1999. История года: Всем продавать!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::24.02.2009, Фото: ИТАР-ТАСС

1999. История года: Всем продавать!

Сегодня металлургическая империя Олега Дерипаски трещит под грузом долговых проблем. А ведь ровно 10 лет назад, в 1999 г., трещали по швам феодальные королевства Быкова, TWG и Живило, на богатствах которых выстроена UC Rusal

Мария Рожкова

Converted 28441.jpg

Герои алюминиевых воин — прагматичные, но очень эмоциональные люди. Уникальная компания UC Rusal, выпускающая 100% российского алюминия, не была бы создана, если бы в 1997 г. не поссорились два брата — Михаил и Лев Черные, с начала 90-х вместе работавшие на всех алюминиевых заводах страны. В 1997 г. Михаил продал брату доли в Красноярском (КрАЗ) и Братском заводах, оставив себе пакет в Саянском заводе (СаАЗ). В 1998 г. он и его партнер Олег Дерипаска нанесли первый удар — размыли доли Льва и его партнера Дэвида Рубена (TWG) в СаАЗе, получив контроль над предприятием. В интервью «Ведомостям» в 2000 г. Михаил Черной утверждал, что дальнейшие действия не были местью бывшим партнерам: «Мы не планировали ничего специально. После того как произошел мой разрыв с Львом и Trans World, я алюминием перестал заниматься, все оставил на Олега, единственное — сказал, что есть общая конкуренция и конкурировать надо честно». Михаил Черной жил в Израиле, в России с 1999 г. начал «конкурировать» Дерипаска.

Ценный ресурс

«Запретить толлинг. Хватит грабить Россию!» — требовали рекламные перетяжки, появившиеся на улицах Москвы в августе 1999 г. «Запретить толлинг — разорить Россию!» — кричала новая серия щитов уже в сентябре. Эта рекламная битва маскировала ожесточенную борьбу двух сил. Одна — «Сибал» во главе с Дерипаской — желала получить контроль над алюминиевой отраслью страны, другая — акционеры остальных алюминиевых заводов — хотела сохранить свои активы, рассказывает бывший акционер ряда алюминиевых заводов страны. Именно толлинг сделал в начале 90-х гг. алюминиевый бизнес столь привлекательным, позволяя акционерам экономить на налогах при переработке сырья. Отмена внутреннего толлинга (использование отечественного сырья) сильно ослабила бы позиции тех, против кого боролся Дерипаска. 29 декабря 1999 г. руководители алюминиевых заводов выходили из зала заседаний комиссии по оперативным вопросам (КОВ) понурые. Только что председатель КОВ вице-премьер Виктор Христенко вынес решение об отмене с 2000 г. внутреннего толлинга. Лишь президент «Сибала» радовался: теперь он возьмет алюминщиков за горло!

Ошибка Быкова

«Дерипаска, конечно, молодец, но акционеры Красноярского и Новокузнецкого заводов в 1999 г. сами создали себе проблемы — они чувствовали себя слишком великими и всемогущими и позволили себе воевать с губернаторами и властью», — говорит бывший топ-менеджер одного из заводов. В Красноярске в 1999 г. разыгрывалась настоящая драма. Контроль над КрАЗом принадлежал трем группам акционеров, владевших примерно равными долями: Анатолию Быкову, Василию Анисимову, Льву Черному — Дэвиду Рубену. Они держали в руках Красноярскую ГЭС, поставки которой были критичными для КрАЗа, и около 30% Ачинского глиноземного комбината (АГК). Вдобавок их человек был внешним управляющим АГК, что давало им полный контроль над поставщиком сырья для завода. Все шло гладко, пока в конце 1998 г. Анатолий Быков и губернатор Александр Лебедь, чью избирательную кампанию финансировал Быков, не рассорились в пух и прах. Другой экс-владелец КрАЗа считает, что роковой для КрАЗа конфликт Быкова и Лебедя был неизбежен: «В период между выборами Быков стал центром власти в крае — к нему приходили советоваться, он решал вопросы. Быков считал, что может влиять на Лебедя, генерал не смог этого стерпеть, им двигали эмоции». Быков отрицает, что претендовал тогда на лидерство, говоря, что лишь давал Лебедю советы в интересах края. Но генерал Лебедь, видимо, считал иначе. Он прервал контакты с акционерами КрАЗа, а в 1999 г. пошел в атаку. В начале 1999 г. в Красноярск по призыву губернатора прибыла следственная бригада МВД во главе с тогдашним первым замминистра внутренних дел Владимиром Колесниковым. В апреле на Быкова завели уголовное дело. За несколько дней до этого он ускользнул от следователей. В августе корреспонденту «Ведомостей» удалось побеседовать с Быковым в Черногории: тогда он не верил в возможность ареста и надеялся вернуться в Красноярск — на борьбу с Лебедем. Напрасно: в конце октября Быкова арестовали в Венгрии. Другие акционеры КрАЗа продолжения войны не хотели. Один из них вспоминает: «Осенью 1999 г. мы пытались договориться с Лебедем, пришли к нему, он нам сказал: “Быкова — вон, сами — из лодки, тогда все будет в порядке”. Мы отказались. Когда вышли из кабинета, вздохнули тяжело — было понятно, что Лебедь просто так КрАЗ не оставит». В союзники Лебедь взял «Альфу». Ее человек возглавил внешнее управление на АГК. Акционеры КрАЗа пытались штурмовать АГК, пытались переключиться на поставки с Николаевского глиноземного комбината (НГЗ, Украина). Но тут они наткнулись на Дерипаску, который перехватил у них контроль над НГЗ; к тому же по решению суда КрАЗ оказался должен местным энергетикам около 3 млрд руб. — это могло привести к банкротству завода.

Деньги или гордость

Быков в интервью 1999 г. не скрывал, что за преследователями акционеров КрАЗа стоит именно Дерипаска. Источник, близкий к «Альфе», рассказывает, что менеджмент «Альфа-эко» договорился с акционерами КрАЗа о создании СП 50 на 50, куда бы «Альфа» внесла свою долю в АГК, заплатила бы акционерам КрАЗа $125 млн, а те внесли бы в СП свои доли в КрАЗе, АГК и Красноярской ГЭС. Но глава «Альфа-групп» Михаил Фридман такого партнерства не хотел, а был готов участвовать в покупке всего бизнеса — это не устроило акционеров КрАЗа. Другой источник, близкий к «Альфа-групп», рассказывает: «К концу года акционеры КрАЗа понимали, что не удержат ситуацию. Мы с Дерипаской действовали единой коалицией — мы контролировали АГК, он прессовал их по другим направлениям; у нас была предварительная договоренность, что если акционеры КрАЗа будут продавать свои активы, то мы с Дерипаской можем их выкупить, но из-за ссоры между братьями [Черными] они на эту сделку не пошли, а продали свой бизнес почти за $600 млн тем, с кем им было наиболее комфортно сделать эту сделку. Лев дружил с Бадри [Патаркацишвили], в итоге акции были проданы той группе». Один из продавцов говорит, что переговоры велись с владельцами разных алюминиевых компаний: «У Абрамовича, Березовского, Патаркацишвили были деньги, получив предложение о продаже, они решили выкупить акции КрАЗа, АГК и Красноярской ГЭС. Льву Черному и Дэвиду Рубену также принадлежали доли в Братском заводе — все было продано оптом».

Зачистки в Кузбассе

В 500 км от Красноярска — в Кузбассе события развивались будто под копирку. Когда-то одной из самых сильных бизнес-групп в области был «Миком», принадлежавший братьям Михаилу и Юрию Живило. Пик их могущества пришелся на конец 1998 г.: под их контролем находились лучшие металлургические и угольные предприятия Кузбасса. Ровно год понадобился губернатору Аману Тулееву для того, чтобы разгромить «Миком» и изгнать его из региона. Сначала РАО ЕЭС убрало с поста внешнего управляющего «Кузбассэнерго» ставленника «Микома». Потом угроза нависла над Новокузнецким алюминиевым заводом (НкАЗ): суд признал, что завод должен «Кузбассэнерго» около 740 млн руб. Уже тогда Михаил Живило собрал пресс-конференцию, на которой прямо обвинил в своих проблемах Дерипаску (представители «Сибала» отрицали причастность к этой истории с тех самых пор и по сей день, но в 2005 г. заплатили структурам Живило компенсацию). Вскоре Михаил Живило вынужден был бежать из России: на него завели уголовное дело по обвинению в посягательстве на жизнь Тулеева (в 2001 г. беглец оправдан французским судом). Уже в 2000 г. он вынужден был уступить «Русалу» контроль над НкАЗом.

Конец эпохи одиночек

В 2006 г. в интервью «Ведомостям» Живило признался, что предотвратить его выход из бизнеса было невозможно: «Меня бы не устроила ситуация, в которой я не могу развивать бизнес. В 1999 г. произошло самое страшное в России: власть объединилась у главы администрации, под его контролем были все силовые ведомства. А на главу администрации [президента Александра Волошина] имела самое серьезное влияние одна группа». Признает, что исход алюминиевого сражения 1999 г. был предрешен, и Быков: «Наверху люди уже решили, кому должен достаться российский алюминий, кому — энергетика, кому — уголь». Абрамович объединил купленные активы с активами Дерипаски — так был создан «Русал». Впоследствии Абрамович вышел из «Русала», а компания объединилась с «Суалом» в UC Rusal и стала владельцем всех алюминиевых заводов страны. Дерипаска через своего представителя передал «Ведомостям», что не будет комментировать события 1999 г. По итогам 1999 г. «Ведомости» не случайно признали его предпринимателем года: формула успеха российского бизнесмена «деньги плюс административный ресурс» начала работать на него в полную силу. С 2001 г. акционеры UC Rusal в виде дивидендов получили свыше $10 млрд. Дерипаска скупал автозаводы, аэропорты, банки, строительные компании — и в 2008 г. Forbes признал его первым богачом России с состоянием в $28,6 млрд. В кризис тяга к скупке активов сыграла с бизнесменом злую шутку: сейчас он рискует лишиться почти всего. Но это уже другая история.

Алюминиевая отрасль – 1999
В 1999 г. Братский завод (БрАЗ) произвел 844 200 т алюминия, Красноярский – 802 000 т. У этих предприятий были общие акционеры – Лев Черной и Дэвид Рубен. Треть акций БрАЗа принадлежала менеджменту завода.

Уральский и Иркутский заводы входили в компанию «Суал» (338 400 т), основным владельцем которой был Виктор Вексельберг. Богословский и Кандалакшский заводы (156 500 т и 66 000 т) принадлежали компании «Трастконсалт» Василия Анисимова.

В группу «Сибирский алюминий» входили Саянский алюминиевый завод (330 100 т), Самарский металлургический завод (производитель алюминиевого проката), завод «Саянская фольга», завод «Ростар».

Сейчас все алюминиевые заводы страны входят в UC Rusal, ее акционеры – Олег Дерипаска (около 57%), акционеры «Суала» (около 18,9%), Михаил Прохоров (14%), Glencore (около 10,3%). В 2007 г. выручка компании составила $14,3 млрд.