14 лет за убийство 14 человек

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

14 лет за убийство 14 человек

"К 14 годам лишения свободы приговорил Мосгорсуд Михаила Смурова, признав виновным в организации одного из самых циничных преступлений в современной истории России - взрыва на Котляковском кладбище 10 ноября 1996 года. Адская машина сработала, когда десятки людей собрались у могилы бывшего главы Российского фонда инвалидов войны в Афганистане (РФИВА) Михаила Лиходея. В результате погибли 14 человек и 24 получили ранения. Как выяснило следствие, причиной этого преступления стали разногласия в руководстве фонда, имевшего льготы на импорт алкоголя и табака.

Без вещей
Две недели назад, сразу же после окончания последнего перед приговором заседания, вышедший из зала суда Смуров (он находился под подпиской о невыезде) заявил ГАЗЕТЕ, что на оправдание практически не рассчитывает, поэтому 28 мая явится в суд с вещами. Однако в среду у него при себе оказался только небольшой полиэтиленовый пакет с бумагами.
Михаил Смуров в сопровождении адвоката Игоря Вербицкого появился около здания суда примерно за полчаса до начала заседания. Минут пятнадцать они о чем-то разговаривали около «Мерседеса» защитника, а потом поднялись на третий этаж. С трудом протиснувшись через толпу журналистов, подсудимый и адвокат попали в зал, в разных концах которого уже находились два сержанта милиции.
Оглашение приговора заняло у судьи Петра Штундера почти три часа. «Смуров совершил умышленное убийство 14 человек...» - начал судья. Его речь практически повторила обвинительное заключение, составленное прокуратурой.
Вторая годовщина
Российский фонд инвалидов войны в Афганистане (РФИВА) был создан в 1991 году. Его возглавил Валерий Радчиков, бывший полковник ГРУ. Конфликты начались два года спустя: представители региональных отделений РФИВА обвинили председателя Радчикова в том, что он скрывает информацию о прибыли фонда и ее расходовании. Тем более что деньги изначально предполагалось использовать на реабилитацию ветеранов-"афганцев". Руководители региональных отделений в августе 1993 года собрали конференцию, на которой председателем избрали Михаила Лиходея. Документы фонда отправили на перерегистрацию в Минюст. Радчиков и его сторонники с этим не согласились. Их фонд продолжал существовать. Более того, обе организации не собирались отказываться от названия «РФИВА». 10 ноября 1994 года Минюст зарегистрировал фонд под руководством Лиходея. В тот же день в подъезде собственного дома Лиходей был убит: сработало взрывное устройство. По подозрению в организации теракта был задержан соратник Радчикова Ильяс Сафин. Но его вину доказать не удалось.
"Афганские" фонды, как и другие организации инвалидов, пользовались налоговыми и таможенными льготами. В середине 90-х годов едва ли не половина ввозимых в Россию сигарет и спиртного по бумагам шла через такие организации. Только за 1994 год РФИВА, по данным проверки налоговой полиции, с помощью таможенных льгот заработал около 200 миллионов долларов. На нужды же инвалидов было потрачено менее 10% от этой суммы. Куда делись остальные деньги, неизвестно.
После смерти Лиходея председателем РФИВА стал Сергей Трахиров. Радчиков обратился в Таганский суд с иском о признании регистрации фонда Трахирова недействительной. Суд удовлетворил иск, и 9 августа 1995 года Минюст аннулировал свидетельство о регистрации. Но после того как Трахиров обжаловал решение суда в Мосгорсуде, 27 сентября 1995 года фонд восстановили в правах.
Вскоре после этого, 29 октября того же года, на Радчикова и его юрисконсульта Дмитрия Матешева были совершены покушения: их расстреляли из пистолетов в центре Москвы. Радчиков выжил чудом, хотя в него попали шесть пуль. Трахиров тогда заявил, что не имеет отношения к покушениям. Тем не менее 10 ноября 1996 года Сергей Трахиров погиб на Котляковском кладбище, когда он и его соратники собрались у могилы Лиходея отметить вторую годовщину его смерти.
В организации взрыва обвинили Валерия Радчикова и его соратников - Андрея Анохина и Михаила Смурова. Всех их арестовали в апреле 1997 года. Почти три года они провели в СИЗО «Матросская Тишина». 21 января 2000 года суд оправдал всех троих. Прокуратура дважды обжаловала приговор, и 13 декабря 2000 года президиум Верховного суда его отменил, вернув дело на доследование в Генпрокуратуру.
"Виновен!"
На повторном процессе, который начался 23 августа 2002 года, на скамье подсудимых оказался лишь Смуров. Валерий Радчиков погиб 31 января 2001 года в автокатастрофе на Минском шоссе. Андрей Анохин подался в бега, и найти его не могут до сих пор. Смуров, как и раньше, своей вины не признал. "Ничего нового прокуратура мне не инкриминировала. Из старого переделали в новое", - заявил он тогда ГАЗЕТЕ.
"По делу собраны объективные доказательства, подтверждающие вину как Анохина, так и Смурова", - заявил во время прений гособвинитель Камиль Кашаев. К таковым относятся: норковый волос, оставшийся в припое провода взрывного устройства (норковую шапку матери Смурова нашли в их квартире), припой со скрутки проводов, изъятый с места трагедии и аналогичный сделанному Смуровым во время следственного эксперимента, а также показания свидетелей, которые видели, как Анохин, отказавшись выпить вместе со всеми у могилы Лиходея, быстро куда-то ушел, а вскоре прогремел взрыв.
По данным следствия, именно он привел в действие мощный (около 5 кг тротила) радиоуправляемый заряд.
Имеются в деле и показания о том, что Радчиков прилюдно говорил Трахирову, что его место рядом с Лиходеем.
Основной же упор следствие, судя по всему, сделало на чистосердечных признаниях Смурова и Анохина, которые они дали 4 мая 1997 года. В явках с повинной оба утверждали, что заказчиком был Радчиков, а также подробно изложили обстоятельства совершения преступления. При этом Смуров полностью раскаялся в содеянном. Анохин же вину признал частично, заявив, что действовал по принуждению Радчикова, угрожавшего убийством его жены и дочери. Правда, позже Смуров и его подельник отказались от своих показаний, заявив, что давали их под давлением милиционеров и под их диктовку. В итоге прокурор попросил назначить Смурову наказание в виде 11 лет лишения свободы.
Во время заседания, состоявшегося в среду, суд был весьма категоричен в отношении Смурова. «Он неоднократно подтверждал свое участие в преступлении, в том числе и во время следственных экспериментов. Видеозаписи, которые были просмотрены в суде, подтверждают, что никаких недозволенных методов ведения следствия в отношении Анохина и Смурова не применялось. На всем протяжении следствия не жаловались на это и адвокаты. Проанализировав первоначальные показания Анохина, Радчикова и Смурова, суд счел их достоверными», - отметил судья Петр Штундер.
Заявления Анохина и Смурова о том, что они оговорили себя, суд расценил как желание избежать ответственности. Аналогично были восприняты и показания свидетелей со стороны Смурова и Анохина, которые, по мнению суда, «пытались выгородить обвиняемых».
В итоге Смуров получил 14 лет колонии общего режима. Отсидеть же ему придется, как и требовал прокурор, 11 лет. Три года - с 1997 по 2000 год - Смуров уже провел в тюрьме во время первого следствия. Ни одного вопроса Смурову журналисты задать так и не успели. Как только судья огласил приговор, сержанты мигом заковали его в наручники, взяли за локти и вывели из зала через спецвыход.
«У меня просто нет слов по поводу вынесенного приговора. Вина моего подзащитного так и осталась не доказана. Мы обязательно обжалуем этот вердикт в Верховном суде», - заявил ГАЗЕТЕ адвокат Игорь Вербицкий."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации