…а ВАС я попрошу остаться

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За пеной скандала в Высшем арбитражном суде скрывается признание Кремлем краха судебной реформы

1211784407-0.jpg Печальна судьба председателя Феде¬рального арбитражного суда Московского округа Людмилы Майковой, лишат ее, как пить дать, статуса судьи «за махинации с квартирой», не быть Людмиле Николаевне судьей в отставке с достойной пенсией и сохранением льгот. Незавидна участь козла отпущения, хотя до уголовного суда, я думаю, все-таки не дойдет, да я бы и сам тут первый встал на ее защиту.

А дело в том, что в любом регионе, начиная с Москвы, любой, кто в теме, может рассказать десятки таких же историй про мэров, прокуроров, детей губернаторов и просто чиновников средней руки. Да и где же найти, чтобы вершить справедливый суд над бывшей коллегой, такого судью, который не улучшил бы в последние годы жилищных условий для себя и своих деток, используя служебное положение (не на зарплату же), а остаток площади не конвертировал бы в его рыночную стоимость? «Кто из вас без греха…» — ну, дальше вы знаете.

Ведь не подняла же свой голос Людмила Николаевна, будучи не только членом Совета судей РФ, но и возглавляя в нем комиссию по связям со СМИ, против «дела ЮКОСа», ответвления которого, само собой, не миновали и ее суд. Разве ей, как и любому судье, не был понятен механизм избирательного применения репрессии, когда именем России можно в этой России схватить и закатать любого, если кому-то для чего-то это станет нужно? Теперь действие этого универсального механизма судья Майкова и претерпевает на собственном показательном примере.

Вопрос, следовательно, надо ставить не о справедливости, — в такой постановке он будет тут заведомо бессмысленным, — а только о том, кому это вдруг стало нужно и зачем. И тут точного ответа мы все равно не найдем, только версии.

Фактический материал о квартирных метрах судьи Майковой обнародовал на радиостанции «Серебряный дождь» Владимир Соловьев, было это с полгода тому назад, когда все еще гадали, кто станет президентом страны и в какую сторону это все, как следствие, качнется. Начинал Соловьев с филиппик совсем по другому поводу и в сторону председателя Высшего арбитражного суда РФ Антона Иванова (он как раз и подписал теперь представление о лишении Майковой полномочий).

С неважными картами на руках Майкова не решилась выйти на открытый судебный ринг с иском о защите чести и достоинства, но зато в суд пошел мало кому до тех пор известный сотрудник кремлевской администрации Валерий Боев. Вероятно, за иском стояло начальство Боева (его управление курировал тогда Виктор Иванов), а также дружественные им судьи, но оспаривал Боев не конкретные сведения о квартирах, а куда более абстрактную фразу Соловьева: «тот самый Боев, который командует арбитражными судами».

Пока тянулось дело, изменились кремлевские флюиды, и как гром, в Дорогомиловском суде Москвы прозвучали свидетельские показания заместителя председателя Высшего арбитражного суда Валявиной о том, что истец в самом деле звонил в суд в связи с рассмотрением конкретного дела. Боев или кто там за ним слушать аналогичные, по-видимому, свидетельские показания других судей не захотели, и иск кремлевского чиновника только что, в прошлую пятницу, был отозван (по сведениям газеты «КоммерсантЪ»).

В судейских видно вычислили, кто принес Соловьеву копии документов по квартире Майковой, но мы об этом не будем писать, потому что не в этом дело. Мы резюмируем, что история начиналась совсем по-другому, рикошет в сторону Майковой может и случаен, а жертвой антикоррупционного заклания, которое было произведено в связи с совещанием Дмитрия Медведева с председателями высших судов на прошлой неделе, мог стать любой.

И в этом, мне кажется, глубинный и, как ни странно, обнадеживающий смысл происходящего. Это же операция на сердце: механизм избирательного применения репрессии перенесен на самих правоприменителей. Прямым участникам интриги замысел пока еще малопонятен, и для них невероятен: задумано действительное, не понарошку, обновление судебной системы. Задумано — не значит сделано, но на нешуточность замысла указывает выбор дебюта. Первый заместитель ВАС — это не пешка, а ладья, да и ферзь тут где-то рядом.

Из этого следует, впрочем, что Дмитрий Медведев победил несколько раньше, чем мы об этом узнали: Путин пришел к необходимости снова повернуть от идеи «вертикали» к идее какой-никакой законности. На встрече председателей трех высших судов устами преемника экс-президент признал: все, что он выстроил за предыдущие восемь лет в сфере правосудия, никуда не годится. Тут не высокие правовые идеалы, а совершено прагматические цели: всю систему, построенную на личных связях, надо ломать и выстраивать иначе.

Практика рейдерства и передела собственности, что эти годы составляла суть экономической жизни страны на всех уровнях — от федерального до районных управ, — опирается на решения судов, которыми она только и может легализоваться. Для судьбы нефтяных месторождений решения какого-нибудь зады-талдыкского районного суда имеют точно такое же, а часто и более существенное значение, чем мнение зампредседателя ВАС, формируемое, в том числе, под влиянием звонка из Кремля (см. показания судьи Валявиной). Но районные и даже областные суды из Кремля управляются неэффективно, тут вся насквозь коррумпированная вертикаль — полная (как, впрочем, и везде) иллюзия. Участники больших и малых судебных конфликтов лишь по инерции пишут челобитные президенту, как раньше писали в ЦК КПСС: у ЦК были способы провести решение до низового звена, где оно лишь легализуется, а у сегодняшнего Кремля таких средств нет. На этом уровне судьи, выносящие самые важные решения, касающиеся судьбы собственности и самих собственников, не подчиняются даже губернаторам, они зависят вообще непонятно от кого, это каждый раз по-разному, в одном деле так, в другом этак — чаще всего решения лоббируют местные менты или братки. А выход всегда был, есть и будет только один: по правде подчинить судей закону. О чем и сказал Медведев.

Эх, все-таки слабо подкован оказался Владимир Владимирович в общей теории права. По науке независимость суда и разделение властей в современном, во всяком случае, обществе — это и есть гарантия порядка в стране, альтернативой им может стать только феодальная анархия нашего специфического ордынного типа. Не наука, где эти выводы давно сформулированы, а лишь восемь лет практических потуг и практическая перспектива нового (хотя, наверное, и не столь масштабного) передела собственности убедили Путина в пользе независимого суда.

Самому ему признать это полное поражение было бы неловко, но преемник сделал это за него не без удовлетворения, потому что он, похоже, действительно пробует мыслить правовым образом.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::26.05.08