Юрий Шефлер вступил в борьбу. Лужков, Михайлов, Шефлер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Знаменитый владелец группы "S.P.I. International", человек, которого запад знает, как экспортера русской водки "Stolichnaya" и "Moskovskaya" - Юрий Шефлер - пошел в поход на московскую недвижимость. В конце мая он взял под контроль ОАО «Сити» - ту самую компанию, которая осуществляет амбициозный строительный проект «Москва-Сити», стоимостью US$ 10 млрд. В январе ОАО «Сивест», соучредителем которого Шефлер является, стало скупать акции у мелких акционеров ОАО «Сити». К началу мая фирмой Шефлера уже было приобретено 250 тыс. акций по US$ 10 за штуку - то есть за US$ 2,5 - 3 млн. Шефлер приобрел более 25% акций «Сити». 30 апреля был избран новый совет директоров и 26 мая он сменил гендиректора Ирину Гаазе (прежнему менеджменту принадлежало всего 20% акций) и назначил на её место Антона Исупова - гендиректора того самого «Сивеста», человека Шефлера.

Это можно считать крупной стратегической победой Юрия Шефлера над его врагами - вице-премьером, министром сельского хозяйства Алексеем Гордеевым и его бывшим замом Владимиром Логиновым, который относительно безуспешно возглавляет Федеральное казенное предприятие (ФКП) «Союзплодоимпорт», на которое силовым путем переписаны торговые марки водок, купленные шесть лет назад Шефлером. Если Шфлеру и его "S.P.I. International" удастся стать консолидатором инвесторов "Москва-Сити", затем расширить этот плацдарм - это приведет к значительному усилению в Москве находящегося в федеральном розыске (за угрозу убийством тому самому Логинову) олигарха Шефлера.

Победа на Пресне должна быть особенно приятна Шфлеру на фоне проблем с землей в Риге: дело в том, что рижская дума, контролируемая друзьями московской мэрии социал-демократами, задерживает выделение шефлеровскому заводу «Latvijas balzams» землеотвода под строительство спиртового завода. Видимо, рижская дума хочет тем самым сделать Москве пусть и небольшой, но подарок: ведь российская сторона всячески выставляет Шефлера врагом народа, укравшего у него самое дорогое - водку (точнее - этикетки от нее). Завод «Latvijas balzams», который теперь производит всю экспортируемую на запад "Stolichnaya" и "Moskovskaya", решил купить всего-то навсего 4 га земли в рижском пригороде Болдерая для строительства собственного спиртового завода. Шефлер планирует вложить через эту стройку в экономику Латвии 6,2 млн. лат (US$ 1 = 0,56 лата),однако начальник земельного управления департамента собственности Рижской думы Бенита Прикаша сказала, что решение о сдаче участка в аренду может быть принято только после инвентаризации строений, всевозможных согласований и не ранее чем месяцев через пять.

Впрочем, трудности с землей для спиртового завода - ничто по сравнению с тем, что творилось на латвийском рынке спирта несколько лет назад. Формально все началось, когда завод «Latvijas balzams» был продан концерном «Ave Lat grupa» шефлеровской "S.P.I. International". В тот момент завод «Latvijas balzams» входил в пищевой концерн «Ave Lat grupa», владельцем которого был тогдашний премьер-министр Латвии Андрис Шкеле. Последний в маленькой Латвии всегда был и остался сейчас очень влиятельным человеком: не стоит забывать, что Латвия не является президентской республикой. Президент там выполняет примерно те же функции, что в Германии, роль же премьера - огромна. Когда-то Шкеле начинал с должности замминистра сельского хозяйства, потом дважды был премьером: в декабре 1995 - июле 1997 и июле 1999 - апреле 2000. И хотя каждый раз его уходы с поста были, в сущности, вызваны скандалами (первый раз - из-за дела о хищении 3 млн. лат в «Латэнерго», второй раз из-за так называемого педофилгейта), сейчас он - лидер крупнейшей правой Народной партии, входящей в правящую коалицию.

Ключевые переговоры по продаже Шефлеру «бальзамки» (как ласково называют в Латвии завод "Latvijas balzams") прошли во Франкфурте 9 - 10 октября 2000 года - почти за год до того, как сделка была оформлена официально. Сегодня Шкеле объясняет своё решение о продаже завода так: «Я пошел на этот шаг, чтобы не создавать конфликта интересов. Я ведь был премьером... Будущий владелец выбирался серьезно: он должен был принести предприятию пользу, поднять производственные мощности и иметь опыт работы в отрасли... Прошло время, и я вижу, что выбор был оправдан». На самом деле речь шла не о простой продаже, а о переделе всего рынка алкоголя в Латвии.

Характерно, что когда завод «Latvijas balzams» ещё не принадлежал Шефлеру, он тоже выпускал «Московскую» водку - ещё с застойных времен. В конце 1999 года «Союзплодимпорт» обратился в латвийский суд с просьбой аннулировать регистрацию товарных знаков, зарегистрированных заводом. Во время заседания 6 декабря адвокат «Союзплодимпорта» Агрис Битанс особо напирал на то, что латвийские законы запрещают регистрацию марок с чужими географическими названиями - сейчас эти доводы прочно забыты.

Фоном рыночного передела стала череда так называемых спиртовых убийств. Сначала 23 сентября 1999 года (за два с половиной месяца до отказа латвийского суда Шефлеру) было совершено покушение на офицера финансовой полиции Хельмута Скую. Он занимался крупнейшим делом о контрабанде спирта: было задержано 142779 литров. Заказчики наняли 21-летнего Артема Коркина, но тот с делом не справился: когда он начал стрелять в Скую на лестничной площадке, тот не растерялся и попытался портфелем выбить из рук убийцы пистолет. В итоге офицер получил два ранения в спину и одно в руку, а убийца прибежал домой и наутро улетел в Германию, где выдал себя за беженца из Чечни. Тем не менее его передали Латвии. Покушение вроде бы было целиком раскрыто: через три недели арестовали посредников (неких Макеева, Харчука и Старовита) и даже их бригадира «Веню» - Сергея Винцеловича. Впрочем, предполагаемый конечный заказчик - бывший советский милиционер Александр Путятин - через месяц был найден в своём роскошном особняке мёртвым. Официальный диагноз - передозировка алкоголя...

Но на самом деле с покушения на Скую всё только начиналось. Через две недели, 14 октября 1999 года в восемь вечера, был застрелен известный спиртозаводчик и страстный автогонщик Арнис Шкестерис. Это произошло прямо у российского посольства. Оставив в машине спутницу (которая, как выяснилось потом, ничего не видела и не слышала), Шкестерис открыл багажник своего «Eagle Vision». Преступник стрелял дважды и скрылся, не оставив на месте преступления ни пистолета, ни даже гильз. Сначала следствие думало, что убийство - это месть за произошедшую тремя месяцами ранее автокатастрофу («мадонскую трагедию»), случившуюся на гоночной трассе «Рацены» по вине Шкестериса. В ней погибло 8 и было ранено 13 человек. Однако скоро выяснилось, что Шкестерис лично выдал родственникам погибших 4 тыс. лат и очень переживал случившееся. Тогда основной версией убийства стала бизнесразборка: Шкестерис был совладельцем спиртового завода «BestSprits» и сельхозпредприятия «Malderi-Englharte». Это убийство до сих пор осталось нераскрытым.

Впрочем, скоро рижские полицейские задержали по подозрению в причастности к убийству (так и недоказанному впоследствии) бывшего ОМОНовца 34-летнего Константина Никулина. Двоюродный брат киноактрисы Александры Яковлевой-Аасмяэ, он привнёс в спиртовое дело дополнительный «шарм»: ведь Никулина также подозревали в причастности к убийству Галины Старовойтовой, а в 1993 году он вымогал деньги у центральной фигуры «педофилгейта», разразившегося в 1999 году: у владельца модельного агентства Сергея Юрьева. Как известно, дело о педофилии, в котором были замешаны многие самые высокопоставленные чиновники Латвии, раскручивал в 1999 - 2000 году (то есть как раз в то время, когда Шефлер присматривался к «Latvijas balzams») депутат латышского Сейма Янис Адамсонс. До 1992 года он был командиром пограничного катера на Дальнем Востоке, а затем - командующим погрансилами независимой Латвии и её министром внутренних дел. Именно из-за принципиальности Адамсонса пришлось уйти со своих постов генпрокурору Латвии (как раз в конце 1999 года, в те же месяцы, когда были убийства) и даже такому политическому зубру, как премьеру Шкеле (в апреле следующего года). Убитый же Шкестерис был близким другом Яниса Адамсонса...

Через месяц после убийства Шкестериса, 15 ноября 1999 года, было совершено покушение на 32-летнего Мариса Миллерса (кличка «бригадир»). Он был бизнесменом, занимался торговлей алкоголем и считалось, что работал «на грани фола»: вроде бы «решал вопросы» таможни. Со Шкестерисом его связывали деловые отношения. В Миллерса стреляли, когда он сидел в дорогом ресторане «Дайля Империя» и спасла его только хорошая реакция и двойные стеклопакеты: они отклонили первые две пули от цели. Миллерс был ранен, но выжил.

Самым громким спиртовым убийством в Латвии стало убийство Даниса Пейманиса, председателя правления второго спиртового завода Латвии «Jaunpagasts plus». Оно произошло 15 декабря 2000 года, уже после того как шефлеровский «Союзплодимпорт» и люди премьера Шкеле договорились во Франкфурте о продаже «Latvijas balzams». В 6:25 утра «Audi A6» Пейманиса прижала на загородном шоссе серая «Audi». Когда Пейманис остановился, из леса вышел киллер и в упор расстрелял спиртозаводчика. Исполнителем оказался Нормунд Рикурс. Чтобы он не вывел на заказчиков, его вскоре убрали и самого. Рикурс был охранником у некоего Игоря Иванова, который косвенно засветился ещё в деле Миллерса.

Скорее всего Дайниса Пейманиса убили из-за того, что он затеял масштабный проект производства биоэтанола (экологически чистой добавки к бензину и дизельному топливу) на своём заводе. Этим проектом заинтересовались некоторые вентспилские нефтяные фирмы, а также производители алкоголя: ведь производство пищевого спирта также возросло бы. Под переоснащение производства Пейманис собирался получить кредит под госгарантии на 5,2 млн. лат. Затем сумма подросла до 8,9 млн. лат - разница, видимо, должна уйти чиновникам и депутатам, голосующим за гарантии. Потом уже поговаривали о 14,3 млн. лат. Предполагаемая доля Пейманиса в проекте при этом постепенно падала с 80% до почти трети. «Ну а потом, - предполагает директор другого спиртозавода «Rigas BestSprits» Алексей Алексеев, - он видимо уже стал просто мешать». Министр финансов Латвии Гундарс Берзиньш, член Народной партии премьера Шкеле и его доверенный человек, лил крокодиловы слёзы: строительство завода теперь придётся заморозить. Если бы не убийство Пейманиса, то проект состоялся: по бизнес-плану к 2003 году "Jaunpagasts plus" должен был бы производить 40 млн. литров спирта при обороте в US$ 40 млн. Как мы увидим позже, даже гораздо меньшие объёмы были бы совершенно невыгодны новому монстру - «Latvijas balzams» под руководством «Союзплодимпорта» Юрия Шефлера: уже в этом году Шефлер анонсировал строительство в Латвии своего собственного спиртового завода-гиганта.

«Кто-то явно расчищает себе дорогу», - говорит о спиртовых убийствах депутат Сейма, бывший министр МВД знаменитый Янис Адамсонс. Здесь надо сказать, что формально никаких связей «Союзплодимпорта» и тем более лично Шефлера со спиртовыми убийствами не установлено. Более того: по подозрению в причастности к убийству Шкестериса задерживался (17 октября 1999 года) человек из прямо противоположного лагеря - Владимир Цадович, который теперь активно работает против Шефлера, пытается продвинуть в Латвию интересы Гордеева/Логинова/ФКП «Союзплодоимпорт» и является, как считается, личным другом Сергея Михайлова («Михася», считающегося неформальным лидером "солнцевских").

По оперативным данным, Владимир Цадович был компаньоном Арниса Шкестериса по Рижскому ювелирному заводу. При этом люди Сергея Михайлова гарантировали поставку на предприятие нелегальных алмазов из России. В середине 1999 года у алмазных компаньонов якобы сильно обострились отношения, и Шкестерис даже писал заявление в латвийскую криминальную полицию, где сообщал, что Цадович и "солнцевские" ему угрожают. В день убийства Шкестериса 14 октября 1999 года Цадович вылетел из Риги, но во время пересадки в Германии якобы изменил маршрут и повернуло в Москву, где встретился с Михайловым.

Но и это не все: в какой-то момент завод "Jaunpagasts plus" хотела купить фирма "Woodison terminal" - это крупнейший латвийский нефтяной трейдер, работающий с ЮКОСом Михаила Ходорковского. Этой фирмой владеют бывшие сотрудники КГБ Владимир Комогорцев (возглавлял в латвийском КГБ управление контрразведки) и Юрий Шабашов. Они тоже были заинтересованы в производстве биоэтанола. "У нас шли переговоры, но вдова Пейманиса нам ничего не продала", - рассказывает Комогорцев и пыхтит дорогой сигарой под CD с песнями своего исполнения в духе "Поручика Голицина". Комогорцев не скрывает, что хорошо знаком с Шефлером, "но совместных дел не было, просто я его уважаю и ему симпатизирую, но только в правовом поле". Комогорцев знает, что его за что-то не любят противники Шефлера: "Я слышал о том, что Цадович считает, будто я ему мешаю. Но кто он такой? Я его вообще не знаю". Между тем, как считают рижские журналисты, именно Цадовичу как физическому лицу принадлежит все оборудование спиртового завода «Rigas BestSprits». Социал-демократ Янис Адамсонс считает, что Цадович, возможно, стоит за некоторыми из спиртовых убийств и уж точно тесно связан с Михасем, который приезжая в Ригу, останавливается у Цадовича дома. Интересно, что "Woodison terminal" Комогорцева спонсирует именно социал-демократов: мол, "у них есть свои идеи", а значит находится в одном окопе с Адамсонсом.

Адамсонс предполагает, что сводили Шефлера со Шкеле офицеры латвийской спецслужбы - Бюро по защите конституции (SAB): а именно некий Арнольд Бабрис, которыйт контактировал с бывшим спецназовцем Вольвачем. Адамсонс считает, что в деле была и еще одна темная фигура: известный в узких кругах авантюрист Шабтай фон Колманович - якобы близкий к Михасю и Иосифу Кобзону человек, бывший ПГУшник, отсидевший срок в Израиле (1985 год), владевший ранее литовским "Жальгерисом". "Он родился в 1949 году в Каунасе, - рассказывает Адамсонс. - В 1972 году "работал" где-то в Ботсване. Говорят, что по матери фон Колманович - родственник Михася…" Впрочем, замечают сторонники Цадовича, все, что говрит Адамсонс надо делить на десять…

Дела об убийстве Шкестериса и Пейманиса до сих пор расследуются латвийской полицией. 7 декабря 2001 года генеральный прокурор Латвии Янис Майзитис отправил генпрокурору России Владимиру Устинову следственное поручение с просьбой на основании договора о правовой помощи допросить в связи с делом об убийстве Пейманиса ряд граждан России - в том числе как Юрия Шефлера, так и… Михася. Это поручение по таинственным причинам до сих пор осталось невыполненным. Его текст оказался в распоряжении наших журналистов и в ближайшее время мы познакомим читателей с этим документом.

Следователям российской прокуратуры, которых явно пытается с помощью различных обращений простимулировать министр сельского хозяйства Алексей Гордеев и его подчиненный Владимир Логинов, вряд ли улдастся доказать причастность к латвийским убийствам Шефлера. Зато есть целый букет темных дел, в которых фигурируют сами "государственники" (на самом деле - лоббисты "солнцевских", считают конкуренты). Так, недавно всплыла история с убийством бывшего патнера Владимира Логинова по компании "Русский сахар" Ганыкина. Его взорвали в России, в собственной машине 23 декабря 1996 года. А 9 июля 1995 года Ганыкин написал записку: "Я надеюсь, что нам удастся решить проблему путем переговоров, но если я буду похищен, убит или ранен, уведомляю, что организатором и заказчиком этого модет быть только г-н Логинов и его служба безопасности". Было покушение на жизнь и другого партнера по "Русскому сазхару" - Ефанова. А дача убитого Ганыкина, говорят, досталась бывшему министру юстиции Ковалеву, во внебюджетный фонд которого Логинов пожертвовал US$ 200 тыс,, при этом не вернув кредит государству на US$ 100 млн… Эту информацию две недели назад озвучил мало заинтересованный в рижско-спиртовых делах коммунист Виктор Илюхин, глава комитета Госдумы по безопасности. Журналисты считают, что этой утечкой российские спецслужбы мстят Алексею Гордееву и Владимиру Логинову за невыполненное задание по выдавливанию Шефлера и его "S.P.I. International" с алкогольного рынка - рынка, который спецслужбы и менты уготовали своему любимцу Михасю… Более подробно о криминальных делах, в которых так или иначе фигурировали Логинов и Гордеев, наш сайт расскажет в ближайшее время.

Если же вернуться к победе Шефлера над "Москвой-Сити", то мнения аналитиков весьма красноречивы. Предположительно Шефлер и его "S.P.I. International" имеют амбициозные планы вернуться со своей "Stolichnaya" и "Moskovskaya" на российский рынок. Для начала - на его самый лакомый кусок - столичный. Возможно, к этой смелой идее опального (пока!) Шефлера подтолкнули все более усиливающиеся слухи о скорой отставке Алексея Гордеева (а слетит министр сельского хозяйства - не устоит и директор ФКП Логинов). И тогда Шефлер въедет в Москву на белом коне, которого будет вести под узцы Лужков. Впрочем, нет, не Лужков, а скорее два его зама - Иосиф Орджоникидзе и Владимир Малышков. Первый отвечает за внешние связи мэрии (в некотором смысле "латыш" Шефлер по его профилю) и курирует проект "Москва-Сити", а второй… Со вторым Шефлер наверняка встречался в уютной Риге. Дело в том, что Малышков - родом из-под Риги. У Малышкова и его семьи - давний и многоплановый бизнес в Латвии, он там часто бывает. Есть, правда, одна неувязочка: Малышков, как и все правительство Москвы, всегда работает в Латвии через Рижскую думу, контролируемую социал-демократами (не забудьте: партия того самого Яниса Адамсонса). Завод же "Latvijas balzams" продал Шефлеру, как мы писали выше, бывший премьер-министр Латвии Андрис Шкеле - политик правый, лидер Народной партии, злейший враг социал-демократов. Более того: именно социал-демократ Янис Адамсонс разоблачал правого Шкеле в причастности к знаменитому латвийскому «педофилгейту»... По логике Малышков и Шефлер должны были бы стоять по разные стороны политических баррикад. Но… Могли и помириться, ведь потенциально - сбыт водки (в Москве) - вполне по профилю департаменту потребительского рынка и услуг, который возглавляет Малышков. Деньги Шефлер может предложить Москве и ее чиновникам серьезные - это вам не "Русское бистро". Правда, в случае выхода "S.P.I. International" на внутренний рынок алкоголя, его передела не избежать и в Москве могут повториться латвийские спиртовые убийства. Так что переходить на рижскую "шефлеровку" вместо "гордеевки" может пока оказаться весьма опасным."