Ястржембский размножает боевиков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Если верить статистике информационного управления, боевики должны были кончиться еще летом

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::01.11.01

Ястржембский размножает боевиков

Артем Вернидуб

Converted 12226.jpgИнформационное управление президента России обнародовало самые секретные данные о войне в Чечне – общую сводку потерь федеральных сил за все время операции, начиная с 1 октября 1999 года, а также аналогичные данные по боевикам. Самое удивительное в том, что Кремль при этом признал фактическое отсутствие успеха в деле уничтожения самой непримиримой части бандформирований – год назад их численность составляла 1-1,5 тысячи человек. В настоящее время, как констатировал Кремль, их уже от 1,5 до 2 тысяч.

Информационное управление президента России, которое курирует его помощник Сергей Ястржембский, огласило сегодня совокупные статистические данные о восстановлении конституционного порядка в Чечне. В первую очередь были опубликованы цифры, отражающие потери личного состава объединенной группировки войск в Чечне.

С 1 октября 1999 года по 10 октября 2001 года потери федеральных сил составили 3438 человек погибшими и 11 661 ранеными. Убито 2136 военнослужащих Минобороны, 703 военнослужащих внутренних войск, 493 сотрудника органов внутренних дел, 106 сотрудников иных силовых ведомств.

Боевики за два года потеряли в три раза больше людей. По данным информуправления, «при проведении контртеррористической операции на Северном Кавказе было уничтожено около 11 тысяч боевиков». В заявлении подчеркивается, что за отчетный период в списки мертвых удалось занести таких товарищей, как Арби Бараев, Магомед Цагараев, Рамзан Ахмадов, Али Димаев, Лечо Хултыгов, Лом-Али Нунаев и др. А также арабских наемников-инструкторов Абу Бакара, Абу Якуба, Абу Хакима, Абу Умара и прочих. Впрочем, в отношении последних следует напомнить, что каждого из этих арабов в аппарате Ястржембского называли не иначе, как «правой рукой» эмира Хаттаба, а еще многих из перечисленных боевиков, например Цагараева или Абу Умара, федеральные войска убивали по несколько раз – сообщали об их смерти неоднократно.

После двух лет борьбы против бандитов в Чечне, по сведениям информуправления, осталось «около 100 бандгрупп общей численностью от 1,5 до 2 тыс боевиков». Больше всего бойцов у Хаттаба – до 550. У Басаева до 450, у Ризвана Ахмадова (брата убитого Рамзана Ахмадова) до 200, а у Масхадова якобы меньше всех – всего 150 штыков.

Самое поразительное в статистике информуправления Ястржембского даже не то, что у Масхадова не осталось армии – об этом говорится часто, а то, что ровно год назад назывались те же самые цифры. Хуже того, боевиков тогда было меньше: не 1,5-2 тысячи, а 1-1,5 тысячи. 22 января замначальника Генштаба Юрий Балуевский округлил эту цифру, заявив журналистам, что республике осталось не больше одной тысячи боевиков, да и те нападают лишь мелкими группами. Правда, уже спустя неделю количество боевиков увеличилось в пять раз – управление контртеррористической операцией было передано директору ФСБ Николаю Патрушеву, и он, видимо, решил подготовить задел для будущих успехов. А чтобы пятикратный рост численности боевиков не бросался в глаза, Патрушев оговорился, мол, 5 тысяч – это вообще все-все-все боевики, а 1,5 тысячи – это самые непримиримые. Кстати, тогда же Патрушев произнес известную фразу, что «спецслужбы располагают сведениями о местонахождении Масхадова, Басаева и Хаттаба и планируют операции по их захвату или уничтожению в самое ближайшее время».

С тех пор приблизительная численность боевиков в Чечне держалась примерно на этом 1,5-тысячном уровне, хотя практически ежедневно поступали сообщения о гибели в среднем десяти членов бандформирований.

При таких темпах, если верить арифметике, боевики должны были кончиться еще летом. Однако, если верить статистике президентского информуправления, боевиков стало не меньше, а почему-то больше.

Можно предположить несколько объяснений этого парадокса. Во-первых, у командования ОГВ в Чечне и у информуправления в Москве могут быть недостоверные данные. Во-вторых, подсчет боевиков может осложнять их изменчивая сущность, о которой часто говорят военные: «Утром он пашет, а ночью достает автомат». Наконец, может быть еще одно объяснение, которое приводят чеченцы в противовес доводам военных,– ряды боевиков постоянно пополняются за счет мирных чеченцев, потерявших своих родственников во время многочисленных и, как правило, жестоких зачисток.

Как раз сегодня командующий ОГВ Владимир Молтенской, известный своими гуманистическими высказываниями, говорил об этих причинах неспокойствия в Чечне. «Многие решаются на противоборство федеральным силам от безысходности и безработицы. А кто участвовал в одной операции, стал как бы резервистом, непримиримым,– объяснил генерал Молтенской журналистам. А вот умышленные расправы военных с мирными жителями признать отказался: – Есть единичные факты, когда под обстрел попадают мирные жители, хотя мы против этого в категоричной форме… Эти факты не скрываются, по ним проводится скрупулезное расследование с самого верха и до самого низа. Мы ничего не скрываем от общественности».

Как бы то ни было, в кремлевском информуправлении пришли к убийственным для власти выводам – число убитых военнослужащих неумолимо растет и приближается к четырем тысячам, а количество боевиков в Чечне как минимум не уменьшается.[...]