10.Возражения адвоката

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, origindate::10.03.2000

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

адвоката МКА <Адвокатская палата> Похмелкина А.В.

ВОЗРАЖЕНИЯ на дополнительный протест

В дополнительном протесте на постановление судьи Московского городского суда от 17 мая 1999 года по жалобе Скуратова Ю.И. ставится вопрос об отмене указанного постановления в связи с существенным нарушением уголовнопроцессуального закона и несоответствием выводов судьи фактическим обстоятельствам дела.

По мнению автора протеста уголовное депо в отношение Скуратова Ю.А. возбужденно законно и обоснованно. Поводом к этому послужили заявления граждан, содержащие достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Установленный законом порядок проверки сообщений о совершении правонарушения прокурором или следователем прокуратуры нарушен не был. Действующее уголовнопроцессуальное законодательство не препятствует заместителю прокурора г. Москвы принять решение о возбуждении уголовного дела в отношении Генерального прокурора РФ. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации 44 от 26 июня 1998 г., определяющий порядок возбуждения уголовного дела по фактам преступления, совершенного прокурором или следователем прокуратуры, противоречит Конституции Российской Федерации и уголовнопроцессуальному законодательству.

Необходимо отметить, что резолютивная часть основного и дополнительного протеста содержит взаимоисключающие требования: прекратить производство по жалобе и оставить ее без удовлетворения. Между тем возможно лишь одно из двух предлагаемых решений. Жалоба удовлетворяетя или оставляется без удовлетворения, либо признается неподведомственной суду и по существу не рассматривается, а производство по ней прекращается.

Позиция Скуратова Ю.И. и его адвокатов по вопросу подведомственности жалобы на незаконное возбуждение уголовного дела суду изложена в возражениях на основной протест прокурора. Несостоятельными представляются и доводы дополнительного протеста по существу рассмотрения жалобы.

В самом постановлении заместителя прокурора г. Москвы от 2 апреля 1999 г. прямо указано, что уголовное дело возбуждено по материалам проверки, проведенной сотрудниками ФСБ России. К таким материалам относятся заключения специалистов, исследовавших видеозаписи и справки, подписанные сотрудниками ФСБ. Примечательно, что справки составлены по уголовным делам, находящимся в производстве Генеральной прокуратуры. Каким бы путем содержащаяся в справках информация не оказалась в ведение ФСБ, она в любом случае явилась результатом определенных проверочных действий. И уж тем более нельзя считать Справочным материалом), как это утверждается в протесте, исследования видеозаписи, проведенные по поручению директора ФСБ.

В постановлении судьи Московского городского суда обоснованно указано на несоответствие формы поступивших в ФСБ заявлений, требованиям уголовнопроцессуального закона. Однако дело не только в отдельных нарушениях процессуальной формы, но и в том, могут ли вообще эти заявления считаться законным поводом к возбуждению уголовного дела.

При всем желании трудно предположить, что несколько женщин, увидев по телевидению фрагмент известной видеозаписи, не содержащий ничего криминального, практически одновременно решили написать соответствующие заявления без малейшей на то правдоподобной причины.

Кроме того, заявления абсолютно одинаковы и по стилю и по используемым выражениям, что свидетельствует о том, что они были инициированы сотрудниками ФСБ, которые осуществляли целенаправленный и тенденциозный сбор информации, дискредитирующей Генерального прокурора.

Как раз от таких действий законодательство защищает работников прокуратуры, устанавливая особый порядок проверки и возбуждения уголовного дела по факту правонарушения, совершенного прокурором или следователем прокуратуры (ст. 42 Федерального закона " 0 прокуратуре Российской Федерации " . При возбуждении уголовного дела в отношении Скуратова Ю.И. этот порядок грубо нарушен.

Ни в одном из заявлений, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела, не содержится сведений о конкретных фактах совершения преступления. По словам некоторых заявителей они лишь слышали от третьих лиц, что Скуратов Ю.И. якобы оказывал комуто какуюто помощь. Даже если не учитывать очевидную надуманность этих заявлений и сомнительные обстоятельства, при которых они были получены, содержащиеся в них сведения нельзя считать достаточными данными, указывающими на признаки преступления, и рассматривать в качестве законного основания для возбуждения уголовного дела. По меньшей мере они нуждались в дополнительной проверке в соответствии с требованиями ст. 42 Федерального закона " 0 прокуратуре Российской Федерации " . Однако эти требования выполнены не были.

3

В протесте предлагается не принимать во внимание указанный выше приказ Генерального прокурора РФ, определяющий компетенцию должностных лиц, правомочных возбудить уголовное дело в отношении прокурора или следователя прокуратуры, как противоречащий Конституции РФ и уголовнопроцессуальному законодательству. Между тем, пока этот приказ не признан таковым в установленном порядке, его исполнение в соответствии сост. 17 Федерального закона " 0 прокуратуре Российской Федерации " обязательно для всех работников прокуратуры, включая заместителя прокурора г. Москвы и автора протеста.

В протесте не указывается, какие именно положения приказа противоречат действующему законодательству и Предоставляют необоснованный иммунитет от уголовного преследования Генеральному прокурору. Таких положений в приказе нет. Он лишь конкретизирует требования ст. 42 Федерального закона (" 0 прокуратуре Российской Федерации)", что вызвано необходимостью согласования процессуальных полномочий прокуроров и следователей прокуратуры с отношениями по службе.

При необходимости уголовное дело в отношении Скуратова Ю.И. могло быть возбуждено с соблюдением всех требований действующего законодательства. Достаточно было организовать проверку имеющихся материалов силами органов прокуратуры и принять решение, правомочным на то должностным лицом.

Общеизвестные обстоятельства появления на свет обжалуемого постановления ночной вызов заместителя прокурора г. Москвы в Администрацию Президента РФ, ничем не оправданное скоропалительное решение, активное и противозаконное участие в этом сотрудников ФСБ свидетельствуют о том, что возбуждение уголовного дела преследовало цель дискредитировать Генерального прокурора и получить формальный предлог для отстранения его от должности.

Таким образом изложенные в постановлении судьи Московского городского суда выводы полностью соответствуют обстоятельствам, установленным в судебном заседании: уголовное дело в отношении Скуратова Ю.И. возбуждено без законных поводов и оснований, в нарушение действующего порядка, должностным лицом, вышедшим за пределы своей компетенции, что противоречит требованиям ст.ст. 108110, 112 УПК РСФСР и ч. 1 ст. 42 Федерального закона "0 прокуратуре Российской Федерации ".

Вопреки доводам протеста при рассмотрении жалобы нарушений уголовнопроцессуального законодательства, которые могли бы служить основанием отмены постановления судьи, допущено не было.

Судебное постановление следует оставить без изменений, а протест без удовлетворения.

Адвокат А. В. Похмелкин