“Это какой-то дурдом!”

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

“Это какой-то дурдом!” Зловещие тени СКП

"На фоне шумихи вокруг увольнения начальника Московского управления СКП Анатолия Багмета другая, не менее знаковая отставка в этом ведомстве осталась незамеченной. Совсем недавно президент освободил своим указом заместителя председателя СКП Бориса Салмаксова.Официальная версия — предельный возраст: Салмаксову исполняется 65. На самом деле это не более чем отговорка. Две недели назад в силу вступил закон, увеличивавший срок прокурорской службы. При желании — Салмаксов мог спокойно работать. Но желания, похоже, не было… Нынешняя отставка Бориса Салмаксова — давно ожидаемый и прогнозируемый шаг. Салмаксов, кадровый прокурорский следователь, не прижился в СКП с самого начала. Зампредом Следственного комитета он был назначен летом прошлого года, однако очень скоро его отношения с Бастрыкиным дали трещину. Генеральский разлад начался сразу после осетинских событий августа 2008-го, куда Бастрыкин с Салмаксовым вылетали во главе следственной группы. Что произошло между ними в Цхинвале — доподлинно неизвестно, но по возвращении в Москву Бастрыкин резко перестал принимать Салмаксова, не реагировал на его звонки и докладные. Учитывая, что Салмаксов курировал ключевой участок в СКП — надзор за следствием, со стороны это выглядело полнейшим абсурдом: все равно что вести военную кампанию, игнорируя начальника Генштаба. Несколько месяцев Салмаксов безуспешно пытался достучаться до своего начальника, даже записывался к нему на прием. При этом — никаких претензий ему не предъявлялось. В конце концов, в декабре прошлого года, он написал рапорт на увольнение и оставил его в бастрыкинской приемной. В разговоре с автором этих строк, состоявшемся тогда же, по горячим следам, Салмаксов объяснил свой шаг вынужденной необходимостью. “Это какой-то дурдом, — сказал он, характеризуя обстановку в СКП. — Если со мной не хотят работать, настаивать я не собираюсь”. Свою опалу растолковать он также не мог, предположил лишь, что “слишком стар”. (Можно подумать, когда полугодом раньше его назначали, Салмаксов был мальчишкой.) По информации, которая курсировала внутри СКП, неудовольствие Бастрыкина было вызвано независимостью Салмаксова. Он осмеливался отстаивать свою точку зрения, спорить с начальством, порой не скрывая своего возмущения; ему, практику с 30-летним опытом, многое в СКП казалось дикостью. Впрочем, в последний момент Бастрыкин одумался. Очередной кадровый скандал был ему совсем ни к чему, да и в верхах Салмаксова хорошо знали: долгие годы он работал в Северной столице, где дослужился до зампрокурора города. На счету Салмаксова — многие громкие процессы. Именно он, например, возбуждал дела против губернатора Ненецкого автономного округа Владимира Бутова и крупного бизнесмена Михаила Мирилашвили. Среди питерской части Кремля и Белого дома Борис Иванович пользовался вполне заслуженным авторитетом как профессионал высокого класса. Главе СКП пришлось сменять гнев на милость. Он пригласил Салмаксова и уговорил отозвать рапорт. Чтобы умаслить строптивого подчиненного, ему даже была специально придумана должность: зампредседателя по надзору за следствием в федеральных округах с местом дислокации в Санкт-Петербурге. По сути — чистой воды синекура: за год через все окружные следственные отделы проходит не более сотни уголовных дел. Да и вернуться домой — тоже очень хотелось. После долгих раздумий Салмаксов согласился на предложение, сразу оговорив, что уволится через год. И слово свое — сдержал… Уход Бориса Салмаксова — не частный случай, как кому-то может показаться, а закономерность, подтверждающая общее правило. Исход из СКП профессионалов, не желающих участвовать в политических играх, стал уже массовым. За последние два года только обратно, в прокуратуру, вернулось более 2,5 тысячи сотрудников — примерно 15 процентов личного состава СКП. И отнюдь не худшие: лучшие. Честным профессионалам преимущественно нет места в органе политических репрессий, давно превратившемся в этакий стол заказов. Зато люди замаранные, беспринципные — здесь, напротив, в чести. Полгода назад в отставку был отправлен другой зампред СКП Игорь Соболевский — будто бы “по собственному желанию”. В действительности он угодил в эпицентр международного скандала. Весной испанские правоохранители передали российской Генпрокуратуре материалы расследования дела тамбовской преступной группировки, чью верхушку они арестовали летом 2008-го. В материалах имелись расшифровки телефонных переговоров Соболевского с лидером группировки Геннадием Петровым, свидетельствующие об их более чем тесных отношениях. (В одном из разговоров, например, Соболевский даже делился с мафиозо Петровым радостью от создания СКП, куда он скоро придет служить.) Александр Бастрыкин, разумеется, знал о сомнительных связях своего подчиненного, но продолжал его держать. Более того, Соболевский имел на начальника неограниченное влияние, по праву считаясь “серым кардиналом” СКП. Только вмешательство Путина разрушило эти узы. А скандал с начальником столичного управления СКП Анатолием Багметом, уволенным из прокуратуры за нарушение присяги? (Проверка установила, что Багмет незаконно носил звание доцента, а документы, которые он представил, были поддельными.) Против него даже пытались возбудить уголовное дело, но в СКП на Багмета были иные виды. Вскоре он возглавил московское следствие и стал генералом. Под стать Багмету — и начальник другого ключевого управления: Хабаровского. Мой коллега Борис Резник уже подробно описывал эту историю в печати. Он прямо обвиняет главу Хабаровского СУ СКП Геннадия Фатеева в попытках развала дела преступной группировки “Общак” — самой масштабной дальневосточной ОПГ, а также в связях с ворами в законе. Выехавшая проверка Генпрокуратуры подтвердила все обвинения Резника. Проверяющим удалось изъять расшифровку телефонного разговора Фатеева с хабаровским “смотрящим” Чердаком. Кроме того, вскрылись и другие грехи Фатеева. Он незаконно купил за бюджетные 2,7 миллиона рублей квартиру сыну. Еще раньше — в пьяном виде совершил ДТП, но сфальсифицировал дело и заставил другого взять на себя вину. По итогам проверки Бастрыкину было направлено два представления на возбуждение уголовных дел. И оба он на днях отклонил; по его мнению, в действиях Фатеева нет состава преступления. Я мог бы привести еще с десяток подобных примеров: про начальника Главного следственного управления Маркелова, некогда уволенного из прокуратуры в 24 часа; его заместителя Барковского, возвращенного теперь на службу. Вспомнить зампрокурора столичного метрополитена Зиганшина, выгнанного за сфальсифицированное дело против Героя России Полянского, но тут же принятого в СКП. Почти все герои моих прежних публикаций — те, чьего увольнения добивался я два, три, пять лет назад, — работают теперь в конторе г-на Бастрыкина. Конечно, негодяи и предатели есть везде: и в прокуратуре, и в ФСБ, и уж тем более в МВД. Вопрос лишь в отношении к ним. Когда после моей статьи в “МК” из прокуратуры был уволен зампрокурора Юго-Западного округа Москвы Дептицкий (защищая наркоманов, он слиповал дело против наркополицейских), я понимал, как генпрокурор реагирует на грехи своих подчиненных. Но что, скажите на милость, думать мне о Бастрыкине, если тот же Дептицкий надзирает теперь за всем следствием в городе; он — замначальника процессуального контроля СУ СКП Москвы. Это не близорукость, не оплошность и даже не защита чести мундира; это — суть бастрыкинской политики. Управлять людьми замаранными, висящими на крючке крайне удобно и эффективно. Стоит лишь дернуться — и тут же извлекается из сейфа компромат. Такие исполнители выполнят любые, даже самые беспредельные команды. Совесть им заменяет указание начальства. Бастрыкин никогда не уволит ни Фатеева, ни Багмета, ни Маркелова с Дептицким; напротив, он должен показать своей команде, что не сдает соратников ни при какой ситуации. Друг воров в законе Геннадий Фатеев демонстративно получил из его рук генеральские погоны, знак заслуженного юриста, стал членом коллегии СКП. Вместо того чтобы разобраться в собственных завалах, Бастрыкин предпочел защищаться путем наступления. Совсем недавно с подачи СКП был инициирован скандал вокруг хабаровского прокурора-насильника. Зампрокурора Нанайского района Виктор Басов был обвинен в изнасиловании двух 14-летних школьниц. В многочисленных репортажах и публикациях особо подчеркивалось, что прокурор края — один из главных врагов Фатеева, — спасая честь мундира, отменил возбужденное против Басова уголовное дело. Не стану сейчас вдаваться в перипетии следствия: кому положено — за это еще ответят. Скажу лишь, что в начале прошлой недели Басов из прокуратуры был уволен. И в этом — главное отличие двух систем и двух руководителей: Чайки и Бастрыкина. Сдается мне, в скором времени Виктор Басов себя еще покажет: вакансий в СКП — хоть отбавляй… "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации