17 лет спустя 17 лет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Экс-депутат Госдумы Михаил Глущенко осужден за организацию убийства Галины Старовойтовой

Оригинал этого материала

© "Коммерсант", 29.08.2015, Фото: "Коммерсант"

17 лет спустя 17 лет Дмитрий Маракулин, Николай Сергеев

222c8a7827c7b069192ff42f798729f9.jpeg
Михаил Глущенко

Михаил Глущенко (Миша Хохол) , который в бытность свою депутатом Госдумы от ЛДПР в 1998 году организовал убийство сопредседателя партии "Демократическая Россия" Галины Старовойтовой , вчера был приговорен к 17 годам заключения. Миша Хохол, сдавший следствию заказчика преступления и рассчитывавший получить за это куда меньший срок, может отказаться от дальнейшего сотрудничества с правоохранительными органами. Защита собирается обжаловать решение суда, называя его "явной несправедливостью".

Михаил Глущенко был признан Октябрьским райсудом Санкт-Петербурга виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33 и ст. 277 УК РФ (организация посягательства на жизнь государственного деятеля). С учетом ранее назначенного ему восьмилетнего срока за вымогательство суд приговорил Глущенко к 17 годам колонии строгого режима. При этом следует отметить, что суд фактически два раза проводил прения по этому делу. Вначале гособвинение запросило для подсудимого 13 лет, а в четверг неожиданно увеличило запрашиваемый срок на четыре года. Впрочем, если бы дело рассматривалось не в особом, а обычном порядке судопроизводства, Глущенко мог получить и пожизненный срок.

Заключив досудебное соглашение о сотрудничестве, Михаил Глущенко в рамках сделки дал показания о том, что являлся организатором убийства Галины Старовойтовой, которую ему заказал лидер тамбовского оргпреступного сообщества Владимир Барсуков (Кумарин) . Ему сопредседатель "Демократической России" и депутат Госдумы Галина Старовойтова, по версии следствия, мешала провести своих людей в органы госвласти Санкт-Петербурга.

Как следует из материалов дела, Михаил Глущенко не позднее мая 1998 года встретился с Владимиром Барсуковым в гребном клубе на Крестовском острове, где и получил указание об устранении Галины Старовойтовой. Сам Михаил Глущенко утверждал, что в случае отказа его бы убили.

С предложением совершить убийство он обратился к своему знакомому прапорщику Юрию Колчину , который согласился. В ноябре 1998 года в доме на канале Грибоедова Галину Старовойтову расстреляли Виталий Акишин и его неустановленный сообщник, которых нанял Колчин. В ходе покушения ранения получил помощник депутата Руслан Линьков . Юрий Колчин и Виталий Акишин были осуждены горсудом Санкт-Петербурга на длительные сроки. Миша Хохол, перебравшийся потом за границу, в 2009 году вернулся в Петербург для замены паспорта и был задержан .

"Я прошу прощения у всего русского народа за то, что я совершил,— заявил в последнем слове бывший депутат.— Без меня это дело (убийство госпожи Старовойтовой.— "Ъ") не раскрыли бы. Я обдуманно написал в ФСБ. Потом Колчина привезли из колонии, и он дал на меня показания". При этом, по словам организатора преступления, Юрий Колчин и киллеры без его участия приняли решение об убийстве госпожи Старовойтовой. "Я передал Колчину, что он должен сделать по приказанию от Кумарина. Колчин созвал собрание, которое без моего участия голосованием решило вопрос",— рассказал он.

Защитник Михаила Глущенко Александр Афанасьев, предлагавший суду прекратить уголовное преследование своего клиента по истечении срока давности или назначить ему наказание ниже низшего предела, собирается обжаловать приговор в части назначенного наказания. При этом адвокат отметил, что дальнейшее сотрудничество его подзащитного со следствием оказалось под угрозой. "Человек (Михаил Глущенко.— "Ъ") сталкивается с явной несправедливостью и не может испытывать оптимизма",— сказал он. Ранее господин Афанасьев говорил, что его клиент — ценный источник информации для следствия и его рассказы о событиях 1990-х годов прошлого века "могут потрясти наше общество".

Что касается Владимира Барсукова, отбывающего 15-летний срок за рейдерские захваты, то, как полагает его защита, предъявление ему обвинения в заказе убийства Галины Старовойтовой — это всего лишь вопрос времени.

[BFM.ru, 28.08.2015, "Миша Хохол посидит 17 лет за организацию убийства Галины Старовойтовой": 30 июня 2005 года Санкт-Петербургский городской суд приговорил подготовившего покушение бывшего прапорщика ГРУ Юрия Колчина и киллера Виталия Акиншина к 20 и 23 с половиной годам лишения свободы соответственно. Второй непосредственный исполнитель преступления Олег Федосов скрылся.

28 сентября 2006 года задержанный позже Вячеслав Лелявин, организовавший «прослушку» телефонных разговоров Старовойтовой, был осужден на 11 лет. Павел Стехновский, участвовавший в приобретении оружия, был приговорен к двум годам колонии. Суд освободил его от наказания за истечением срока давности. [...]

Что же касается Михаила Глущенко, то его впереди ждет еще один, третий по счету судебный процесс. Глущенко обвиняют в организации тройного убийства на Кипре в 2004 году. Тогда жертвами стали Вячеслав Шевченко (брат Сергея Шевченко), его деловой партнер и их переводчица. Дело расследует Второе следственное управление Следственного Комитета СКР (расположено в Санкт-Петербурге). Свою вину Глущенко отрицает. — Врезка К.ру]

      • Как Глущенко "задним числом" накинули 4 года

Оригинал этого материала

© Фонтанка.Ру, 27.08.2015, Аудио: Фонтанка.Ру

Коллективная галлюцинация, или Прокурорская надбавка в деле Галины Старовойтовой Александр Ермаков

27 августа на процессе по делу экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко по обвинению в организации убийства Галины Старовойтовой произошел редкий случай. Суд разрешил переиграть прения государственному обвинению и запросить ужесточенное наказание, подняв планку заключения с 13 лет до 17. Прокуратура настаивает, что все журналисты Петербурга просто ослышались. И диктофоны — не аргумент.

27 августа 2015 года страна ждала новостей из Октябрьского суда Петербурга о приговоре бывшему депутату ЛДПР Михаилу Глущенко. Он признался в организации убийства Галины Старовойтовой. 21-го числа прошли прения. Прокуратура запросила 13 лет за преступление, а по совокупности с прежним приговором за вымогательство — 13 лет и 300 тысяч рублей штрафа. Свидетелями этому были полтора десятка журналистов, работавших с блокнотами и диктофонами, информация разнеслась по новостным лентам. Сегодня оставались последнее слово Глущенко, которое он не успел озвучить, и собственно приговор.

В суде снова наблюдался аншлаг, было нервно. У входа в зал лютовал полицейский с сержантскими нашивками. Старательно приправлял голос басовитыми нотками, сводил брови и отдавал емкие команды каждому репортеру:

"Телефоны выключаем! Увижу со включенным — выгоню".

Ему поддакивал пристав в засаленном мундире. Своеволие прекратилось только после обращения прессы к судье.

Следующий сюрприз преподнесла Фемида. Глущенко уже раскрывал сложенный вчетверо и изрядно помятый листок с последним словом, которое начиналось глубокой фразой "Прошу прощения у всего русского народа".

Судья Ирина Сопилова остановила порыв:

"Учитывая, что прения сторон были перенесены по состоянию здоровья подсудимого, суд начинает их заново и предоставляет слово государственному обвинителю".

Зал опешил, а прокурор Марина Суворова прытко вскочила со стула и начала чтение заготовленного документа. Виновен, опасен, 13 лет за Старовойтову, а по совокупности с прежним приговором — 17.

Зал опешил еще раз.

"Радикально новый вариант от гособвинителя, — резюмировал адвокат Александр Афанасьев. — С ним тем более не могу согласиться. Ведь идет перерождение того человека, которого когда-то знали как Миша Хохол, в ответственного полноправного гражданина России Михаила Ивановича Глущенко".

Лицо защитника выдавало мучительную попытку понять, что такого произошло в прокуратуре, что за шесть дней человеку, давшему показания на Владимира Барсукова как на заказчика ликвидации Старовойтовой, "накинули" четыре года. Предположение, что надзорному ведомству не чужд символизм, и каждый год ожидания правды (в ноябре исполнится 17 лет гибели депутата. — Прим. ред.) она оценила в год заключения, рассматривалось, но выглядело неубедительно.

Судья ушла на приговор, репортеры ринулись к Суворовой за объяснением четырехлетней надбавки. Марина Витальевна, хоть и не очень уверенно качала головой, но была непреклонна: дескать, пресса тогда ошиблась, в первых прениях она тоже запрашивала 17 лет.

«Фонтанка» еще раз ознакомилась с новостными выпусками коллег, прослушала аудиозаписи с обоих заседаний и обратилась в прокуратуру Петербурга за комментарием. Предполагался один из двух ответов: либо репортерское сообщество вместе со своими диктофонами и адвокатом Афанасьевым испытало коллективную галлюцинацию, либо действительно за шесть дней произошло что-то такое, отчего Михаил Глущенко удостоился дополнительных 4 лет.

Надзорное ведомство остановило выбор на галлюцинации. Дескать, в прениях 21 августа Марина Суворова попросила для Глущенко 17 лет, и эта позиция была согласована с аппаратом.

"Фонтанка" предоставила записи. Предложила приемлемое объяснение: возможно, Марина Витальевна оговорилась в первый раз? Прокуратура осталась непреклонной. Переговоры завершились, когда на обещание выложить аудио в Интернет один из собеседников с Исаакиевской площади снисходительно произнес:

"Вы точно сможете доказать, что голос на записях принадлежит прокурору Суворовой?"

"Фонтанка" делится галлюцинацией с читателями.

      • Шашлыки, убийства, признания Эволюция Хохла

Оригинал этого материала

© Фонтанка.Ру, 28.08.2015, Глущенко. Закат тамбовской эпохи, Фото: via Фонтанка.Ру

[...] Поздно вечером 21 ноября 1998 года в парадной дома 91 по каналу Грибоедова лежала мертвая Галина Старовойтова. На лестничной площадке было столько важных лиц, что оперативникам было туда не протолкнуться. Они толпились у входа. Один сыщик, устав от бесконечных докладов, сказал: «Идем и ищем двух подозреваемых. Приметы: мужчина…» Тут офицер немного подумал и добавил: «И еще один мужчина, наверное».

Сегодня днем, 28 августа 2015 года, судья Октябрьского районного суда нашла этих двух людей. Экс-депутата Госдумы Глущенко она приговорила к 17 годам за организацию убийства депутата Госдумы Старовойтовой, чем заодно превратила его показания в юридическую истину — заказчиком является ныне арестованный лидер «тамбовского» клана Барсуков, в прошлом Кумарин.

Началась же эта история еще в конце 70-х прошлого столетия. В Ленинград из Тамбовской области приехал Володя Кумарин и поступил в Институт точной механики и оптики.

Приехал из Алма-Аты и Миша Глущенко. Он стал учиться в Лесотехническом.

Время уже было застойное, а статус официанта выше инженерного. Вскоре они поняли, что оценки на экзаменах никак не повлияют на их кошелек, и устроились вышибалами в бары города, где всегда не было мест для простых.

Они были не одиноки. В каждом веселом заведении стояли такие же бывшие борцы и боксеры. К перестройке они уже превратились в сообщество тех, кто может силой решать подковерные вопросы. Но и тогда они не мечтали о тех перспективах, которые им подарило время.

Потом страна начала трещать совсем. Кумарин в окружении крепких парней сидел в ресторане «Нева» на Невском, где сегодня находится «Буквоед». Туда и приносили дань фарцовщики. Глущенко жарил шашлыки возле бензоколонки у Петропавловской крепости. Сегодня это АЗС «ПТК» — мощной нефтяной компании, которая еще несколько лет назад считалась активом Кумарина. Кстати, в конце 80-х с бензином был дефицит, спортсмены на своих безумно роскошных тогда «восьмерках» заправлялись всегда без очереди именно там. Так что мысль о стратегии и нефти родилась возле мангала.

Конечно, были еще и «наперстки». Самое жирное место — Некрасовский, ныне Мальцевский рынок. Глущенко, как мастер спорта по боксу международного класса, отвечал за безопасность Юры Колчина, который, сидя на корточках, лихо выкрикивал: «Мужчина без риска — мужчина-сосиска!»

7ee5406dfe5f7af76a680b050a9148de.jpeg
"Брянские": на первом плане — Юрий Колчин, второй слева — Василий Владыковский

Потом Кумарина посадили ненадолго за легкий мордобой. Потом Глущенко и Колчина задерживали с гранатой и ТТ. Потом Кумарина все в городе знали как Кума, а Мишу — как Хохла. Глущенко себя ставил. Есть такая зарисовка: прилетает Глущенко к станции метро в Купчино, где собираются бить соперников, открывает багажник и раздает топоры. Действительно, что, на ринге, что ли? Кумарин другой. Он говорит тихо, как крестный отец. Подсядет, например, к серьезному кооператору и предложит:

— Давай в карты сыграем?

— На что?

— На что-нибудь плевое. На жизнь твою.

Но началась тут внутривидовая грызня, и Кумарин получил 11 пуль.

95c74a80636a0b938129dd78f6534bfa.jpeg
Расстрел машины Кумарина в 1994 году

Глущенко тут же приехал к операционному столу, вынул толстую пачку долларов, револьвер и поставил хирургу условие: «Либо Вова оживет, либо мозги врача разлетятся по госпиталю».

Кум выздоровел. Ему отрезали правую руку, но и левой хватило, чтобы под двадцать гангстеров, замысливших мятеж, перебрались на кладбища.

Наведя порядок, ребята осмотрелись и правильно решили. Мол, они и есть власть, а официального статуса нет.

Глущенко стал депутатом Госдумы от ЛДПР.

Тогда кроме Галины Старовойтовой Петербург представили еще неоднократно судимый Монастырский и в будущем осужденный за вымогательство Шевченко.

15f384450bbf48f05d59f6f8f0a5adfa.jpeg
Госдума. Михаил Глущенко (в центре) и Галина Старовойтова с Русланом Линьковым (на заднем плане)

Когда наши три богатыря зашли в Москву, даже столичная люберецкая братва вздрогнула.

Галина Васильевна мешала им просто своим существованием на белом свете. Даже если бы она молчала, то была бы видна интеллектуальная разница.

Ее убили. Так родилось событие, вошедшее ныне в мировую историю ХХ века.

Шуму было много, а дела у парней пошли еще лучше. Да, время было удобное. Кумарин стал миллиардером, а Глущенко — мультимиллионером.

К ним на прием старались попасть политики, депутаты, чиновники и милиционеры.

Благотворительность не знала границ: от церкви до подводных лодок. Это все не метафоры. Кумарин — почетный матрос атомного подводного крейсера «Тамбов».

Разумеется, и термин «тамбовские» наполнился другим содержанием. Это уже были не просто те, кто может в темной подворотне по хребту дрыном. Это те, чьи интересы везде. Например, в театрах. И в поставках хлопковых чулок.

А в 2002 году убийство Старовойтовой предъявили Колчину и компании, а через три года ему дали 20 лет. Но для «тамбовских» все шло своим чередом.

И стало им скучно. Они решили показать, чья власть. Но своеобразно, так как на дворе уже был Владимир Путин.

К 2005 году посчитали, что надо подобрать штук пятьдесят хороших магазинов в центре города да еще десяток крупных предприятий. Вспомним, что рейдерская волна была незатейлива. Решальщики в налоговых инспекциях перебивали правоустанавливающие документы, приходили типа охранные фирмы, выгоняли владельцев, а правоохранители не могли найти правовых оснований для вмешательства.

Понесло. И только стук ладони Владимира Путина по кремлевскому столу вызвал немедленный прилет спецбригады и веерные аресты «тамбовских».

Тут мафиози занервничали и стали наперегонки признаваться друг на друга. [...]

 

 


Ссылки

Источник публикации