13.Определение коллегии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, origindate::10.03.2000

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Российской Федерации
в составе:
председательствующего Кузнецова В.В.
судей Валюшкина В.А. и Ботина А.Г.
22 июня 1999 года рассмотрела в судебном заседании дело по частному протесту прокурора на постановление судьи Московского городского суда от 17 мая 1999 года, по которому постановление заместителя прокурора г. Москвы от 2 апреля 1999 года о возбуждении уголовного дела в отношении Скуратова Ю.И. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, признано вынесенным с нарушением Закона и подлежащим отмене, а жалоба Скуратова Ю.И. удовлетворена.
Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А.. заключение прокурора Лаврентьева А. поддержавшего протест, возражения адвокатов Прошкина Л.Г. и Похмелкина А.В., судебная коллегия
установила:

2 апреля 1999г. заместитель прокурора города Москвы возбудил уголовное дело в отношении Скуратова Ю.И. по признакам состава преступления. предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ.

Удовлетворяя жалобу Скуратова Ю.И., в которой он ставил вопрос о признании незаконным этого постановления и прекращении производства по делу, судьей Московского городского суда сделан вывод об отсутствии в представленных материалах повода к возбуждению дела на том основании, что в них не указано, в какой правоохранительный орган обращались заявители, кем из должностных лиц приняты заявления, что в материалах отсутствуют данные о разъяснении заявителям ответственности за заведомо ложный донос и сведения о конкретных фактах, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ.
В представленных материалах, кроме того, нет данных и о том, что проверкой поступивших заявлений занимались органы прокуратуры. Указано и на то. что дело возбуждено не прокурором города Москвы, а его заместителем, вышедшим за пределы своих полномочий.
Тем самым, по мнению судьи, были нарушены требования ст. 42 Закона "О прокуратуре Российской Федерации" и приказ Генерального прокурора РФ 44 от 26 июня 1998 года "О порядке проверки сообщений о правонарушениях, совершенных прокурорами или следователями органов прокуратуры, возбуждения и расследования в отношении них уголовных дел".

В частном протесте поставлен вопрос об отмене постановления судьи, поскольку рассмотрение судом жалобы Скуратова Ю.И. является недопустимым, противоречащим Конституции Российской Федерации, прекращение производства по делу в этой стадии процесса не предусмотрено законом, и, кроме того, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам.

В дополнении к протесту утверждается об ошибочности вывода судьи об отсутствии повода для возбуждения уголовного дела, поскольку все 7 заявлений подписаны заявителями, в них содержатся данные о месте их жительства, номерах паспортов, 3 из них адресованы и все направлены в ФСБ Российской Федерации. Отсутствие данных о предупреждении заявителей об уголовной ответственности за заведомо ложный донос нарушением норм УПК РСФСР не является, поскольку такая отметка делается в протоколе в случае принятия устного заявления. Вывод судьи о наличии у Скуратова Ю.И. иммунитета и особой процедуре уголовного судопроизводства в отношении него является ошибочным, поскольку не основан на положениях Конституции Российской Федерации и других законах. Не соответствует закону и вывод о том, что заместитель прокурора города Москвы, возбудив уголовное дело, превысил свои полномочия. В связи с этим поставлен вопрос об отмене постановления судьи.

В возражениях на частный протест и дополнение к нему адвокаты Похмелкин А.В. и Прошкин Л.Г.. ссылаясь на положения Конституции Российской Федерации, законы и нормативные акты, считают доводы протеста не обоснованными и просят оставить постановление судьи без изменения, а протест - без удовлетворения.
Проверив представленные материалы, обсудив доводы протеста и возражения на него, судебная коллегия находит постановление судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 112 УПК РСФСР при наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания, судья обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело.
Утверждение в постановлении судьи об отсутствии повода к возбуждению уголовного дела на том основании, что из заявлений граждан не видно, в какой правоохранительный орган они адресованы и кем приняты, противоречит содержащейся в самом постановлении ссылке о принятии их 20 и 27 марта 1999 года и регистрации в ФСБ Российской Федерации.
Что касается указания в постановлении судьи о том, что в нарушение требований ст. 110 УПК РСФСР заявители не были предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, то такое утверждение не основано на законе.
Согласно этому закону в отношении письменных заявлений предусмотрено только одно требование - они должны быть подписаны лицами, от которых исходят.
Как видно из материалов дела, указанные письменные заявления подписаны лицами, направившими их в соответствующий правоохранительный орган, а вопрос о предупреждении заявителей об уголовной ответственности за заведомо ложный донос мог быть решен при получении от заявителей объяснений либо при их допросе.
В соответствии со ст. 109 УПК РСФСР прокурор обязан принимать заявления и сообщения о любом совершенном преступлении, по которым могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий, а по поступившему заявлению или сообщению должно быть принято одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности.
Следовательно, истребование дополнительных материалов и получение объяснений не является безусловной обязанностью лица, полномочного принять одно из вышеназванных решений, что также не было учтено судьей при принятии решения по данному вопросу.
В постановлении судьи вывод об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела сделан без анализа содержащихся в заявлениях сведений, которые, как указано в протесте с приведением этих сведений, давали основание для возбуждения уголовного дела, а содержащиеся в заявлении сведения подлежат проверке следственным путем.
Как видно из письма заместителя Директора ФСБ Российской Федерации, адресованного в Прокуратуру города Москвы, видеокассеты и заключения специалистов направлены не в связи с необходимостью принятия процессуального решения по заявлениям граждан, поступившим в ФСБ Российской Федерации, а для проверки информации о совершении Скуратовым Ю.И. проступков, порочащих честь и достоинство прокурорского работника, и нарушений Присяги - прокурора.
Поэтому в данном конкретном случае основанием для возбуждения уголовного дела явились сведения, содержащиеся в заявлениях граждан, а не результаты заключений специалистов по представленным в ФСБ РФ видеозаписям, о чем ошибочно указано в постановлении судьи.
Судья, сославшись на Федеральный Закон РФ "О прокуратуре Российской Федерации", пришел к выводу о том, что в отношении Скуратова Ю.И. как Генерального прокурора Российской Федерации, установлен особый порядок привлечения к уголовной ответственности.
Между тем, такой вывод судьи является ошибочным, поскольку, определяя положение прокуратуры Российской Федерации в системе государственных органов. Конституция Российской Федерации, Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" и другие законы не наделяют работников прокуратуры, в том числе и Генерального прокурора Российской Федерации, статусом неприкосновенности. Не предусматривают они и какого-либо особого, исключительного порядка при решении вопроса о привлечении Генерального прокурора Российской Федерации к ответственности за совершение им уголовно-наказуемого деяния.
Согласно ст.ст. 109 и 112 УПК РСФСР и Приказу Генерального прокурора 44 от 26 июня 1998 года право возбуждения уголовного дела предоставлено прокурору, а что касается работников прокуратуры, в том числе Генерального прокурора Российской Федерации, то такое право предоставлено прокурорам субъектов федерации.
В соответствии со ст. 34 УПК РСФСР, к понятию "прокурор" относятся в том числе прокуроры городов, действующие на правах прокуроров областей, и их заместители.
Изложенное позволяет заключить, что данное дело возбуждено заместителем прокурора города Москвы в пределах его компетенции.
Кроме того, как правильно указано в протесте, удовлетворяя жалобу Скуратова Ю.И. о прекращении производства по делу, судья в данном случае вышел за пределы предоставленных ему уголовно - процессуальным законом полномочий.
При таких условиях постановление судьи Московского городского суда является не соответствующим требованиям закона и подлежит отмене.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила: постановление судьи Московского городского суда от 17 мая 1999 года о признании постановления заместителя прокурора города Москвы от 2 апреля 1999 года о возбуждении уголовного дела в отношении Скуратова Ю И. по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ, вынесенным с нарушением закона и подлежащим отмене, и удовлетворении жалобы Скуратова Ю.И., отменить.

Подписи судей, печать.