Ярошенко не сдал Бута

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«В Либерии до отправки в США меня три дня пытали. Не давали спать, пить, держали голым на цепи и все время били. Мне отбили почки и печень, выбили почти все зубы»

RIAN 00723884.LR .ru -150x84.jpg

Константин Ярошенко

Семья российского летчика Константина Ярошенко, признанного виновным в контрабанде наркотиков и приговоренного в сентябре 2011 года в США к 20 годам тюрьмы, просит Дмитрия Медведева и Владимира Путина помочь в экстрадиции его на родину. В первом интервью из тюрьмы Manhattan Ярошенко заявил «Известиям», что американские спецслужбы отомстили ему за отказ дать показания против Виктора Бута, которого сейчас судят в США за контрабанду оружия.

Как вы себя чувствуете?

У меня резко ухудшилось здоровье. В Либерии до отправки в США меня три дня пытали. Не давали спать, пить, держали голым на цепи и все время били. Мне отбили почки и печень, выбили почти все зубы. Теперь у меня немеют руки и ноги.

Как к этому отнеслись тюремные медики?

Чтобы вызвать врача, заключенный должен написать заявление, которое рассматривается в течение нескольких дней. Я писал. Но за полтора года врач ко мне приходил только два раза. Никаких лекарств не давал.

А вы пытались добиться встречи с консулом?

Консула я видел только в январе этого года. В этой тюрьме российские дипломаты помочь мне уже ничем не могут. Эта тюрьма считается самой ужасной.

RIAN 00723884.LR .ru 1.jpg

Константин Ярошенко, фото «РИА НОВОСТИ»

Какие у вас условия содержания?

Я сижу в двухместной камере, в которой есть железные кровати, стол, стул, раковина и унитаз. Вместо дверей стоят решетки, которые в 11.00 открывает охрана. До 15.00 заключенные гуляют по блоку. Я сижу с мексиканцем, осужденным за разбой. Это уже четвертый по счету сокамерник. Моими соседями уже были сумасшедший серийный убийца, торговец наркотиками и грабитель.

За что, на ваш взгляд, вас преследовали американские спецслужбы?

Мое дело напрямую связано с делом Виктора Бута. Меня регулярно заставляли дать против него показания и обещали в обмен свободу и вид на жительство для всей семьи — матери, жены Виктории и 14-летней дочери Кати. Недавно ко мне опять пришли непонятные люди, представились адвокатами и просили помочь агентам разобраться в схемах транспортировок грузов по делу Бута. В обмен обещали поблажки в тюрьме.

А когда впервые американцы спросили вас о Буте?

Его имя я услышал из уст агентов в самолете, на котором меня переправляли из Либерии в США. После трехдневных пыток я мало что понимал. Понял только, что их интересует, чем занимался Бут в Африке, и в частности в Анголе. Но я никогда не встречался с Бутом и никогда не летал на его самолетах. Один раз я увидел Бута в тюрьме.  Он тоже здесь сидит, но в другом блоке.

Почему американцы уверены, что вы знакомы с «оружейным бароном»?

В 2009 году в Гвинее я обратился к ирландцу Джемсу Скоту — владельцу местной авиакомпании Еagle AiR с просьбой найти самолет для моей фирмы и работу. В разговоре с ним я неосмотрительно упомянул имя Виктора Бута. У меня очень плохой английский. Он спросил, не знаю ли я такого русского. Я сказал, что знаю, имея в виду, что слышал о нем из новостей. С этого момента я и попал в оперативную разработку.

Бута знали много людей, но почему спецслужбы выбрали именно вас?

Я плохо знаю английский язык, поэтому против меня было легко сфабриковать дело и к тому же неплохо на этом заработать. Мой адвокат выяснил, что агенты, которые вели мою разработку, получили за это крупные премии. Агенты Джеймс Скотт и Педди Маккей получили по $450 тыс., а агент Набиль Хадж, который в последнее время «разоблачил» 12 преступников, заработал уже более $1 млн. О Педди Маккее известно, что это наемник и торговец оружием. Его компания Ехесutive ouicom торговала оружием в Анголе, Сьерра- Леоне, Либерии и Зимбабве. О Маккее, как и о Буте, был даже снят фильм «Слезы Фритауна».

Но в суде агенты представили веские доказательства против вас — записи ваших разговоров.

Они оглашали не все записи. Важные записи, на которых слышно, как я отказываюсь от работы, не озвучивались. Даже на этих записях слова «кокаин» и «наркотики» вообще не звучали и страна не называлась. Мне просто предлагали возить спецгрузы и дипломатическую почту из Южной Америки. Но я отказывался и в Киеве, и в Либерии, где меня уже чуть ли не насильно заставляли сказать «да».  В Либерии я догадался, что меня хотят использовать в каких-то сомнительных делах, но было уже поздно. 28 мая 2010 года меня похитили из отеля Royal Hotel в городе Монровия, в Либерии, а 30 мая переправили в США.

Что вы теперь собираетесь делать?

У меня осталась надежда только на российские власти и на экстрадицию в Россию.

Оригинал материала: "Известия"