“Tамбовские волки” рвутся из клетки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

“Tамбовские волки” рвутся из клетки Банда киллеров осуждена, но скоро выйдет на свободу

" Недавно в Липецке тихо и почти незаметно закончился судебный процесс, который мог бы пролить свет на многие громкие заказные убийства последнего десятилетия. И хотя члены банды получили в общей сложности 113 лет заключения, точка в этом деле вряд ли когда-нибудь будет поставлена. Слишком уж высокие “заинтересованные лица” постарались сделать так, чтобы убийцы и их помощники хранили молчание.

     В ходе предварительного следствия в списке их жертв, который, по мнению специалистов, перевалил за сотню, называли имена Влада Листьева и вице-губернатора Петербурга Михаила Маневича, Отари Квантришвили и руководителя банка “Югорский” Олега Кантора.
     А на процессе эти дела уже не упоминались. 
     Убийцы подали кассационную жалобу в Верховный суд России, считая приговор чрезмерно жестоким. А это значит, что при благоприятном для них исходе уже через пару лет они вполне могут выйти на свободу. Если, конечно, доживут.
По следу четверки
     Эта история начиналась для ее главных участников по-разному и в разные годы. Мы, пожалуй, начнем свой рассказ с июля 1998 г., когда многие СМИ сообщили о поимке четырех киллеров из бригады Ферганца, которых доставили из Узбекистана в Москву под усиленной охраной. 
     К тому времени четверка киллеров уже полгода находилась в федеральном розыске, и, как настоящие волки, обложенные красными флажками, они бежали все дальше и дальше от преследователей. Заочно прокурор Тамбовской области предъявил им обвинение в двух убийствах, совершенных в апреле и августе 1997 г. В первом случае жертвой стал московский предприниматель от нефтяного бизнеса, приехавший в Тамбов, во втором — местный криминальный “авторитет”. Но, по оперативной информации, эти кровавые преступления бригады были не единственными. Более того, появились данные, что они причастны к ряду резонансных заказных убийств — таких, как убийства Маневича и Листьева. Именно поэтому за дело взялись Генпрокуратура и ФСБ.
     Однако поймать киллеров долго не удавалось. Они были как завороженные. Стало известно, что руководители банды, братья Челышевы, прячутся где-то в Подмосковье. А как только место уточнили, убийцы, поняв, что на них охотятся, перебрались к родственнику в Луховицы. Оперативная группа выехала туда — а киллеров уже и след простыл. Розыск одновременно велся в Москве, в Петербурге, в Ленинградской, Ростовской, Воронежской, Рязанской, Липецкой, Тамбовской, Волгоградской областях, в республиках Средней Азии и даже в Германии. И всегда мешала утечка информации.
     — Мы постоянно опаздывали, — вспоминает один из оперативников бывшего ЦРУБОП. — Сначала эта разница составляла полгода, но постепенно мы их нагоняли, отыгрывая дни и недели. Они же бежали все дальше.
     Вдоволь помотавшись по России, четверо киллеров пересекли таджикскую границу, решив там заняться наркобизнесом. Они даже начали переговоры с одной из тамошних группировок об обмене своей иномарки на первую партию наркотиков. Однако к этому времени опергруппа их уже почти настигла, и местным мафиози ничего не оставалось делать, как буквально вытолкнуть чужаков со своей территории на узбекскую границу. Четверка спряталась в Ферганской долине. Именно оттуда в свое время семейный клан Челышевых перебрался в Тамбов. Там еще оставались родственники, у которых можно было перекантоваться.
     Опергруппа выехала в Узбекистан. Ситуация осложнялась тем, что в это время с гор сошел селевой поток — в долине царила неразбериха. А киллеры спрятались как раз в горах, куда могли добраться только альпинисты. Но в итоге именно сель помог оперативникам: киллеры оказались просто заперты в своей горной ловушке. В результате проведенной узбекской стороной операции всех четверых задержали без единого выстрела (еще семь человек арестовали потом в России).
     И начались долгие переговоры о выдаче бандитов российской стороне. Они прошли успешно — Московский СОБР привез четверых убийц в московский аэропорт под усиленной охраной. На обычном рейсовом самолете. О том, что с ними вместе летели киллеры, другие пассажиры узнали только дома, из выпуска новостей.
     В аэропорту на всех зданиях расположились снайперы. Машины с конвоем подогнали прямо к трапу лайнера. Арестантов выводили в масках. Все прекрасно понимали, что, если информация о причастности задержанных к громким убийствам верна, их могут расстрелять прямо возле самолета. Либо “кровники” из числа друзей убитых, либо по приказу заказчиков преступлений.
     Спокойно следователи и оперативники вздохнули только в здании ЦРУБОП на Шаболовке, куда доставили арестантов.
     Потом пошли допросы. Самоуверенность киллеров таяла буквально на глазах. А у следователей от услышанного волосы вставали дыбом. Наверное, во многое из рассказанного в более высоких кабинетах не поверили — или не захотели поверить. И потому расследование самых громких преступлений этой группы просто не довели до конца.
Семейный “бизнес”
     Эту банду нельзя назвать чисто тамбовской. Тамбов был последним местом их дислокации. “Работали” же бандиты во многих городах еще с 1993 г. и специализировались на заказных убийствах. Это было небольшое, вполне самостоятельное бандформирование, в котором четко распределялись роли руководителей, поставщиков оружия и машин, диспетчеров и непосредственных исполнителей. Они не входили в какую-то другую, более известную криминальную структуру и именно этим были удобны заказчикам: при желании не жалко было их и ликвидировать.
     Исполнителей для разовых акций вербовали в различных регионах России. После достижения определенной договоренности те приглашались в “усадьбу” в Тамбовской области и жили там до тех пор, пока контракт не приобретал конкретные очертания. Шла пристрелка оружия, велась слежка за жертвой, разрабатывался план убийства.
     Из четверых задержанных в Узбекистане двое — уроженцы Ферганы, переехавшие в 1992 г. в Россию вместе с семьями. Есть в банде и жители Тамбовской и Липецкой областей. Руководили же всем “бизнесом” Андрей и Сергей Челышевы. Почти сразу к ним присоединился их двоюродный брат Олег Дрожжин.
     В начале 90-х Андрей Челышев (Ферганец) учился в военном училище в Алма-Ате. Там он и познакомился с несколькими будущими подельниками будущего “семейного бизнеса”. Его брат Сергей попал в десантные войска, дислоцировавшиеся под Санкт-Петербургом. По одной из версий, именно там впервые встретились будущий киллер и его “работодатели” — тамбовские “авторитеты” Сергей Яковлев (Фандора) и Сергей Попов (Серый, Поп). Сергей Челышев часто жаловался знакомым на тяжелую жизнь в Фергане, поэтому “тамбовские” сделали ему заманчивое предложение: заняться заказными убийствами. Сергей согласился и вскоре перевез из Узбекистана в Тамбовскую область своего брата и мать.
Мифы и реальность
     Многие годы ходили упорные слухи, что члены банды были прекрасными стрелками. А некоторые из них даже входили в элитное подразделение “боевых пловцов”. Говорили, что Александр Василисин (Малыш) — бывший спецназовец ГРУ, который награжден за одну из секретных операций орденом Красной Звезды. Однако все это — не более чем красивая легенда. Василисин сам распространял о себе подобные слухи. Да и другие бандиты не отставали от него, хвастаясь друг перед другом придуманными подвигами.
     Заказов поступало много, киллерам удавалось работать быстро и качественно. Как они потом сами признавались следователям, часто им просто везло. Большое количество заказов вынудило Челышевых искать помощников. Тогда-то они и вспомнили о бывших сослуживцах.
     По данным следствия, первый заказ Андрей Челышев получил от своего знакомого, жителя города Усмань Липецкой области Николая Якимова. Тот задолжал $15 тысяч своей сожительнице Валентине Молчановой. Но решил не платить и “заказал” Челышеву убийство подруги всего за 4 тысячи. Вместе с подругой Якимов якобы по делам поехал в Воронеж. По дороге к ним в машину подсел Олег Дрожжин, который накинул на шею женщине удавку и задушил ее. Труп закопали в ближайшем лесу.
     Затем последовало убийство московского нефтяного бизнесмена Владимира Рогового. Он сильно мешал другому коммерсанту, и тот через знакомых “авторитетов” заказал убийство конкурента. За Роговым несколько дней следили. А затем устроили засаду и расстреляли из пистолета.
     Но подлинным шедевром киллерского искусства стала операция по устранению тамбовского “авторитета” Владимира Рогачева, контролировавшего большинство коммерческих структур в Мичуринске.
     Рогачев везде появлялся с двумя машинами охраны. И Челышевым пришлось превзойти самих себя, разработав целую войсковую операцию. На допросах они потом даже удивлялись, как это им удалось такое провернуть. Говорили о необычайном везении. Впрочем, клиентам они об этом никогда не рассказывали.
     Вдоль дороги, по которой обычно ездил Рогачев, киллеры вырыли окопы и оттуда открыли прицельный огонь из двух автоматов Калашникова с оптическими прицелами. Рогачев был убит с первых выстрелов. При этом ни одного телохранителя даже не зацепило шальной пулей. Впрочем, на случай, если бы что-то не заладилось, у киллеров были в запасе гранаты. За это убийство члены банды получили по $10 тыс. на брата.
     Кстати, именно убийство Рогачева навело тамбовских следователей на мысль, что эти же киллеры причастны к убийству Маневича. По почерку исполнения.
Кто убил Маневича?
     На крыше, с которой киллер расстрелял Маневича, были обнаружены следы галош. А Сергей Челышев всегда носил в дождливую погоду галоши, поскольку страдал хроническим заболеванием почек. Из этого факта был сделан предварительный вывод, что стрелял по вице-губернатору именно Челышев. Однако на допросах Сергей категорически отвергал свою причастность к этому убийству. Позднее выяснилось, что у него есть алиби. К тому же в Тамбовской области многие носят галоши: для тамошних погоды и зарплаты это обычная обувь. Уже в этом году следователи, которые занимались этим делом, сказали корреспонденту “МК”, что теперь уверены: Челышевы Маневича не убивали. К тому же у Сергея Челышева ничего узнать больше нельзя. Он умер в тюрьме через полгода после задержания как раз от болезни почек. Перед самым арестом он собирался делать операцию в Германии за $50 тыс., но не успел.
     Есть в деле и другие показания, которые могли стать сенсацией. Андрей Челышев заявил: “Когда убивали Владислава Листьева, я сидел в машине и ждал ребят”. Он подробно обрисовал, как все происходило, поведал важные подробности подготовки покушения. В частности, Челышев знал, что в момент убийства один из киллеров, поставив на боевой взвод пистолет, засунул руку в полиэтиленовый пакет — чтобы гильзы остались в пакете. А на пол бросил гильзы от другого оружия, но того же калибра.
     Сергей Попов также дал показания, что Челышев рассказывал ему о своем участии в убийстве Листьева.
     Но признания Челышева следователь Генпрокуратуры Петр Трибой отмел как несостоятельные. Понять его можно: в убийстве тележурналиста признавалось тогда много преступников. Подобное признание — прекрасный способ прокатиться за счет государства в столицу и оттянуть свой приговор по другому делу. Возможно, за рутиной ежедневных сводок и протоколов Трибой просто не разглядел всей важности показаний профессионального киллера.
     На суде преступники отказались от этих показаний.
Таинственный диспетчер
     Еще одной загадкой, которая так и осталась неразгаданной, были признания киллеров о работе на некоего “диспетчера”. Эти показания также были в деле.
     Еще в самом начале своей карьеры, когда денег было немного, Андрей Челышев подрядился вытащить из зоны брата своего старого приятеля. Для этого нужна была кругленькая сумма — 200 тысяч “зеленых”. У самого Челышева таких денег не было. Через другого приятеля ему пообещал помочь с деньгами некий “генерал” из Москвы. Получив деньги, Челышев уехал к себе в Тамбов, но через некоторое время его нашли и потребовали вернуть долг — весь и сразу. В противном случае он бы разделил судьбу своих жертв.
     Впрочем, Ферганцу предложили альтернативу. Он со своей группой должен “работать” на “генерала”, выполняя его заказы. Челышев согласился. Его проверили в каком-то закрытом тире и остались удовлетворены качеством подготовки. За каждое “дело” с киллера списывали от 3 до 5 тысяч. За три года он вернул долг почти полностью — на нем оставались висеть то ли 14, то ли 16 тысяч. Количество выполненных “заказов” подсчитать несложно... (Естественно, потом Ферганец от этих показаний отказался.)
     Челышев даже описал своего “благодетеля”, хотя они виделись всего несколько раз: в основном он работал через посредника. “Генерал” же трудился где-то в районе Октябрьского Поля.
     Среди посредников киллера был и некий Юрий Волков. Он в свое время служил в Группе советских войск в Германии. А затем с помощником принимал заказы на устранение практически в любой точке России, подыскивая исполнителей с помощью собственной картотеки. Эту картотеку с перечнем заказчиков, исполнителей и жертв следователи так и не нашли. И решили, что спокойнее считать ее выдумкой.
     С “диспетчером” Волковым Челышев всегда встречался в одном и том же месте — в баре “7х7” на Ленинградском проспекте в Москве. Этот посредник свел Ферганца и со многими высокопоставленными армейскими офицерами. Следствие даже выяснило, что однажды Челышевы были на даче вместе с тогдашним министром обороны Павлом Грачевым. Правда, последний на допрос не явился, и в дело эта история также не вошла.
     Задержали Волкова почти одновременно с Ферганцем. Следователи узнали, что незадолго до ареста “диспетчер” должен был передать Ферганцу “заказ” на командира одной воинской части. Но Волкова вместе с материалами дела забрали к себе чекисты. В “большом деле” образовались “белые пятна”, и материалы по Волкову списали в архив.
113 лет на восьмерых
     Подвела столь грамотно организованную бандитскую структуру элементарная жадность. После очередного убийства Челышевы заплатили Василисину меньше, чем он просил. Обиженный Василисин уехал в Питер. К тому же, к своему ужасу, он узнал, что Ферганец якобы нанял киллера... убить его самого.
     Помогла разоблачить банду элементарная “бытовуха”. Питерские милиционеры задержали пьяного, который с гантелей напал на подружку. А тот вдруг сознался во многих “заказухах”. Разговорчивым буяном был Александр Василисин. Его показания и стали опорной точкой в задержании давно разыскиваемой банды.
     Десятерым членам банды были предъявлены обвинения в бандитизме, убийствах, а также в незаконном хранении оружия. Судебный процесс начался в мае 2001 г. в Липецке, после того как дело побывало в нескольких других российских судах. Липецк выбрали потому, что там было совершено последнее из доказанных преступлений.
     Было доказано, что банда Ферганца совершила три убийства и шесть разбойных нападений в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России. (Кстати, вину за убийства подсудимые пытались свалить на покойного Сергея Челышева.) Но доказать, что заказчиками убийств были Поп и Фандора, так и не удалось. 8 января 2004 г., в день вынесения приговора, предполагаемые заказчики были оправданы.
     Восьмерых же членов банды признали виновными в совершении преступлений. Андрей Челышев и Олег Дрожжин получили по 20 лет колонии строгого режима, рядовые убийцы Терещенко и Василисин — по 15 лет, Якимов — 14. Еще трое бандитов, которые выполняли черновую работу: прятали трупы, заметали следы, — разделили между собой срок в 29 лет.
     Мать братьев Челышевых и житель Мичуринска, сотрудник украино-германской фирмы “Престо” Михаил Потапов (Моня), вышли на свободу. По версии прокуратуры, Антонина Челышева, как в армейской оружейной комнате, хранила оружие сыновей, которое выдавала им по первому требованию. Она же наставляла их, как себя вести в камере и на зоне (Челышева успела отсидеть за нарушение правил торговли еще в советские времена). Но суд счел, что предварительное следствие не собрало доказательств вины ни ее, ни Михаила Протасова.
     Гособвинитель, правда, заявил: “Хоть и не удалось доказать, что киллеры участвовали в громких заказных убийствах, все равно можно считать, что виновные в убийствах Листьева и Маневича наказаны”. Липецкая облпрокуратура подала в Верховный суд РФ апелляцию на приговор.
     Приговором недовольны, естественно, и сами бандиты. Только они требуют его смягчить. Впрочем, зная, как трудно шли расследование и суд, можно предположить, что вскоре многие из них и так выйдут на свободу. Например, за “хорошее поведение”.
Что они будут делать дальше? Они умеют только убивать..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации