“По существу, опорочил...”

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

“По существу, опорочил...” Народы России против обозревателя “МК”

"Общероссийская общественная организация “Ассамблея народов России” просит защитить одного из ярких своих деятелей от обозревателя “Московского комсомольца”. Газета дает возможность высказаться обеим сторонам конфликта. Практически все народы 21 ноября на имя главного редактора “МК” пришло письмо от председателя совета Ассамблеи народов России Рамазана Гаджимурадовича Абдулатипова. Приведу его слово в слово: “Уважаемый Павел Николаевич! От имени Ассамблеи народов России, крупнейшей межнациональной общественной организации, объединяющей представителей практически всех народов Российской Федерации, хотел бы выразить наше недоумение по поводу одной из недавних публикаций газеты “Московский комсомолец”. Речь идет о статье Вадима Речкалова “Семья террористов”, опубликованной в Вашей газете 10 ноября 2008 года. Полагаем недопустимым в авторитетном издании, пользующемся такой популярностью, как “Московский комсомолец”, публикацию статей, содержащих непроверенные, неподтвержденные, искаженные факты, в особенности, наносящие урон такой важной и деликатной сфере, как межнациональное согласие. Корреспондент газеты Вадим Речкалов, по существу, опорочил одного из ярких деятелей нашей Ассамблеи, руководителя Ярославского ее отделения Н.Э. Хасиева, назвав его сообщником террориста Тумриева. Нур-Эл Абдулович Хасиев в своем выступлении на Конгрессе народов России, прошедшем в городе Якутске и посвященном 375-летию вхождения Якутии в состав Российского государства, сказал: “…не может быть более мужского дела, чем создавать и обустраивать мир, заботиться, чтобы каждому в нем было комфортно…”. И мы знаем, что он неуклонно следует этому принципу. Его вклад в формирование культуры межнационального согласия на древней русской земле — в Ярославии — известен и высоко ценится как органами власти, так и общественностью области. В том, что Ярославия названа Землей согласия, немалая заслуга принадлежит лично Н.-Э.А.Хасиеву. В частности, на выездном заседании Президиума Совета Ассамблеи народов России в городе Ярославле в ноябре 2007 года представители Управления внутренних дел Ярославской области особо отметили роль Н.-Э.А.Хасиева в профилактике правонарушений на межэтнической почве. Опыт работы возглавляемого им Ярославского регионального отделения перенимается многими другими региональными отделениями и Ассамблеями — коллективными членами нашей организации. Были бы глубоко признательны Вам, уважаемый Павел Николаевич, за соответствующую оценку указанной публикации и принятие соответствующих мер для восстановления доброго имени Н.-Э.А.Хасиева, достойного сына чеченского народа и подлинного гражданина нашей страны. С уважением, Председатель Совета Ассамблеи народов России Р.Г. Абдулатипов”. Ярославский авторитет В статье “Семья террористов” мной высказана версия о причастности к террористическому подполью Раисы и Айзы Тумриевых — соответственно сестры и жены террориста-смертника Гелани Тумриева, взорвавшего Дом правительства Чечни в декабре 2002 года. Тогда погиб 71 человек, 270 — получили ранения. Подручной Гелани Тумриева в этом преступлении была 13-летняя Алина Володина — его дочь от русской женщины из Ярославля. Но если о смертниках Гелани Тумриеве и Алине Володиной сообщала прокуратура Чечни, то о причастности к террористическому подполью Айзы и Раисы Тумриевых никто официально не сообщал, эту информацию я получил из неофициальных источников. Однако Ассамблея “практически всех” народов России вступилась не за этих двух чеченок, как можно было бы ожидать, а за своего функционера Нур-Эла Хасиева, чью причастность если не к теракту, то к пособничеству похищения детей я могу доказать документально. История такова. Чеченец Гелани Тумриев, долгое время проживавший в городе Ярославле, обзавелся двумя детьми от двух русских женщин. Мальчиком и девочкой. Ильей, 1982 года рождения, и Алиной, родившейся в 1987 году. Ни с одной из женщин Тумриев не жил, дети его не знали. В 1997 году, сразу после первой кавказской войны, в которой Тумриев участвовал на стороне боевиков, он появился в Ярославле и стал навязчиво искать встречи с бывшими своими сожительницами и детьми. 8 августа 1997 года Илья и Алина были обманом увезены Гелани Тумриевым в Чечню, которая тогда называлась Ичкерией. 17 декабря 1997 года по этому факту прокуратурой Фрунзенского района города Ярославля было возбуждено уголовное дело по статье 126 УК РФ — похищение людей. Почему между фактическим похищением детей и возбуждением уголовного дела прошло 4 месяца и 10 дней? Что мешало возбудить его в сентябре, когда матери уже поняли, что детей у них украли? Возможно, проснись наши правоохранительные органы пораньше, и детей можно было бы спасти. Не проснулись. Во многом благодаря “достойному сыну чеченского народа” Нур-Элу Абдуловичу Хасиеву, который по мере сил и убаюкивал наши власти, фактически прикрывая своим авторитетом похитителя. Нур-Эл Хасиев — очень влиятельный человек в Ярославле. Он не только руководитель ярославского отделения Ассамблеи народов России. Он еще и представитель президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова в Ярославской области, президент ярославского общества чечено-ингушской культуры “Вайнах”, член совета самоуправления мэрии города Ярославля, член общественного совета при Управлении внутренних дел и Управлении федеральной службы по исполнению наказаний по Ярославской области. Вот что пишет сам господин Хасиев главному редактору “МК”: “Речкалов… меня, Хасиева Нурали, делает сообщником террориста Гелани Тумриева, похитившего в 1997 году своих детей у их матерей… В период с осени 1998 по июль 1999 года я трижды предпринимал попытки найти и вернуть Федотова Илью и Володину Алину в Ярославль по просьбе Марины Володиной (с которой я учился в Ярославской сельскохозяйственной академии), депутатов и мэра города Ярославля. Опубликованные в газете фотографии сделаны мною в 1999 году в селе Ачхой-Мартан. Не сумев убедить Гелани Тумриева в необходимости возвратить матерям детей, я тайком сфотографировал их в качестве доказательства, что они хотя бы живы и здоровы”. Что ни фраза, то ложь. Ложь Хасиева Хасиев пишет, что ездил за детьми в Чечню с осени 1998-го по июль 1999-го. Очевидно, что таким образом он желает скрыть, что включился в это дело еще до того, как ярославская прокуратура забила тревогу. Я располагаю копией письма президента ярославского общества чечено-ингушской культуры “Вайнах” господина Н.Х.Халимова, которое он отправил депутату Государственной Думы Елене Мизулиной. Письмо датировано 10 ноября 1997 года. Вот его текст: “Сообщаем, что в связи с обращением Володиной М.Э.в Ваш адрес, а также в другие государственные и общественные организации с просьбой о розыске ее дочери Володиной Алины, 1987 года рождения, в Чеченскую республику Ичкерия выезжал член Совета общества чечено-ингушской культуры “Вайнах” Н.-Э.А.Хасиев. В ходе беседы с Володиной Алиной и ее отцом, Тумриевым Гелани, установлено, что Алина проживает в семье отца в селе Ачхой-Мартан Чеченской республики. Условия жизни, материальное обеспечение и взаимоотношения в семье нормальные. Девочка чувствует себя хорошо, учится в школе, у нее уже появились подруги. Она приглашает маму приехать в гости, обещая, что сама приедет в Ярославль на летние каникулы. Каких-либо претензий Алина не высказывала”. Алине тогда едва исполнилось 10 лет. А Халимов пишет так, будто речь идет о взрослой женщине, которая сама принимает решения о своей судьбе. И разве есть в этом письме хоть слово о том, что Тумриев украл детей и не собирается их возвращать? И что Хасиев безуспешно пытался его “убедить возвратить детей матерям…” И фраза о том, что Алина “учится в школе”, тоже лжива. Когда в 2000 году российская армия покончила с этой Ичкерией, прокуратура Чечни стала искать Алину. И вот что писал в своем отчете новый прокурор Чеченской Республики Всеволод Чернов: “В списках восьми учебных заведений, имеющихся на территории райцентра Ачхой-Мартан, Алина Володина и Илья Федотов не значатся”. Но самая главная ложь, а вместе с ней и злой умысел господина Хасиева и его тогдашнего шефа господина Халимова усматривается в том, что в этом письме они пишут только об одном похищенном ребенке — об Алине. И ни слова не говорят об Илье, который был увезен Тумриевым из Ярославля в одной машине с Алиной, который в это же время жил в том же доме в Ачхой-Мартане и которого Хасиев не мог не заметить. А зачем Хасиеву болтать лишнее, если его об этом не спрашивают. Депутат Мизулина интересовалась только Алиной, вот ей и сообщают об Алине. А про Илью депутат не спрашивала. Налицо явная круговая порука между чеченскими бандитами и чеченскими общественными деятелями. А что касается фотографий, якобы сделанных тайком в 1999 году, тут вообще просто. Взгляните на эти снимки. На них ведь не только дети, но и взрослые. Жена Тумриева — Айза, его сестра — Раиса. Такие фотографии в чеченской семье тайком не сделаешь. Такому фотографу просто оторвут голову. И еще: в уголке каждой фотографии стоит дата — 31 января 1998 года. Хасиев снова солгал, что, впрочем, неудивительно. В своем письме на имя главного редактора МК господин Хасиев интересуется: “Возникает вопрос, почему Речкалов неоднократно использует историю 10-летней давности, всякий раз увязывая все свои старые гадости со свежим информационным поводом?” Я вот тоже хочу спросить. А почему, несмотря на все мои публикации на протяжении долгих лет, уличающие Нур-Эла Хасиева как минимум в пособничестве в похищении людей, это человек не только не наказан, не только не отправлен в отставку, но год от года приобретает все новые регалии? Уже до официального представителя Рамзана Кадырова дослужился. Наверное, это очень выгодный мужской бизнес — “создавать и обустраивать мир”. Назови себя миротворцем и деятелем чечено-ингушской культуры — и ты можешь делать все что угодно. А напоследок отрывок из письма, подброшенного неизвестными осенью 1997-го в ящик Елены Федотовой — матери похищенного Ильи: “Привет мама, бабушка и дедушка с горячим приветом к вам Илья. У нас тут все хорошо. У меня есть друзья. Я учу арабский язык, уже умею писать и немножко читать. Меня здесь хорошо приняли и все ко мне хорошо относятся. Почта работает плохо поэтому вам сюда письмо никак не прислать. Отец учит меня всему, он хочет, чтобы я стал настоящим человеком. В Ярославле уже наверно снег, а здесь еще тепло. Передаю ручку Айзе…” Местонахождение Ильи до сих пор неизвестно. По слухам, он погиб в 1999 году, участвуя вместе с отцом в походе Басаева на."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации