Явка с повинной Андрея Гурьева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::03.07.2006

Явка с повинной Андрея Гурьева

Когда Андрей Гурьев будет писать явку с повинной Генпрокурору, то это будет выглядеть примерно так:

***

Открытое письмо представителя Мурманской области в Совете Федерации, крупного акционера ОАО «Апатит» А.Г. Гурьева Генеральному прокурору Российской Федерации Ю.Я. Чайке

Уважаемый Юрий Яковлевич!

Converted 21726.jpg Обратиться к Вам меня заставила моя больная совесть. Хочу снять камень с души и признаться, что по моей вине и принадлежащего мне ОАО «Апатит» катится в пропасть российский аграрно-промышленный комплекс, охваченный небывалым экономическим и социальным кризисом. Более трети российских сельскохозяйственных предприятий убыточны, а крестьяне имеют самую низкую в стране заработную плату – в среднем, около 3 тысяч рублей. Лично я не понимаю, как эти люди могут кормить свои семьи целый месяц, получая 1/30 часть моих ежедневных расходов?

И какие бы попытки ни делал Кремль для реанимирования сельского хозяйства, объявляя развитие АПК приоритетным национальным проектом и вбухивая в него 30 млрд. рублей, превратить умирающее российское село в процветающую немецкую ферму не удастся. От этого только мы, колорадские жуки, станем жирнее. И все же есть ключ к решению проблемы, и зарыт он не так глубоко. Надо только знать, где копнуть.

И я это знаю - за высоким забором контролируемого мной ОАО «Апатит», крупнейшего в России производителя апатитового концентрата. Около 90 % рынка этого продукта - в наших руках. Говоря проще, мой комбинат, официально не признанный монополистом, реально единственный поставщик базового сырья почти для всех российских производителей минеральных удобрений. В общем, тут без вариантов. Им деваться некуда, они по-любому купят у меня концентрат. Отпускную цену на него устанавливаю лично я сам, а не государство. Государство - это Я. И вершу судьбы заводов-переработчиков и крестьян – конечных потребителей минеральных удобрений, которые производятся из моего сырья, тоже я.

Дела у меня идут хорошо. При себестоимости производства 1 тонны апатитового концентрата около 25 долларов, я продаю ее за 60 долларов и выше, и это для меня не предел. До меня доходили слухи, что где-то останавливались предприятия, сокращалось производство минеральных удобрений. Но я человек принципиальный, назвал свою цену и стою до конца. Заплатят, куда денутся. Удобрения дорожают, крестьяне не в состоянии их купить, кризис АПК – это не мои проблемы. Есть у меня другие интересы…

Буду откровенным, как на допросе. Признаюсь, я очень люблю деньги. Люблю их настолько, что готов ради них на все. Готов даже предать своих наставников, открывших мне этот прекрасный олигархический мир, что уж говорить о мифических интересах государства. У меня ведь тоже выбор небольшой – либо я с деньгами и в сенате, либо тюрьма и сума. Первое – гораздо предпочтительнее. Выбора у меня не было и раньше.

Захудалый подмосковный городок Лобня, в котором мне не повезло родиться, оставил мне только два выхода: стать инженером и спиться (к чему, признаюсь, имею сильную слабость), или любым путем выбиться в люди. Я пошел вторым путем. Поступил в институт физической культуры, стал мастером спорта по самбо, и это открыло мне ворота в большую жизнь: служба во Внутренних войсках МВД СССР, секретарь комитета ВЛКСМ МГС «Динамо», первый секретарь Фрунзенского райкома ВЛКСМ г. Москвы.

А потом и вовсе поперло. Развалился Советский Союз, появился рынок. И начался такой базар, в смысле разбазаривания народного достояния, что пройти мимо и не прихватить что-нибудь, что плохо лежало, уважающему себя человеку было бы смешно. Тогда я и сошелся с людьми, которым сегодня обязан своим 3-миллиардным состоянием (в долларах, конечно). Эти люди всем хорошо известны – Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и прочие члены ОПГ из ЮКОСа. Продав им дом в Колпачном переулке, я заработал свой первоначальный капитал. Деньги привели меня во власть, дали возможность влиять на федеральных чиновников, манипулировать ими. Став сенатором от Мурманской области, я получил крышу и ксиву.

А ведь вначале я был заурядным охранником главы мало кому известного МЕНАТЕПа Михаила Ходорковского. Раскинув по всей стране сети, он вылавливал все, что в них попадало, и среди прочего «добра» выловил «золотую рыбку» - 20-процентный пакет акций «Апатита», а затем благодаря ловкости рук и небольшому мошенничеству – и весь заполярный комбинат, ведущий добычу хибинских апатит-нефелиновых руд. Сейчас уже понятно, почему Ходорковский никогда не жалел средств на научные исследования и почему впоследствии прихватил солидный пакет акций НИУИФа, научно-исследовательского института минеральных удобрений. Именно ученые просветили его насчет самого лучшего в мире сырья для производства минеральных удобрений и его источника, комбината «Апатит», монопольное положение которого открывало широкие горизонты для людей, имеющих большие амбиции и не отягощенных такими предрассудками, как честь и совесть. Потом в жизни Ходорковского и Лебедева появился ЮКОС, и все свои усилия эти люди, порожденные старой искривленной социалистической формацией и диким капитализмом, бросили на его «освоение». Руководить «Апатитом», приносящим многомиллиардные прибыли, был назначен я, скромный охранник Андрей Гурьев.

Спустя короткое время мне повезло во второй раз. Слава Богу, власть вовремя решила остановить олигархический поход на страну. Это был мой единственный шанс отомстить Ходорковскому за низшую социальную ступень, которую я был вынужден занимать из-за своей собственной недалекости. «Сдавать» я научился еще в войсках МВД, поэтому мне не составило никакого труда дать следствию показания по «апатитовому» эпизоду против своего бывшего начальника.

Таким образом, преступный олигарх Ходорковский теперь сами знаете где (хотя, по-моему, туда ему и дорога), а я, простите за пафос, апатитовый король, - хозяин всех серых и черных схем реализации дефицитного концентрата и «оптимизации» налогообложения. Эти схемы («Апатит» продает «своему» посреднику сырье по цене, близкой к себестоимости, а фирма-«прокладка», в свою очередь, реализует его уже на рынке и по цене, устанавливаемой мною), которые сгубили Ходорковского, до сих пор отлично работают, приносят мне лично сотни миллионов долларов и подчистую «оптимизируют» налогообложение.

Впрочем, все это и так хорошо известно. Но от властных взоров ускользнула история моих взаимоотношений с Вячеславом Кантором, владельцем одного из крупнейших агрохимических холдингов – «Акрона». К слову, «Акрон» и входящие в него предприятия являются потребителями моего апатитового концентрата.

Сам Кантор и его «Акрон» давно мечтают о том, чтобы «Апатит» был официально признан монополистом. Понятно, что «Акрон» действует на перспективу, хочет, чтобы цену на жизненно важное для российского сельского хозяйства сырье устанавливало государство, исходя из рыночной конъюнктуры, состояния АПК и т.д., а не какой-то там Андрей Гурьев. Но мне-то от этого какой прок? Вот и приходится «разбираться» с Кантором. Здесь одна сложность: к моему великому сожалению, Кантор – личность в России известная, вроде как крупный производственник и меценат, так что обыкновенным, как говорится, огнестрелом тут не отделаешься. То ли дело нынче покойный гендиректор «Воскресенских минудобрений» Коля Хрипунов, смерть которого нам была так кстати из-за его нежелания присоединяться к «ФосАгро». Или помощник министра сельского хозяйства Саша Кривенко, который тоже вовремя скончался, на пике своей уверенности в том, что «Апатит» надо признать монополистом.

Ну, это в прошлом. Сейчас приходится расстраивать Вас разными фальшивыми запросами и докладами о Канторе, которые готовят вам облагодетельствованные мною чиновники, или статьями в «независимых» СМИ, представляющих Вам ситуацию в самом объективном для меня свете.

В общем, тяжело мне приходится, фантазия моя уже на пределе. Я вынужден обвинять Кантора во всех смертных грехах, которых уже просто не хватает. То ли дело раньше – купил «Акрон» технологическое оборудование итальянского химического завода, делаем вывод, что сделано это было Кантором только для того, чтобы завод этот разобрать и освободить землю под строительство очередной виллы (правда, талантливо?).

Чуть не забыл. Был у Кантора недавно разговор с правоохранительными органами Израиля по делу ЮКОСа (фигурантами по этому делу проходят Невзлин и многие другие члены «юкосовской» ОПГ, и я в том числе). Так сразу ведущие российские средства массовой информации приписали Кантору торговлю украинским оружием в Иране, и много чего еще, даже работорговлю (верх гениальности, по-моему).

Мне даже пришлось подумать о том, чтобы подкупить профсоюзных лидеров предприятий «Акрона», чтобы они вывели рабочих на массовые митинги, мол, Кантор не то, что не повышает, но даже не платит вовремя зарплату своим рабочим. Денег-то эта акция совсем не стоит, а эффект-то какой! Какое бы еще «мочилово» придумать, ума не приложу, чтобы он, наконец, забыл про мой «Апатит» и усвоил, что «это моя корова, и я буду ее доить»,

Но очень не хочется терять личный апатитовый Клондайк, хочется сохранить авторитет и в глазах губернатора Евдокимова и своих топ-менеджеров. Некоторые из них, правда, зарываются, норов показывают. Мне уже пришлось выгнать больше 10 из них, а председателя совета директоров «Апатита», Помыткина, я уволил с большим скандалом, чтобы другие видели. И еще тут руководство «ФосАгро» (в этот холдинг Ходорковского формально входит «Апатит») в лице «смотрящих» от основных акционеров стало косо на меня поглядывать. А ведь люди они непростые: на воле один из них управляет производственными активами Ходорковского, а другой – пакетами акций своего дяди Платона.

Тут еще налоговики наехали. Эти стервятники только за 2001 год насчитали мне почти на 5,5 арбузов, простите, миллиардов. Вот с этими претензиями и вышло, что мой «Апатит» в прошлом году ушел в минус на 2,2 миллиарда. В таких условиях мне остается только продать «Апатит». Только кто теперь замуж возьмет?

Повелись, как всегда, иностранцы. Проявляют интерес суровые норвежские парни из крупнейшей в мире минеральной Yara International. Что вы говорите??? Какая монополия иностранцам? Моя монополия - «А-па-тит». Раз государству до сих пор было на него наплевать, то и мне по фиг, тем более норвежцы денег предлагают нормально за контрольный пакет.

Рассчитывать на свои связи в Кремле уже не приходится. Человек, с которым я так долго выстраивал отношения, Владимир Литвиненко, вышел в тираж погашения. Вот опять надо искать подходы, перегруппировывать силы, искать нужных людей. А тут еще борьба с коррупцией стала фирменной «фишкой», которая должна украсить с таким трудом выстраиваемую вертикаль власти. Сколько голов уже полетело? Только в Совете Федерации в последнее время лишились своих постов аж 5 далеко не простых людей. Чувствую, что крепость моя дала трещину, и прокуроры уже дышат мне в затылок… А натасканные мною псы не унимаются, не знают как угодить, в какое место лизнуть. Потащили взятку в Росимущество, чтобы не допустить ненароком конкурентов на мою законную северную территорию. Подставили хорошего человека, теперь вот он не у дел. Надумали забашлять и Счетную палату, предложили на лапу аудитору, проверяющему финансовые дела на «Апатите». Я всегда был уверен, взятки берут все, нужно только не ошибиться в сумме. Похоже, ошиблись…

В общем, не поможете во второй раз, а?

P.S. У Андрея Гурьева пока еще есть время подписать эту явку с повинной, чтобы смягчить себе наказание.