“Солнечный распил” Чубайса и Вексельберга

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

“Солнечный распил” Чубайса и Вексельберга FLB: Глава ВЭБ Владимир Дмитриев подозревает, что кредит нужен того, чтобы «Роснано» вышло из «провального» проекта с прибылью

"“Как следует из оказавшейся в распоряжении редакции переписки, председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев недоволен предлагаемой госбанку ролью кредитора «последней руки» в проекте «Роснано» и группы «Ренова» по развитию солнечной энергетики , - пишут 20 ноября “Известия”. Глава корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс и председатель совета директоров группы «Ренова» Виктор Вексельбег летом обратились к нему с письмом, в котором просили выдать кредит на 13,7 млрд рублей . Его планировалось потратить на замещение кредита, который ранее предоставила проекту «Роснано» (на строительство завода в Чувашии по производству солнечных модулей) — с учетом накопившихся процентов. Однако в ответ на поручение Дмитрия Медведева подготовить предложения по такой сделке глава ВЭБа жестко раскритиковал проект. Владимир Дмитриев подозревает, что банку предлагают обеспечить доходность выхода «Роснано» из проекта . В 2009 году «Роснано» и группа компаний «Ренова» Виктора Вексельберга вложились в совместный проект — строительство в Чувашии завода по производству солнечных модулей на базе технологии «тонких пленок» компании Oerlicon (акционером которой является «Ренова»). Проектной компанией выступило ООО «Хевел», 49% в уставном капитале которого принадлежит «Роснано», а 51% — группе «Ренова». В соответствии с долями в ООО «Хевел» госкорпорация внесла в уставный капитал общества 3,7 млрд рублей. Также ООО «Хевел» получило кредит от «Роснано» в размере 9,8 млрд рублей под 13% годовых на строительство завода в Новочебоксарске, запланировав к 2015 году выручку в объеме 5,8 млрд рублей . Теперь Анатолий Чубайс и Виктор Вексельберг просят Внешэкономбанк выделить новый кредит для замещения прежнего — 13,7 млрд рублей под 5% годовых со сроком погашения к 2022 году и грейс-периодом до конца 2014 года. Владимир Дмитриев в письме в аппарат правительства жестко раскритиковал это предложение, потребовав от проектной компании и «Роснано» дополнительных гарантий. По его мнению, проект является крайне рискованным для Внешэкономбанка. Его самыми слабыми сторонами Дмитриев называет отставание от графика на 20 месяцев и неконкурентоспособность планируемых к выпуску солнечных модулей по цене и качественным характеристикам . Как сообщает Владимир Дмитриев в письме, закупленная технология Oerlicon Solar не является инновационной, приобретенное оборудование — модифицированная технологическая линия первого поколения 1st generation ThinFab. Уже в начале 2012 года компания Oerlicon Solar анонсировала технологию следующего поколения — 2nd generation ThinFab с более высоким показателем КПД . Кроме того, реализация проекта идет во время кризиса перепроизводства, в настоящее время мировые мощности по производству солнечных модулей загружены менее чем на 50%, и такое положение сохранится в среднесрочной перспективе. При этом, указывает Владимир Дмитриев, по данным международных аналитиков, наблюдается существенное снижение цен на солнечные модули. Цена на бизнес-продукцию, установленная в бизнес-плане, составляет €1,34/ВТ и является завышенной по сравнению с текущими ценами. Например, китайские производители предлагают свои модули по цене €0,6/ВТ, что сильно ниже себестоимости продукции «Хевела» (€0,98/ВТ). При этом в документации, представленной Внешэкономбанку, есть соглашения на реализацию только 40% продукции завода . Серьезные подозрения ВЭБа вызвал пункт договора о создании СП между «Реновой» и «Роснано», согласно которому госкорпорация имеет оферту в 2016 году выйти из проекта, забрав из уставного капитала компании «Хевел» свою долю, причем с учетом зафиксированных процентов . Если это произойдет, то из бюджета проекта одновременно может быть изъято 7 млрд рублей. «Один из ключевых инициаторов проекта оказывается отстраненным от его реализации, при этом параметры доходности сделки для него остаются соблюденными фактически за счет кредитных средств банка» , — пишет глава Внешэкономбанка. Его также удивляет тот факт, что Чубайс и Вексельберг просят деньги под 5% годовых, тогда как стоимость привлечения ресурсов до 2022 года не может быть ниже 11% годовых. В пояснениях, которые «Роснано» подготовило для «Известий», указывается, что цель привлечения рефинансирования в проект — именно снижение процентной ставки по кредиту и сокращение издержек . В «Роснано» также не стали отрицать возможного выхода корпорации из проекта в 2016 году — госкорпорация как инвестиционная компания «рассматривает различные сценарии выхода из проектов, способные обеспечить наибольшую доходность», гласит ее ответ. Представитель компании «Хевел» Антон Усачев в разговоре с «Известиями» постарался защитить проект. — Технология Oerlikon Solar хорошо известна и широко применима в солнечной энергетике , —отметил он. — По параметрам производственной себестоимости и качеству продукция «Хевела» сопоставима не только с европейскими, но и с китайскими аналогами. Более того, бизнес-модель компании предполагает не только продажу модулей, но и реализацию проектов строительства солнечных электростанций . По его словам, компания намерена до 2020 года вводить в строй по четыре электростанции в год мощностью 25 МВТ каждая (солнечные модули нужны для строительства электростанций). — Солнечные станции будут построены в регионах с энергодефицитом — Юг России, Дальний Восток, Северный Кавказ и др. , — парирует подозрения в возможном провале проекта Усачев. Кредит, взятый у Внешэкономбанка, компания собирается отдавать в том числе за счет продажи мощности предприятиям, которые будут пользоваться энергией солнечных электростанций. — В ходе реализации проекта «Хевел» была полностью изменена его концепция, однако никаких документов по проекту с его новой бизнес-концепцией в банк не представлено , — недоумевает по поводу планируемых проектов в письме Владимир Дмитриев. По оценкам управляющего активами ИК «Грандис Капитал» Андрея Толстоусова, сомнения ВЭБа по поводу перспектив финансирования «солнечных» проектов «Роснано» более чем обоснованны . — Очевидно, что китайские дешевые солнечные батареи победят в конкурентной борьбе дорогие (и, вероятно, не доведенные до ума) российские аналоги. Но, как это часто бывает в России, многие бюджетные решения принимаются не исходя из экономических соображений, а либо по политическим мотивам, либо под лоббистским давлением , — говорит он. Ведущий эксперт из УК «Финам» Дмитрий Баранов не столь критичен. — В среднем в год мощности всех фотоэлектрических установок растут на десятки процентов в год, а их совокупная мощность уже превысила 20 ГВт , — отмечает он. — Это значит, что все предприятия, производящие различные продукты для фотовольтаики, обеспечены работой на годы вперед. Возможно, ВЭБ просто не устраивают предложенные условия . В «Роснано» утверждают, что оценка инновационных проектов не является стабильной ввиду их природы. — Конкурентоспособность продукции предприятия обеспечивают лежащие в основе проекта тонкопленочные технологии Oerlikon — мирового лидера по выпуску оборудования в области солнечной энергетики. Экспертные оценки, как правило, основываются на текущей ситуации на рынке, в настоящий момент она не является благоприятной. При этом у нас есть основания полагать, что в течение нескольких лет мировой рынок солнечных модулей покажет рост , — сказали «Известиям» в «Роснано»». 7 августа в публикации “Энергию Вексельберга подключили к госпрограмме за госсчет” Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «компания «Хевел» — совместное предприятие «Роснано» (49%) и группы «Ренова» Виктора Вексельберга (51%) — планирует инвестировать в развитие солнечной генерации более €210 млн. «С реализацией этих проектов к концу следующего года совокупная мощность солнечной генерации в России вырастет более чем в 10 раз, - писали «Известия» со ссылкой на представителя ООО «Хевел» Антона Усачева. - Российские предприятия обяжут покупать это экологичное электричество. В Минэнерго подтвердили разработку подобных подзаконных актов . По словам Ильи Усачева, для выработки 1 МВт солнечной электроэнергии требуется площадь 2–2,5 га. Компании уже выделены земли в Ставропольском крае (г. Кисловодск), завершаются работы по межеванию в Алтайском крае (с. Кош-Агач), получены предложения по участкам в. Всего в 2012–2013 годах будут введены в эксплуатацию солнечные электростанции общей мощностью 70 МВт. Запланированный объем инвестиций на реализацию всех этих проектов — около 210 млн евро, без учета строительства дополнительной инфраструктуры. «Хевел» делает солнечные модули самостоятельно, на своем предприятии в Новочебоксарске, куда вложено 20 млрд рублей. Оборудование для «Хевела», кстати, было куплено у швейцарской компании Oerlikon, которая на 30% принадлежит Вексельбергу . По данным Ассоциации предприятий солнечной энергетики, на сегодня суммарная мощность всех установок в России не более 5–6 МВт. Для сравнения, в Германии суммарная мощность солнечной генерации — порядка 20 ГВт. Во всем мире, на конец 2011 года, — 65 ГВт. Подобные проекты реализованы более чем в 65 странах. Проекты солнечной генерации в России развивают несколько компаний, такие как ЗАО «Телеком-СТВ», ООО «Солнечный ветер», ООО «Дагкремний», ОАО «Рязанский завод металлокерамических приборов». Эти проекты в основном сосредоточены на юге — в Краснодарском крае,, — но есть установки в Подмосковье и Белгородской области. В числе прочего «зеленая» электроэнергия должна покрыть потребности регионов, где собственной генерации недостаточно, — это, например, Алтайский край, Чеченская Рспублика и др. — В нашей стране перспективы развития альтернативной энергетики, за исключением большой гидроэнергетики, весьма туманны . Не существует механизмов финансовой поддержки, а без нее пока альтернативная энергетика неконкурентоспособна, — говорит аналитик «ВТБ Капитала» Александр Селезнев. — Установки конкурируют на рынке с тепловыми и атомными станциями и явно проигрывают в этой борьбе, поскольку стоимость их строительства существенно выше . По словам Селезнева, в Западной Европе действуют специальные тарифы на «чистую» энергию. У нас вопросы стимулирования этого рынка обсуждаются, но ни в какие нормативные акты это пока не вылилось. — В нашей стране пока нет полноценной законодательной базы, которая помогла бы запустить механизм эффективного возврата инвестиций, — признается Антон Усачев. Но вскоре положение изменится, рассказывает он. К IV кварталу 2012 года Минэнерго совместно с заинтересованными ведомствами подготовит подзаконные акты к закону «Об электроэнергетике». Почти всех юрлиц, как крупных промышленных потребителей — «Русал», «Газпром», — так и малый и средний бизнес с 2014 года обяжут, помимо обычной, покупать «зеленую» электроэнергию . В 2014 году это будет 0,1% всей покупаемой организацией мощности, в 2015-м — 0,2% и т.д., до 4,5% в 2020 году. Исключением будут только некоторые категории предприятий, получающих субсидии. Населения новые правила не коснутся. Как рассказали в Минэнерго, разрабатываемый сейчас комплекс мер по поддержке возобновлиемых источников энергии (ВИЭ) будет предусматривать различные варианты, в том числе ее покупку на оптовом рынке. В министерстве отметили, что речь идет не только о солнечной энергии, но в целом обо всей электроэнергии, производимой генераторами на основе ВИЭ — ветрогенерации, биогазе. — Сейчас покупать электроэнергию на основе ВИЭ обязаны сетевые компании в качестве компенсации потерь. Пока этот механизм не работает, так как нет необходимых подзаконных актов, в комплексе мер как раз планируется прописать этот механизм, — сказали в пресс-службе Минэнерго. Пока что основной клиент «Хевела» — государство. Например, компания договорилась об установке фотоэлектрических систем на железнодорожном вокзале Анапы, олимпийских объектах в Сочи и объектах саммита АТЭС ». В середине апреля в публикации «Солнечный» бизнес Чубайса и Вексельберга» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: « РОСНАНО совместно с «Реновой» Виктора Вексельберга строят в Новочебоксарске секретный-пересекретный завод. Прикрытие придумали замечательное: объявили, что возводится мирное предприятие по производству солнечных батарей, и создали совместную фирму ООО «Хевел» (по-чувашски хевел — солнце). Не раз сообщали, что завод вступит в строй то в таком-то квартале 2011 года, то в таком-то 2012-го. Теперь-то понятно — пытались сбить неприятеля с толку… В общем объеме инвестиций в эту стройку (20,1 млрд рублей ) значительную долю составляют бюджетные деньги РОСНАНО. Да и остальное, как сообщалось, частная корпорация Вексельберга должна была внести, временно позаимствовав деньги у РОСНАНО, то есть опять же из бюджета страны ». «Однако на строящемся заводе возможному приезду корреспондента обрадовались меньше, чем я предполагал, - писала «Новая газета» в № 41 от 13 апреля 2012 г. Сотрудница, отвечающая за связь с прессой, Надежда Ригова, пояснила мне по телефону, что у них свой порядок посещения: редакция должна написать письмо в дирекцию ООО «Хевел», которая находится в Москве, и попросить разрешения… Ну ладно, написали. Очень скоро мне в казанский корпункт газеты позвонил из «Хевела» руководитель управления по внешним связям компании Антон Усачев и сказал, что секретов нет, что он готов приехать в Новочебоксарск и лично показать мне завод. То есть я выеду в Новочебоксарск из Казани, а он — из Москвы. Согласитесь, это любезность. Нашим просьбам нередко идут навстречу, но чтобы ехали навстречу 650 километров, и всё ради коротенькой экскурсии по недостроенному заводу, — такого не припомню. Определили дату встречи — 10 апреля. Я приехал, а Антон Михайлович — нет. Он позвонил мне, когда я уже был в Чувашии, и напомнил, что наша договоренность не была окончательной, что надо было еще раз уточнить дату. Наверное, надо было. Но я ни в чем его и не упрекнул: понимаю, возникли у человека другие дела. А коль так и коль я уже у ворот завода, то можно, наверное, распорядиться, чтобы корреспондента провели на территорию, напоили с дороги чаем и показали то, что фирма «Хевел» намеревалась не утаить. Есть же тут толковые люди: и директор, и уже упомянутая Надежда Ригова, отвечающая за связь с общественностью. Конечно, без присмотра московских руководителей «Хевела» корреспондент может утратить чувство реальности и, чего доброго, станет задавать непротокольные вопросы. Ну, например, спросит, правду ли говорят, что Вексельберг завез сюда устаревшее оборудование со своего швейцарского предприятия? И пусть спросит — ничего страшного. Можно же ответить, что это наглая клевета. А можно переадресовать отдельный вопрос в Москву, и чтобы на него ответить, не обязательно Антону Усачеву ехать в Чувашию. В общем, я попросил Антона Михайловича дать заводчанам распоряжение пропустить корреспондента за шлагбаум. В конце концов, подумал я, репутация у меня, наверное, не хуже, чем у главы Палестинской автономии Махмуда Аббаса, а ему в январе нынешнего года разрешили посетить это строящееся предприятие в Новочебоксарске. Даже без письма из редакции. — Нет! — сказал Антон Михайлович. — Без меня туда нельзя! У нас режимное предприятие… Кто бы мог подумать! Что же такое засекреченное мог на ходу разглядеть корреспондент на предприятии по производству солнечных батарей, где этих батарей пока еще даже и нет? Досадно, но раз уж приехал, решил переговорить на тему миллиардных инвестиций в солнечный бизнес с кем-нибудь в правительстве Чувашии. Республике повезло, пусть похвалятся. Пресс-служба главы республики предложила соответствующий отдел в министерстве экономики. Как только увидел табличку на стене у двери кабинета, так сразу понял, что лучших собеседников не найти. Табличка такая: «Отдел промышленной политики и инновационного развития экономики». Заметьте, не просто «промышленности», а «промышленной политики». Не просто «развития экономики», а «инновационного развития». Знал, что Чувашия — передовая республика, но не настолько же! И вот сижу напротив начальника отдела Натальи Дмитриевой и ее заместителя Сергея Иванова. Завожу разговор о выгодах Чувашии в связи со строительством такого масштабного предприятия, как завод солнечных батарей. И действительно ведь, одна выгода. Своих денег республика на это не тратит, а престиж и рабочие места обеспечены, да и местные подрядчики оживились. Предложил поговорить об этом подробнее, но не тут-то было. — Вы напишите нам вопросы на бумаге и оставьте, — как могла, поддержала беседу Наталья Викторовна. — А мы посоветуемся и завтра ответим. На какой бумаге? Что у нас за проблемы с устной речью в чиновничьих кабинетах? — Поймите, мы не готовы к разговору, — поясняет Дмитриева. Они не готовы! В республику инвестируются 20 миллиардов, проект стартовал три года назад, а они в отделе инновационного развития все еще не готовы! Ну, кто же в это поверит? И что остается думать? Конечно, «Хевел» строит ракетный завод. Как я сразу не догадался? И все вокруг морочат журналистам головы то секретностью, то неосведомленностью. И правильно делают. НАТО уже расширилось до Ульяновска, пора нам ему на Волге что-нибудь противопоставить. Одно огорчительно: готовясь к разговору в «Хевеле», я прочитал по теме производства и продажи солнечных батарей много лишнего и неприятного. Ну, например, узнал, что британская компания BP «ставит точку в своем солнечном бизнесе». Оказывается, солнечная индустрия, на которую у нас нацелились РОСНАНО и «Ренова», переживает не лучшие времена. Рынок наводнили дешевой продукцией азиатские производители, особенно Китай. Обанкротились три крупных американских фирмы, убытки несут немцы . Бундестаг даже сокращает государственную поддержку солнечной энергетики. Но может, все эти невзгоды не касаются планов Вексельберга? Однако швейцарская газета Handelszeitung прямо пишет о нем и о швейцарской же фирме OC Oerlikon, где Вексельберг владеет крупным пакетом акций, и о ее подразделении OC Oerlikon Solar: «Катастрофа солнечной индустрии затрагивает и OC Oerlikon Solar. Швейцарский концерн производит оборудование для изготовления солнечных панелей — вполне убыточный на сегодняшний день бизнес…» И далее: «Тучи хмурятся сейчас не только над компанией Виктора Вексельберга, но и над другими предприятиями солнечной индустрии Швейцарии» . Тут даже подумалось, что в такой рыночной ситуации вложить деньги в солнце — это, как говорится, бросить деньги на ветер. Другое дело, если в Новочебоксарске завод не солнечный, а… Ну, я уже высказал догадку. Правда, ООО «Хевел» готово легко опровергнуть все нелепые догадки. Редакция получила от него письмо, где предлагается в продолжение наших договоренностей организовать посещение объекта в пятницу, 13 апреля. В пятницу? 13-го числа? Нет, эту дату лучше пропустить и продолжить переговоры позже. Если високосный год не помешает». В июле 2010 года в публикации «Бюджетное покрытие Вексельберга» Агентство федеральных расследований FLB сообщало: «на утверждение в правительство направлены первые четыре инновационных проекта. И один из четырех представил скромный российский миллиардер, руководитель группы компаний «Ренова», которому президент Дмитрий Медведев доверил руководство строительства иннограда. Инновационная мысль Вексельберга свелась к тому, что он просит у правительства 750 млн. рублей на создание в России «научных центров по изучению нанопокрытий на базе центров нанесения покрытий по технологиям компаний Oerlikon и Sulzer». При этом 44% акций швейцарской компании Oerlikon принадлежат председателю наблюдательного совета «иннограда Сколково» . Скромно? Этого ли ожидал от Вексельберга Медведев? Помнится, когда зарождалась идея российской Селиконовой долины, в своем ежегодном Послании Федеральному собранию президент высказался за расширение грантовой поддержки разработчиков новейших технологий на конкурсной основе: «Институты развития должны заниматься поиском и отбором перспективных проектов по всей территории страны, предоставлять финансовое содействие инновационным предприятиям, в том числе малым инновационным предприятиям, которые создаются сегодня по известному закону при вузах и научных учреждениях, при этом разделять риски и с частными инвесторами». Группу компаний «Ренова» в целом никак не отнесешь к малым инновационным предприятиям. Так же как и швейцарскую компанию Oerlikon Виктора Вексельберга, в частности. В 2006 году, когда этот российский бизнесмен покупал акции швейцарской компании, выручка Oerlikon составляла $1,86 млрд . Эта фирма в 30 странах мира «занимается разработками в области нанотехнологий, выпускает оборудование в сфере полупроводников, вакуумных технологий, технологий хранения данных, производства проекционных дисплеев и космической электроники» С той поры Вексельберг успел построить центр по нанесению нанопокрытий, которые увеличивают устойчивость и прочность поверхностей к внешним воздействиям, в подмосковном городе Электорсталь. Ведутся оживленные переговоры с такими гигантами как «Камаз», «ГАЗ», «Ростехнологии» «Роствертолом», «Энергомаш». То есть, бизнес растет и ширится. Почему же основной владелец богатой швейцарской компании не хочет по заветам президента России выступить «частным инвестором» собственного заманчивого проекта, а вместо этого просит 750 миллионов у государства? Вредная привычка 90-х годов? И в чем смысл этого инновационного проекта для президентского иннограда Сколково – в развитии компании Oerlikon?»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации