“Абрамович занял достаточно тонкую позицию…”

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

“Абрамович занял достаточно тонкую позицию…” FLB: Адвокат Березовского Рабинович обвиняет ответчика и его свидетелей в циничном сговоре “по очернению” своего клиента

" «Платежи не вписываются в сюжет «крыши» "Газета.Ru" продолжает онлайн-репортаж из Высокого суда Лондона, где проходят слушания по иску Березовского против Абрамовича “В Высоком суде Лондона прошло заключительное выступление адвоката Лоуренса Рабиновича, который представляет интересы Бориса Березовского на процессе против Романа Абрамовича. 20 декабря прошлого года с заключительным словом выступал адвокат Абрамовича Джонатан Сампшн. Он уверен, что истец Борис Березовский не может претендовать на пакет акций «Русала» . В Высоком суде Лондона после перерыва на рождественский шопинг началось заключительное выступления адвоката Лоуренса Рабиновича, который представляют интересы Бориса Березовского . В зале присутствуют и истец с супругой, и ответчик. Абрамович выступает ответчиком по иску Березовского. Истец пытается доказать, что под давлением Абрамовича был вынужден продать в 2000—2003 годах доли в нескольких российских компаниях, в том числе в «Сибнефти», по цене существенно ниже рыночной. Ущерб Березовский оценил в $5,6 млрд. По его мнению, Абрамович воспользовался изменением политической конъюнктуры — потерей влияния Березовского в Кремле и эмиграцией в Лондон, чтобы заставить его продать перспективные активы дешево. Абрамович это опровергает, доказывая, что Березовский никогда не был реальным совладельцем бизнеса и получал выплаты лишь за стандартную для России 1990-х «крышу» и лоббистские услуги. Задача юристов Березовского — доказать наличие партнерских отношений между ним и Абрамовичем . Рабинович начинает свое выступление с напоминания судье Элтзабет Глостер о главных аргументах против Абрамовича, которые Рабинович выдвигал еще в октябре, и просит обратить на них особое внимание. Первая тема, которую Рабинович хочет осветить, касается показаний Абрамовича и его свидетелей. Рабинович: «Мы утверждаем, что Абрамович показал себя как нечестный, циничный ответчик, который поддерживал сфальсифицированные доказательства, а также привлекал свидетелей, которые помогали ему в этом ». Главный вопрос, на который стоит обратить внимание судье, — это вопрос сговора между свидетелями . Рабинович считает, что свидетели вместе готовились перед дачей показаний, договаривались между собой и давали те показания, которые были угодны Абрамовичу. Рабинович: «Свидетели несколько раз меняли свои показания ( Швидлер, Тененбаум, Панченко )». Рабинович приводит пример с продажей ОРТ. Ранее свидетели давали показания по выплатам в адрес ОРТ о том, что это было финансирование, но позднее все свидетели поменяли показания на то, что это были деньги за «крышу». Рабинович: «В таком случае сложно представить, что такое изменение показаний нескольких свидетелей одновременно возможно без предварительного сговора ». Рабинович: «Второй важный вопрос — это очернение Березовского свидетелями Абрамовича . Во-первых, на тему чеченских связей Березовского , во-вторых, о том, что на важной встрече (в отеле «Дорчестер») Березовский предстал в халате . Подобная циничность свидетелей Абрамовича ставит под сомнение правдивость их показаний. Юристы Абрамовича просто проигнорировали данные моменты и не упомянули их в своих состязательных документах». Еще одна попытка очернения истца — это СМС с подписью «доктор Зло». Рабинович: «Никто не позаботился о том, чтобы сохранить копию этого СМС. Мы также выяснили, что с номера Березовского это СМС не отправлялось. Соответственно, никаких доказательств, кроме устных показаний, этому нет». Далее Рабинович обращает внимание на то, что сторона Абрамовича в течение 6 месяцев отказывалась предоставить таблицу «Большой баланс» (в ней суммировались выплаты Березовскому и Патаркацишвили) . Рабинович: «Как мы помним, адвокат Абрамовича Сампшн объяснял эту задержку тем, что требуется время на то, чтобы перевести этот документ на русский язык. Но, как мы знаем, это документ на 10 страницах и в основном состоит из цифр. Мне трудно поверить, что на перевод этого документа ушло бы больше трех-пяти дней». Затем Рабинович напомнил судье о нежелании Абрамовича вызвать некоторых свидетелей, а именно Смоленского, Фомичева и Босова . Рабинович: «Как нам известно, Абрамович и его команда поддерживают контакт с Фомичевым, он также помогал в подготовке этого дела. Вызвав Фомичева, Абрамович более убедительно доказал бы свою позицию, но Абрамович отказался от этой возможности, аргументировав тем, что « абсурдно вызывать в качестве свидетеля человека, который занимался фальсификацией документации для отмывания денег Березовского ». Однако другие свидетели, занимавшиеся подделкой документов, в суд пришли. Таким образом, сложно поверить, что это была настоящая причина невызова Фомичева в суд. Нам кажется, что Фомичев мог бы дать очень ценные показания относительно истинной природы отношений Абрамовича и Березовского, продажи долей «Русала» и «Сибнефти», а также относительно запугивания, так как он присутствовал на многих важных встречах». Рабинович предлагает судье обдумать вопрос, обоснованно ли не был вызван Фомичев. Рабинович утверждает, что выдвинутые стороной Абрамовича причины не являются истинными. После перерыва Рабинович продолжает свое выступление. Обсуждаются записи Кертиса, сделанные на встрече в доме Патаркацишвили в Грузии. По мнению Рабиновича, данные записки являются подлинными . Рабинович: «Чтобы понять, о чем могли договориться Абрамович с Березовским в 1995 году, необходимо взглянуть на характер их взаимоотношений. Тот факт, что они были друзьями, не оспаривается ни той ни другой стороной. Но этот факт не помогал Абрамовичу, именно поэтому он решил заявить, что они друзьями не были. К концу показаний данные утверждения исчезли, так как они были весьма слабыми. Нам кажется более очевидным, что Абрамович и Березовский договорились в 1995 году о простом товариществе. Еще один важный аспект — то, что все считали, что Березовский и Патаркацишвили имели акции в «Сибнефти»...» Судья Глостер: «Кто «все» так считали?» Рабинович: «В первую очередь, сам Березовский! Также Патаркацишвили считал, что у них была доля в «Сибнефти». Помимо них семья Патаркацишвили, Фомичев и различные российские бизнесмены, с кем сотрудничали Березовский и Патаркацишвили. Например, Смоленский считал что «Абрамович играл поддерживающую роль», но не главную. Невзлин сказал суду, что «Березовскому принадлежало последнее слово, когда принимались решения относительно «Сибнефти» . Рубен, продавая алюминиевые активы владельцам «Сибнефти», подразумевал Березовского, Абрамовича и Патаркацишвили». Далее Рабинович возвращается к теме платежей, которые осуществлял Абрамович в адрес Березовского. Рабинович: «Эти платежи не вписываются в сюжет «крыши». Абрамович не мог назвать ни одного эпизода по предоставлению услуг «крыши» после 1995 года, но платежи все равно увеличивались, причем прямо пропорционально увеличению прибыли «Сибнефти». Кроме того, очень странно, что Абрамович осуществляет платеж в $1,3 млрд политическому изгнаннику только из моральных побуждений для завершения отношений с Березовским. Мы считаем, что это абсурд! Это в два раза больше, чем общая сумма всех платежей вместе взятых Абрамовича Березовскому. Даже если предположить, что Абрамович является очень щедрым человеком, то это все равно уникальная щедрость с его стороны. Мы считаем, что это было сделано с целью выкупа акций Березовского и Патаркацишвили в «Сибнефти». По поводу обвинения в крышевании. Рабинович: «Даже если поверить этому сюжету, все равно однозначно не объясняются договоренности, заключенные между Березовским и Абрамовичем в 1995 году. Абрамович называет «крышей» то, что ему выгодно, при этом утверждая, что «крыша» — это взаимоотношения, основанные на чести, и завершить их возможно, только выплатив определенную сумму денег. В финансирование аукциона 1996 года, по утверждению Абрамовича, Березовский не внес никаких средств. Но ведь и сам Абрамович внес не стопроцентную сумму, а только 1,1%. Остальные 98,9% общего финансирования пришли от займов СБС или самой «Сибнефти» . Судья объявляет перерыв на час. После перерыва Рабинович продолжил. Он, в частности, заявил, что в 1996 году три партнера (Березовский, Патаркацишвили и Абрамович) договорились, что их доли в «Сибнефти» будут держаться компаниями, зарегистрированными на имя Абрамовича. Рабинович: «Мы также утверждаем, что позиция Абрамовича о том, почему Абрамович купил у Березовского телеканал ОРТ, и то, по какой цене, совершенно бессмысленна. Березовский отказывался продать свою долю в ОРТ, даже когда ему предлагали $300 млн. Кажется странным, что Березовский согласился продать свою часть ОРТ за $150 млн. Мы настаиваем на том, что причиной (продажи доли ОРТ) стало заключение под стражу Глушкова, друга Березовского». Рабинович продолжил: «Такое впечатление, что адвокат Сампшн посчитал, что Березовский продал свою долю ОРТ всего за $150 млн только потому, что у Березовского на тот момент не было денег . Однако Березовский утверждает, что у него «денег было больше чем достаточно, чтобы еще тысячу лет жить в Лондоне». Мы считаем, что именно арест и заключение под стражу Глушкова стали решающим моментом продажи ОРТ за такие «небольшие» деньги. К тому же Абрамович сам заявил, что не имел никакого интереса к ОРТ. Зачем же он тогда купил эти акции?! Абрамович такое решение аргументирует тем, что правительству было необходимо положить конец влиянию Березовского. Однако Волошин в своих показаниях сообщил, что правительству совсем не обязательно было иметь акции ОРТ, чтобы лишить Березовского влияния». Далее Рабинович указал на еще один изъян в позиции Абрамовича в сделке по ОРТ. Рабинович: «Абрамович утверждает, что Березовский решил продать свои акции в ОРТ до ареста Глушкова. Но мы настаиваем, что это не так, потому что о продаже ОРТ Березовский официально заявил сразу же после того, как Глушкова арестовали. Об аресте Глушкова никто заранее не знал. На встрече в Ле-Бурже на вопрос Березовского «Думаешь, Глушкова арестуют?» Абрамович ответил: «Не думаю». Кроме того, Абрамович не может дать серьезных объяснений, почему он и Березовский перестали разговаривать с момента продажи ОРТ. Ни для кого не секрет, что они прекрасно общались до встречи в Ле-Бурже, за день до ареста Глушкова. Березовский говорит, что после этого произошел разрыв их отношений, Абрамович, друг и партнер Березовского, его предал, и ему (Березовскому) уже не о чем было разговаривать с Абрамовичем, они уже больше никогда не виделись (не считая случайной встречи в Израиле). Сам Абрамович этого охлаждения в отношениях объяснить не может». По мнению Рабиновича, тот факт, что Березовский и Абрамович едва кивнули друг другу при случайной встрече в Израиле и разошлись, подтверждает, что в их отношениях произошел разрыв. Рабинович: «Мы считаем, что утверждения Абрамовича о том, что их отношения остались «дружескими», полностью ложные, включая показания о том, что после продажи ОРТ состоялась «дружеская» встреча Березовского с Абрамовичем в Межеве. Этой встречи, по нашему мнению, вообще не было». Затем Рабинович высказался по поводу встречи Абрамовича с Березовским и Патаркацишвили по поводу продажи ОРТ на мысе Антиб. Рабинович: «Эта встреча произошла сразу после ареста Глушкова. Время проведения этой встречи даже признавалось Абрамовичем на каком-то этапе, но не место. Однако мой коллега Сампшн занял двоякую позицию. Сапшн поставил под сомнение показания свидетельницы Горбуновой, утверждавшей, что речь на этой встрече, как она слышала, шла о долях Березовского и Патаркацишвили в ОРТ. Также мой коллега утверждает, что нет доказательств пребывания и вообще перелета Абрамовича в то время во Францию. Однако мы настаиваем, что автоматической системе регистрации, которая не имеет записи о пребывании Абрамовича во Франции, доверять нельзя. Отсутствие въездных и выездных штампов в паспорте Абрамовича не имеет большого значения, так как подобное наблюдалось и ранее, при других поездках Абрамовича. Мы полагаем, что при путешествии на частном самолете это не редкость. Поэтому данному аргументу Сампшна нельзя придавать большое значение. Свидетельства о пребывании Абрамовича в это время на Чукотке мы также считаем сфабрикованными». Рабинович переходит к вопросу о запугивании Березовского с целью продажи доли в «Сибнефти». Рабинович: « Абрамович занял достаточно тонкую позицию и играл в игру, он напрямую не угрожал Березовскому . Но, по контексту, Березовскому и Патаркацишвили было совершенно ясно, что это было не просто предупреждение (со стороны властей), а угроза того, что Глушков будет сидеть в тюрьме еще долго, если они не продадут свои доли в «Сибнефти». Рабинович: «Сампшн пытается создать впечатление, что договор по «Девонии» был подложным. Этот договор отражает реальность того, что Березовский был совладельцем «Сибнефти» с 1995-го по 2001 год. И если суд это признает, а мы считаем, суд должен это признать, то этот договор является истинным. В заключении Сампшна ничего не говорилось о том, почему был осуществлен платеж в $1,3 млрд. И это, на наш взгляд, является ключевым моментом». Судья предлагает продолжить заседание в среду. Рабинович начнет с вопроса о выборе применимого права (английского или российского) при заключении сделок, аналогичных тем, которые заключили Березовский и Абрамович. Адвокат Джонатан Сампшн , представлявший в лондонском суде интересы Романа Абрамовича, приведен к присяге в качестве судьи Верховного суда Великобритании , следует из пресс-релиза суда, опубликованного в понедельник. Сампшн был назначен судьей еще в мае, но отложил свое вступление в должность до завершения процесса по иску Бориса Березовского. Сампшн выступил с заключительным словом 20 декабря прошлого года, и препятствий для вступления в должность не стало. Газета.Ру"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации