“Крыше” пришла крышка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

“Крыше” пришла крышка Банковского мошенника посадили на семь лет

"Cколько в мире государств? Двести? Двести двадцать? Неправильно, на одно больше. “Молчановки” нет на карте мира, хотя, как в любой нормальной стране, там есть своя армия, милиция, ФСБ. Есть даже свои боевики. Есть и главнокомандующий, чья звездная карьера временно прервалась по независящим от него обстоятельствам. Решением Пресненского суда глава никем не признанного государства — г-н Молчанов — признан виновным в мошенничестве с использованием служебного положения в крупных размерах и осужден на семь лет. У Юрия Молчанова был особый дар. Он профессионально разводил на бабки. Солидный человек на солидной должности — начальник службы безопасности крупного банка, в течение нескольких лет он держал в страхе почти полтора десятка солидных московских банков, а потом “обул” знакомых банкиров на сотни тысяч долларов. “МК” писал об этом в статье “Особенности национального “развода” (24.06.2004 г.). Знакомства — разумеется, “на самом верху”. Сам — “из бывших”. Верхушка ФСБ — друзья по Высшей школе КГБ. Дрезден чуть ли не дом родной, да и с Путиным по службе пересекался... Именно так позиционировал себя г-н Молчанов в разговорах с потенциальными работодателями. Банкиры велись охотно. Да и личное обаяние Юрия Афанасьевича играло не последнюю роль: большой, добродушный, очень информированный и, главное, с огромным желанием помочь. Разумеется, по прейскуранту. Проблемы с налоговой — одна цена. С ФСБ — другая. Цена вопроса — от пяти до ста тысяч долларов. А не хочешь подобру-поздорову идти на контакт (читай — делиться. — Е.М.), могут ведь и не найти. Или найти — уже остывшим. Ведь в подчинении у г-на Молчанова — целая гвардия “бывших”. Уволенных из “Вымпела” и “Витязя” за различные нарушения и даже объявленных в федеральный розыск за двойное убийство, как бывший “витязец” Сергей Смирнов (по новым документам — Пименов). Или — правая рука г-на Молчанова некий Аслан, неоднократно подъезжавший к несговорчивым банкирам для ведения “переговоров”, чей номер в распечатке телефонных переговоров Юрия Афанасьевича стоял первым. По оперативным данным, этот Аслан — не кто иной, как Аслан Алиев, который в первую чеченскую был “кошельком” в отряде Шамиля Басаева. Специализация — крупные мошеннические операции, коронный номер — посреднические услуги при выкупе заложников, средства от которых, по данным спецслужб, шли на финансирование чеченских бандформирований и криминальных структур Северного Кавказа. После обучения в одном из лагерей Хаттаба его частенько видели в Москве в компании г-на Молчанова. Самое удивительное, что о боевом прошлом Аслана в оперативных документах МВД не осталось и следа, поскольку все архивы были полностью уничтожены еще в первую войну. Кстати, и эту услугу — “ваше дело не найдут даже на дне Марианской впадины!” — предлагал своим клиентам г-н Молчанов. По спецтарифу, естественно... В чем заключается работа начальника службы безопасности? Он проверяет на благонадежность контрагентов банка, пробивает клиентов, обеспечивает возврат кредитов, охрану, разбирается с наездами товарищей из правоохранительных органов. У знакомого банкира начались трудности. Одна проверка за другой, выемки документов, за каждый день просрочки — огромные штрафы. Молчанов помог, чем смог, “подключил все свои связи”. После чего банкир назначил Молчанова начальником службы безопасности. И Юрий Афанасьевич начал “решать проблемы”. Только в ходе следствия и на суде выяснится, что большая часть запросов, писем и прочих неприятностей от правоохранительных и налоговых органов были инициированы самим же Молчановым. В лучших традициях строителей светлого будущего он сначала создавал проблемы, а потом с блеском и немалой прибылью их решал. — Многие “запросы” были сделаны, как говорится, от балды, — говорит следователь ГСУ ГУВД г. Москвы Сергей Завгородний, который вел дело Молчанова. — Например, письмо из ГУВД или налоговой, конкретный товарищ настоятельно просит предоставить те или иные данные. А их разглашение по закону можно делать только по требованию прокурора. И таких нестыковочек масса. Но эти тонкости не всякий юрист знает. Молчанов со товарищи в погонах в них разбирались хорошо. Иначе бы не вырос в Малаховке как гриб после дождя новый молчановский особнячок, по скромным подсчетам, тянущий на два миллиона долларов. Впрочем, стоило следователю копнуть чуть поглубже, как Юрий Афанасьевич прямо спросил: — Вы знаете, что было с Николаевым? (Следователя Валерия Николаева в Генпрокуратуре называли “важняком без компромиссов”, он первым занимался делом Молчанова и был найден мертвым на чужой квартире. Официальная причина смерти — сердечный приступ. — Е.М.) Так вот — с моими врагами все будет по гамбургскому счету, — после этих слов следователь сделал правильные выводы и отказался от дела. Ссориться с г-ном Молчановым и впрямь было очень опасно. Точнее — смертельно опасно. Один из банкиров — Пономарев, уже давно подозревавший начальника службы безопасности в нечистой игре и намекнувший ему об этом, — до своей квартиры так и не дошел. Его нашли в лифте, мертвым. Дело не раскрыто. Тело опытнейшего муровца Руслана Таджбенова, у которого был конфликт с Молчановым, не найдено до сих пор. Обнаружили только его машину, залитую кровью. В общем, в том, что Юрий Афанасьевич умеет не только блефовать, банкиры ни секунды не сомневались. И послушно несли ему сколько нужно. На блюдечке с голубой каемочкой. А Молчанов так и сыпал фамилиями: первый замдиректора ФСБ лепший друг, а высокопоставленные сотрудники УБЭПа и УБОПа и вовсе, как в сказке о золотой рыбке, у него на посылках. Впрочем, как выяснилось позже, “своих” среди ментов и эфэсбэшников Молчанов не баловал: в лучшем случае им доставалось 10 процентов от озвучиваемых сумм. В апреле 2003 года он сообщил председателю правления банка “конфиденциальную информацию”: мол, на тебя готовят покушение, семья тоже в опасности. Цена вопроса — 200 тысяч долларов. Банкир заплатил — жизнь дороже. В этом же апреле г-н Молчанов поделился другими сведениями с другим банкиром: мол, вами интересуется Следственный комитет МВД. Естественно, со следователем, который вел дело, Молчанов был не только знаком, но и “дружил”. И можно было бы разрулить по-хорошему — и тоже за 200 тысяч баксов. А меньшая сумма, как утверждал г-н разводящий, следователя никак не устраивала. На суде председатель правления банка, где трудился наш скромный герой, сказал, что “верил в честность Молчанова”. Но когда афера с очередными “платными проблемами” вскрылась и он его уволил, банкиру и правда начали угрожать. Только не вымышленные бандиты, а сам г-н Молчанов. Даже дожидаясь суда и сидя в “красном” СИЗО (все-таки сам он как-никак из “бывших”!), что на Пресне, Юрий Афанасьевич чувствовал себя королем. И душ в камере, и мобильный телефон, и никаких очередей на шконку, потому что в камере было всего четыре человека. По оперативным данным, за “своего” человека замолвили словечко два “пиковых” вора в законе (“пиковыми” называют кавказцев). Случай небывалый: обычно ворам западло просить за товарищей из органов. Но, видно, товарищ был очень уж хороший и нужный. Или за него замолвили словечко хорошие ребята — Аслан, например. Плохо им там, в “Молчановке”, без главнокомандующего. Совсем боевики засиделись без работы. Тем более что г-н Молчанов обещал вернуться и разобраться со всеми, кто не верит в силу “бывших”. По гамбургскому счету, чего уж мелочиться..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации