Юшенков знал, что ходил под прицелом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Из пяти братьев Юшенковых: первый умер от эпилепсии, второй сгорел заживо, третий и четверый - спились, пятого застрелили

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::23.04.2003

Юшенков знал, что ходил под прицелом

Надежда Гужева, Михаил Яковлев, Анна Монаенко, Мария Кутырева

Converted 14322.jpg17 апреля список убитых депутатов Госдумы пополнился: у подъезда собственного дома был расстрелян сопредседатель «Либеральной России» Сергей Юшенков. Мы встречались с ним после гибели его соратника Владимира Головлева. Юшенков уже тогда признавался: «Угрожали не только Головлеву. Лично мне, Похмелкину и другим неоднократно приходили телеграммы со зловещими предупреждениями. То же самое не раз случалось и по телефону. Все сводилось к следующему: руки прочь от нашего любимого президента». И хотя в деле с убийством Головлева как главная рассматривается коммерческая версия, в случае с Юшенковым большинство считает, что его

убрали из-за политики.

Скончался на руках жены, так ничего ей и не сказав

Все произошло настолько стремительно, что даже шофер депутата Алексей Колбасов, на глазах у которого был убит Сергей Николаевич, не сразу сообразил, что его шефа расстреляли.

— Поразительно, но я даже выстрелов не услышал, — рассказал он. — Только видел, как Юшенков вдруг упал, а боковым зрением заметил, как кто-то юркнул под арку. Поначалу подумал, что Сергею Николаевичу стало плохо и он бухнулся в обморок. Помню, очень удивился: как-то это для шефа необычно, такой он всегда бодрый был, никогда на здоровье не жаловался. А потом увидел кровь — и испугался. Господи, почему же он охраной не пользовался?..

В этот вечер близких Юшенкова — сына Алексея, дочь Елену и супругу Валентину Леонидовну не посещали видения и нехорошие предчувствия. Когда раздались выстрелы, каждый занимался своими делами.

— Около семи мне позвонил водитель Алеша и сказал про Сережу, — вспоминает Валентина Леонидовна. — Я пулей выскочила на улицу. Было очень страшно. Со слов Алексея, Сережа ему прошептал: «Меня подстрелили, позвони Валентине и вызови «скорую». Я держала голову мужа, плакала, а он смотрел на меня грустными глазами. Пытался что-то сказать, но не смог. Он умер на моих руках. А потом приехали дети...

— Я... я не хотел верить, — с трудом говорит Алексей. — Отец беспомощно лежал... Я смотрел на него и боялся подумать, как жить дальше. Просто отгонял мысли...

Музу Михайловну, маму депутата Головлева, известие о смерти Юшенкова потрясло не меньше, чем убийство сына.

— После убийства моего Володи Сережа первым приехал, — горестно вздыхает она. — Не забывал про меня, поддерживал как мог. Я как чувствовала, что и с ним может что-то случиться, сердце было не на месте... Теперь у меня ни одного сына не осталось.

— Сережа был большим человеком по своим помыслам, — вспоминает Виктор Сергеев, профессор кафедры философии и религиоведения Военного университета, где учился и позже преподавал Сергей Юшенков. — Не всегда нам его идеи нравились, не всегда они были бесспорными, но он верил в них. Мы с ним могли часами дискутировать... Однажды он признался мне, что самым ярким событием в его жизни стала оборона Белого дома в 1991 году, где он своими руками таскал бревна и арматуру, чтобы создать заслон на пути танков ГКЧП. Сережа боролся тогда за демократию — и в этом он был весь.

Друга Виктора расстреляли на стадионе

Галина Кадилевская, директор Торопецкого сельскохозяйственного техникума, в котором Юшенков отучился 3 года, до сих пор вспоминает, как он заезжал к ней четыре года назад:

— Говорит: «Хочу с друзьями встретиться, повспоминать прошлое». Посидел тогда в своей аудитории за первой партой — он всегда за ней сидел, был очень прилежным учеником, вежливым, добрым... Друг и сослуживец его Виктор Лосев тоже у нас в городе жил. В прошлом году его убили на стадионе, а преступление так и не раскрыли. Теперь и Сережи не стало...

Валентина Назарова, бывшая одногруппница и подруга Юшенкова, сейчас работает на Торопецком пищекомбинате.

— Мне он тем нравился, что выделялся среди сверстников начитанностью, — вспоминает Валентина. — А вечеринки не любил, сторонился их. Может, потому, что и приехал из бедной деревни, и пока учился — денег не нажил. Когда делали общую фотографию выпуска, Сережа не стал фотографироваться со всеми по той же причине: заплатить за карточку не мог. Теперь сижу реву и жалею, что Сережкиного лица нет среди нашего курса... Вы не подумайте, Сережа не был жадным. Однажды 8 марта он преподнес каждой из 27 девушек нашей группы подписанные открытки и по цветку — по тем временам это был шикарный подарок.

Еще Валентина Андреевна жалела, что во время последнего визита Юшенкова в Торопец ей так толком и не удалось пообщаться с другом.

— Он позвонил, а я не могла с работы уйти, — вспоминает она. — И тогда Сережа заехал ко мне на комбинат. Поговорили минут пять — ему надо было мчаться в другой город. Но он обещал зайти, как только появится возможность. Теперь такого случая больше не будет...

— У нас вся деревня скорбит — это же наш Ломоносов был, — вздыхает Борис Барташев, житель Медведково, родной деревни Сергея Юшенкова, что в Кувшиновском районе Тверской области. — Я его знал сызмальства. Очень башковитым рос. Частенько растолковывал мне слова, смысл которых я не знал. Как-то попросил объяснить, кто такой Патриарх, — объяснил. Серега всех в деревне удивлял: помню, с девкой идет — и про звезды ей рассказывает, а не про любовь... Бывало, мы сядем, разольем, зовем к себе, а он: «Нету времени!»

Один из братьев умер от эпилепсии, второй сгорел заживо

Как говорят сегодня в Медведково, родители Юшенкова — Николай Дмитриевич и Прасковья Ермолаевна всегда гордились им: из пяти сыновей Сергей был единственным, кто имел в жизни цель и обещал добиться многого. Два брата — Евгений и Михаил живут по соседству с Медведково, в Антонково.

— Это не Серега, — сурово произносит Барташев. — Им плевать на все вокруг — спились. А два других брата умерли: Николай два года назад в больнице — он страдал эпилепсией, а Юрия убили год назад — работал охранником, и его сторожку подожгли, приперев дверь снаружи. Хотели склад ограбить. Прямо рок какой-то над этой семьей. Но особенно жалко Сережку. Он частенько заезжал сюда с семьей: родительский домик подремонтировал, сделал в деревне дорожку хорошую. Местным много помогал улаживать конфликты с чиновниками. Раньше он и зимой приезжал — звонил, просил, чтобы я дом натопил. В этом году вот на майские праздники собирался заскочить...

Алексей Рыбников: «Вместо него депутатом должен был стать я»

Аркадий Янковский примчался из Новосибирска, как только узнал о трагедии. Председатель новосибирского отделения «Либеральной России» вспомнил в разговоре с нашим корреспондентом, как ездил вместе с Собчаком, Ковалевым и Юшенковым в командировку на натовскую базу:

— Зашли мы в ресторан пообедать: все назаказывали еды, и только Сережа ограничился минимальным набором. Поинтересовался, почему, а он отвечает: «Денег нет». «Что же тебе в партии, когда в командировку отправляли, не дали?» — спросил я. «Не просил — вот и не дали», — растерялся Сережа. Он был потрясающе скромным.

Московские друзья Юшенкова тоже собирались встретиться с ним в праздники.

— Мы с Сергеем подружились в то время, когда стали соседями, — говорит композитор Алексей Рыбников. — Его Алешка с моим Митькой вместе учились. У Сережи тогда была комната в коммунальной квартире, которую он получил в качестве служебной от Военного университета, где преподавал... Вообще-то в депутаты в 1990-м, когда мы собрались в скверике на Поварской и решали, кого выдвигать, хотели выбрать меня. Но я отказался. Тогда выбор пал на Сережу. И вот чем все это закончилось...