Ядерный распад армии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У Министерства обороны похитили 190 млн рублей, предназначенных на развитие стратегического вооружения

54160-150x88.jpg3 апреля стало известно, что сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России выявлен факт хищения 190 миллионов рублей, выделенных на развитие ядерного оружейного комплекса Российской Федерации.

Сообщается, что командиром воинской части были заключены государственные контракты с некой коммерческой фирмой на проведение комплекса работ по строительству и вводу в эксплуатацию малобазовой сейсмической группы (видимо, речь идет о пункте регистрации ядерных взрывов) пункта наблюдения «Билибино» (Чукотский автономный округ), а также вводу в эксплуатацию кабельной линии электропередач для одной из воинских частей в Красноярском крае. Согласно госконтракту, на счет коммерческой фирмы Министерство обороны Российской Федерации перечислило денежные средства в размере более 260 миллионов рублей. Однако на момент проверки было выявлено, что строительно-монтажные работы выполнены лишь частично на общую сумму не более 70 миллионов рублей. При этом командиром войсковой части и начальником инженерно-технического управления Главного управления Минобороны России были подписаны все акты приема и ввода объектов в эксплуатацию. В отношении этих должностных лиц и генерального директора коммерческой компании возбуждены уголовные дела по статьям «Мошенничество в особо крупном размере» и «Служебный подлог». На этом этапе в интересах следствия их имена не разглашаются.

К сожалению, это уже не первое громкое коррупционное дело в Министерстве обороны. Так, в начале марта этого года в военном ведомстве разгорелся скандал, связанный с аферами при модернизации сайта ведомства. Она обошлась бюджету в 36 миллионов рублей, тогда также было возбуждено дело «Мошенничество в особо крупном размере». Но если это дело ограничилось «просто» экономическим ущербом российскому бюджету, то такие преступления, как хищение 265 миллионов рублей при ремонте ядерной энергетической установки тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий», обнаруженное прошлым летом, наносят серьезный урон обороноспособности нашей страны. Теперь коррупция дошла даже до ядерного оружейного комплекса России. К какому ущербу приведут эти мошеннические факты в случае военного конфликта, остается только догадываться.

Об этой ситуации корреспондент «СП» поговорил с президентом Академии геополитических проблем генерал-полковником Леонидом Ивашовым:

142682 photo-376x500.jpg

Леонид Ивашов

– Я считаю, что руководителям нашего государства следует внимательней прислушиваться к тому, что говорит военная прокуратура и военный прокурор. В течение только последнего полугода он уже дважды оглашал чудовищные цифры, например, что четверть бюджетных назначений в Министерстве обороны расхищается, а механизм расхищения довольно изощрен, но даже эта цифра не последняя. А ведь это сведения, основанные только на обнаруженных фактах, но из 10 преступлений расследуется не более половины, значит, мы можем утверждать, что в Минобороны расхищается около половины бюджета. Из этого следует, что хищения стали системой, охватившей все Вооруженные силы. Это катастрофа для армии. И все равно, когда военный прокурор называет такие цифры, а в другой раз сообщает, что коррупция в Министерстве обороны развивается с космической скоростью, никто не реагирует.

«СП»: — Какой вывод следует сделать, если дошло даже до ядерного комплекса России?

– Обнародованный сегодня факт, что расхищения имеют место даже в важнейшей сфере ядерной безопасности, говорит о том, что нынешний руководящий состав Минобороны нужно арестовывать и сажать в следственный изолятор для разбирательства. Потому что это уже не армия – продается все. И говорить о какой-то боеготовности и боеспособности Вооруженных сил не приходится.

Когда начальник Генерального штаба в ответ на признание Путиным высокого качества нашей техники на выставке в Нижнем Тагиле говорит о том, что наша техника никуда не годится, и мы будем закупать иностранную, это уже просто продавливание откатов, коррупционных сделок и т.д.

«СП»: — Что необходимо предпринять, чтобы изменить это?

– Нужны радикальнейшие меры по изменению руководящего кадрового состава Министерства обороны и по оздоровлению ситуации в Вооруженных силах. Если они будут приняты, значит, можно говорить, что власть к этой огромной коррупции мало причастна или не причастна вовсе. Если же все спустят на тормозах, значит, вся система Вооруженных сил встроена в коррумпированные отношения.

Посмотрите на кадровые назначения министра Сердюкова: на все должности, которыеконтролируют потоки больших средств, он ставит менеджеров, убирая с них военных профессионалов. Особенно печально, что на эти должности идут милые симпатичные дамы, не знающие об армии вообще ничего. Тем не менее, они назначаются воротить огромными финансовыми потоками, и таким образом создается криминальная система. При этом сам Путин объяснял назначение Сердюкова именно тем, что нужно было навести порядок в системе финансовых отношений, которая разладилась при Сергее Иванове.

Теперь о результатах работы Сердюкова можно судить по словам главного военного прокурора Сергея Фридинского, что «коррупция растет с космической скоростью». Или так и было задумано – поставить менеджера, который бы организовал расхищение военного бюджета с его последующим распилом между собой, или это была стратегическая ошибка Путина.

Президент Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов:

– Этот случай является лишь одним из многих коррупционных эпизодов, просто он случайно выплыл наружу. Были выделены средства на ремонтно-модернизационные работы двух объектов, и, как было сказано, они были произведены в неполном объеме. Так у нас ракетный крейсер ставят в сухой док для капитального ремонта, выделяют на это сотни миллионов рублей, а никаких ремонтных работ не производят. Это говорит о том, что военная сфера как была бесконтрольной и коррумпированной, так и остается бесконтрольной и коррумпированной, и что наш военно-промышленный комплекс – это черная дыра. Мы можем туда выделять 20 триллионов рублей или больше, но на качественных параметрах вооружений это никак не скажется.

Aleksandr Konovalov.jpg

«СП»: — О борьбе с коррупцией говорят очень много, но каждый коррупционный скандал все громче и громче.

– Из тех обещаний в военной области, которые давал избранный президент, почти никакие невыполнимы как по качественным, так и по количественным параметрам. Если простая и непреложная истина: нынешний ВПК не способен обеспечивать нашу армию современным и качественным оружием. Он так и не вписался в рыночную экономику, поэтому каждый, кто может что-то продать, делает это: кто-то продает усадьбу Архангельское, кто-то — ложные сведения о произведенном ремонте, а деньги потом делятся. Это то же самое, что и с крейсером «Петр Великий»: что-то там сделали кое-как – пока будет работать. До тех пор, пока опять где-то что-то не треснет или не взорвется.

У нас совсем недавно была ситуация, когда мы могли получить ядерную катастрофу, превосходящую по своей силе даже Чернобыль. Я имею в виду пожар на одном из немногих оставшихся у нас подводных стратегических ракетоносцев, когда он был поставлен в сухой док (Речь идет о пожаре, который произошел на АПЛ «Екатеринбург»; «Свободная пресса» писала о нем в статье «Екатеринбург» не сгорел, а слегка подкоптился» - прим. «СП»). На этой лодке были два ядерных реактора, торпеды с ядерными боеголовками и стратегические ракеты с ядерными боеголовками. Если бы все это рвануло, выброс радиации был бы значительно мощнее чернобыльского, и среди зимы и мороза пришлось бы эвакуировать не меньше 300 тысяч человек. Этот пожар гасили около суток, и до сих пор неясны его последствия.

Все эти случаи – это явления одного порядка. Строительные леса должны быть металлическими, но это требование никогда не выполняется. Деревянные леса должны быть обработаны специальной противопожарной пропиткой, но не делается и этого. С одной стороны, это наша страна, но одновременно — это экономия средств, которые пойдут тем, кто их сэкономил, и кто поделит их между собой.

«СП»: — И при этом подрывает обороноспособность страны.

– У меня нет такого ощущения, что из нынешних руководителей кто-то сильно думает о стране. Действуют по логике: «угрозы войны нет – как-нибудь проживем». А пока есть возможность отрезать, отпиливать и распределять, это будет продолжаться, поскольку все это безнаказанно.

Деньги расходуются крайне нерационально также и потому, что никакого особо контроля над ними нет. Например, в США есть такая жесткая структура, как Конгресс, который утверждает военный бюджет в двух вариантах: по программам и по видам вооруженных сил. Причем, чтобы добиться согласия Конгресса, вам сначала нужно доказать, что деньги нужны именно на это и именно в тех объемах, которые вы запрашиваете. Но самое главное, что когда бюджет вступил в силу, никто не может его израсходовать не на то, на что выделены средства. А у нас почти весь военный бюджет засекречен и парламент принимает его сразу целиком, а что на что расходуется, он не знает.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Храмчихин:

– Я не вижу в этой ситуации абсолютно ничего удивительного: если можно украсть, значит, украдут.

1326697363 091224181041 info-500x374.jpg

Александр Храмчихин

«СП»: — Такое ощущение, что скоро будут красть уже ядерные боеголовки.

– Боеголовки продать сложнее – это физические предметы, с кражей и продажей которых будут связаны разные сложности, а деньги украсть гораздо проще, поэтому зачем красть боеголовки, если можно украсть деньги?

«СП»: — Нормальному человеку сложно понять, как в принципе могут существовать такие условия, когда в стране можно украсть 250 миллионов на ремонте ядерного реактора боевого крейсера или 190 миллионов на строительстве объекта, входящего в состав ядерного оружейного комплекса страны.

– Этот вопрос следует задавать совершенно не мне. По-моему, у нас государство основано на коррупции, она институционализирована и является основой государственного устройства.

Оригинал материала: "Свободная Пресса"