14.Жалоба адвокатов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Председателю Верховного Суда
Российской Федерации
Лебедеву В.М.
адвокатов Похмелкина А.В.
Прошкина Л.Г.
дело № 5-099-133

ЖАЛОБА
(в порядке надзора)

17 мая 1999 года судья Московского городского суда, удовлетворив жалобу Скуратова Ю.И., признала постановление заместителя прокурора г. Москвы от 2 апреля 1999 года о возбуждении в отношении заявителя уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч.1 УК РФ, вынесенным с нарушением закона и подлежащим отмене.
22 июня 1999 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по частному протесту прокурора, отменила постановление судьи Московского городского суда.
Установлено, что 2 апреля 1999 года заместитель прокурора г. Москвы возбудил уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ в отношении Генерального прокурора Российской Федерации Скуратова Ю.И. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 2 апреля 1999 года Скуратов Ю.И. отстранен от должности Генерального прокурора РФ. Исполняющий обязанности Генерального прокурора Чайка Ю.И. поручил расследование дела Главной военной прокуратуре.
Скуратов Ю.И. обжаловал постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела в Московский городской суд. Судья Московского городского суда удовлетворил жалобу, признав, что уголовное дело возбуждено при отсутствии к тому законных поводов и оснований, в нарушение установленного порядка, должностным лицом, вышедшим за пределы своей компетенции, что противоречит требованиям ст.ст. 108, 109, 112 УПК РСФСР и ч. 1 ст. 42 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с этими выводами, отменив постановление судьи Московского городского суда.
Определение суда кассационной инстанции не основано на законе и подлежит отмене в силу следующих обстоятельств.
В постановлении судьи Московского городского суда обоснованно указано на несоответствие формы заявлений граждан, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела, требованиям уголовно-процессуального закона. В частности, никто из заявителей не был предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.
По мнению суда кассационной инстанции этот вопрос мог быть решен при получении от заявителей объяснений либо при их допросе.
Однако такие объяснения получены не были, а ст.158 УПК РСФСР, определяющая порядок допроса свидетеля, предусматривает, что допрашиваемый предупреждается об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, но не за заведомо ложный донос. Последнее просто лишено смысла, так как имеет значение лишь в стадии возбуждения уголовного дела, являясь необходимым условием принятия законного и обоснованного процессуального решения.
При возбуждении уголовного дела в отношении Скуратова Ю.И. это условие выполнено не было, что фактически признано и судом кассационной инстанции.
Судьей Московского городского суда установлено, что уголовное дело в отношении Скуратова Ю.И., вопреки требованиям ст. 42 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", возбуждено по материалам проверки, проведенной ФСБ России. К таким материалам относятся справки, составленные сотрудниками ФСБ о предварительных результатах расследования уголовных дел, находящихся в производстве Генеральной прокуратуры РФ, и заключения специалистов, исследовавших видеозаписи.
Вопрос о том, проводилась ли такая проверка и было ли нарушено действующее законодательство, устанавливающее порядок проверки и возбуждения уголовных дел в отношении прокуроров и следователей прокуратуры, в определении судебной коллегии по существу остался неразрешенным. Тем не менее в нем утверждается, что видеокассеты и заключения специалистов были направлены Директором ФСБ в прокуратуру г. Москвы не для принятия процессуального решения, а в порядке информации о совершении Скуратовым Ю.И. проступков, порочащих честь и достоинство прокуророского работника.
Остается непонятным, почему эти материалы приложены к заявлениям, послужившим поводом к возбуждению уголовного дела, и почему они направлены в прокуратуру г. Москвы, а не в Генеральную прокуратуру и не в Комиссию Совета Безопасности, созданную в тот период по распоряжению Президента Российской Федерации.
К тому же общеизвестно, что указанные материалы вообще никуда не направлялись, а были переданы заместителю прокурора г. Москвы, вызванному в ночное время в администрацию Президента РФ, то есть официально в прокуратуру г. Москвы не поступали. В такой ситуации ни одно должностное лицо не имело права принимать по ним процессуальное решение.
Если исследования видеозаписей, проведенные по распоряжению Директора ФСБ, не носили процессуального характера, как это утверждается в кассационном определении, то сотрудники ФСБ занимались негласным сбором информации, компрометирующей Генерального прокурора, что является еще более грубым нарушением закона, граничащим с уголовно-наказуемым деянием.
Наконец, важно не то, какими целями руководствовались представители ФСБ, а какое процессуальное значение имели собранные ими материалы. Не случайно в постановлении заместителя прокурора г. Москвы черным по белому написано, что уголовное дело возбуждается по материалам проверки, проведенной сотрудниками ФСБ России, а это в корне противоречит действующему законодательству.
Из постановления судьи Московского городского суда следует, что возбуждению уголовного дела в отношении Скуратова Ю.И. должна была предшествовать проверка, проведенная прокуратурой в соответствии со ст. 42 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации". В кассационном определении сделана попытка опровергнуть это утверждение ссылкой на ст. 109 УПК РСФСР, согласно которой проведение доследственной проверки не является обязательным.
Между тем нормы ст. 42 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", являются специальными по отношению к нормам ст. 109 УПК РСФСР и в данном случае именно они подлежали применению.
Из содержания ст. 42 и изданного в ее исполнение приказа Генерального прокурора РФ № 44 от 26 июня 1998 г. следует, что проверка по фактам совершения преступления прокурором или следователем прокуратуры проводится во всех без исключения случаях. Это требование является дополнительной гарантией законности принятия решения о возбуждении уголовного дела и не противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству.
Никакой необходимости в скоропалительном возбуждении уголовного дела в отношении Скуратова Ю.И. не было. Собранные ФСБ России материалы объективно нуждались в тщательной проверке, в том числе и для того, чтобы исключить возможность провокации в отношении Генерального прокурора РФ, направленной на отстранение его от должности.
Вольно или невольно необходимость такой проверки признал и суд кассационной инстанции, указав в своем определении, что заявители могли быть предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложный донос при получении от них объяснений.
В кассационном определении утверждается, что вывод судьи Московского городского суда об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела сделан без анализа содержащихся в заявлении сведений, в то время как по мнению автора протеста эти сведения давали основания для возбуждения уголовного дела.
Непонятно, почему мнение автора протеста оказалось для суда кассационной инстанции более авторитетным, чем позиции судьи Московского городского суда и абсолютно не были учтены доводы, изложенные в возражениях на протест.
Вывод об отсутствии в заявлениях достаточных данных, указывающих на признаки состава преступления, сделан судьей Московского городского суда на основе непосредственного исследования всех материалов в судебном заседании и в соответствии со своим внутренним убеждением. Оспаривая этот вывод формальной ссылкой на протест, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ тем самым подменила судью, рассмотревшего жалобу по существу, то есть вышла за пределы полномочий кассационной инстанции.
Вопреки содержанию кассационного определения, в постановлении судьи Московского городского суда ничего не говорится об особом порядке привлечения Генерального прокурора РФ к уголовной ответственности. Судья лишь констатировал, что этот порядок должен быть точно таким же, как и в отношении любого другого работника прокуратуры, что предусматривают ст. 42 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", и указаннный выше приказ Генерального прокурора РФ.
Исходя из этого, судьей Московского городского суда сделан обоснованный вывод, что уголовное дело в отношении Скуратова Ю.И. возбуждено должностным лицом, вышедшим за пределы своей компетенции, поскольку таким правом наделены прокуроры субъектов Российской Федерации, но не их заместители.
Не согласившись с таким утверждением, суд кассационной инстанции сослался на ст. 34 УПК РСФСР, охватывающую понятием "прокурор" не только руководителей соответствующих прокуратур, но и их заместителей. От себя добавим, что в том же ряду стоят помощники прокуроров и прокуроры отделов и управлений прокуратур. По этой логике уголовное дело в отношении Генерального прокурора имел право возбудить и прокурор отдела прокуратуры г. Москвы.
Статья 34 УПК РСФСР, раскрывая понятие "прокурор" включает в него должностных лиц прокуратуры, действующих в пределах своей компетенции. В свою очередь эта компетенция по вопросам возбуждения уголовного дела в отношении прокуроров и следователей прокуратуры установлена приказом Генерального прокурора РФ, где статус прокурора субъекта Российской Федерации определен в соответствии со ст. 129 Конституции Российской Федерации и ст. 15 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", не допускающими расширительного толкования.
Необоснованным является и содержащееся в кассационном определении утверждение о том, что, удовлетворяя жалобу Скуратова Ю.И. о прекращении производства по делу, судья вышел за пределы полномочий, предоставленных ему уголовно-процессуальным законом.
Жалоба основана на ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод. Основное требование заявителя заключается в признании незаконным постановления о возбуждении уголовного дела. Вопрос о прекращении дела поставлен в соответствии с ч. 1 ст. 116 УПК РСФСР, согласно которой незаконно возбужденное уголовное дело, если по нему проводились следственные действия, подлежит прекращению.
Судья Московского городского суда признал постановление о возбуждении уголовного дела вынесенным с нарушением закона и подлежащим отмене, что соответствует основному требованию жалобы и не выходит за пределы компетенции суда при осуществлении судебного контроля за действиями и решениями органов расследования на данной стадии уголовного процесса.
Проверив законность и обоснованность постановления судьи Московского городского суда по существу рассмотрения жалобы Скуратова Ю.И., суд кассационной инстанции тем самым подтвердил ее подведомственность суду. В противном случае он должен был прекратить производство, не вдаваясь в обсуждение вопроса о законности и обоснованности постановления судьи по существу рассмотрения жалобы.
Резолютивная часть кассационного определения ограничивается указанием на отмену постановления судьи Московского городского суда, но не формулирует решение суда кассационной инстанции в полном объеме, как того требуют ст.ст. 339 и 351 УПК РСФСР.
Отменив постановление судьи Московского городского суда, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ должна была либо направить материалы по жалобе Скуратова Ю.И. на новое рассмотрение по первой инстанции, либо прекратить производство по жалобе. Однако в последнем случае суд кассационной инстанции не мог входить в обсуждение законности и обоснованности постановления судьи по существу рассмотрения жалобы.
При таком половинчатом решении жалоба Скуратова Ю.И. осталась практически нерассмотренной и неразрешенной, что является грубым нарушением конституционного права гражданина на судебную защиту.
Таким образом кассационное определение как по существу, так и по форме является незаконным и в соответствии со ст. 379 УПК РСФСР подлежит отмене.

На основании изложенного, руководствуясь ст.371 УПК РСФСР,
п р о с и м :

принести протест в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, поставив вопрос об отмене определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 июня 1999 г. по частному протесту на постановление судьи Московского городского суда от 17 мая 1999 г., удовлетворившей жалобу Скуратова Ю.И., и направить дело на новое кассационное рассмотрение.
Приложение: копия кассационного определения ордера

Адвокаты          А.В. Похмелкин, Л.Г. Прошкин