Якутский дом в Лугано

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Совершенно секретно", origindate::07.05.00

Якутский дом в Лугано

Российские корни "Мабетекса"

Владимир Иванидзе

Converted 10571.jpg

Павел Павлович Бородин почему-то считает, что жизнь ему отравили, кроме журналистов, еще и политические конкуренты. Но конкуренты ни при чем. Не в их это было интересах. Швейцарская компания Mabetex Project Engineering SA, ставшая символом коррупции в так называемых высших эшелонах власти России, была лишь посредником в сомнительных операциях. Напрасно говорят, что ее президент Беджет Паколли давал взятки Бородину и другим высокопоставленным чиновникам. Похоже, все не совсем так. Паколли обеспечивал создание зарубежной инфраструктуры, которая поглощала гигантские суммы российского бюджета. В этом главная проблема для швейцарских правоохранительных органов. Преступления были совершены, прежде всего, в России, а не в Швейцарии. Постановление об аресте Бородина, подписанное женевским следственным судьей Даниелем Дэво, означает, что Бородин замешан в отмывании денег, полученных незаконным путем. И сам процесс отмывания происходил на территории Швейцарии. В этом суть. Если бы Бородин просто брал взятки, то ему не понадобилось бы отмывать эти деньги. Паколли заказал бы ему книгу об истории приватизации объектов Управления делами президента и выплатил большой гонорар. Потому что с начала 90-х годов он занимался совсем другими вещами. Его доброе партнерство с Павлом Бородиным зарождалось в Якутии. Об этом первый материал из нашего расследования.

Человек, сидевший напротив меня, был довольно известным специалистом в области алмазной индустрии, но видеть свое имя на газетной полосе он категорически не хотел. Пришел он потому, что прочел статьи о Павле Бородине, бывшем управляющем делами президента России. Так вот, по словам моего гостя, якутская государственная компания «Сахавнешстрой» еще в начале 90-х годов расплачивалась по контрактам со швейцарской компанией Mabetex (теперь всемирно известной) настоящими якутскими алмазами, и коррупционный "скандал Mabetex", в центре которого оказался Бородин, имеет непосредственное отношение к тому времени. Отмыванием денег, которые появлялись в результате незаконных операций с алмазами, якобы занимался «АКА-банк». Никаких доказательств алмазный специалист не оставил, но разговор с ним подтолкнул меня к поискам.

Оказалось, что в числе главных учредителей «АКА-банка» с конца 1997 года был Целевой фонд будущих поколений Республики Саха. Долгое время этот фонд был одной из ключевых организаций в Якутске, находившихся под патронажем президента республики Михаила Николаева. Фонд возглавила его дочь – Ольга Андросова. А весьма значительные выплаты поступали в фонд от компании «Алмазы России-Саха» – за пользование природными ресурсами. Другими учредителями «АКА-банка» стали оффшорные компании братьев Карич. Их так и зовут – братья Карич, и в бывшей Югославии они считаются "крутыми" олигархами, обслуживающими семью Милошевича. Каричи добывали деньги белградскому режиму даже в период действия международных санкций против Югославии, когда блокировались контракты и банковские счета всех основных югославских компаний, связанных с Милошевичем. Компании Каричей фигурируют в черном списке госдепартамента США.

Здесь надо уточнить, что Беджет Паколли лично знаком со Слободаном Милошевичем. Согласно заявлению Паколли в начале 1999 года газете "Ле Тан" (Лозанна), он пытался выступать посредником между Белградом и Приштиной в начале последнего кризиса. Даже встречался по этому поводу с Милошевичем. Интересно, что глава Югославии не заставил ждать бизнесмена албанского происхождения, принял его, едва тот прилетел в Белград. Но что в действительности они обсуждали, так и осталось тайной. Затем Паколли отправился в Косово, но там у него разговора не получилось.

Корреспондент французской газеты «Монд» Софи Шиаб, писавшая репортажи о кризисе в Косово и Черногории, по моей просьбе пыталась выяснить отношение к Беджету Паколли в Приштине и вообще его роль в Косово. Так вот, боевики Освободительной армии Косово (ОАК) утверждали, что брали у него крупные суммы денег. "Мы знаем, – сказал один высокопоставленный представитель ОАК, – кто такой Паколли и что у него за деньги. И мы знаем о его связях в Белграде и Москве. Но ситуация была для нас настолько сложной, что выбора у нас не было и, честно говоря, нам было наплевать, откуда и как он брал свои деньги..." Мудрый подход.

Бизнес в Якутске

В Якутии фирмы "Братья Карич" и Mabetex работали, что называется, рука об руку на весьма дорогостоящих строительных объектах. Их главным заказчиком было государственное унитарное предприятие "Сахавнешстрой", фактически подразделение Министерства внешнеэкономических связей республики. Маbetex получила право генерального подрядчика на такие объекты, как Международный бизнес-центр, здание республиканского Комдрагмета, Центр охраны здоровья матери и ребенка и т.д.

В 1994 году начинается строительство нового корпуса Якутского университета. Генеральный подрядчик – фирма "Братья Карич". Обе компании подписывают все контракты с «Сахавнешстроем» и создают в Якутии совместные – с тем же «Сахавнешстроем» – предприятия. К примеру, два идентичных СП по производству бетона, два мини-завода, вернее, два устройства по смешиванию бетона. Это удивило даже самого руководителя «Сахавнешстроя» и одновременно заместителя министра внешних связей Юрия Буслаева. Можно подумать, что в Якутске и без того не было производства бетона и железобетонных изделий.

Я перелистал стенограммы депутатских дискуссий в местном парламенте. Кое-кто в то время пытался высказать мысль, что валютные стройки «Сахавнешстроя» съедают весь бюджет, а жилищное строительство почти парализовано.

Кстати, по поводу бюджета Якутии. В старых подшивках якутской прессы мне удалось обнаружить текст выступления депутата Госсобрания Республики Саха Владимира Николаева. Так вот, Николаев объяснял, из чего складывается бюджет. Поскольку его выступление прозвучало в марте 1996 года, когда о Mabetex еще мало кто знал, то говорил Николаев свободно и легко, не опасаясь, что кто-нибудь прищемит ему язык. Перечисляя главные источники "инвестиционного бюджета республики" (так он выразился), депутат назвал Целевой фонд будущих поколений, Комдрагмет и... "швейцарские кредиты, поступающие через фирму Mabetex".

То есть Mabetex организовывал "швейцарские кредиты", а те тратились на инвестиционные бюджетные программы. Судя по всему, кредитами занимался банк «Готтардо» (Лугано), один из директоров которого, Франко Фенини, был одновременно директором в двух компаниях Беджета Паколли. Он же занимался открытием и ведением счетов высокопоставленной клиентуры из Кремля и российских регионов. Но кредиты надо было возвращать, а этим как раз занимались Комдрагмет и Целевой фонд будущих поколений. Но Комдрагмет Якутии доллары и швейцарские франки не печатает. Единственное, что он может предложить, – золото и алмазы в обмен на валюту (к роли Комдрагмета как донора мы еще вернемся).

В 1994 году, когда Павел Бородин уже перебрался в Москву и на Запад хлынули миллионы тонн нефти под реконструкцию Кремля, в тихом Лугано была зарегистрирована компания под названием Sakha Investments. Президентом в ней стал Беджет Паколли, и офис разместился по тому же адресу, что Mabetex – виа Ванони, дом 2. Но что самое удивительное, вице-президентом компании был зарегистрирован гражданин России из Якутска. И зовут этого гражданина Юрий Буслаев – бывший заместитель министра внешних связей, руководитель «Сахавнешстроя», а затем и министр Якутии по строительству и архитектуре. Человек, от которого зависели все контракты "Братьев Карич" и Mabetex в Якутии.

Разговаривая с Паколли по телефону, я спросил о Буслаеве и Sakha Investments. После продолжительной паузы он ответил вопросом на вопрос: "Э-э, скажите, у вас есть документ из регистрационной палаты или вы просто слышали об этом?" Пришлось сказать что-то невразумительное, вроде "мне об этом рассказывали... ". Паколли облегченно вздохнул и завел долгую и суетливую речь о том, что врагов "доброго дела" много и они повсюду. И наконец, успокоившись, сказал, что эта компания, Sakha Investmets, была создана только для того, чтобы обеспечивать контроль над финансированием различных международных проектов в Якутии. "Ведь нужны были гарантии, ты понимаешь?" Поскольку гарантией под швейцарские кредиты являлись алмазы, то, по словам Паколли, якуты хотели контролировать операции с алмазами в Швейцарии. Исходя из этих сбивчивых объяснений, можно предположить, что часть якутской квоты от алмазов, добываемых компанией «Алмазы России-Саха», прямиком отправлялась в Лугано.

Надо сказать, что еще одним из руководителей Sakha Investments был зарегистрирован другой российский гражданин, тоже из Якутска, Андрей Попов. В начале 90-х годов он был заместителем министра торговли республики и возглавлял государственную организацию "Сахавнешоптторг", которая являлась монополистом по экспорту товаров в Якутию. О самом Попове почти ничего не было известно. Даже не понятно, почему якутский президент Михаил Николаев, который без сопровождения и не один раз ездил в Лугано по приглашению Беджета Паколли, вдруг согласился на то, чтобы Попов был включен в столь чувствительный для якутского руководства бизнес.

Однако в 1997-м, сам того не подозревая, разъяснения на этот счет дал руководитель Государственной налоговой инспекции по Республике Саха (Якутия) г-н Сухомясов, принимавший участие в очередной всероссийской кампании по сбору налогов. Так вот, он критиковал "Сахавнешоптторг", вопрос о котором, по утверждению Сухомясова, рассматривался на коллегии прокуратуры республики. Налоговая проверка ГНИ и Минфина обнаружила, что в организации Андрея Попова "на протяжении ряда лет допускались грубейшие нарушения финансовой дисциплины и бухгалтерского учета". Действия Попова в отчете проверяющих квалифицировались как «злоупотребление служебным положением». Попов выдал огромное количество кредитов, которые не были возвращены. А "при закупке товарно-материальных ценностей", сказано в отчете, "имели место случаи изменения целевого предназначения валюты". В ряде случаев валютных выплат за границу Попов даже не потрудился обзавестись оправдательными документами.

И еще. По данным налоговой проверки, «Сахавнешоптторг» регулярно кредитовался республиканским Комдрагметом – один из непогашенных кредитов в 12 миллионов долларов указывается в отчете. Причем проверка касалась лишь периода с 1994-го по 1995 год. Куда отправлялись ценности Комдрагмета? Разумеется, в Лугано. Через несколько месяцев после регистрации Sakha Investments в Лугано появился фонд с непривычным для швейцарского уха названием - Фонд детей Саха. Адрес и президент у фонда те же что и у Sakha Investments.

После того как налоговая инспекция "выпустила пар", президент Саха Николаев принял мудрое решение. Он назначил Андрея Попова заместителем министра внешних связей.

А потом руководство республики пожелало устроиться в славном городке Лугано, что на границе с Италией, более основательно. И Паколли построил здание, в котором сейчас находятся и его офис, и офисы якутских фондов. Строительство, по словам Владимира Виноградова, бывшего директора одной из фирм империи Паколли, велось на якутские деньги. По его же словам, когда из Якутии прибывали чиновники – отдохнуть и подышать горным воздухом, – Паколли только что на руках их не носил.

А вот по официальным бумагам дела у Беджета шли неважно. Согласно коммерческому регистру Швейцарии, якутские проекты Паколли уже в начале 90-х "стоили" не менее 200 миллионов долларов. Но в разделе "финансовое положение" прямо сказано, что это самое положение компании Mabetex "вызывает сомнения" у федеральных органов. И далее: "Фирма не публикует данных по своему балансу и торговому обороту. Расчеты осуществляются с большой задержкой". Как похоже на "Сахавнешоптторг".

И вот что интересно. В 1992 году в Берне против Паколли было заведено уголовное дело по обвинению в отмывании денег и недобросовестном предпринимательстве. Дело касалось финансовых махинаций якутских чиновников, связанных с Паколли по бизнесу. Тогда в офисе Mabetex был произведен полномасштабный обыск. История, как ни банально это звучит, повторяется. Правда, в Берне тогда за этот обыск прокурора не сняли. А вот в России после второго обыска в швейцарском офисе Mabetex в начале прошлого года Скуратова сняли буквально через несколько дней.

По всей видимости, именно история с обыском в 1992 году и пухлое полицейское досье против Паколли и его российских партнеров послужили причиной того, что в начале 1998 года Министерство иностранных дел без каких-либо комментариев отказалось утвердить Беджета Паколли почетным консулом Казахстана в Швейцарии (Mabetex получала крупные заказы на строительство в Астане). Официальное сообщение об отказе, а также разъяснения по этому поводу были опубликованы швейцарским информационным агентством ATS в феврале 1998 года.

После этого Паколли разыграл истерику и даже заявил, что он покинет Швейцарию вместе со своим бизнесом. В Берне спокойно перенесли эту истерику, и Паколли остался в Лугано.

В 1992-1993 годах главным, если не единственным, партнером в Якутии у Паколли был мэр Якутска Павел Бородин. Это даже Пал Палыч признает. И, скорее всего, старое уголовное дело против Паколли могло быть связано только с ним.

После обыска в офисе бизнесмена бернцы передали уголовное дело в кантон Тичино, где и находится город Лугано, так сказать, по "подследственности". Но у Паколли в Тичино всегда были хорошие связи. У него до сих пор работает бывший шеф кантонального департамента иностранцев Лучиано Морелли. А с середины 90-х вице-президентом одной из компаний Паколли является сам бургомистр Лугано – Джорджо Джудичи. Поэтому когда дело передали из Берна в Лугано, оно тихо умерло. Тогда о Якутии и Бородине еще никто не знал. Прокуратура Тичино, судя по всему, смотрела сквозь пальцы на происходящее.