18.Возражение адвоката

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, origindate::10.03.2000

Президиум Московского городского суда
адвоката МКА "Адвокатская палата"
Похмелкина А.В.

ВОЗРАЖЕНИЯ
на протест в порядке надзора

23 августа 1999 г. Федеральный судья Хамовнического межмуниципального суда ЦАО г. Москвы удовлетворила жалобу Скуратова Ю.И. и признала постановление о продлении срока предварительного следствия по возбужденному в отношении него уголовному делу до шести месяцев от 31 июля 1999 г. незаконным и необоснованным.
15 октября 1999 г. судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда оставила постановление Федерального судьи без изменений, а частный протест прокурора без удовлетворения.
На состоявшиеся судебные решения заместителем Генерального прокурора РФ принесен протест в порядке надзора, в котором ставится вопрос об их отмене и о прекращении производства по жалобе.
Изложенная в протесте позиция основана на следующих доводах.
   1.Действующее уголовно-процессуальное законодательство не определяет порядок рассмотрения жалоб на решения следственных органов о продлении срока предварительного следствия. Рассматривая жалобу Скуратова Ю.И., Федеральный судья действовал по аналогии права, что является недопустимым.
   2.В постановлении отсутствует ссылка на конкретные нормы уголовно-процессуального законодательства, которые по мнению Федерального судьи были нарушены при продлении срока предварительного следствия.
   3.Скуратов Ю.И., являясь свидетелем по уголовному делу, не наделен правом обжалования действий и решений следственных органов.
   4.Признав постановление о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу незаконным и необоснованным, Федеральный судья обязан был отменить его, но не сделал этого.
   5 Постановление Федерального судьи препятствует дальнейшему расследованию уголовного дела и предрешает его прекращение.

Протест в порядке надзора не основан на законе и не подлежит удовлетворению.
В резолютивной части протеста содержится очевидное противоречие: требования прекратить производство по жалобе и оставить жалобу без удовлетворения являются взаимоисключающими. Жалоба может быть оставлена без удовлетворения, если рассмотрена по существу. Производство по жалобе прекращается, когда она признается неподведомственной суду и по существу не рассматривается.
В протесте ставится вопрос об отмене кассационного определения. В этом случае, согласно п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, суд надзорной инстанции не вправе принимать окончательное решение по делу и обязан передать его на новое кассационное рассмотрение.
Более того, в соответствии с положениями главы 30 УПК РСФСР в порядке надзора может быть пересмотрено только итоговое решение суда по уголовному делу. Судебные постановления по жалобам на действия и решения органов расследования, пересмотру в порядке надзора не подлежат.
Статья 374 УПК РСФСР, определяющая компетенцию судов надзорной инстанции, не наделяет ни один из них полномочиями рассматривать протест в порядке надзора на судебное постановление, выносимые в порядке судебного контроля за законностью действий и решений органов предварительного следствия.
При указанных обстоятельствах протест должен быть оставлен без рассмотрения, а производство в порядке надзора прекращено.

Несостоятельными представляются и конкретные доводы, приводимые в обоснование протеста.
1. Жалоба Скуратова Ю.И. рассмотрена судьей не по аналогии права или закона, а на основании части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации и постановления Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П, признавшего не соответствующими Конституции РФ положения статей 218 и 220 УПК РСФСР в части, исключающей возможность обжаловать в суд действия и решения органов расследования, связанные с продлением срока предварительного следствия по уголовному делу.
То обстоятельство, что уголовно-процессуальное законодательство не определяет порядок судопроизводства по жалобам такого рода, не служит препятствием для их рассмотрения.
Конституция Российской Федерации - закон прямого действия, подлежащий обязательному и непосредственному применению. Конституционное право на судебную защиту является безусловным, его реализация не может ставиться в зависимость от несовершенства отраслевого законодательства.
2. Согласно указанному постановлению Конституционного Суда РФ, действия и решения органов расследования могут быть обжалованы любым лицом, чьи конституционные права нарушены в результате таких действий и решений.
Скуратов Ю.И. обжаловал в суд постановление о продлении срока предварительного следствия по возбужденному в отношении него уголовному делу. В связи с возбуждением уголовного дела он отстранен от должности Генерального прокурора РФ. Как раз с применением такой правоограничительной меры Конституционный Суд РФ связывает возможность судебного обжалования решения следственных органов о продлении срока предварительного следствия.
3. Не являясь обвиняемым по делу и не имея возможности осуществлять свою защиту предусмотренными законом средствами, Скуратов Ю.И. юридически и фактически несет бремя обвиняемого, поскольку проводимое расследование затрагивает его интересы, создает угрозу личной неприкосновенности, служит юридическим основанием для применения мер, ограничивающих конституционные права.
В такой ситуации Федеральный судья Хамовнического межмуниципального суда ЦАО г. Москвы пришла к правильному выводу о том, что продление срока предварительного следствия по уголовному делу сохраняет неопределенность в процессуальном положении Скуратова Ю.И., нарушает его право на защиту, а также препятствует восстановлению иных конституционных прав, ограниченных в результате отстранения от должности. Именно указанные обстоятельства, по мнению Конституционного Суда РФ, могут свидетельствовать о незаконности и необоснованности продления срока предварительного следствия по уголовному делу.
4. В соответствии с Конституцией Российской Федерации и постановлением Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П гражданин может обжаловать действия и решения органов предварительного следствия, нарушающие его конституционные права, а суд обязан проверить законность и обоснованность обжалованных действий и решений.
Однако конституционные нормы не определяют и не могут определять конкретную процессуальную форму, в которой должно быть выражено решение суда. Это прерогатива уголовно-процессуального законодательства, которое на этот счет никаких требований не содержит.
При наличии пробела в действующем уголовно-процессуальном кодексе судья приняла решение по жалобе в пределах тех полномочий, которыми ее наделяют конституционные нормы и постановление Конституционного Суда РФ.
5. Признание судом постановления о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу незаконным и необоснованным означает, что данное постановление утрачивает свою юридическую силу со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.
Важнейшее из таких последствий заключается в обязанности следственных органов принять решение по делу на основании тех материалов и в соответствии с теми доказательствами, которыми они располагали на момент решения вопроса о продлении срока предварительного следствия.
За четыре месяца расследования органами предварительного следствия не найдено ни малейших оснований для предъявления обвинения Скуратову Ю.И. При этом, вопреки содержащемуся в протесте утверждению, обстоятельства, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела, расследованы полностью. Из текста обжалованного постановления следует, что признаков состава преступления в действиях Скуратова Ю.И. не установлено, а проведение каких-либо еще следственных действий в этом направлении не планируется.
Продление срока расследования обосновывалось необходимостью проверки обстоятельств, не связанных с теми, что послужили основанием для возбуждения уголовного дела.
Фактически речь идет о расследовании новых обстоятельств, что требует принятия самостоятельного процессуального решения.
Кроме того, эти обстоятельства не указывают на совершение Скуратовым Ю.И. уголовно-наказуемого деяния, то есть не входят в предмет доказывания по уголовному делу и не могут служить основанием ни для продления срока предварительного следствия, ни для возбуждения нового уголовного дела.
Таким образом, необходимость прекращения уголовного дела предрешена не судебным постановлением, а ходом и результатами предварительного следствия.
По существу доводы протеста сводятся к тому, чтобы оспорить саму возможность судебного обжалования и судебной проверки законности решения следственных органов о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу. Такая позиция противоречит статье 46 Конституции Российской Федерации и постановлению Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П.

На основании изложенного прошу:
Протест в порядке надзора заместителя Генерального прокурора РФ на постановление Федерального судьи Хамовнического межмуниципального суда ЦАО г. Москвы от 23 августа 1999 г. и определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 октября 1999 г. по жалобе Скуратова Ю.И. оставить без рассмотрения, а производство в порядке надзора прекратить.

Адвокат           А.В. Похмелкин