Яблони и яблоко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух о...", №4 2003

Яблони и яблоко

Владимир Львов

В последние годы жизни генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев очень переживал, что дети отбились от рук, позорили его имя. Подобные чувства, вероятно, посещали многих великих мира сего

Ленину, наверное, повезло: не было детей, не было и проблем. Вдруг сын оказался бы преступником или дочь – алкоголичкой. Примеров такого рода в истории бесконечное множество.

Достаточно вспомнить сына Сталина Василия, его восемь лет тюрьмы, беспробудное пьянство и вседозволенность или детей Брежнева – Галину, которую алкоголь довел до психушки, где она и умерла, и Юрия, который также вел разгульный образ жизни. Было на что: по данным КГБ, Юрий Леонидович в виде взяток и подношений получил 3,4 млн. руб. и $450 тыс. Для сравнения: трехкомнатная кооперативная квартира в Москве стоила тогда 12–15 тыс. рублей. Как вспоминает внук Брежнева Андрей, в последние годы жизни Леонид Ильич очень переживал, что дети отбились от рук, позорили его имя.

Пил и умер в 35 лет от цирроза печени сын Юрия Андропова от первой жены Владимир. К тому же он дважды попадал в тюрьму за карманные кражи. Первый раз – в 17 лет. Последние годы он провел в Приднестровье. Правда, в отличие от брежневских отпрысков его судьба мало интересовала могущественного отца.

У сыновей первой обоймы кремлевских небожителей были и другие слабости. Сын всемогущего главы МВД СССР Николая Щелокова Игорь любил пьяным гонять на «Мерседесе». В Москве, к слову, таких машин было три. Впрочем, и сам глава МВД не отличался излишней щепетильностью. Когда в начале 70-х украинские археологи нашли под Одессой клад древних золотых монет и передали их в Одесский археологический музей, об этом вскоре стало известно Щелокову. По его распоряжению начальник областного УВД изъял клад из музея и доставил главному «нумизмату» с Огарева, 6. От своего отца Игорь унаследовал и беззаветную преданность русской живописи – после самоубийства Николая Щелокова при обысках в квартирах семейства были обнаружены многие пропавшие полотна кисти Саврасова, Шишкина, Маковского, Фалька, Бенуа...

Двадцать лет спустя...

Фото:Д.Лекай/ Коммерсант

Олег Сосковец

2 марта 1999 года на 24-м километре Рублево-Успенского шоссе под Москвой в начале первого ночи голубой джип, следовавший в сторону Москвы, на большой скорости выскочил на обочину и врезался в группу рабочих-таджиков, которые строили в этом районе дачу. Разрешенная скорость движения на этом крайне опасном участке дороги – не более 40 км в час. Джип, как потом определили эксперты, превысил скоростной режим как минимум в два раза.

Рабочие шли гуськом друг за другом. Сбив первого, джип наехал на второго, третьего... Последнего подбросило на капот, ногами он зацепился за что-то на бампере. Машина на полной скорости протащила его по асфальту 60 метров. Только после этого джип остановился, выскочили люди, отодрали бездыханное тело, бросили его на обочину в снег и... уехали!

Двое уцелевших таджиков бросились к ближайшему посту ДПС. Приметы джипа передали по рации. Когда милиционеры прибыли на место происшествия, то обнаружили под одним из трупов номерной знак автомашины: его люди из «Мерседеса» случайно отодрали от капота вместе с телом. По номеру – «А – 732 РС» – быстро определили хозяина. Это была машина 26-летнего коммерсанта Алексея Сосковца, сына бывшего первого вице-премьера Олега Сосковца, в тот момент – главы Ассоциации финансово-промышленных групп.

Долго искать его не пришлось. ДТП произошло в 0 часов 05 минут, зарегистрировали его через полчаса. Но чуть раньше – в 0 часов 20 минут юный Сосковец заявил в УВД города Одинцова о том, что у него угнали джип. Наутро в лесочке у шоссе нашли и машину-убийцу. Всего метрах в 300 от места преступления. Алексей свою вину отрицал. Он заявил, что преступники выкинули его из машины в дачном поселке Горки-10, где у Сосковцов дача. Однако на руле джипа и рукоятке автоматической коробки передач верхние отпечатки были его, что послужило основанием для задержания. Да и рублевская молва гласила, что за рулем находился именноСосковец-младший. В сухом остатке ночной трагедии – два трупа, еще одного человека джип «Мерседес-320» сделал калекой.

Пребывание Алексея Сосковца в ИВС закончилось быстро – адвокатов ему наняли прекрасных.

Стая чаек и одинокий «Кондор»

Фото:П.Смертин/ Коммерсант

Юрий Чайка

В цивилизованных странах, если отпрыск высокопоставленного чиновника оказывается замеченным в связях с преступниками, родитель, как правило, уходит в отставку. В нашей стране...

В 1999 году суд подмосковного Одинцова вынес приговор двум вымогателям, использовавшим для поездок по своим бандитским делам машину и спецталон «Без права досмотра» сына бывшего исполняющего обязанности генерального прокурора России, а ныне министра юстиции Юрия Чайки.

О том, что адвокат Артем Чайка связан с некими представителями оргпреступности, поговаривали давно, однако никаких доказательств тому пока не было. 
9 марта сотрудники РУБОПа по Московской области задержали «Кондор» Артема Чайки. Причиной задержания стало заявление одинцовских коммерсантов из фирмы «Формпост» о том, что двое мужчин, разъезжавших на прокурорской машине, отняли у них иномарку стоимостью $40 тыс., вымогают $60 тыс., а в дальнейшем – проценты от прибыли. Предпринимателю стоило немалых усилий доказать, что такой суммы у него сейчас нет. Вымогатели Евлоев и Чумаков ушли, пообещав, что перезвонят на следующий день и скажут, куда принести деньги.

Передача денег должна была состояться на Можайском шоссе, недалеко от МКАД. Здесь и ожидала вымогателей засада. Подъехавшую машину блокировали. Обоих, как выяснилось позже – выходцев из Ингушетии, вытащили из салона. «Сначала на номера посмотрите, – возмущались они. – Вы не знаете, с кем связываетесь, это прокурорская машина. Завтра со всех поснимают погоны».При обыске у них изъяли револьвер, гранату РГД-5 и героин. У Евлоева, кроме того, сотрудники милиции обнаружили годовую доверенность на машину, выданную лично Артемом Чайкой, и спецталон «без права проверки», выписанный на имя Юрия Чайки. Кроме того, выяснилось, что в промежутках между участием в бандитских наездах машина Артема Чайки, оборудованная «высокопоставленным» номером о-682-оо, возила самого и.о. генпрокурора.

В июле 1999 года Юрий Чайка был вынужден написать заявление с просьбой отправить его на пенсию. Президент рассмотрение просьбы и.о. генпрокурора затягивать не стал, от занимаемой должности освободил и направил заниматьсяѕ борьбой с коррупцией и преступностью в ранге первого заместителя Совета безопасности Российской Федерации. К концу лета скандал начал забываться, и 17 августа Чайка был назначен министром юстиции.

Дело по обвинению в вымогательстве доверенного лица Артема Чайки расследовало подразделение ГУВД Подмосковья по борьбе с организованной преступностью. Следователи так и не решились вызвать министра юстиции для дачи объяснений. Оскандалившийся министр юстиции отделался заявлением: «Евлоева и Чумакова я не знаю, а спецталон и номера я делал для себя, так как периодически пользуюсь этой машиной, а не служебной». Зато сын министра, допрашиваемый в качестве свидетеля, попытался даже обеспечить Евлоеву алиби, но из этого ничего не вышло. Версия прокурорского сына, что Евлоев был на момент вымогательства в Иркутске, не подтвердилась.

Обвинительное заключение вымогателям было вынесено только после ухода Юрия Чайки из прокуратуры. Когда же Чайка стал министром юстиции, дело уже было передано в суд. Потом его, правда, вернули на доследование под предлогом, что Евлоев и Чумаков не понимали русского языка, а переводчик им предоставлен не был. Расчет был довольно простой: подследственных могли освободить в связи с истечением предельно допустимого срока задержания. Возврата дела в суд добился прокурор Одинцова Виктор Артемов. Евлоева и Чумакова признали виновными в вымогательстве и грабеже, а также хранении оружия и наркотиков. Покататься на машине сына министра они смогут теперь только через шесть лет. Артем Чайка на суд не явился.

Вопрос, на каком основании бандиты использовали в своем преступном деле спецталон на имя заместителя генерального прокурора и машину его сына со спецномерами, судом не поднимался. В цивилизованной стране генпрокурор, даже если он «и.о.», после такого скандала со своим сыном подает в отставку. В нашей – становится просто министром.

Временно невменяемые «кроты»

Фото:ИТАР-ТАСС

Платон Обухов

Сын бывшего замминистра иностранных дел СССР и посла России в Дании Алексея ОбуховаПлатон Обухов – был арестован в апреле 1996 года по подозрению в шпионской деятельности в пользу британской разведки МИ-6. Обухов-младший передавал данные о поставках российских вооружений на Ближний Восток. Следствие инкриминировало ему статью 275 УК РФ – «государственная измена в форме шпионажа». Англичане снабдили «крота» сверхсовременной аппаратурой, которая должна была свести риск к минимуму. Тем не менее российские контрразведчики переиграли британских коллег.

Тот арест вызвал большой резонанс в Лондоне. В частности, «Санди таймс» тогда напечатала статью известного литератора Николаса Бетелла, в которой приводились письма, якобы переданные Обуховым из Бутырки в эту газету. В одном из них дипломат утверждал, что его били кулаками и резиновыми дубинками, заставляли копать себе могилу, вставляли в рот дуло пистолета и пригрозили казнить мать, если он не будет сотрудничать со следствием. После этого, пишет Платон, он «подписал абсолютно все без исключения и повторил все, что... сказали повторить, перед видеокамерой». Обухов жаловался также, что его кормят пищей, пригодной «только для свиней». В камере – 15 человек и всего четыре кровати. Спать приходится по очереди. Посещения родных сильно ограничены.

С момента ареста прошло много лет. Обухова сначала принудительно лечили. В частности, в 1997 году Мосгорсуд счел необходимым применить к нему «меры медицинского характера», поскольку Обухов находился в состоянии временного психического расстройства – в так называемом реактивном состоянии. Однако спустя год комиссия экспертов установила, что Обухов вменяем и симулировал психическое расстройство. Рассмотрение его дела было продолжено и завершилось вынесением Мосгорсудом 27 июля 2000 года обвинительного приговора – 11 лет лишения свободы. Однако 16 января 2002 года Верховный суд России, удовлетворив кассационную жалобу адвокатов, отменил приговор и направил дело в Мосгорсуд на новое рассмотрение иным составом. На этот раз суд руководствовался выводами специалистов Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, которые дали заключение о невменяемости подсудимого. По их утверждению, бывший российский дипломат страдает «носящим хронический характер нарушением психики в форме шизотипического расстройства речи» – одной из форм шизофрении. Согласно выводам специалистов, на момент совершения инкриминируемого Обухову преступления он был ограниченно вменяем. В настоящее время он «не может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими». Обухов, обвиняемый в шпионаже, признан невменяемым.

Итак, когда Обухов с легкостью поступил в МГИМО, откуда прямиком попал в МИД и получил назначение на пост консула на Шпицбергене, он был вменяем. Когда же попался на связи с иностранной спецслужбой, стал «больным на голову». Если он был психически ненормален раньше, то кто его трудоустроил в аппарат внешнеполитического ведомства? Ведь после Шпицбергена, где Обухов-младший «охотился на белых медведей», его перевели в посольство в Осло, а затем в Москву – на должность второго секретаря, ведающего вопросами разоружения. Это была хлопотная работа: Платон не вылезал из командировок – Женева, Вена, Нью-Йоркѕ Разумеется, без папиных замминистерских связей столь быстрая карьера вряд ли была возможна. Да и англичане, весьма поднаторевшие в ремесле разведки, не стали бы делать ставку на развитие отношений с человеком, мягко говоря, не совсем нормальным. Заметим при этом, что Платон Обухов успел издать четыре шпионских романа – «Несостоявшийся шантаж», «Белый лебедь», «Игра в смерть», «В объятиях паука». Работники издательства «ЛОКИД», в котором вышли все книги Обухова, рассказали после ареста, что Платон как-то принес им целую кипу рукописей. Прочитали – оказалось, вполне приличные вещи. Захватывающий сюжет, хороший язык. Молодой человек, по их словам, очень контактный, обходительный, жизнерадостный. Большой остряк. Умел говорить женщинам комплименты. Разве это – о шизофренике?

Но пока делу, которое и так растянулось на годы, конца не видно.

На пять лет растянулось и разбирательство дела Михаила Куликова, сына бывшего заместителя главы МВД России и начальника ГУВД Московской области генерал-полковника милиции Александра Куликова. Басманный суд столицы, признав Куликова-младшего виновным в вымогательстве, мошенничестве, разбое, превышении служебных полномочий и должностном подлоге, все же ограничился условным лишением свободы на 10 лет с испытательным сроком в течение 3 лет. Его сообщники – предприниматель Илья Ленченко и бывший оперуполномоченный 1-го отделения 6-го РОВД ЦАО столицы Сергей Моисеенков – также приговорены к условным наказаниям: Ленченко получил 8 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, а Моисеенков – 6 лет лишения свободы условно с годовым испытательным сроком.

В конце 1995 года 23-летний боец железнодорожного ОМОНа лейтенант милиции Михаил Куликов вместе с двумя приятелями был задержан столичным РУБОПом по подозрению в разбойном нападении. По оперативным данным, возглавляемая им группа участвовала в разборке между двумя фирмами. Они ворвались в офис руководителя фирмы «Техноком» Ковалева, из сейфа которого потом исчезло $10 тыс. Согласно материалам дела, наезд на Ковалева был организован по просьбе директора фирмы «ТВИНЗ» Игоря Микитасова, компания которого когда-то занималась реконструкцией Московского планетария. Он пожаловался Куликову на главу «Технокома», который якобы угрожал ему и вымогал джип, теплоход класса «Москва» и светомузыкальную аппаратуру. Около девяти месяцев Михаил Куликов находился в оперативной разработке, пока не было принято решение о его задержании. В уголовном деле утверждалось, что якобы Куликов и Ленченко вымогали квартиру и машину у руководителя столичной фирмы «Аналитик» Олега Косорукова. Угрожали при этом сообщить в налоговую полицию о неуплате бизнесменом налогов, похитили его личные документы, в числе которых оказались десятки доверенностей на предоставление крупных валютных ссуд размером от $10 тыс. до $170 тыс.

Дело в отношении Куликова и его приятелей, возбужденное Басманной межрайонной прокуратурой, приняла к производству Генеральная прокуратура. Напомним, что в то время его отец находился на высокой должности в МВД России. Следствие длилось до 1999 года. На суде никто из обвиняемых не признал своей вины. Государственный обвинитель попросил назначить подсудимым условное наказание с учетом их личностей. К тому времени те долгое время находились под подпиской о невыезде и ни в чем противоправном за это время замечены не были. Кроме того, Михаил Куликов как участник боевых действий в Чечне награжден орденом Мужества и медалью «За отвагу». Все это суд учел при вынесении приговора.

К слову, это не первый случай с осуждением сына заместителя министра внутренних дел. В ноябре 1998 года Мосгорсуд приговорил к 13 годам лишения свободы 36-летнего вице-президента ассоциации «Наше кино» Кирилла Вострикова – сына бывшего заместителя министра внутренних дел СССР. Он признан судом виновным в том, что «заказал» свою бывшую жену Елену. 14 лет неволи получил исполнитель убийства украинец Павел Безгубенко, а молдаванин Виталий Подгорный осужден на 12 лет за подстрекательство к совершению преступления и пособничество при его осуществлении.

В 1994 году Востриковы развелись, однако продолжали жить в одной квартире. Востриков, видя, как его бывшая супруга встречается с другими мужчинами, сильно ревновал. В 1996 году его ревность дошла до такой степени, что он обещал 40-летнему Подгорному $2,5 тыс., чтобы тот избавился от Елены, и попросил найти кого-либо для осуществления преступления. Сделать это вызвался 40-летний Безгубенко. 19 декабря 1996 года около полуночи он напал в подъезде на Вострикову и до смерти забил ее гаечным ключом. Затем для верности еще долго душил ее полиэтиленовым пакетом. Подгорный стоял «на стреме».

Разведка и контрразведка

Фото:Reuters

Михаил Барсуков

«Папа, мама, простите меня» – это единственное, что можно было разобрать в предсмертной записке, которую оставил старший лейтенант СВР Игорь Барсуков. Он застрелился всвоей квартире из личного наградного пистолета.

К 25 годам Игорь имел обычную карьеру генеральского сына. Окончив Московский институт радиоэлектроники и автоматики, эту кузницу «технарей», устроился на работу в ФСБ в звании лейтенанта. Когда началась война в Чечне, отправился на Кавказ, где принимал участие в боевых действиях. За проявленное мужество помимо наград получил именной ПСМ.

Война произвела на молодого человека гнетущее впечатление. Он попробовал сменить сферу деятельности и поступил в академию СВР. Распределили его в Словакию. По словам коллег, параллельно Игорь занимался коммерцией, но основной работе это не мешало.

В тот роковой день со службы он вернулся в ужасном настроении. На расспросы бабушки и дедушки, вместе с которыми жил в трехкомнатной квартире «генеральского» дома на улице Удальцова, 30, разведчик только махнул рукой. Никому ничего не сказав, заперся в своей комнате. Ранним утром дед по обыкновению пришел будить внука, но дверь оказалась заперта. На стук Игорь не отвечал. Забеспокоившись, дед позвонил сыну – генералу Михаилу Барсукову. Экс-глава ФСБ, в то время руководитель Комиссии по спецслужбам при президенте, вместе с охраной примчался в считанные минуты. Выбив дверь в комнату, они обнаружили страшную картину. Молодой человек сидел в кресле, уткнувшись головой в залитый кровью письменный стол. Игорь выстрелил себе в голову из пистолета. Залитая кровью записка мало что объясняла. Никаких намеков на возможные причины самоубийства в ней не оказалось.

Нет официальной версии причины этой трагедии и у следствия. Может быть, о ней догадываются родные погибшего или его друзья. Вполне возможно, что истинная причина известна нашим спецслужбам. В любом случае пулю в висок разведчики себе просто так не пускают.

Заметки на полях

Детки. Как выбирают свадебный наряд?

Миланский «Театро Пикколо», в котором Лаура Бьяджотти традиционно проводит показ своих коллекций, превратился в русские палаты. Мотивы новой коллекции были навеяны Россией, а 22-летняя девушка, сходство которой с ее знаменитой бабушкой Раисой Горбачевой подчеркивают все эксперты, выходила на подиум в нарядах из позолоченной кожи и в стилизованном облачении матрешки. Ксения попала в поле зрения мирового бомонда в декабре прошлого года, когда она приняла участие в знаменитом ежегодном светском бале дебютанток в парижском отеле Crillon в платье от Christian Dior. Приглашение на бал Ксения получила от Дома моды Christian Dior. 

Говорят, Ксения отличается непредсказуемым, независимым характером. Тайком от родных она хотела выйти замуж за дипломата, с которым встречалась больше двух лет. Мама и дедушка якобы не одобряли ее выбора. Во время дефиле в Италии, в бутике в Риме, девушка примеряла роскошное свадебное платье. В этот момент ее застали папарацци. Ксения не растерялась и стала позировать перед фотокамерами. Но та свадьба не состоялась. Говорят, подвела плохая примета.

(«Симбирский курьер», origindate::08.05.2003)

***

Родители «деток»

– Борис Ефимович, вы хороший муж?

Борис Немцов: Вряд ли меня можно назвать хорошим семьянином, для домашних всегда времени недоставало.

– И для дочери?

Б.Н.: К огромному моему сожалению. И в том, что она выросла честным, трудолюбивым, самостоятельным человеком, сказывается влияние матери.

– Почему же она уехала от вас?

Б.Н.: Да, дочь уехала учиться в США. Я был против поездки, так как считаю, что и в России можно получить прекрасное образование. Но она сказала, что не хочет, чтобы к ней относились как к дочери Бориса Немцова, а в России это невозможно. Я посчитал этот довод серьезным и благословил ее.

(«Россiя», origindate::01.10.2001)

***

«Детки» – детям

Существует в Якутии один фонд – «Дети Саха–Азия», девиз которого: «Все во имя лучшего будущего наших детей». Местная оппозиционная пресса пишет, однако, что фонд активно занимается турбизнесом, а понять, кому он раздает ссуды и кредиты, практически невозможно.

Во главе фонда стоит Ольга Андросова – старшая дочь президента Якутии.
(«Профиль», origindate::08.10.2001)

***

Хит сезона

Лидером коптевской группировки после смерти Александра Наумова и отъезда Василия Наумова (проживает за границей и приезжает в Москву по делам фирмы) стал Сергей Зимин (Зема, или Зима) – сын крупного предпринимателя Дмитрия Зимина, акционера и главы ОАО «Вымпелком».

Интересно, что при задержании Зимин имел при себе настоящее удостоверение офицера внутренних войск, выданное в подразделении, расположенном в подмосковном Софрино. Согласно удостоверению Зимин был старшим лейтенантом ГУВД Москвы.

(Из книги А.А. Мухина «Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений», Москва, 2003)

***

Рубаха-парень

Московская молодежная тусовка искренне сопереживает сыну Сергея Юшенкова – Лехе. И не только по поводу трагической гибели отца. Вернее, причина как раз в этом, только вывод другой – без отца Леша совсем пропадет. Юшенков-младший – парень, как говорится, душа нараспашку.

Попросил папу, и тот сделал всех одногруппников по РГГУ (Российский государственный гуманитарный университет) помощниками депутата.

Еще рассказывают о страсти долговязого Лехи к игрушечным паровозикам и моделям железных дорог.

Получив от отца деньги на покупку обручальных колец, Леша Юшенков тут же истратил их на свое хобби. А когда папа потребовал показать кольца, заперся в своей комнате и долго катал приобретенную модельку по мини-рельсам. С такими-то талантами он умудрился вылететь из РГГУ аж с 4-го курса за неуспеваемость: не смог сдать декану «политическую историографию». Не помогли даже хорошие отношения отца с ректором, и получать высшее образование Алексею пришлось в другом месте – платном эколого-политологическом институте.

Дорогими вещами Юшенков-младший отнюдь не избалован. Долго ездил на «Оке», живет с женой в добротной, но отнюдь не роскошной квартире в Марьино. Понятно, что без папиной поддержки такому своеобразному парню придется туго.