Юшенков Минус Березовский

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Березовскй: "Ты уже не маленький, Сережа. Ты проиграл партию, я все равно заберу ее у тебя."

1072174214-0.jpg В преддверии процесса над предполагаемыми убийцами депутата количество сомнительных мифов, связываемых с его именем, резко возросло. По странному совпадению, все они исходят от Бориса Березовского и его окружения. На прошлой неделе стало известно о гибели в автокатастрофе Ханпаша Теркибаева, бывшего сотрудника пресс-службы Аслана Масхадова. Широкой общественности Теркибаев стал известен в конце апреля нынешнего года, когда о нем была опубликована статья в «Новой газете». Из публикации следовало: Ханпаш — один из участников теракта в «Норд-Осте», но не боевик, а «засланный казачок» из ФСБ или из какой-то другой спецслужбы. В доказательство приводились слова самого Ханпаша Теркибаева о его частых контактах с Ястржембским и Сурковым, кипа фотокарточек, большинство из которых были грубым монтажом, и удостоверение специального корреспондента «Российской газеты».

ФАЛЬШИВКИ И МОШЕННИКИ

Одновременно — как по заказу — в русском Интернете появились два заявления, написанные будто под копирку. Шамиль Басаев на одном из сайтов чеченских сепаратистов и бывший чекист Александр Литвиненко в интернет-издании «Грани. Ру» сообщали, что передали Сергею Юшенкову «установочные данные» на Теркибаева. Учитывая, что сепаратистский сайт часто транслирует инициативы Березовского, а «Грани. Ру» просто являются его собственностью, нетрудно угадать, кто стоит за акцией. Ни секретарь общественной «комиссии по взрывам» Лев Левинсон, ни сотрудники Юшенкова ничего не знают о каких-либо контактах Сергея Николаевича с Литвиненко. Помощник и пресс-секретарь депутата Елена Соколова твердо уверена, что никаких бумаг беглый офицер ФСБ Юшенкову вообще не передавал, а Басаев и подавно.

Сам Ханпаш Теркибаев яростно опровергал практически все, что про него писали, включая и те слова, что были напечатаны от его имени в «Новой газете». Впрочем, внештатником правительственного издания он действительно был и часто передавал сотрудникам газеты интересную информацию, хотя и не печатался там под своей фамилией. Как сообщили в «Российской газете», Теркибаев был этаким чеченским Хлестаковым. «Он очень хотел принимать участие в чем-то важном и значимом», — сказал сотрудник «РГ», знавший Ханпаша.

Реально журналист помогал группе депутатов «масхадовского» парламента ЧРИ во главе с вице-спикером Исой Темировым наладить контакты с Администрацией президента РФ. Делалось это скрытно не только от сепаратистов, но и от кадыровской администрации. Так что шум в прессе вокруг имени Теркибаева пользы этим интриганам не принес.

«В ЛОНДОН, К БЕРЕЗОВСКОМУ»

После убийства Юшенкова стало известно, что за три недели до смерти он встречался с Борисом Абрамовичем.

Юшенков съездил в Лондон на выходные, никому об этом не сказав, даже близким друзьям. В понедельник, после возвращения, он ходил как в воду опущенный, задумчивый, невпопад отвечал на вопросы. О своей поездке он рассказал Елене Соколовой только через два дня. Видно было, что он не может быть наедине с этой информацией, а поделиться с коллегами по «Либеральной России» не мог — они же вместе приняли решение о том, что с Березовским больше никаких контактов не будет.

Елена рассказала об этом разговоре:

- Я сидела за компьютером, а он вышел из кабинета и ходил по второму этажу туда-сюда. Один. Я знала, что Березовский его постоянно зазывал в Лондон. Через Рыбкина, засылал других своих гонцов, сам звонил. Говорил, что признал свои ошибки, думает сейчас только о торжестве демократии и либерализме. Потом Сергей Николаевич вдруг зашел и говорит: «Лена, выйдите, мне надо вам пару слов сказать». Мы вышли и стали уже вместе ходить по этому коридору. Он не останавливался, у меня даже ноги устали. Мы мерили этот коридор шагами взад-вперед, а он говорил. Ему просто надо было кому-то это рассказать.

РАССКАЗ ЕЛЕНЫ СОКОЛОВОЙ

В Лондон Юшенков полетел для того, чтобы обговорить условия проведения акции «Это — мой кандидат» («предварительные выборы» в Госдуму; см. «МН» N 25, 2003 г.). Березовский несколько раз предлагал ему финансировать «Либеральную Россию», но каждый раз получал жесткий отказ. Впрочем, даже прилетев, Сергей Николаевич не согласился встречаться с Березовским с глазу на глаз. Только при свидетеле. Другого свидетеля, кроме Ивана Рыбкина, правда, не было, но тут уж выбирать не приходилось. Первую встречу провели втроем в офисе бизнесмена. Березовский был сама любезность, говорил, как нравится ему идея праймериз, о партии речи вообще не заходило. Договорились в том же составе встретиться на следующий день. Незадолго до встречи Березовский позвонил и сказал: «Я сейчас за тобой заеду». «А где Рыбкин?» — спросил Юшенков. «Здесь, здесь, все нормально», — был ответ. Однако, когда депутат сел в роскошный «Мерседес-Пульман» олигарха, никакого Рыбкина в салоне не было. Через некоторое время Юшенков, хоть и плохо знал Лондон, понял, что едут они не к офису Березовского, а совершенно в другом направлении. Наконец, автомобиль остановился у жилого дома. Сергей еще раз спросил, где Рыбкин.

- Иван Петрович подъедет минут через пятнадцать, — ответил Березовский. Потом набрал какой-то номер на своем мобильнике и спросил у неведомого абонента: «Иван Петрович, ты же едешь?»

Сергей Николаевич, по его словам, понял, что вляпался. Но отступать было уже поздно, и они вошли в подъезд. Березовский открыл одну из квартир, объяснив, что купил ее когда-то для своей дочери, которая там жить не хочет, даже не заехала ни разу.

- Где Рыбкин?

- Я же тебе сказал, будет попозже.

- Тогда мы и общаться с тобой будем попозже.

И тут, рассказывал помощнице депутат, олигарха как подменили. Он и говорить начал уже другим тоном:

- Ты уже не маленький, Сережа. Нам надо поговорить вдвоем, зачем нам Рыбкин? Ты проиграл партию, я все равно заберу ее у тебя. Все равно все региональные организации мои. Отдавай документы, мы проведем новый съезд.

Юшенков рассвирепел. Он наорал на Березовского и сказал, что лучше он своими руками уничтожит партию, чем отдаст ее в руки миллиардера. Березовский вышел куда-то. Вернулся уже спокойный, с бокалом вина, устроился в кресле и предложил закончить дела партийные и перейти к обсуждению праймериз.

О судьбе «Либеральной России» больше не говорили, но Сергей Николаевич предупредил Березовского, что впредь с ним никаких дел не имеет, а все возможные контакты будут идти через Рыбкина. Борис Абрамович был на все согласен. В том числе и на полную конфиденциальность. Правда, когда Юшенков вернулся в Москву, половина политической тусовки уже знала со слов олигарха, что они виделись в Лондоне и «обо всем договорились». У Сергея Николаевича случился гипертонический криз и сердечный приступ.

Прошло время. Смерть Теркибаева совпала с началом процесса по делу об убийстве Юшенкова: первые слушания состоятся 26 декабря. Мифы вокруг жизни и смерти Сергея Юшенкова продолжают множиться.

Михаил Гохман

Оригинал материала

Московские новости»