но и способ управления недропользованием. У действующей системы налогообложения масса недостатков. Например, она не учитывает, что на начальном и конечном этапах разработки месторождения в него нужно вкладывать куда больше средств, чем на промежуточных стадиях. На мой взгляд, будет справедливо, чтобы в течение первых пяти лет ставки налогообложения были льготными. Такая же политика должна быть и на конечном этапе эксплуатации. Это позволит покончить с практикой замораживания не выработанных до конца месторождений, как это делается сегодня.
- Складывается впечатление, что вы - сторонник жесткого контроля государства за недропользованием. Это принципиальная позиция?
- Чем меньше рычагов, влияющих на работу отрасли, оставит в своих руках государство, тем лучше. Но оно должно контролировать ключевые пункты. Например, добычу сырья - поскольку все налоги на недропользование рассчитываются, исходя из этого показателя. Наметить ключевые параметры и организовать должный контроль над ними - это и есть наша стратегическая задача.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации