15 лет, которые мы выбрали

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

15 лет, которые мы выбрали Русские медленно запрягают, да быстро ездят, утверждает известная пословица. Другой вопрос – куда? Об этом спрашивал еще Гоголь, но ответа не дождался. Мы долго молча запрягали и вот 15 лет назад поехали. 12 июня 1991 года мы не Ельцина выбирали президентом РСФСР, мы голосовали за конец эпохи лицемерных лозунгов, пустых полок и хождения строем. Эпохи бесправия России в союзе нерушимом республик свободных. «Мы ждем перемен!» – подпевала страна Виктору Цою, доставая наконец фиги из карманов и задорно показывая их импотентному союзному руководству.

""РОДНАЯ ГАЗЕТА" № 21(157), 09 июня 2006 г Мы получили, что ждали. Недрогнувшей рукою избранный нами президент Россию вздернул на дыбы – мало никому не показалось. Перемены прокатились от Москвы до самых до окраин через каждого из нас. И отношение к ним у каждого свое. Но наш исторический шанс мы использовали. Как – судить детям и внукам: большое видится на расстоянии. Прибавилось ли у нас свободы? И да, и нет. Богатства? У кого как. Счастья? Ну, это и вовсе понятие сугубо индивидуальное. Бесспорно одно: после 12 июня 1991 года Россия стала иной. И уже по одной этой причине Борис Николаевич Ельцин войдет в историю. ЗАЛОЖНИК ВРЕМЕНИ Сергей ФИЛАТОВ, в 1990–1993 годах первый заместитель председателя Верховного Совета, с 1993 по 1996 год глава президентской администрации. – Сергей Александрович, если говорить о влиянии личности на исторические процессы, какую роль в современной истории России сыграл Борис Николаевич Ельцин? Кто он, разрушитель или созидатель? – Лично я считаю, что первый президент России по своему менталитету созидатель. Не случайно он и по профессии строитель. Однако судьба предопределила ему историческую миссию – разрушить тоталитарный режим, все то, что отжило и тормозило развитие новых экономических и политических отношений в стране, свободу человека. Борис Николаевич выполнил эту задачу решительно, со свойственным ему размахом. Он стал политическим заложником своего времени, где реализм взял верх над романтикой, и кардинальные преобразования в России, безусловно, связаны с его личностью. – Все это так, тем не менее при ельцинском правлении в России пышно расцвели коррупция, преступность, произошло слияние власти с криминалитетом. – Безусловно, личная вина Бориса Николаевича во всем этом есть. Но сказать, что при нем произошла спайка власти с криминальным миром, я не могу, скорее спайка с олигархами, а их криминальность еще надо доказывать. Если же говорить о преступности, то история показывает: любые революционные процессы, а у нас произошла именно революция, всегда сопровождаются ослаблением государственной власти, на почве чего растет преступность. Думаю, недоработка ельцинской власти в том, что надо было серьезно укреплять судебно-правовую систему, реформировать прокуратуру, следственные комитеты, усилить профессионализм силовиков. У нас же с этим, к сожалению, и по сей день беда. – При Ельцине в наш политический лексикон вошло понятие «Семья»… – К сожалению, пользуясь плохим состоянием здоровья главы государства, в Кремле образовалась группа людей, которые, будучи между собой в очень доверительных отношениях, проводили президентские решения, порой пагубные для государства, сугубо в своих интересах или тех, кто с ними был связан. Наверное, и без взяток не обходилось. РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 12 ИЮНЯ 1991 ГОДА КАНДИДАТ ПРОЦЕНТ ГОЛОСОВ Бакатин В.В. 3,42 Ельцин Б.Н. 57,3 Жириновский В.В. 7,81 Макашов А.М. 3,74 Рыжков Н.И. 16,85 Тулеев А.М. 6,81 Приняло участие в выборах 76,66 процента избирателей Думаю, Ельцин допустил в 1996 году серьезную ошибку, пойдя на сделку с олигархами. Отсюда и безвластие последнего периода его правления, весьма разрушительное для России. Четыре года олигархи вольготно создавали свои структуры влияния, контролировали все финансовые потоки, завладели огромной собственностью, средствами массовой информации, начали активно вмешиваться в кадровую политику государства, расставлять своих людей на различные ключевые посты. Навязывая свою идеологию, они начали обрабатывать массовое сознание, влиять на умы людей, играть ими. И вина президента в этом очевидна, каким бы ни было состояние его здоровья. – Какие еще, на ваш взгляд, серьезные ошибки допустил президент Ельцин? – Главная из них достойна Книги Гиннесса – скорость и количество кадровых перестановок. В некоторых министерствах за десять лет сменилось до десяти министров. Кадровые «рокировочки» часто были непродуманны, основаны не на профессиональных критериях, а на политической конъюнктуре, не отвечали государственным интересам. – После вашего ухода из администрации президента у вас сохранились дружеские отношения с Борисом Николаевичем? – А у нас никогда и не было дружеских отношений. – А обиды? – Конечно же, нет. Павел АНОХИН НАРОД ПОШЕЛ ЗА МЕЧТОЙ Валерий Соловей, эксперт Горбачев-фонда В 1991 году голосование за Бориса Ельцина питалось надеждами народа на скорое осуществление всех его желаний, так и оставшихся нереализованными при Михаиле Горбачеве. И прежде всего желания жить «по-человечески», то есть по западным стандартам, в первую очередь потребительским. При этом подразумевалось, что социальная защита советского образца будет сохранена. Ведь знаменитый лозунг об уверенности в завтрашнем дне выражал реальное ощущение миллионов и миллионов людей, живших в стране под названием Советский Союз. Переход власти от Горбачева к Ельцину виделся как некий скачок к чуду. Ельцин был фигурой, которой придавались мифические качества. Он выглядел богатырем, который и в огне не горит, и в воде не тонет, воспринимался как Иван-царевич, вместе с которым мы окунемся в кипяток, проскочим через огонь и выйдем молодыми, красивыми и богатыми. Надежда, кстати, вполне естественная для общества, чье сознание было в высокой степени мифологизировано. Сначала советской пропагандой, потом, на контрасте, собственными представлениями о западном «рае на земле». А что реально за этим последовало, это, как говорится, другая песня. Задним умом все мы стали крепки. Вместе с тем в 1991 году Ельцин самортизировал некоторые негативные процессы. Не найдись тогда фигуры, аналогичной Ельцину, трудно сказать, что стало бы со страной. Может быть, Горбачеву удалось бы остаться у власти, сохранив в той или иной форме единое государство, пусть и без некоторых союзных республик. А возможно, страна вообще пошла бы вразнос. Ельцин оказался неким центром силы, тем кристаллом, вокруг которого начала вырастать новая структура. И народ махнул рукой на Горбачева – именно потому, что появился Ельцин. От его энергии «заряжались» даже столетние деревья ЭТУ БЫ СИЛИЩУ, ДА НА БЛАГОЕ ДЕЛО Сергей Черняховский, заведующий отделением политологии, профессор Международного независимого эколого-политологического университета: – С одной стороны, последствия избрания Бориса Ельцина президентом России очевидно негативны. Это и развал союзного государства, и экономическая авантюра 1992 года, и разрушение социальной сферы и механизма государственности. В 1990-е годы установился тот мир хаоса и деградации, последствия чего мы преодолеваем до сих пор. Хотя и сводить все это только к факту прихода Ельцина к власти тоже нельзя. С другой стороны, в личном плане на протяжении всех 1990-х годов Ельцин являлся самой крупной и политически значимой фигурой. Равного ему по лидерским качествам ни оппозиция, ни власть предложить стране не смогли. Ельцин мог бороться за власть, и власть для него в каком-то смысле была важнее жизни и комфорта. А для всех его соперников на первое место выходили соображения комфорта. Власть рассматривалась ими не как самоцель или средство осуществления какого-то проекта, а как способ решения частных задач. Эти люди оказались более мелкими и закономерно терпели поражение. Избрание Ельцина явилось следствием и естественным продолжением авантюры, начатой Михаилом Горбачевым. В хаосе горбачевщины на поверхность вышел наиболее сильный человек, который, не имея программы, был глубоко ранен той ситуацией, в которой сам оказался внутри КПСС. Негативным последствием его прихода к власти оказался бюрократический реванш. Ельцин стал опираться уже не на те псевдодемократические силы, которые его изначально поддерживали и несли в себе некие начала новой жизни, а на бюрократические структуры. Именно их он и сделал полновластными хозяевами в стране, убрав с пути все прежние барьеры в виде Советов, органов правопорядка, народного и партийного контроля. Установилось бюрократическое самовластие, сдерживаемое лишь олигархическим влиянием. Что тоже плохо, но олигархия хоть как-то ограничивала чиновников. В 1990-е годы, на которые сегодня так любят ссылаться адепты «свобод», шло постоянное манипулирование общественным мнением. Если же оно складывалось не в пользу власти, его просто игнорировали. Неверно связывать с Ельциным развитие демократических процессов: демократические нормы утвердились до него, он сам был их продуктом. Напротив, во второй половине 1990-х годов элита начала закрываться от масс, а манипулирование массами предельно повысилось. В политологии это считается признаками тоталитаризма – не того пресловутого советского, а вполне реального, проглядывающего в разных системах современного мира. Конец ельцинского десятилетия страна встретила с еще более деградировавшей элитой, массами, не осознающими своих интересов, и обществом, живущим в мире иллюзий. Период ельцинского правления один из самых трагических в истории страны. И вот парадокс: во многом эта трагедия стала возможной за счет плюсовых личностных качеств Ельцина, оказавшегося – при своей личной силе – не на своем месте. Не исключаю, что, встань он в середине 1980-х во главе КПСС и страны, эти качества могли бы найти положительное и конструктивное применение. ГОРБАЧЕВ НЕДООЦЕНИЛ ПОПУЛЯРНОСТЬ ЕЛЬЦИНА Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии Выборам президента России в 1991 году союзный центр придавал особое значение. Для Михаила Горбачева было очевидно, что Борис Ельцин настроен на взятие власти, в том числе и в СССР. Однако топорная кампания по его дискредитации, проведенная в том числе и по инициативе ЦК КПСС, лишь добавила ему голосов. Вместе с тем надо отдать должное Горбачеву: выборы 1991 года оказались одними из самых честных в нашей истории. Так получилось, что в той избирательной кампании участвовал и я. Единственной партией, которая в 1991 году юридически могла выдвинуть Ельцина кандидатом в президенты, была «Демократическая партия России». Ее возглавлял Николай Травкин, а я был председателем исполкома. Премьер Японии Хасимото: «Наши двери низковаты для столь высокого гостя» Согласившись на введение в России президентства, Михаил Горбачев, конечно же, полагал, что все рычаги управления находятся под его контролем. Горбачев всерьез рассчитывал, что сумеет с помощью Вадима Бакатина, который в какой-то степени апеллировал к тому же электорату, что и Ельцин, а также подконтрольного начинающего тогда политика Владимира Жириновского перебить ельцинскую популярность. Пожалуй, Михаил Сергеевич находился в плену иллюзий. Для избирателей тех лет любое выдвижение от КПСС означало «черную метку». В итоге в июне 1991 года Ельцин победил, причем уже в первом туре. Тогда он был необычайно популярен. Еще не было шоковой терапии, и мало кто понимал, что означает вхождение России в рыночную экономику. Пройдет всего год, и ситуация поменяется, популярность пойдет на спад. А уж после думских выборов 1995 года, на которых победили коммунисты, рейтинг президента и вовсе колебался в пределах статистической погрешности. Угроза коммунистической реставрации стала вполне серьезной со всеми вытекающими последствиями, вплоть до гражданской войны. Я тогда занимался взаимодействием с общественными организациями и политическими партиями. Зюганов собрал под свое крыло порядка двухсот общественных организаций, часто мифических, без регистрации в Минюсте. Иногда несколько организаций возглавлял один человек. Мы еще тогда разоблачали Зюганова как политика, объединившего вокруг себя нули и мыльные пузыри. Другое направление, которое тогда было принципиально важным, – поддержка губернаторов. Многим осенью 1996 года предстояли перевыборы, и они опасались публично связать себя с поддержкой непопулярного президента. Мониторинг выступлений губернаторов в Москве и на местах показал: в столице они были за продолжение реформ и за Ельцина, дома же предпочитали на эту тему помалкивать. С нашей подачи одного из таких губернаторов буквально вытащили на ковер к Виктору Черномырдину. Глава правительства со свойственной ему дипломатичностью в лоб спросил: «Говорят, ты там у себя Ельцина не поддерживаешь?» Тот: «Поддерживаю». Черномырдин: «Тогда иди вон туда, где стоит телекамера, и скажи об этом людям». Как ни странно, одним из первых публично выступил в поддержку Ельцина губернатор Ульяновской области Горячев, несмотря на то, что в своем отдельно взятом регионе продолжал строить социализм. Вот что значит – обостренное политическое чутье! И все же главная заслуга в том, что в 1996 году к власти не пришел Зюганов, принадлежит самому Ельцину. Несмотря на очень плохое состояние здоровья (между первым и вторым туром у него был инфаркт), его энергетика, жажда жизни и жажда власти, безусловно, сработали. Он выгодно смотрелся на фоне нерешительного Зюганова, который, с одной стороны, хотел в президенты, а с другой – боялся, что в Кремль его не впустят. ЦИТАТА Ельцин всех по 2–3 раза выгонял. Чубайса три раза выгонял. А меня держал только за анекдоты. Вот придем утром, стакан водки выпьем, в окно посмотрим и сразу анекдоты рассказываем. Павел БОРОДИН, госсекретарь Союза России и Белоруссии ЦИТАТА В душе, честно говоря, я понимал, что у меня было мало шансов выиграть. Это была, может быть, моя последняя попытка убедить людей, что ожидает нас, если Ельцин будет у власти. Николай РЫЖКОВ "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации