Ястреб мира

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ястреб мира

" Только что Сергей Ястржембский, сорокасемилетний помощник президента России по вопросам информационной безопасности, был избран почетным президентом Всероссийской ассоциации художественной гимнастики.

Люди, знающие бывшего ельцинского пресс-секретаря, а чуть позже - лужковского соратника по "Отечеству", вернувшегося в Кремль на должность рупора, были потрясены: Ястржембский хорошо играет в теннис (начал еще до ельцинской теннисной эпидемии, скосившей пол-Кремля), увлекается лыжами, но гимнастика... Однако ничего неожиданного в таком назначении нет: ведь в Ястржембском главное - именно гимнастическая гибкость. Незаконченное высшее Он появился на свет 4 декабря 1953 года в семье потомков польских шляхтичей - история дворянского рода Ястржембских, как говорят, насчитывает шесть веков. 
Понятно, откуда у Сергея Владимировича такая стать и манеры, сводившие с ума кремлевских барышень (за что нашего героя иногда в шутку называют "ястреб женский"), несмотря на некоторую мягкость характера. Это противоречие между брутальной внешностью и шляхетской статью, с одной стороны, и чрезвычайно податливой, временами даже робкой натурой - с другой отмечали все, кому приходилось соприкасаться с Ястржембским по службе. Главное же - дипломат по образованию и складу ума, он отчего-то никогда не мог оставаться дипломатом во всем, до конца. Вечно проговаривался, подпускал, как говорят пиарщики, "человеченки" - и проигрывал. Потому что в российской политике больше всего преуспевают либо законченные мерзавцы, либо упертые харизматики. Как бы то ни было, Сергей Владимирович так и не достиг высот, которые ему предсказывали все, кому не лень. 
По некоторым данным, в свое время просочившимся из кремлевских кругов, отец Ястржембского был сотрудником ГРУ. Сергей Владимирович информацию эту не подтверждает, но и не опровергает. Впрочем, иметь отношение к "рыцарям плаща и кинжала" сейчас почетно и конъюнктурно. Так это или нет, но в МГИМО, как рассказывают люди сведущие, Сережа поступил по "грушному" набору - вот только на пятом курсе "попал в историю" и был из престижного вуза отчислен. Говорят, в дипломе у Ястржембского значится, что он-таки МГИМО закончил (получив квалификацию "юрист-международник") и даже поступил в аспирантуру. 
Коллега Дальнейшая его карьера была для тех времен стандартной, типично советской. Два года в качестве младшего сотрудника в Академии общественных наук при ЦК КПСС, несколько лет - в журнале "Проблемы мира и социализма", в котором Ястржембский занимал сначала место референта, а потом дорос до заместителя ответственного секретаря... Журнал этот, издававшийся в Праге, до перестройки служил прибежищем для нестандартно мысливших марксистов (Е.Яковлев, О.Лацис), а после превратился в кузницу идеологических кадров для Кремля. 
Сергей Владимирович, стремясь расположить к себе журналистов кремлевского пула, вообще любит называть себя их коллегой. Он трудился и в международном журнале "Мегаполис", и в собственном, лично придуманном журнале "V.I.P.". 
В 1992 году, когда друг Ястржембского Андрей Козырев возглавил МИД, Сергей Владимирович перешел туда на непыльную и не особо хлопотную должность директора Департамента информации и печати. Спустя год Козырев порекомендовал Ястржембского послом в Словакию. 
Министры забегали на чай Как рассказывала однажды супруга Ястржембского, Татьяна, в Праге они начали жить, как говорится, "со свистом": много путешествовали, ходили в гости, развлекались. Ястржембский, как полагало тогда большинство его знакомых, не создан для трудов праведных. Он сибарит, работа на износ не для его дворянских нервов, перед нами любитель "дольче вита" и всего аристократического: утром - теннис, в полдень - бассейн, вечером - приятное расслабление за рюмкой шерри или коньяка. Там же, в Чехословакии, у Ястржембских родились сыновья Владимир и Станислав, в воспитании которых Сергей Владимирович демонстрирует стереотип, давно выработанный слишком занятыми отцами: он считает, что в те десять минут, когда видишь отпрысков, воздействовать на них надо очень активно. При этом больше годятся подзатыльники, чем поцелуи. 
Однако образ сибарита и гуляки был не более чем маской, носить которую в МГИМО на всякий случай учат всех. Задолго до прихода в Кремль Ястржембский показал себя отличным организатором. Его дипломатическая карьера складывалась весьма удачно, местная власть его уважала, в гостях у Ястржембских бывали президент и премьер Словакии, а министры запросто забегали на чай. Да и сам Сергей Владимирович рассказывал сотрудникам российского МИДа, приехавшим в Словакию для участия в государственном мероприятии, что премьер Мечьяр советуется с ним по многим вопросам. Иным показалось, что Ястржембский даже бравирует этим, а поддерживая разговор, он играючи вел "мерседес" и успевал из его окна показывать коллегам достопримечательности Братиславы. 
Пожатье каменной десницы Переход с дипслужбы на должность пресс-секретаря президента для Ястржембского был неожиданным. Принято считать, что он человек Чубайса, который после изгнания шефа президентской охраны Александра Коржакова тут же захотел на ключевой пост президентского "рупора" усадить своего товарища. А тут еще бывший пресс-секретарь Вячеслав Костиков оказался человеком хоть и гибким, а с убеждениями: коржаковская атмосфера в Кремле оказалась для него невыносима, он имел неосторожность подписать (вместе с Сатаровым и Пихоя) известную записку с просьбой не дирижировать больше оркестром. 
...У Ястржембского по сравнению с предшественником была выгоднейшая внешность, наводившая на мысль о физическом здоровье и отличном сложении. Больной Ельцин нуждался именно в таком представителе для прессы... 
Считается, что на Ястржембского Чубайсу указал Юрий Яров - тогда заместитель главы президентской администрации. Вместе они и лоббировали это назначение (после зубами вырванной победы на выборах-96 Чубайс сознавал, что имеет сильное, но недолговременное влияние на президента и его семью, почему и торопился успеть как можно больше). 
С августа 1996 года Сергей Владимирович тренируется как можно увереннее и естественнее вводить журналистов в заблуждение. При этом требовалось, чтобы журналисты верили - но чтобы интересам президента не наносилось никакого вреда. Пригодились дипломатическое мастерство и прирожденная гибкость ума. 
- Этот человек получает физическое удовольствие от того, что может лгать от имени первых лиц государства,- сказал известный российский сатирик уже в декабре 1996-го. Ястржембский тогда успел прославиться своим высказыванием о крепком рукопожатии Ельцина - который две недели спустя в телеэфире признался Михаилу Лесину и стране, что согласился на шунтирование. 
Прорыв блокады Однако ляпы ляпами, а организатором он был превосходным. Именно при нем Ельцин стал получать дайджест пятисот (!) газет, журналов и радиопередач, включая региональные. Каждое утро на стол президенту ложился трехсотстраничный том, подготовленный аналитической группой Ястржембского (для сравнения: при его предшественнике для Ельцина обозревали едва-едва 20 центральных изданий). Референты целыми днями отслеживали публикации; началось формирование кремлевского пула, куда попали отнюдь не только лояльные журналисты... Глава ельцинских спичрайтеров Андрей Шторх после отставки Бориса Николаевича, сам отправляясь в свободное плавание, сказал: при всем уважении к прочим членам команды, лучшим, добросовестнейшим ее членом был Ястржембский. Это идеальный пресс-секретарь. Он осуществил прорыв информационной блокады, из-за которой Ельцин в 1993-1995 годах был практически изолирован от жизни страны... 
Очевидцы не раз замечали, что все зарубежные турне Ельцина в части, за которую отвечал Ястржембский, проходили на ура. Какой вопрос Сергею Владимировичу ни задай - его холеная рука тут же выхватывает нужную бумагу из пухлой папки. В Кремле стали поговаривать, что повышение "ястреба женского" - дело почти решенное, ибо дарования, доставшиеся Сергею Владимировичу, давно выпирают за рамки его пресс-секретарства. 
Наибольшей популярностью у чиновничьего люда пользовалась версия о скором назначении Ястржембского на пост министра иностранных дел взамен Примакова. Тем более что на Западе Сергей Владимирович пользовался безоговорочным авторитетом - его считали самым цивилизованным из советников "позднего Ельцина"... 
Правда, были и сомневающиеся. Одни из них считали, что Ястржембский достаточно умен, чтобы отказаться от этого предложения, потому как, лишившись прямого и ежедневного доступа к телу президента, он потеряет свое влияние. Другие утверждали, что МИД для Ястржембского вовсе нереален: ведомство живет по своим законам, там давно и прочно укрепилась и действует клановая система, большое значение имеют родственные и товарищеские связи. И даже работа Ястржембского на дипломатическом поприще в Словакии не дает ему никакого права войти в этот "круг избранных". 
Московский кульбит Однако все вышло иначе. В сентябре 1998 года Сергей Владимирович, единственный, казалось бы, из всех ельцинских помощников, кто мог быть уверен в завтрашнем дне и собственной незаменимости, совершил ошибку. После того как Дума дважды прокатила Черномырдина, всерьез усомнился в способности Ельцина удержать власть. 
Собственно, перед Ельциным был труднейший выбор: либо сделать премьером (и фактическим преемником) Юрия Лужкова, который скользко и двусмысленно, но все же дал согласие на этот пост, недвусмысленно пригрозив при этом деприватизацией всего незаконно приватизированного (а что делали по закону?), либо попытаться поискать другого преемника. 
Ястржембский в сентябре 1998 года имел неосторожность сказать вслух: "Если не можешь погасить волну, надо ее оседлать". И позволил себе посоветовать Ельцину остановить выбор на Лужкове: то ли впрямь верил, что его можно приручить, то ли предлагал капитулировать с наименьшими потерями. 
Ельцин, однако, оказался хитрее. Он взял тактическую паузу (Валентин Юмашев в последний момент уговорил Примакова - "меньшее зло" - согласиться на премьерское кресло), а "изменник" Ястржембский лишился поста. "В связи с переходом на другую работу". Естественно, другая работа поджидала его в мэрии. 
И Ястржембский дал согласие работать на будущего главного оппонента Кремля. Поговаривали, впрочем, что он был в "Отечестве" засланным казачком... Позволим себе с этим не согласиться. Он пошел в вице-премьеры московского правительства со всем энтузиазмом и добросовестностью, которыми был известен в Кремле: стал налаживать связи с регионами, организовывать помпезные мероприятия "Отечества"... 
Беда была в том, что к перебежчикам наш народ относится неважно - Ястржембский даже не прошел от "Отечества" в Думу. Кроме того, беспрерывные интриги в окружении мэра, оказавшиеся почище кремлевских, утомили его. К концу 1999 года Ястржембский, возглавлявший тогда совет директоров ТВЦ, засомневался теперь уже в победе "Отечества". Да и не было у него таких навыков борьбы, как у Ельцина, Павловского или Доренко. 
В Кремле, по счастью, оказались незлопамятны. И после триумфальной победы Путина на выборах 2000 года Сергей Владимирович вернулся на роль рупора. Он куда заметнее, чем нынешний пресс-секретарь Путина, более того, он фактически им и стал. Ибо чеченская война - главное условие путинской победы, источник его фантастических рейтингов. И Сергей Ястржембский, послушно и убедительно повторяющий нужные слова о рассаднике терроризма и религиозного экстремизма, очень даже на своем месте. 
Однако по сравнению с занимаемой им ранее должностью заместителя главы кремлевской администрации нынешний ранг - явное понижение. Некоторые считают, что Ястржембский владеет достаточным объемом информации, которую вполне удачно можно вложить в бизнес и получать ощутимые дивиденды. 
Однако Сергей Владимирович по сути своей совсем не бизнесмен. Более того, его не единожды звали в бизнес, и он отказывался. В частности, когда перед президентскими выборами стало понятно, что "Отечество" тонет, Ястржембского позвали в "Альфа-групп" на представительскую должность вице-президента - ту самую, которую ныне занимает бывший вице-премьер правительства Олег Сысуев. Говорят, что и денег Ястржембскому обещали в три раза больше, чем получает нынче Сысуев, и все социальные блага в виде роскошной дачи, элитной квартиры и личного автомобиля с водителем, а он не захотел... 
Впрочем, сегодня Сергей Владимирович тоже не бедствует. Занимаемое им положение дает возможность не изменять своим аристократическим привычкам (в отпуск, кстати, Ястржембский ездит в Африку - отстреливать слонов). 
Значит, он действительно государственный служащий до мозга костей? Послушный, идеальный исполнитель, подчиненный, вечно ищущий сильную руку и перебегающий под руку более сильную, чуть только она появится на горизонте? 
Выходит, что так. И нужны ли российской государственности другие персонажи? По крайней мере в том, что касается публичного пиара,- нет. Так что последнее "гимнастическое" назначение Ястржембского, хоть и на общественных началах, весьма показательно. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации