Янковскому дали 8 лет за украденный миллиард

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::15.11.2004

8 лет заключения за украденный миллиард

Вынесен приговор по делу о хищении при строительстве центра "Москва-Сити"

Мария Локотецкая

Converted 17798.jpg

Евгений Янковский

Пресненский суд Москвы в понедельник огласил приговор по скандальному уголовному делу совладельца Легпромбанка Евгения Янковского. Суд признал его виновным в хищении миллиарда рублей при строительстве Московского международного делового центра (ММДЦ) "Москва-Сити" и отмывании денег. Янковский получил 8 лет лишения свободы. Сам подсудимый, арестованный за полтора месяца до окончания рассмотрения дела, предвидел подобный исход, правда, прогнозировал, что ему дадут на год больше.

Инициаторами громкого дела стали бывшие деловые партнеры Янковского, в частности, зампредседателя правления Легпромбанка Александр Дунаев и гендиректор ЗАО 'Сити-Энерго' Андрей Хованов. Двое последних выступили на суде ключевыми свидетелями обвинения. Процесс сопровождали скандалы. Хованов [page_15589.htm обвинил Янковского в покушении на свою жизнь], в результате чего находившегося под подпиской о невыезде подсудимого под конец процесса арестовали. Буквально через неделю гендиректор 'Сити-Энерго' сам превратился в обвиняемого и был заключен под стражу по подозрению в оказании давления на свидетелей и фальсификации доказательств по другому уголовному делу.

Приговор Янковскому суд огласил со второй попытки - в минувшую пятницу оглашение судьи перенесли без объяснения причин. Адвокаты подсудимого были настроены пессимистично. 'Приговор будет тяжелым, вопиющим образом несправедливым и незаконным', - предрек ГАЗЕТЕ защитник Янковского Роберт Зиновьев. Адвокаты говорили о том, что Генпрокуратура влезла в хозяйственный спор, подсудный арбитражному суду, а само дело якобы стало следствием давнего конфликта вокруг Легпромбанка, который у Янковского якобы пытались отнять бывшие партнеры. 'Янковскому дадут лет девять', - повторил высказанное ранее своим подзащитным предположение Зиновьев. - Об этом, ссылаясь на слова Хованова, заявил в суде допрошенный в качестве свидетеля председатель совета директоров Ступинского металлургического комбината Александр Шорор'.

Осунувшегося Янковского конвой оставил в клетке в наручниках. Он не возражал - лишь попросил милиционеров чуть ослабить браслеты. Оглашение приговора заняло чуть больше часа. Присутствовавшим пришлось напрягать слух - судья Валерий Рогожкин, входивший в коллегию из трех профессиональных судей, рассматривавших дело, читал текст еле слышно.

Из приговора следовало, что предметом хищения являлись пять векселей Газпромбанка по 200 миллионов рублей каждый, которые в 1999 году 'Газпром' передал ОАО 'Сити' на финансирование строительства ММДЦ. При этом гендиректор ООО 'Спецстройсервис-2000' Янковский, 'имея умысел на невыполнение взятых его компанией обязательств и невозвращение денежных средств, маскируя хищение гражданско-правовыми отношениями», заключил с дочерней структурой 'Сити' - ЗАО 'Сити-Энерго' - договор на строительство теплоэлектростанции для ММДЦ'. Однако работы по выполнению подряда так и не были осуществлены. Что же касается векселей, то Янковский, как установил суд, «с целью личного обогащения» похитил ценные бумаги, обменяв их на векселя Легпромбанка и других контролируемых им финансовых структур. Одну из них - ООО 'Интел-Трейдинг', как указал суд, возглавляла гражданская жена Янковского. Сами же фирмы были зарегистрированы по утерянным паспортам и паспортам умерших граждан.

Отметим, что в ходе судебного процесса подсудимый, признавшийся, что он 'вовсе не святой', активно отрицал свою вину. Он заявил, что злополучные векселя 'Газпрома' впервые увидел лишь в уголовном деле. Янковский изложил версию о том, что зимой 1999-2000 годов по просьбе Хованова, 'которому тогда доверял', он действительно подписал 'какие-то акты приема-передачи каких-то векселей', но считает, что ценные бумаги газового монополиста вообще не покидали территорию 'Газпрома'. Что же касается обвинительных показаний другого инициатора уголовного дела - Александра Дунаева, то, как сказал Янковский, последний также был заинтересован в том, чтобы посадить его, поскольку именно с подачи Дунаева из состава участников КБ 'Легпромбанк' были исключены 13 его фирм. Однако суд не принял доводы подсудимого, подчеркнув, что у него 'нет оснований не доверять показаниям Хованова и Дунаева, а натянутые отношения подсудимого с ними вовсе не свидетельствуют о том, что они лгут'. Судья процитировал показания гендиректора 'Сити-Энерго', заявившего, что подрядчик вначале развернул видимость 'бурной деятельности' на строительной площадке, однако в итоге никаких работ выполнено не было, а полученные от реализации векселей деньги Янковский потратил 'на какую-то предвыборную кампанию'. О подставных же фирмах Хованову было известно со слов самого подсудимого, с которым у него некогда были 'доверительные отношения'. Заявление подсудимого о том, что в момент инкриминируемого ему преступления (отмывание денег, полученных от обмена и погашения векселей. - ГАЗЕТА) он находился за границей, суд счел неубедительным: по мнению суда, свидетели 'не в полной мере' подтвердили алиби Янковского. Назначая наказание, суд принял во внимание тот факт, что подсудимый 'не раскаялся, мер к возмещению ущерба не принял и пытался ввести следствие и суд в заблуждение'. На вопрос председательствовавшей в процессе судьи Елены Литвиненко, понятен ли ему приговор, Евгений Янковский лишь иронично заметил: 'Мне уже давно все понятно!' Досталось от суда и его защитникам: в адрес адвоката Роберта Зиновьева суд вынес частное определение, которое направил в Адвокатскую палату Москвы. Судья Литвиненко также проинформировала Зиновьева о том, что в Пресненскую межрайонную прокуратуру направлено заявление о проверке оснований к возбуждению в отношении него уголовного дела за клевету на суд. 'Вероятно, определение вынесено за опоздание на процесс, хотя я по телефону предупреждал судей, - размышлял адвокат. - Что касается уголовного дела… Это, наверное, за мое некорректное выступление в прениях, когда я поделился подозрениями о сговоре между судом и прокуратурой. Мне уже звонил следователь'.

'Мы в корне не согласны с приговором и будем обжаловать его в Мосгорсуде», - пообещал Зиновьев.