Яд следствия. Рогозин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«На 18 июля назначено предварительное слушание по делу о трагедии на подводной лодке «Нерпа». Матроса Дмитрия Гробова и командира лодки Дмитрия Лаврентьева будут судить повторно, так как 3 мая военная коллегия Верховного суда отменила оправдательный приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных, - пишет сегодня «Новая газета».

8 ноября 2008 года во время заводских ходовых испытаний на «Нерпе» вследствие сбоя компьютеризированной системы управления общекорабельными системами «Молибден-И» несанкционированно сработала противопожарная система ЛОХ. Из резервуаров ЛОХ во второй — командный, самый населенный, — отсек «Нерпы» стал поступать некачественный огнегаситель, представляющий собой ядовитую техническую жидкость, состоящую на две трети из тетрахлорэтилена и только на одну треть — из чистого фреона (хладона 114В2).

Командир Лаврентьев принял верное решение на немедленное всплытие и остановку хода корабля. Главным направлением борьбы за живучесть во втором отсеке стало создание боевых рубежей, эвакуирование людей и нормализация газового состава воздуха в отсеке путем штатного способа вентиляции. Это решение абсолютно соотвествовало требованиям РБЖ ПЛ-82*, в свою очередь, все эти требования были рассчитаны на действие соответствующего огнегасителя — хладона 114В2. Именно этим огнегасителем всегда заправляли резервуары ЛОХ на отечественных подводных лодках. Хладон 114В2 действует как ингибитор горения, СВЯЗЫВАЯ молекулы кислорода на границе с очагом горения. По своему воздействию на человеческий организм хладон 114В2 не может привести к резкому отравлению и быстрой потере сознания.

Важно понимать: пожара во втором отсеке «Нерпы» не было. При отсутствии пожара и с учетом правильно организованной спасательной операции поступление в отсек хладона не должно было привести к массовой гибели людей. Доказательство тому — неоднократные на флоте нештатные ситуации с хладоном БЕЗ смертельных исходов.

В данном случае в резервуарах ЛОХ оказался не хладон, а яд — тетрахлор-этилен, совершенно не предназначенный для тушения пожаров. Именно пары тетрахлорэтилена привели к необычайно быстрому отравлению, последующей потере сознания и смерти от асфиксии. В основном погибшие — это тоже важный фактор — гражданские специалисты, не сумевшие воспользоваться индивидуальными средствами защиты.

Если бы командир лодки Лаврентьев знал о ядовитом и чрезвычайно опасном при высоких концентрациях тетрахлор-этилене, он мог действовать по совершенно другому алгоритму: разгерметизировать отсек и продуть его воздухом высокого давления. Но командир и его экипаж героически спасали людей и лодку, даже не предполагая о подмене огнегасителя.

На протяжении трех лет следствие упорно не желало увидеть причинно-следственную связь между ядовитым огнегасителем и смертью людей. Адвокатам обвиняемых отказали в проведении ситуационной химико-физической экспертизы, которая могла и должна была привести на скамью подсудимых тех, кто поставил и загрузил на «Нерпу» фальшивый огнегаситель, а также тех, кто проглядел диверсию на стратегическом военном объекте.

Следствие выделило материалы по огнегасителю в отдельное производство как НЕ ИМЕЮЩИЕ ОТНОШЕНИЯ к основному делу по «Нерпе» и передало их в ГУВД Комсомольска-на-Амуре (по месту совершения преступления). Таким образом, низвели до уровня банального мошенничества факт поставки ядовитого огнегасителя на атомную (!) подводную лодку. Которую, кстати говоря, строили на экспорт для военно-морских сил Индии.

Вот удивительная история о том, как ходил «по рукам» посредников хладон, предназначенный для стратегического военного заказа.

Соглашение на поставку хладона 114В2 было заключено 17 октября 2005 года между заводом-изготовителем ОАО «Амурский судостроительный завод» и фирмой ЗАО «Судострой». Стоимость контракта — 1 600 000 рублей. ЗАО «Судострой» обратилось к услугам фирмы-посредника — ООО «Сервисторгтехника», которое 16 января 2006 года заключило договор с ООО «Феникса» и перечислило на счет «Фениксы» 1 500 000 рублей за 2574 кг хладона.

Затем ООО «Сервисторгтехника» заключило договор на регенерацию хладона с ЗАО «Промкомплект-НН». Регенерация хладона была произведена в Нижнем Новгороде; НИИ химии при Нижегородском университете провел химический анализ продукта и составил акт на соответствие регенерированного хладона ГОСТу. После чего фирма «Промкомплект-НН» через ОАО «Трансконтейнер» отгрузила хладон в адрес «Амурского судостроительного завода».

Важно! Акт, составленный НИИ химии Нижегородского университета, датирован 14 августа 2006 года. На документе о входном контроле хладона, поступившем на «Амурский судостроительный завод» много позже, тоже стоит… 14 августа 2006 года. Проводился ли в таком случае вообще входной контроль?

Дальше хладон должны были переправить на завод «Восток» — филиал «Амурского судостроительного завода» в г. Большой Камень, на котором достраивали «Нерпу». До сих пор не установлено, когда и через какую очередную транспортную фирму этот хладон попал на завод «Восток». Входной анализ хладона на «Востоке» также никем не проводился. Рабочие, которые загружали огнегаситель в резервуары ЛОХ, получали хладон из неохраняемого склада. Канистры с хладоном были не опломбированы. По приказанию представителя «Амурского судостроительного завода» загружали хладон на «Нерпу» в ночное (!) время.

(Все эти факты — из материалов уголовного дела по «Нерпе», которые военное следствие изъяло и передало в Комсомольск-на-Амуре. Дальнейшая судьба их неизвестна…)

Непосредственной заправкой системы ЛОХ хладоном руководил бригадир цеха № 19 завода «Восток» Моисеенко, контролировал работы замначальника цеха № 19 Маркидонов.

Последний этап — приемка работы. Ответственный сдатчик заказа № 518 (сотрудник «Амурского судостроительного завода» Гурьев А.В.) предъявил работы по заправке огнегасящим раствором системы ЛОХ представителю военной приемки (сотруднику ВП № 548 Минобороны Любавскому В.Н). Извещение № 4098 от 6 марта 2008 года свидетельствует о том, что представитель военной приемки Любавский В.Н. убедился в том, что «хладон соответствует техническим требованиям, что подтверждается протоколом исследования либо сертификатом…».
Конечно же, вся эта история полностью лежит в зоне ответственности ФСБ. Налицо — откровенная диверсия против государственных интересов. Но очевидно, понимая, что прошляпили диверсию, спецслужбы предпочли «не увидеть» свой состав преступления и отфутболить дело амурским ментам, у которых руки коротки.

26 июня 2008 годом датировано извещение № 4099, согласно которому механическая часть противопожарной системы ЛОХ на «Нерпе» успешно прошла швартовые испытания и находится в полной готовности к применению по прямому назначению.

8 ноября 2008 года 209 человек, вышедших на «Нерпе» в открытое море, испытали эту «готовность» на себе.

Авторитетное мнение

По подсчетам бывшего главного химика Тихоокеанского флота контр-адмирала запаса Александра Максимова, афера с подменой дорогостоящего хладона на ядовитый дешевый огнегаситель принесла кому-то не менее 5,5 миллиона рублей.

Справка «Новой»

В интервью «Известиям» военный прокурор ТОФа Сергей Коломиец заявил, что факт отравления людей ядовитым огнегасителем — «самое распространенное заблуждение по <уголовному> делу… Люди на АПЛ «Нерпа» погибли не от отравления, а от удушья — нехватки кислорода. Из каких именно компонентов состояла огнегасящая смесь, в данном случае не имело значения, поскольку она вытеснила кислород. К таким выводам пришли эксперты — от специалистов в области судебной медицины Приморского края до ведущих профессоров Российской академии медицинских наук. Все это было установлено в ходе уникальных в своем роде экспертных исследований — их было проведено более 140…»

Уголовное дело по «Нерпе» — полностью засекречено. В том числе и все медицинские, химические и физические экспертизы, которые имеют прямое отношение к выяснению истинной причины смерти людей, но не составляют по своей сути государственную тайну. Однако тотальная секретность исключительно удобна для стороны обвинения, поскольку позволяет транслировать на всю страну весьма сомнительные заявления без страха быть опровергнутыми.

Отравление людей ядовитым огнегасителем зафиксировано многочисленными судебно-медицинскими экспертизами в деле.

Вот цитата из доклада подполковника медицинской службы Гаврилюка С.А. на имя заместителя министра обороны: «…Получили поражения огнегасителем… 7 военнослужащих… <и> 18 членов сдаточной каманды…» У шести из семи «пораженных» военнослужащих установлено «острое ингаляционное отравление, токсикологическая энцефалопатия». У 16 из 18 членов сдаточной команды (гражданских) установлено «острое ингаляционное отравление, токсикологическая энцефалопатия, токсикологическая гепатомия и токсическая кома».

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Д.Б. Лаврьентьева на странице 11 говорится: «…военнослужащие экипажа…, а также члены сдаточной команды… погибли в результате асфиксии (удушья) в замкнутом пространстве в сочетании с острым ингаляционным отравлением веществом, входящим в состав огнегасящего вещества из системы пожаротушения ЛОХ…»

На чем же основывается Коломиец? Имеющиеся в распоряжении «Новой газеты» экспертизы по делу «Нерпы» позволяют сделать удивительный вывод. Только один эксперт — заведующий отделением медико-криминалистической экспертизы 111 ГГЦСМиКЭ МО РФ Алексей Верескунов — безапелляционно утверждает, что «токсическое воздействие входившего в состав огнегасящего вещества тетрахлорэтилена в данном конкретном случае не проявилось ввиду очень быстрого наступления смерти от асфиксии (удушья). Для токсического воздействия тетрахлорэтилена необходима определенная временная экспозиция, которой в данном случае не было, иными словами, смерть от удушья наступила гораздо быстрее, чем она наступила бы от возможного отравления тетрахлорэтиленом… Наличие тетрахлорэтилена в составе огнегасящего вещества в данном случае никак не повлияло на причину и скорость наступления смерти. Наличие в составе смеси огнегасящего вещества только хладона 114В2 в данном случае привело бы к таким же последствиям…»

Этот безапелляционный вывод судмедэксперта Верескунова о «нулевой» роли ядовитого тетрахлоэтилена не разделяют эксперты, проводившие комиссионную физико-химическую экспертизу: «Воздействие паров <огнегасителя> на человека может быть обусловлено как недостаточной концентрацией кислорода в воздухе помещения <отсека>, так и сильным токсическим действием испаряющихся компонентов смеси. Превышение ПДК тетрахлорэтилена в 500 раз может привести к быстрой потере сознания человека. Нижние слои воздуха в помещении на расстоянии 20—40 см от пола за время около 2 мин. насыщаются тяжелыми парами хладона, содержание кислорода при этом становится менее 12%, что вызывает остановку дыхательных процессов, если человек находится на полу в бессознательном состоянии…»

Доктор химических наук Николай Шапкин и доктор химических наук Николай Кондриков определили динамику распространения паров компонентов огнегасителя: за 2 минуты пары тетрахлоэтилена заполнили отсек до высоты 1.7-1.8 метра (высота человеческого роста), за это же время пары хладона остались близи пола. То естьнадышавшись токсичными парами тетрахлорэтилена, люди падали без сознания и умирали от нехватки кислорода, количество которого снизилось до критических 12% ВБЛИЗИ пола (а не во всем отсеке, как предпочитает интерпретировать эту экспертизу военный прокурор Коломиец).

Словарик для военного прокурора Коломийца

Асфиксия (удушье) — состояние, возникающее вследствие резкого недостатка кислорода в организме. Различают асфиксию механическую и токсическую.Токсическая асфиксия развивается в результате воздействия химических веществ, резко угнетающих дыхательный центр, нарушающих дыхательную функцию крови, дыхательных ферментов, парализующих дыхательную мускулатуру. Асфиксию вызывают также некоторые отравляющие вещества удушающего и токсического действия.
Тетрахлоэтилен - растворитель, использующийся в том числе для химчисток, представляет собой жидкость с температурой кипения около 120 градусов, ядовит. Как огнетушащее средство не применяется. Дёшев. Класс токсической опасности 2 или 3 по разным источникам.

Хладон 114В2 - дорогостоящий высокоэффективный ингибитор объёмного горения с температурой кипения около 40-50 градусов. Имеет 4 класс токсической опасности, самый низкий, как у бензина.

Чтобы не утверждал военный прокурор Коломиец, «летальный» эффект хладонов за счет вытеснения кислорода вдыхаемого воздуха из помещения и наступления смерти, в сущности, от недостатка кислорода во вдыхаемом воздухе, убедительно не доказан. В доступной литературе, которой оперируют судебные медики, таких данных практически нет. Судебно-медицинские диссертации по этой теме специалистам не известны.

Следствие не имеет права заявлять о «нулевой» роли яда в составе огнегасителя, так как не провело экспертизу по моделированию ситуации и не ответило на вопрос: какие поражения были бы у экипажа и членов сдаточной команды в случае, если бы резервуары системы ЛОХ были бы заполнены, как и положено, хладоном 114В2.

Одного мнения судмедэксперта Верескунова для таких «громких» заявлений явно недостаточно.

P.S. Редакция «Новой газеты» направляет эту публикацию с официальным запросом на имя министра внутренних дел Владимира Колокольцева. Господин министр! Мы просим Вас лично прояснить печальную судьбу уголовного дела по хладону, которое вот уже четыре с половиной года висит балластом на ГУВД Комсомольска-на-Амуре».

В публикации «Нечеловеческий фактор «Нерпы» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «с конца октября 2008 года атомная подводная лодка «Нерпа» проходила заводские ходовые испытания в Японском море. На борту находились 73 члена экипажа, представители военной приемки и специалисты ВПК — всего более 200 человек.

8 ноября в 15.00 в соответствии с суточным планом флота и планом проведения испытаний «Нерпа» погрузилась на перископную глубину для настройки комплекса радиоразведки «Ирбис».

В 17.50 объявлена боевая готовность, лодка готовится лечь на обратный курс, должна заступить на вахту вторая смена.

В 17 часов 54 минут 10 секунд во втором отсеке прозвучал ревун (сигнальное устройство с характерным тембром звучания), а через несколько секунд из распылителей противопожарной системы ЛОХ (лодочная объемная химическая) во 2-й отсек начал поступать ядовитый огнегаситель.

Авария. Как они спасались

…Все находившиеся во втором отсеке мгновенно почувствовали резкий едкий запах. Под воздействием испаряющейся жидкости люди теряли сознание после нескольких вздохов. По словам очевидцев, огнегаситель разъедал пластмассу приборов и подошвы обуви. Впоследствии у пострадавших диагностированы различные формы отравления, в том числе токсическая кома. Через три дня после аварии химический анализ покажет, что резервуары ЛОХ были заправлены ЯДОВИТОЙ ТЕХНИЧЕСКОЙ ЖИДКОСТЬЮ — смесью, состоящей из 34% хладона и 66% тетрахлорэтилена.

Справочно. Физико-химическая экспертиза, проведенная Курчатовским институтом, рассчитала концентрацию поступившей в отсек смеси: по хладону — 1780 ПДК, по тетрахлорэтилену — 33 400 ПДК. Эта же экспертиза определила динамику заполнения отсека парами компонентов смеси: пары малотоксичного хладона сконцентрировались вблизи пола отсека, тогда как на высоте человеческого роста (1,7—1,8 метра) отсек оказался заполнен преимущественно парами тетрахлорэтилена. За несколько минут на высоте 20—40 см от поверхности испарения жидкой смеси содержание кислорода снизилось в воздухе с 21% до пороговых 12%. Специалисты Курчатовского института пришли к выводу: надышавшись токсичными парами тетрахлорэтилена, люди падали без сознания и умирали от нехватки кислорода (удушья).

Нештатная ситуация осложнялась тем, что второй отсек — жилой, на момент аварии в нем находились 116 человек. Более того, в этом отсеке расположен главный командный пункт корабля.

Командир Дмитрий Лаврентьев голосом объявил аварийную тревогу, дал команду на всплытие и сконцентрировался на пультах управления. Сложнейший маневр «Нерпа» выполнила за три минуты. Только после этого Лаврентьев, почувствовав головокружение, включился в ШДА (шланговый дыхательный аппарат). С момента объявления аварийной тревоги (и даже раньше — как только огнегаситель пошел в отсек) экипаж «Нерпы» начал действовать в соответствии с корабельным расписанием по борьбе за живучесть. Но во 2-м отсеке находилось много гражданских специалистов. Они не обладали навыками экипажа, доведенными до автоматизма. Не у всех были на себе ПДА (портативный дыхательный аппарат), а у многих они были неисправны. Именно поэтому 17 из 20 погибших — гражданские.

После всплытия командир Лаврентьев отправляет донесение на командный пункт ТОФа, формирует из членов экипажа аварийные партии в составе 2—3 человек и организует эвакуационный поток. Начальник медицинской службы капитан м/с Иванов развернул пост медицинской помощи. Перемещаясь по всем палубам 2-го отсека, он включал людей в ПДА и помогал эвакуировать находящихся в бессознательном состоянии. Сам потерял сознание, очнулся в 3-м отсеке, вернулся во 2-й, продолжил оказывать медицинскую помощь, в том числе сердечно-легочную реанимацию… Весь экипаж Лаврентьева безукоризненно выполнил все требования по борьбе за живучесть и предотвратил массовую гибель людей и корабля. 17 подводников впоследствии будут награждены государственными наградами. Трое — посмертно.

Почему именно Гробов

9 ноября «Нерпа» вернулась в основной пункт базирования. На берегу в числе встречающих находились сотрудники ФСБ — Морозов и Балябис. Двух членов экипажа — матроса-контрактника Гробова и командира трюмного отделения Васильева — задержали, отобрали документы со словами: «В тюрьме они вам больше не понадобятся» и увезли в неизвестном направлении. Через сутки Васильева отпустили. Ну а матрос Гробов подписал признательные показания (1).

Тут надо объяснить, почему именно Гробов и Васильев.

За всю историю ВМФ не зафиксировано НИ ОДНОГО случая несанкционированного срабатывания противопожарной системы ЛОХ. И только в 2008-м однотипные нештатные ситуации с ЛОХ происходят сразу на двух лодках — на АПЛ «Юрий Долгорукий» и на «Нерпе». Именно на этих лодках была установлена новая компьютеризированная система управления общекорабельными системами СУ ОКС «Молибден».

«Молибден» представляет собой компьютер, состоящий из двух центральных стоек в главном командном пункте корабля. Они соединены с несколькими выносными компьютерами — отсечными стойками, находящимися, соответственно, в каждом отсеке. Со всех этих стоек оператор может ввести команду на запуск какого-либо устройства или механизма и отследить его состояние. Для этого на каждой стойке имеется клавиатура и монитор.

На обеих центральных стойках «Молибдена» имеются регистраторы событий, фиксирующие введенные в систему команды.

…9 ноября на АПЛ «Нерпа» поднялись сотрудники ФСБ, военные следователи и представители промышленности — специалисты НПО «Аврора» (предприятие—разработчик программного обеспечения «Молибдена»). Следователи совместно со специалистами «Авроры» Луковым и Блиновым изъяли регистратор почему-то только с одной из двух центральных стоек. Сотрудники НПО «Аврора» скопировали информацию с этого регистратора, обработали ее и представили в виде распечатки следствию. Из этой распечатки следовало, что команда на активацию ЛОХ была подана 8 ноября в 17.54 с отсечной стойки 7МО2-21 системы «Молибден», расположенной на 2-й палубе 2-го отсека. Именно в этот момент на 2-й палубе 2-го отсека командир трюмного отделения Васильев принимал вахту у матроса Гробова.

Я хочу акцентировать: следствие вышло на подводников Гробова и Васильева с помощью специалистов НПО «Аврора». Но очевидно, что именно НПО «Аврора» было заинтересовано, чтобы причиной аварии на «Нерпе» оказался «человеческий фактор». 9 ноября сотрудники НПО «Аврора», возможно, единственные, знали о том, что на АПЛ «Юрий Долгорукий» несанкционированно (то есть при отсутствии человеческого фактора) и абсолютно аналогичным образом, по одному алгоритму (подача огнегасителя из резервуаров трех отсеков в один), сработала система ЛОХ. Сработала не один раз. Трижды!

На «Юрии Долгоруком» фактической подачи огнегасителя в отсек не произошло по чистой случайности: в связи с ремонтно-наладочными работами были закрыты все ручные клапаны. Причины несанкционированного срабатывания ЛОХ не известны до сих пор, но специалисты НПО «Аврора» установили так называемые «программные ловушки». После чего нештатные ситуации не повторялись.

ВАЖНО. Ни проектант-разработчик «Молибдена» (санкт-петербургское морское бюро машиностроения «Малахит»), ни НПО «Аврора» не проверили надежность и не установили «программные ловушки» на другом своем заказе — АПЛ «Нерпа». Завод-изготовитель «Нерпы», представители флота, экипаж лодки и непосредственно следствие узнали об истории с АПЛ «Юрий Долгорукий» спустя три дня после трагедии 8 ноября.

К тому моменту сотрудники ФСБ уже получили от матроса Гробова показания: «…будучи необученным и не обладая знаниями… путем произвольного нажатия на клавиши отсечного пульта управления общекорабельными системами 7МО2-21, расположенного на 2-й палубе 2-го отсека подводной лодки, сформировал и активировал команду на срабатывание системы аварийного пожаротушения ЛОХ...»

Алгоритм команды

…Вообще-то на момент аварии старшина 2-го класса Дмитрий Михайлович Гробов являлся профессиональным подводником с шестилетним стажем, нареканий по службе не имел. Судя по его секретной тетради (ведутся членами экипажа при испытании нового вооружения и военной техники), Гробов прекрасно понимал назначение отсечного пульта управления 7МО2-21 и знал, что с него можно запустить ЛОХ. Но код команды не знал и практических навыков по эксплуатации 7МО2-21 не име. Более того, командир Лаврентьев утвердил инструкцию, по сути, запрещающую использовать отсечные пульты для активации системы пожаротушения. Подать огнегаситель в отсеки на «Нерпе» разрешалось только «по старинке»: с центрального отсека и вручную. Последнему способу были обучены все члены экипажа. Это — азы Руководства по борьбе за живучесть.

Алгоритм команды на подачу огнегасителя состоял из 12 знаков. То есть, по версии следствия, матрос Гробов случайно нажал 12 клавиш в правильной последовательности? Тот факт, что Гробов не мог активировать ЛОХ, докажет и следственный эксперимент. Цитирую протокол проверки показаний на месте от origindate::14.11.2008: «…По пояснению Гробова Д.М., после того как он <ввел команду и> нажал кнопку «Интер» («Enter». — Е. М.), он услышал звук ревуна… Специалисту предложено сделать свое суждение относительно выполненных Гробовым манипуляций... Специалист пояснил, что произведенные Гробовым манипуляции на клавиатуре отсечного прибора управления ОКС «Молибден» к подаче огнегасителя во второй отсек из трех станций системы «ЛОХ» привести не могли… Команда на подачу огнегасителя в отсек подается кнопкой «Плюс» и нажатием иных кнопок команда на подачу огнегасителя не выполняется…»

В уголовном деле по «Нерпе» есть принудительная судебно-психиатрическая экспертиза, констатировавшая вменяемость матроса Гробова. Но в этом деле нет экспертизы по отпечаткам пальцев с клавиатуры отсечной стойки управления.

И еще. Рядом с отсечной стойкой 7МО2-21 находятся два из трех туалетов на лодке. В силу многочисленности сдаточной команды, около туалетов ВСЕГДА были люди. Следствие легко нашло десяток свидетелей. Непосредственно перед аварией свидетель Юрин находился на 3-й палубе 2-го отсека и видел Дмитрия Гробова, стоящего у шахты выдвижных устройств, а не у стойки 7МО2-21. Непосредственно перед аварией свидетель Куренько наблюдал в перископ и, услышав звук ревуна, посмотрел вниз, полагая, что перекрутился кабель. Он никого не увидел у стойки 7МО2-21. Свидетель Рогозин находился в каюте, дверь которой расположена непосредственно рядом с отсечной стойкой. В каюту он пришел буквально за 2 минуты до начала аварии. Услышал звук ревуна, вышел из каюты — никого не увидел. На суде представитель обвинения заявит, что ревун срабатывает через 4 секунды после запуска системы пожаротушения. Это не так. Ревун срабатывает моментально. В момент срабатывания ревуна у стойки 7МО2-21 непременно стоял бы человек, запустивший ЛОХ. Если, конечно, это вообще был человек…

Нечеловеческий фактор

История проекта «Нерпы» — это история ужасающего бардака и коррупции. К 2004 году стало окончательно понятно, что в сроки контракта с индийскими ВМС (2) российская сторона явно не укладывается. Поэтому руководством российского агентства по судостроению и управлением кораблестроения ВМФ было принято совместное решение № 7origindate::02.2.1069 от 19 мая 2004 года. Этим решением целому ряду опытных (то есть не имеющих аналогов) технических систем, установленных на «Нерпе» (3), была присвоена литера «01» (серийный). В том числе литера «01» была присвоена и СУ ОКС «Молибден». Именно по этой причине «Молибден» НЕ ПРОХОДИЛА межведомственных испытаний, на которых выявляют и устраняют недоработки опытных образцов.

В 2005 году командиром экипажа строящейся «Нерпы» назначен военный педант Дмитрий Лаврентьев. Он полностью укомплектовывает экипаж и гоняет его нещадно. В конце сентября 2006 года «Нерпу» отбуксировали в транспортном спусковом доке на завод судового оборудования «Восток» в г. Большой Камень. Своим ходом лодка идти не может, ее достраивают буквально на ходу. Весь последующий год на «Востоке» идут монтажные работы, приказ о формировании сдаточной команды и начале первых (швартовых) испытаний подпишут лишь в декабре 2007 года. Сроки контракта окончательно сорваны, средств на строительство АПЛ катастрофически не хватает. Швартовые испытания проходят по июль 2008 года. Швартовое удостоверение по системе ЛОХ будет закрыто формально, поскольку не отвечает требованиям методики испытаний. Так, например, впервые за всю историю отечественного судостроения механизмы системы ЛОХ не имеют «защиты от дураков» (4), а в инструкции по эксплуатации СУ ОКС «Молдибден-И» в части системы ЛОХ полностью отсутствует раздел «Обеспечение безопасности».

Программная ловушка

Но самые большие проблемы связаны с некачественным программным обеспечением компьютеризированной системы управления кораблем «Молидбен-И». Уже после закрытия швартовых испытаний — 10 и 18 сентября 2008-го — на «Нерпе» произойдут серьезные сбои в работе «Молибдена». Старший инженер-механик Сазонов напишет руководителю СПМБМ «Малахит» Александрову письмо.

«Мои предложения: исключить дальнейшее использование системы «Молибден-И» данного вида (компьютеризированного) на ВОЕННЫХ ПОДВОДНЫХ лодках (на ДЕЙСТВУЮЩИХ), по причине недоработок… и наличия всех «болезней», присущих компьютеру: способность к «зависанию» при перезагрузках, вводе в работу (долгая «загрузка») и прочее…»

Это письмо поступило в отдел испытаний СПМБМ «Малахит» 27 сентября, а 1 октября Дмитрий Лаврентьев назначен командиром сдаточной команды для проведения заводских ходовых испытаний. На момент начала заводских ходовых испытаний журнал замечаний по системе «Молибден» (5), в который вносились сведения о неисправностях системы, выявленных во время швартовых испытаний (в том числе и о фактах запуска устройств и механизмов корабля БЕЗ УЧАСТИЯ ЧЕЛОВЕКА), содержал более 50 записей…

Как покрывают диверсию

…21 октября 2008 года «Нерпа» выходит в море и… возвращается обратно для починки выявленных неисправностей. 29 октября «Нерпа» снова пытается выйти на испытания и опять вынуждена вернуться на базу: отказали оба компрессора вакуумирования 4-го отсека. Третья попытка закончилась трагедией: 8 ноября произошло несанкционированное срабатывание арматуры системы ЛОХ — точно как на АПЛ «Юрий Долгорукий». Вот только на «Нерпе», помимо всего, резервуары ЛОХ были заправлены некондиционным огнегасителем.

Вообще-то строящаяся по заказу ВМС Индии атомная подводная лодка «Нерпа» — стратегический военный объект. То есть — непосредственная зона ответственности начальника отдела ФСБ России в/ч 36048 (72-я бригада строящихся и ремонтирующихся подводных лодок и непосредственно завод «Восток», на котором заправили ядовитой дрянью резервуары «Нерпы»).

Сотрудник ФСБ, добившийся от матроса Гробова «признательных показаний», и начальник отдела ФСБ в/ч 36048 — это один и тот же человек, капитан 3-го ранга М.Н. Балябис.

…По факту поставки некондиционного огнегасителя уголовное дело выделено в отдельное производство и передано на расследование в ГУВД Комсомольска-на-Амуре. Там оно и похоронено.

Впервые в истории России дело о военной катастрофе на море рассматривал суд присяжных. 14 октября прошлого года присяжные заседатели большинством голосов оправдали матроса Гробова и командира Лаврентьева. Оправдательный приговор похоронил версию о «человеческом факторе» и акцентировал техногенный характер аварии. Что, по большому счету, было понятно всем спецам изначально. Но Индия не отказалась от «Нерпы». Индийцы только потребовали, чтобы именно командир Лаврентьев и его экипаж довели испытания корабля и обучение индийского экипажа до конца.

В начале этого года лодка благополучно совершила переход через два океана и была принята в состав индийских ВМС. На всякий случай система ЛОХ и на «Нерпе», и на всех лодках, на которых установлена СУ ОКС «Молибден», переведена в ручной режим эксплуатации.

Ровно на следующий день после выборов президента России — 5 марта 2012 года — военная прокуратура подала развернутую кассационную жалобу. Автор кассации, прокурор Ф. Мамот, заявил буквально следующее: «Виновных в аварии только двое — Лаврентьев и Гробов. Они ответственны за гибель людей. Решение суда будет обжаловано и будет рассматриваться до тех пор, пока по делу не будет вынесен обвинительный вердикт».

P.S. 3 мая военная коллегия Верховного суда РФ отменила оправдательный приговор в отношении Гробова и Лаврентьева. Дело направлено на новое рассмотрение, а значит — продолжение следует.

(1) От этих показаний Гробов отказался, когда сослуживцы и российская флотская общественность нашли матросу деньги на адвоката.

(2) «Нерпу» строили в 10-летний лизинг для Индийского флота.

(3) На лодке установлено 14 опытно-штатных образцов вооружения и военной техники, новейшее ракетное и торпедное оружие. Таким образом, АПЛ К-152 не является серийной, и аналогичных «Нерпе» лодок в составе российского ВМФ нет.

(4) Пусковые кнопки приборов 7М02 на «Нерпе» были оборудованы прозрачными опломбированными крышками только после трагедии.

(5) Журнал был изъят следователем в качестве вещдока, осмотрен без описания содержащихся в нем записей и в последствии исчез из материалов уголовного дела»."