Я начинаю политическую карьеру скоро ведь и губернатора будут выбирать. Рыдник, Яковлев, Яковлев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Мне не нужно избираться ради того, чтобы повысить свои бизнес-возможности. Они и так достаточны.

Это хорошо, что я - приличный человек, но есть же и другие банкиры.
Президент "Балтонэксим Банка" Юрий Рыдник, считающийся одним из самых влиятельных людей Петербурга, объявил о намерении стать депутатом Законодательного Собрания. Свои мотивы новоиспеченный кандидат комментирует "Делу".

О конкуренции с губернатором не говорил

- Ваше влияние на события в Петербурге существенно превышает возможности рядового законодателя. Более того, почти по единодушному убеждению петербуржцев, ЗакС - это контора, которая мало на что может повлиять. Зачем вам депутатский мандат?

- Я не думаю, что недееспособность Законодательного Собрания вечна. Мне кажется, не всегда так будет. Следует признать, что в масштабе Петербурга сегодня фактически существует только одна сильная политическая фигура - губернатор. Но ЗакС, в принципе, является хорошей политической платформой, структурой, которая может существенно влиять и на политику, и на экономику.
К этому нужно добавить, что за время работы возглавляемого мной "Балтонэксим Банка" мы финансировали много крупных проектов. Я считаю, что понимаю основные законы, по которым работает городская экономика, и вижу ряд совершенно конкретных программ, которые, если будут реализованы, в лучшую сторону изменят инвестиционный климат в Петербурге, поднимут доходы бюджета и, соответственно, сделают жизнь людей лучше.
А то, что в ЗакСе есть определенный вакуум, как вы говорите, идей и личностей, то уже и поэтому там есть возможность для самореализации. Мне всегда политика была интересна. Банк и я лично никогда не оставались в стороне от политических процессов, которые шли в городе, от общественной жизни.
Обычно развитие питерского бизнеса идет в Москву - там больше экономических возможностей. Но я считаю, что значимость Петербурга будет возрастать. И в плане политическом в силу того, что президент сделал Петербург своей визитной карточкой во внешнеполитической работе. Кроме того, город будет приобретать все большее значение как культурная столица не только России, но и как значимый культурный центр в остальном мире. Поэтому я связываю свое будущее с Петербургом в первую очередь. А развитие в рамках Петербурга невозможно без усиления в политической области.
Я имею в виду не развитие тех интересов, которые существуют в банке, я говорю лично про самого себя. Убежден, банк достаточно наработал, и я не собираюсь здесь бросать дела. Точно так же не собираюсь в политике лоббировать интересы банка. Люди, сведущие в системе городских взаимовлияний, скажут вам, что у банка и так достаточно сильные позиции, для этого вовсе не требуется становиться депутатом.

- Вот это-то и удивительно.

- Дело в том, что это - начало собственной политической карьеры. Должна же она с чего-то начинаться. Можно заявиться, конечно, на выборы президента России, но это было бы несерьезно. У некоторых бизнесменов (как в Петербурге, так и в Москве) политическая карьера начиналась с того, что их назначали на должности в исполнительной власти. Но я хотел бы начать иначе. Именно потому, что это мое самостоятельное решение. Кстати, это и ответ на вопрос, не стану ли я неким агентом влияния губернатора, который хочет решить внутри ЗакСа вопросы в свою пользу. Отвечаю, что нет. Точно так же отвечаю, что я сохранял и сохраняю к нему дружеское отношение. Но моя позиция является самостоятельной.
Видя, как вы правильно сказали, малое влияние ЗакСа на жизнь города, я совершенно не хочу обижать депутатов. Может быть, они и делали все, что могли. Но я считаю, что может быть сделано больше.
Учитывая, что все свои интересы я сосредоточил в Петербурге, мой поход в политику имеет и патриотическое значение. Я иду туда не только из прагматических интересов, чтобы самореализоваться. Мне интересно что-то делать в рамках города. Не только, скажем, финансировать проекты, но и создавать условия для привлечения в город денег.
Я не скрываю своих амбиций. Я не хочу надолго задерживаться на месте депутата и предприму все усилия, чтобы двигаться дальше.

- Дальше - в кресло спикера?

- А дальше - это как получится, потому что выборов будет много. Будут и спикера выбирать, и губернатора, поэтому не могу пока говорить определенно о конкретных целях. Но хочу сказать, что вряд ли пошел бы на понижение статуса, не имея вообще целей. Просто я считаю, что начинать политическую карьеру, передвинувшись с поста президента банка в кресло, например, первого вице-губернатора, было бы неправильно.

- Вы сообщили Владимиру Анатольевичу о своем желании баллотироваться?

- Да, конечно. Он воспринял это нормально. Более того, он считает правильным, что именно так я начинаю действовать. То есть начинаю с того, чтобы меня выбрали люди. Это добавляет и мне самому некоторую уверенность: ведь если за тобой стоят люди, то твои позиции уже несколько иные, даже в моральном плане.

- Яковлев не боится конкуренции с вашей стороны в 2004 году?

- Ну, во-первых, еще продолжаются дискуссии по поводу решения, разрешающего губернатору баллотироваться на третий срок. Во-вторых, если он будет баллотироваться, то в любом случае у него будут конкуренты. Честно говоря, я его не спрашивал, боится ли он конкуренции с моей стороны, а он не отвечал.

В "петербургский список" не пойду

- Для реализации целей, о которых вы говорили, необходимо иметь в ЗакСе значительное число депутатов, связанных обязательством солидарного голосования. Планируете ли вы выставить на выборы какой-то список?

- Я буду поддерживать ряд людей, но не могу сейчас назвать их фамилии и огласить весь список - это было бы преждевременно. Люди должны зарегистрироваться, после чего можно будет об этом говорить. Есть и действующие депутаты, которых я готов поддерживать и с которыми у меня существует взаимопонимание. Есть и люди, которые пока только претендуют на депутатские места.

- Ряд наблюдателей расценили ваши недавние заявления о том, что вы не будете поддерживать "петербургский список-2", паче чаяния он будет сформирован как проявление вольнодумства.

- Ну, если бы я не поддержал список Путина, то это, возможно, было бы вольнодумством. Но в рамках Петербурга вроде бы таких стандартов нет... Я сказал немножко иначе - что у меня нет информации о существовании такого списка. Я не знаю, будет ли он создаваться, и не знаю, нужен ли вообще губернатору некий список. Нельзя сказать, что в прошлый раз губернатор провел в ЗакС уж очень большое количество своих. Тем не менее, с депутатами он работать может.
Второе: даже если бы этот список действительно был, я в него бы не вошел, потому что иду не по "губернаторскому списку", а самостоятельно. При том, что не встаю в оппозицию.

Выкуп евробондов был полезным

- Городская оппозиция предъявляет вам и вашему банку множество претензий. Последняя из них - досрочный выкуп еврооблигаций. Контрольно-счетная палата утверждает, что "Балтонэксим" сначала дешево скупил евробонды, а затем с пользой для себя продал их городу.

- Эти обвинения - чушь. Сегодня основные бюджетные потоки распределены по трем банкам: это "ПСБ", "Банк Санкт-Петербург" и "Балтонэксим". Мы - не единственные. Если же взять весь объем средств, которые находятся на счетах администрации, то, думаю, у нас примерно одна пятая или даже шестая часть этих денег.
Когда КСП, скажем, сосредотачивается на Кротове, то ей следует понимать, что комитет финансов - достаточно сложная структура, в которой волюнтаристские методы проходят с трудом. Потому что, например, в городе (в том числе по нашей инициативе) создана казначейская система исполнения бюджета. Кстати, нас обвиняли в том, что мы ее придумали ради ужасной корысти - дабы забрать деньги себе. В принципе, я был бы не против, и было бы лукавством говорить, что деньги нам не нужны.
Отвечая на вопрос, почему мы работаем с городом, повторюсь: это определяется рынком. Мы с городом торгуемся точно так же, как с любым другим клиентом. Например, относительно того, по какой ставке выдавать кредит, какие обороты должны поддерживать обслуживание этого кредита и так далее.
Возвращаясь к евробондам, я вообще не вижу причин для обвинений. Да, город выкупал их досрочно и благодаря этому сэкономил средства налогоплательщиков: ведь речь не о бесплатных деньгах - за них платилось 9,75% годовых. Поэтому выкуп был полезным делом. Ну и не следует забывать, что в комитете финансов деньги не лежат в мешках, которые можно взвалить на спину и унести.

- Это, кстати, любимая фраза Виктора Юрьевича Кротова.

- Конечно. Я ему ее и сказал. И это действительно так. Нельзя, например, спереть миллиард из Территориального дорожного фонда. Комитет финансов - это же просто касса, а функция комитета финансов - функция кассира. И если комитету не хватает денег на какие-то программы, он кредитуется.
Говорить о том, что город держал остатки в банках и в этих же банках кредитовался, неправильно, потому что налицо противоречие финансовой логике. Так могут говорить люди, которые не понимают процессов в масштабах городских финансов. Что касается Буренина, то я считаю, что он пытается сделать политическую карьеру. А относительно прокуратуры... Мне кажется, ее квалификация просто недостаточна для оценки подобных вещей.

- Однако удивительным образом получается, что на все болевые точки в городе приходят кредитные деньги "Балтона": на дороги, теплоэнергетику. Почему так получается?

- Далеко не на все. Возможно, наши кредиты просто больше отражаются в СМИ. Впрочем, когда это случается, то имеется логическое объяснение. Например, у нас обслуживался Территориальный дорожный фонд. Естественно, большая часть дорожных строителей обслуживалась именно у нас. Это частные компании, и то, что они у нас кредитуются, - их выбор. Нам просто удобнее их кредитовать: у нас же счет, с которого они получают деньги за свои работы, мы в курсе приходов и поэтому покрываем свои риски, когда их кредитуем. Если, скажем, это делает другой банк, то он не знает, какие объемы средств могут притти, не понимает внутреннюю кухню.
Это - наша специализация. Есть другие банки, которые специализируются, например, на работе с "Ленэнерго" или "Водоканалом", поэтому объем средств, которым мы кредитуем "Водоканал", меньше. С ГУП "ТЭК" - объем больше, потому что с ТЭКом у нас лучшие отношения. То же самое - с энергомашиностроением.
Это рынок. Никто в ущерб себе работать не будет, никого не заставишь. Поэтому если бы политика банка была бы плохой или неправильной, то первыми бы начали кричать они, но почему-то об этом говорят другие.

В теннис губернатор играл до меня

- Много разговоров ходило вокруг вашего желания образовать на базе "Балтонэксима" Городской банк.

- Считаю, такой банк был бы экономически оправданным. Например, за счет того, что в столице был создан "Банк Москвы", удалось реализовать ряд серьезных проектов. Однако в Петербурге хотя идея и высказана, она пока не реализуется. Все ее вроде поддерживают, но в силу той политической ситуации, которая сложилась из-за постоянных проверок, никто из администрации не хотел брать ответственность на себя.
Теперь же я полагаю, что моя политическая активность никак не будет связана с проектом Городского банка. Мне не нужно избираться для увеличения своих бизнес-возможностей. Они и так достаточны.

- Игорь Владимирович Яковлев является акционером "Балтонэксима"?

- Известно, откуда пошел этот слух. Взять наших самых крупных клиентов - типа ТЭКа. Имя Игоря Яковлева все время связывается с людьми, которые руководят "Топливно-энергетическим комплексом". Это первое. Второе: я сам с ним хорошо знаком. Однако никакого прямого отношения ни к компаниям, ни к людям, которые там принимают решения, ни непосредственно к банку Игорь Яковлев не имеет. Он не является акционером банка, это совершенно однозначный ответ.

- Ходят разные слухи о ваших отношениях с губернатором. Говорят, например, что именно вы приучили его к горным лыжам.

- Я ненавижу горные лыжи. Я на них иногда езжу, потому что это нравится большинству моих друзей, знакомых, моей дочери. Меня же здесь все раздражает: экипировка, лыжи, подъемник. Съедешь - все болит. В общем, ужасный вид спорта. Поэтому я не мог к нему никого приучить. Мне нравится теннис, к нему я мог бы кого-нибудь приобщить. Но губернатор в теннис играл и до меня.

Так "мочить" не стоит

- Известно, что последние политические события в Петербурге вы назвали "накатом на город". Кого вы подразумевали под накатывающими?

- Да нет какой-то конкретной группы злоумышленников, о которой я мог бы так сказать. Идет политическая борьба, которая всегда шла и будет идти. Есть большое количество лиц, которые хотели бы влиять на ситуацию в Петербурге: или те, с кем губернатор раньше работал, или люди из старой команды Собчака. Я не имею никаких фактов, чтобы утверждать: такой-то человек проплатил ряд передач по одному из федеральных телеканалов. Я не могу сказать, что кто-то специально пишет статьи. Я просто говорю, что формы того, как действуют интересанты в данной ситуации, схожи с методами большевиков, которые, чтобы получить власть, в 1917-м выдвинули лозунг поражения России в войне.
Это всегда происходит под выборы. В 2000 году мы были криминальной столицей. Открываю журнал "Newsweek" - 15 миллионов экземпляров тираж. На развороте написано: "Санкт-Петербург - криминальная столица". Люди лежат с простреленными головами, лужи крови, статья вынесена на обложку.
Обычный человек, прочитав статью, наверное, подумает: ехать ли ему в Петербург в отпуск, делать ли здесь бизнес. Естественно, западная пресса должна отражать аналитику, которая существует в нашей прессе. Вот и отражает.
То же самое о коррупции. Я согласен, что коррупции много во всех эшелонах власти, этого никто не отрицает. Однако внимание акцентируется определенным образом на определенных лицах.
Да, были выдвинуты обвинения против вице-губернаторов, но ни одно из обвинений, на мой взгляд, несостоятельно. По Потехину дело вообще закрыли, по Кротову дело какое-то идет, по Малышеву - он умер, по Кагану - не знаю.

- По Кагану дело передано в суд.

- Я просто не знаю этого дела. Но в чем обвинялись Малышев и Кротов, знаю и могу сказать, что это смешно, просто сме-ш-но. Взять следователя: ну, если он не знает, как писать "ЛОМО", и пишет "ЛАМО". Как слышит, так и пишет. Он откуда-то из Кривого Рога.
Если вам выдвинули обвинение, вы потеряли работу, репутацию, а через три года дело ничем не закончилось - за это никто не ответит. Прокуратура становится политической машиной, используемой определенным образом. Это касается абсолютно всех. Нельзя думать, что это касается только вице-губернатора или губернатора, то ли он шубу украл, то ли у него украли... Ведь это на самом деле затрагивает достоинство граждан города. Я и начал об этом говорить. Что так "мочить", грубо говоря, не стоит.
Если есть мотивированные претензии к губернатору или кому-то будет еще - скажите прямо и выдвиньте конкретное обвинение. Тогда будет понятно, что не устраивает конкретный человек, что у следственных органов к нему есть вопросы. Но ведь этого нет. Все время подразумевается, что губернатор должен что-то понять...

Я - не Ле Пен

- Ходят активные разговоры про то, что вы с Алексеем Кошмаровым занялись строительством некой Русской партии...

- С Кошмаровым я знаком с 1996 года, со времен избирательной кампании губернатора. С ним я общаюсь постоянно, это мой хороший товарищ, и мы, естественно, с ним обсуждаем всякие вещи. В том числе - национальную идею. Невозможно управлять государством без идеологии. Была Российская империя, был Советский Союз. Что такое Россия - непонятно. Люди будут избегать армии, избегать любых обязательств перед государством, если их стимулировать только отрицательно. Человек должен еще во что-то верить, тогда и вопросы об управлении городом или страной будут иначе звучать. Эти мои высказывания привели к тому, что в Интернете написали: я - новый Ле Пен. Всякое про меня говорили, но так меня еще не называли.
Черт его знает, в демократии есть, конечно, огромное количество минусов. Но, с другой стороны, и у олигархии есть минусы, правильно? В Римской империи патриции обладали большим количеством голосов, чем обычные плебеи. Но тогда в ЗакСе, у меня, скажем, должно быть сто голосов, потому что я, может быть, знаю больше, чем сто человек. Но это тоже неправильно: я же могу быть каким-нибудь негодяем. Это хорошо, что я - приличный человек, но есть ведь и другие банкиры. Здесь ничего нового не придумаешь.
Если сейчас говорить о том, что я хочу поддерживать какую-то партию, то пока это преждевременно. Я не собираюсь возглавлять никаких партий. Я собираюсь идти в ЗакС.

- Рейтинг губернатора по всем последним замерам находится на уровне 30%. Вы - активный участник властной конструкции, сформированной в Петербурге. Вы готовы нести свою долю ответственности за разочарование людей по отношению к городской власти?

-Не будем спорить: я не знаю, 30% у него или 50%. Но даже и 30% - высокий довыборный рейтинг. Хотя я, честно говоря, думаю, что побольше. Все зависит еще от того, что у человека спросить. "Довольны ли вы властью?" Большинство недовольны властью как таковой. Некоторым вообще Солнечная система не нравится. Поэтому отрицательный ответ при таком вопросе несомненен, люди действительно живут не очень хорошо. Но если бы люди сравнили то, как они живут в Петербурге, с тем, как бы жили, например, в Архангельске, тогда бы они чувствовали разницу. А раз сравнивать не с чем, есть определенное недовольство.
Второе: сейчас половина улиц перекрыта, все строится, и это тоже сказывается. Но это ведь нужно было сделать, хотя, конечно, половина водителей проклинает строителей. Поэтому я считаю, что сегодня у губернатора действительно высокий рейтинг.

"