Якутская паутина (статья была снята из номера центральной газеты личным звонком пресс-секретаря Генпрокуратуры Трошина)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::09.09.2002

Якутская паутина

Генеральная прокуратура объявила войну обозревателю Пелеховой…?! Пелехова войну приняла…!!

Неделю назад в редакции одной из центральных газет (название мы опускаем по этическим соображениям) был подготовлен к публикации материал экономического обозревателя Юлии Пелеховой. Речь в нем, как вы увидите ниже, шла об активности некоторых сотрудников Генеральной прокуратуры в деле защиты криминалитета и корруммированных чиновников.

Статье этой не суждено было быть опубликованной. Накануне сдачи номера в печать она была снята из номера личным звонком пресс-секретаря Генпрокуратуры, генерал-лейтенанта Леонида Трошина. На обещание Пелеховой опубликовать статью в другом месте, ей, через трошинского казачка по особым поручениям, было заявлено: «Она хочет войну? Она ее получит!».

Так что теперь Генпрокуратура открыла новую военную компанию – не с преступностью, а с журналистами, об этой преступности пишущими. В данной войне г-н Трошин, думается, защищает не честь и достоинство Генеральной прокуратуры, а ее бесчестие.

Предлагаем не увидевшую свет, стараниями Генеральной прокуратуры, статью Юлии Пелеховой с ее комментариями.

***

Юлия Пелехова: мой сайт будет называться «Голос спецслужб».

Я обращаюсь к возможностям интернета, для того чтоб доносить до общественности неугодную коррумпированным чиновникам информацию. Борьба с ними – это работа настолько особая, что эту службу, в интересах нашего государства, можно по всем показателям назвать специальной. Сейчас в стране, по вине коррумпированных чиновников, создалась настоящая революционная ситуация. И если «верхи» делать ничего не хотят, то пусть «низы» смогут!

Поэтому мой сайт, который сейчас готовится к выходу в Интернете, будет называться «Голос спецсужб». Я жду от вас материалов для него. Вы – сотрудники спецслужб, которым коррумпированные чиновники не дают честно делать свое дело, и граждане, которые не могут законным образом реализовать свое право за защиту гражданских прав. Вы обладаете оперативной информацией и готовы ею, для защиты интересов вашего государства, поделиться. В период подготовки сайта к выходу, обращайтесь на мой e-mail: av528@comtv.ru.

P.S. Материалы с пометкой «Генпрокуратура», «Яныгин» и «Хорлина» принимаются вне очереди.

Юлия Пелехова

***

Якутская паутина. Прокурорское землячество как опыт коррупции

Паутина. Образ чего-то зыбкого, липкого и обволакивающего, обыгранный, кажется, во всех фантастических жанрах. Такой паутиной стало своеобразное коммерческое партнерство в правоохранительных органах, сплетенное «по земляческому» принципу. Оно затягивало в сети каждого, кто хоть раз как-то, вольно или невольно, с ним соприкоснулся или поучаствовал в делах, связанных с ним. Результатом же действия «паутины» мог стать развал уголовного дела, способного причинить ущерб нашей стране на сотни миллионов долларов.

Оксана, дочь мента

Говорят, что бегущий генерал в мирное время вызывает смех, а в военное – панику. Интересно, а какую реакцию у широких слоев населения может вызвать прокурорский работник, который прилюдно, и не особенно стесняясь, угрожает молодой женщине и обещает посадить ее в тюрьму, подложить оружие и наркотики, а также вывезти и продать в Чечню?

Наверное, ощущение сюрреализма. Желание протереть глаза, и убедиться, что персона, озвучивающие такие угрозы, одета вовсе не в прокурорский мундир. Что речь в разговоре, происходящем на таких, мягко говоря, повышенных тонах, причем прилюдно в кафе, идет не о каком-то векселе на сто миллионов долларов (см [page_12212.htm#1 приложение]). Расплачиваться по которому всю жизнь придется этой худенькой, похожей на взъерошенного грача, почти еще девчонки, которая каким-то макаром (как можно было понять из истеричных воплей), ухитрилась его, этот самый вексель, отнять у прокурорши и ее спутника?

И не надо щипаться. Все равно в это поверить трудно. Равно как и в то, что «подсудимая», хладнокровно выслушивающая все эти тирады - 25-летняя Оксана Кухта, действительно имевшая в свое время отношение к этому самому стомиллионному векселю, выцарапывала его из рук мошенников «не корысти ради а государства для». Так, по крайней мере, утверждает сегодня она сама. Ну да, сто миллионов долларов – это, конечно, достаточное основание для обиды за державу. И для войны с работниками Генеральной прокуратуры, препятствующих расследованию этого уголовного дела. Ну и, конечно же, для патетических заявлений, после которых начинаешь мучительно вспоминать последнюю редакцию отечественного гимна и что-то там про юных пионеров.

Еще бы. Ведь, по признанию самой Оксаны, кстати, эффектной, уверенной в себе, и даже весьма породистой представительницы нового «идейного» поколения, члена политсовета какого-то молодежного движения, где она курирует идеологический отдел, один из ее идеалов – бывший президент Якутии Михаил Николаев с его … как бы это помягче… пафосной программой «2000 добрых дел». То есть – нет наркотикам и алкоголизму, да – английскому языку и компьютерам, и все такое прочее. Битва за вексель это, по утверждению сей молодой коллеги Павлика Морозова, одно из ее этих самых «двух тысяч».

Интересно, что пленку с записью этой прокурорской разборки в кафе мне передал совершенно посторонний, для данного дела, человек. Кто же это, сделавший запись, так постеснялся указать на ее источник? Думаю, что на саму Оксану это не похоже.

«Мои родители и сестра сотрудники правоохранительных органов, я имею высшее юридическое образование и не могу не понимать, что с моей помощью предотвращен ущерб экономическим интересам Российской Федерации на сумму 100 миллионов долларов США и надеюсь этот вексель не постигнет участь обязательств России перед швейцарской фирмой «Нога». – говорится в ее заявлении, направленном, кажется, во все мыслимые адреса, за исключением разве ООН.

«Неужели не осталось в ведомствах» - вопрошает в своем послании этот пламенный борец за справедливость, - «обязанных по долгу службы защищать интересы государства, сотрудников способных противостоять ворюгам и взяточникам?»

Так они, эти ведомства, и стали бы отвечать на подобное. Сотрудники их скорее согласятся, что во всем государстве других борцов за державные интересы, кроме дочери мента не осталось, чем признаются в низком качестве своей работы.

Причину гнева старшего прокурора Третьего отдела по обеспечению участия прокуроров в судебном процессе по уголовным делам Генеральной прокуратуры Ирины Хорлиной, результатом чего стало столь неадекватное поведение, стоит объяснить особо.

Классики куртуазного жанра рекомендовали, как известно, искать в каждом конфликте – кого? – правильно, женщину. Да, этот раздражитель присутствовал и в данном случае, только был несколько другого пола. Бывшему и.о. министра финансов Якутии Сергею Яныгину прятаться за спиной у женщины по жизни не привыкать. А уж за ее прокурорским мундиром – похоже, сам Бог велел. И если эта женщина ревнует к какой-то замухрышке (с которой Яныгин, кстати, потерпел редкий в своей жизни, и тем очень обидный для него «мужской» облом), посмевшей помешать так тщательно выстроенной финансовой операции ее любимого – тем лучше. Это чувство надо тщательно культивировать и подогревать еще и материальной заинтересованностью в благополучном исходе сделки.

Увы, такой исход представляется в последнее время все более и более проблематичным. Хотя бы по причине вмешательства в это некоторых молодых, и, похоже, несколько «отмороженных», которые умудрились привлечь уже к этому делу внимание президента страны. Ну посочувствуйте Ирине Хорлиной, готовой ради своего любимого человека, мошенника уездного разлива Сергея Яныгина, буквально на все. Даже поступиться честью прокурорского мундира. Поскольку потом повода уже не будет. Какая-то шмакодявка, которой (а точнее возглавляемой ею фирме «Ховард Консалт») доверили исполнение великой финансовой миссии по реализации валютного векселя на сто миллионов долларов не только что посмела усомниться в его законности, но и поспособствовала возбуждению по нему уголовного дела.

К слову, с точки зрения правоохранительных органов Кухта была абсолютно права, поскольку данная ценная бумага была из числа печально известных якутских векселей. «Версия» несколько раз писала уже об этой афере. Напомним, что векселя эти, на сумму в семь миллиардов долларов США, были выпущены правительством Якутии в 1995 году под залог всех недр республики, и предназначались для махинаций на международном валютном рынке. Вот «хвосты» этой эмиссии и всплывают сейчас на руках у фигур типа Яныгина, совесть которых позволяет не особенно церемониться с использованием этой мины замедленного действия. Вспомните, что претензии фирмы «Нога» и ее главы Нессима Гаона, о которых упоминает Кухта, начавшись с суммы порядка шестидесяти миллионов, выросли в восемьсот.

Овощной ларек

Старшего прокурора Генпрокуратуры Ирину Хорлину, ставшую апологетом в борьбе за развал уголовного дела по стомиллионного векселя, и описывать-то трудно. Во-первых – не слишком ли много чести? Оставим в стороне даже высказывания коллег о ее не очень, скажем, высоком профессиональном уровне. Доказательство этому можно найти даже в некоторых ее высказываниях на судебных процессах. Так, на одном из недавних она начала свое выступление с заявления о том, что с делом по сути не знакома. В протоколе судебного заседания, надо думать, это отражено. [page_12165.htm А появившаяся недавно на одном из сайтов в Интернете – «Компромат.ру» статья об Ирине Хорлиной] вообще крайне нелицеприятно характеризует некоторые ее «похождения». Позволим себе процитировать:

«Трудовой свой путь будущая звезда околокриминального мира начинала в Якутии, в небольшом городе Нерюнгри. Там, попав по случаю на работу в качестве младшего клерка-секретаря городской прокуратуры, она быстро оценила возможности правоохранительной системы. В основном по части шантажа. Так, знающие Хорлину еще по Нерюнгри люди вспоминали, что, войдя во вкус, она стала заниматься чуть ли не прямым вымогательством под видом урегулирования конфликтных ситуаций, неизбежно возникающих, подчас не без ее помощи, в среде коммерсантов. Причем уже тогда в разводках этих Ирина Хорлина выступала якобы от имени высокопоставленных сотрудников тогда еще якутской прокуратуры».

Конечно, статья в Интернете – это еще не доказательство. Однако, с чего бы это мне, когда я была с командировкой в Нерюнгри, абсолютно серьезно рассказывали, что из Нерюнгри Хорлина была вынуждена буквально сбежать из-за того, что попала в основательную разработку республиканского ФСБ.

Документы, иллюстрирующие участие Ирины Хорлиной в «крышевании» торговли сомнительной водкой, привезенные из Нерюнгри, я лично передавала в Генеральную прокуратуру.

Я помню также, как отзывался о Хорлиной один из самых уважаемых в Якутии людей, глава общественной организации «Якутский дом» Алексей Томтосов. Его умное, интеллигентное лицо исказилось гримасой брезгливости, когда он вспоминал, что Хорлина занималась буквальным вымогательством денег с его брата, требуя уплаты определенной «таксы» за какие-то услуги и «впечатляя» возможными проблемами.

Еще более убийственной была характеристика, данная Хорлиной Оксаной Кухта.

«Я увидела истеричную, визгливую, размахивающую руками тетку в прокурорском мундире. На ногтях – полустертый дешевый лак, на каждом пальце трясущихся рук по аляпистому золотому кольцу, толстые золотые браслеты. Массивная золотая цепь, просматривающаяся даже под мундиром. На лице толстый слой низкопробной «штукатурки», морковно-оранжевая помада. Но самое главное – интонации разговора. Я такие вопли слышала лет десять назад только от торгашек из овощных ларьков».

Сделаем скидку на безаппеляционность и категоричность молодости. Но, согласитесь, описание достаточно красноречиво.

«Но самое омерзительное» - вспоминала Оксана Кухта, - «то, что в своем разговоре, точнее, в своих воплях, эта дама постоянно козыряла тем, что ее «уровень» позволяет ей одним звонком давать команды руководителям МВД, ФСБ и Генеральной прокуратуры».

Удивительно, но буквально об этом же говорят и авторы статьи на «Компромат.ру»: «…на подтанцовке» у Хорлиной в разыгрываемом ею спектакле сейчас выступают такие фигуры, как два заместителя Генпрокурора – Колмогоров и Бирюков, помощник Колмогорова Виктор Фомичев, судьи Верховного Суда, руководители ФСБ и ГУСБ (главное управление собственной безопасности) МВД, высокопоставленные сотрудники МВД РФ… Все они, якобы, (с ее слов по крайней мере) находятся с ней в интимных отношениях и потому выполняют все ее просьбы».

Теперь же Хорлина во всеуслышанье заявляет, что дело посвященное проделкам ее ненаглядного Сережи (Яныгина), она заберет в Генпрокуратуру, и его будет вести «ее человек», а ей поручат контроль за этим делом. С руководством-де она договорилась.

Паучье гнездо

Свояк свояка, как известно, всегда увидит. И, вопреки расхожему мнению, легче всего сходятся не противоположности, а друг другу подобные. Случайно ли, что «жертвами» Хорлиной, кому она действительно могла (или пыталась) давать команды, или же как-то помыкать, оказывались, как правило, люди с криминальным душком? Пешка в руках Яныгина, «с явными признаками», - как утверждает Оксана Кухта – «мании величия», Хорлина сумела сделать своей единственной реальной пешкой только некоего Абатурова. В том же Нерюнгри он известен как строитель финансовой пирамиды, под обломки которой попала добрая половина города. Заявления, в которых он обвиняет во всех мыслимых грехах гонителей Сергея Яныгина, кажутся написанными под одну диктовку. Вот только фамилии «обидчиков» там каждый раз разные.

В близких приятелях у Хорлиной в Нерюнгри ходил и некто Андрей Исаков, известный на всю Якутию, неоднократно судимый угонщик самолета. За это он даже отсидел срок в Пакистане. Совпадение ли – но некий Александр Сурнин, также хороший друг Хорлиной, также имеет несколько судимостей. Не обошелся без судимости и нынешний герой-любовник Сергей Яныгин. Причем, от кражи маек и трусов своих сослуживцев по армии (за что он получил срок еще в 1978 году) он переквалифицировался на умыкание обрядового инвентаря. Так, Приор по безопасности Ордена Святого Иоанна иерусалимских госпитальеров Сергей Харьков жаловался в разговоре со мной, что Яныгин упер выданное ему для проведения церемонии казенное имущество - алую, весьма не дешевую, мантию и еще более ценный мальтийский крест. К слову, в этот Орден Яныгина не приняли из-за сокрытой им судимости.

Достойное окружение для прокурорского работника, не так ли?

Странно, правда, что в этой компании, то есть в кругу друзей Хорлиной, каким-то образом затесалась, по данным авторов статьи в Интернете, и некая Татьяна Лущикова, которая возглавляет в Генеральной прокуратуре отдел гособвинителей. И опять же – странное совпадение. Отдел этот, куда Хорлина так стремится попасть в последнее время, называют сегодня едва ли не самым «хлебным» местом в Генеральной прокуратуре. Это с учетом вступившей недавно в силу новой редакции Уголовно-процессуального кодекса, которая ставит суд в зависимость от заявленного прокурором срока наказания. Интересно, сколько теперь стоит каждый год как бы случайной ошибки прокурора в определении срока приговора?

Сейчас Хорлина собирается в командировку в Якутск, якобы представлять интересы Генпрокуратуры по одному громкому делу, с присущей ей «прямолинейностью» говоря о цели этого визита: «Я «построю всех, кто посмел рассказать обо мне журналисту!!!»

Да, вымазанными липкой грязью хорлинской паутины стали сегодня и некоторые якутские чиновники. Так, сотрудник ГУБЭП, работающий по уголовному делу, связанному со стомиллионным векселем, Марат Джиоев как-то рассказал мне, что после звонка Хорлиной в якутскую прокуратуру зампрокурора Якутии Сергею Немкову, где она, скорее всего, по своему обыкновению козыряла громкими именами, из уголовного дела там пропали целых два тома. Именно тех, где речь идет о некоторых швейцарских шалостях ее милого друга Яныгина. Об этих же двух пропавших томах пишет в своем заявлении и Кухта.

«Мне пришлось несколько раз звонить Хорлиной домой»- рассказывал мне Джиоев, - «так как Сергей Немков под любым предлогом, на протяжении трех дней не давал возможности снять копии с материалов якутского уголовного дела. И только после ее ночного звонка на домашний телефон Немкова наутро мне наконец-то были переданы пять томов уголовного дела. Когда я увидел в двух из них, вместо документов по корпоративным швейцарским счетам якутских чиновников, о чем мне рассказывал следователь Алексеев, какие-то рекламные проспекты на иностранных языках, я потребовал от Немкова заверить печатью Якутской республиканской прокуратуры все тома уголовного дела. Несмотря на противодействия якутских чиновников, я все-таки сумел выполнить план командировки. В отделе меня встречали как героя…»

Интересно, что сейчас Джиоева, по чьей-то команде, вынуждают уйти из МВД. Не просматривается и здесь заинтересованность некоторых прокурорских работников?

Акела промахнулся?

Трясущимися руками у нас в стране делались даже перевороты. Теперь такими же руками с признаками сильного тремора «сладкая парочка» - Хорлина и Яныгин стараются удержать приобретенную, также в процессе плодотворного сотрудничества, собственность. Стоило только городской прокуратуре начать проверку законности отчуждения из государственной собственности принадлежащей семейству Яныгиных фирме «Амонд-1» пионерлагеря «Дружба» (начатой, кстати, после публикации в «Версии») как на амбразуру защиты хозяйской собственности был брошен родной брат Ирины Хорлиной Александр.

Своим скоропалительным назначением на пост генерального директора «Амонда» он сменил некоего господина Повод. Занятно, что именно тот, будучи вице-главой администрации балашихинского района, как раз и обеспечил незаконную передачу государственной собственности «Амонду». Помню, как в разговоре со мной замгенпрокурора Василий Колмогоров неоднократно повторял, что администрация Балашихинского района не имела права передавать земельный участок пионерлагеря «Дружба» по инвестиционному договору под коттеджную застройку без специального распоряжения по этому вопросу Правительства РФ. Так что же вор у вора…украл? Повод В.А. «кинул» многодетное семейство Яныгиных на крупную сумму? Если бы.

Готовая скатиться скупая слеза тут же высохла от возникшей мысли: а был ли платеж? Вот именно. Следите за руками. «Сахатый Чубайс» - Яныгин вместе с таким же «мастером» по изъятию государственной собственности Поводом попытались нагреть в очередной раз родное государство с помощью бумажек сомнительного качества. По уголовному делу, возбужденному Балашихинской прокуратурой, семейство Поводов уже отвечало на вопросы следствия по аналогичной афере. А сын Повода - не по совету ли лучшего юриста всех времен и народов Хорлиной? - скрылся в неизвестном направлении, избегая встреч с представителями следствия.

Кстати, уже и мама нашей героини со своим другом переехали в столицу, и в семействе Хорлиных объявилась новая «девятка».

А что бы руководству Генеральной прокуратуры не дать команду соответствующему подразделению на уточнение источников финансирования растущего благополучия прокурорской семейки? Или как вам такая мысль: в перемещении капиталов Яныгина на нужды сотрудницы Генеральной прокуратуры и есть торжество правосудия без затрат на обеспечение оного? И таким образом Яныгин дофинансирует из оттяпанных у государства денег борьбу с криминалом и коррупцией?

А теперь о другом защитнике государственных интересов. Какова, интересно, цена розовых очков прокурора Московской области Эдуарда Денисова? Иначе как объяснить то, что проводя проверку заявления генерального директора «Амонд 1» Хорлина, он не потребовал возбуждения уголовного дела против руководителей Балашихинской администрации по столь очевидным для замгенпрокурора Василия Колмогорова фактам? А почему до сих пор не появляется иск о признании ничтожной явно незаконной сделки? Вопросы эти, увы, пока относятся к разряду риторических. Встречаться со мной, несмотря на просьбу об этом Колмогорова, Денисов отказался.

Как я предполагаю, господин Денисов и в дальнейшем будет ссылаться на команду замгенпрокурора. Ведь Василий Колмогоров рассказал мне о своем звонке Денисову, в котором он порекомендовал ему не вмешиваться в эти разборки по землям Министерства обороны.

А кто же будет вмешиваться? Или военная прокуратура уже не подчиняется Генеральной? А муниципальная собственность находящаяся на территории Московской области разве уже не уплыла через господина Повод к семейству Яныгиных? Странные дела, господи, творятся в прокурорских коридорах.

Сейчас в «Амонде» в рамках этого уголовного дела идут выемки документов. Мне очень интересно – чьи же «уши» вылезут вскоре в попытках остановить возмездие? Или же опять найдется кто-то, кто, как уже бывало, будет заявлять, что «девочка заболела, надо пожалеть, а мальчик оступился, и надо помочь»? И чьими руками и по чьей команде будет оказана эта помощь?

Во время моей работы пресс-секретарем Василия Колмогорова в якутскую избирательную компанию, я очень часто слышала рассказы об удивительной чуткости и отзывчивости этого человека. Особенно по отношению к своим землякам. Увы, короля играет свита. И шута из него делает она же. Мне, признаться, сегодня довольно больно наблюдать, как шельмуют и используют этого человека его не очень, похоже, чистоплотные подчиненные и помощники.

И еще одно. О косметичке с бриллиантами, хранящейся в сейфе Центрального коммерческого банка. О них знает, пожалуй, все окружение Яныгина. Да что – он сам не раз любит прихвастнуть этим богатством. Так вот, в Генеральной прокуратуре сейчас гадают: пальчики чьих жен и подруг пометит сейчас, как изотопами, Яныгин этими брюликами?

P.S. Уже после подготовки, и последующего снятия из печати этой статьи, я узнала, что в настоящее время начата служебная проверки деятельности Хорлиной. Стало быть, можно быть уверенным, что материалов о «приключениях нерюнгринцев в Москве» на мой век хватит.

Ю.П.

***

Это заявление было направлено мною в Генеральную прокуратуру origindate::2.09.2002 г

Генеральному прокурору Российской Федерации
Устинову В.В. 
От Пелеховой Юлии Петровны, 19… г.р.,
Проживающей: г.Москва…..
………………………………..
Телефон 786-0851
(обозреватель газеты ……………….)
Копия – начальнику управления собственной безопасности Генеральной прокуратуры

Заявление

Довожу до Вашего сведения, что в результате проводимого мною журналистского расследования мне стали известны факты злоупотребления старшим прокурором третьего отдела по обеспечению участия прокуроров в судебном процессе по уголовным делам Ириной Хорлиной своим служебным положением в личных целях. Материалы моего журналистского расследования передавались мною руководителю центра общественных связей Генеральной прокуратуры генерал-лейтенанту Леониду Леонидовичу Трошину. Кроме того, об имеющейся у меня информации я неоднократно сообщала в личных беседах заместителю Генерального прокурора Василию Васильевичу Колмогорову. С ним же был согласован и предстоящий выход моей статьи, написанной по результатам журналистского расследования. Выход статьи на эту тему, под названием «якутская паутина», был даже анонсирован в газете …………..№ 31 от 12 августа 2002 года.

По договоренности с Василием Васильевичем Колмогоровым, я должна была согласовать концепцию статьи в день подготовки ее к печати, с целью исключить компрометацию имиджа Генеральной прокуратуры. Однако накануне сдачи номера в печать, в телефонном разговоре с руководством газеты Трошиным Леонидом Леонидовичем моя подготовленная к публикации статья была названа «заказной». В этом же разговоре прозвучала просьба снять статью из номера.

Такие действия сотрудников Генеральной прокуратуры я расцениваю не только как некорректное вмешательство в творческий журналистский процесс, но и как прямое воспрепятствование моей законной профессиональной деятельности как журналиста. Данное деяние имеет признаки состава преступления, предусмотренного с.144 УК РФ: «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации…., совершенное лицом с использованием своего служебного положения». Кроме того, таким образом делается попытка скомпроментировать меня как журналиста.

На мой взгляд, все эти действия имеют только одну цель – обеспечивая узкокорпоративные интересы, защитить своего нечистоплотного, с моей точки зрения, сотрудника – Хорлину Ирину Олеговну.

Моя гражданская позиция не позволяет мне скрыть от структур, обязанных по долгу службы следить за профессиональной чистоплотностью и порядочностью сотрудников генпрокуратуры, имеющуюся у меня информацию о несовместимых со статусом работника правоохранительных органов их действиях и поступках.

И особенно возмущает меня беззастенчивая угроза, переданная г-ном Трошиным через выделенного для контакта со мной сотрудника Вадима Кормилкина об «объявлении мне войны». Именно такова была реакция на переданное мною Трошину через того же Кормилкина обещание добиваться публикации моей статьи в любом случае, даже не в моем издании. Столь яростная защита сотрудниками Генеральной прокуратуры некоего Сергея Яныгина, пытавшего нанести России ущерб на сто миллионов долларов, и неизвестно какой ущерб уже нанесшего в результате своей иной деятельности, и объявление «войны» тому, кто борется с этим, не может не навести на мысль об некоторой общности финансовых интересов.

В связи с вышеизложенным прошу:

1. Провести служебное расследование по указанным в прилагаемых статьях фактам, и предоставить мне возможность публикации результатов этого расследования. 

2. Оградить меня от воспрепятствования исполнению моей профессиональной деятельности.

Документы, подтверждающие все изложенные мною факты, готова предоставить по первому требованию.

Обозреватель газеты ………………………………………….
Юлия Пелехова

***
Converted 13452.jpg