2007 Год Станет Временем Обналичивания Путинской Эпохи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Олигархи спешат продать акции иностранцам вопреки ухудшающейся конъюнктуре и падению интереса на Западе к развивающимся рынкам

1162558461-0.jpg Вот и владелец «Системы» Владимир Евтушенков, похоже, решил застраховаться в преддверии нового политического цикла в России. Информация о том, что АФК «Система» хочет обменять дочернюю компанию «Система Телеком» на крупный миноритарный пакет Deutsche Telecom, официально не подтверждена, но вполне убедительно вписывается в российский политэкономический ландшафт. Евтушенков не первый: в отдельной московской очереди его уже опередила самая богатая женщина России и по совместительству жена столичного мэра Елена Батурина, которая распродала большую часть своей строительно-цементной империи, а все заработанные средства «завела» на инвестиционный фонд с активами в $3 млрд.

В общефедеральном списке Евтушенков вообще плетется в хвосте. Виктор Вексельберг, к примеру, сливая (в прямом смысле) СУАЛ с «Русалом», поставил обязательным условием последующее публичное размещение акций (IPO) алюминиевого гиганта. То есть, по сути, владельцы СУАЛа настаивают на продаже большой части своего бизнеса. Сходную игру, но по другой схеме, ведут Михаил Фридман и его партнеры, продавая свою часть BP-ТНК «Газпрому». Крупнейший лесообрабатывающий концерн «Илим-Палп»сливается с глобальной американской компанией International Paper, получив миноритарную долю транснациональной компании. Похожие истории происходят и с рядом компаний масштабом поменьше: в течение года провести IPO планируют сразу несколько десятков российских компаний.

Конечно, в каждом из случаев свои причины для продажи бизнеса. Глобализация – естественный этап развития крупных российских компаний. Для одних публичное размещение на западных площадках является дешевым и стратегически перспективным способом привлечения инвестиций, другие создают транснациональные союзы, чтобы привлечь западные технологии или преодолеть антидемпинговые барьеры. Но если следовать логике предложения Евтушенкова, так же как и действий Батуриной или Фридмана, то получается, что они готовы отойти не только от оперативного управления, но и от прямого владения своими российскими активами. Между тем и аналитики, и сами менеджеры отечественных компаний не устают повторять, что российский рынок далек от насыщения и с точки зрения рентабельности по-прежнему весьма привлекателен по сравнению с зарубежными.

Нерационально выглядят и некоторые IPO: компании спешат продать крупные пакеты акций иностранцам вопреки ухудшающейся конъюнктуре и падению интереса на Западе к развивающимся рынкам.

Однако разрозненные и внешне противоречащие друг другу бизнес-факты складываются в понятную мозаику, если принять во внимание общественно-политический пейзаж. Россия на всех парах вкатывается в политический цикл, в котором уход влиятельных региональных элит проходит на фоне смены идеологических ориентиров государства. К примеру, предстоящий уход Юрия Лужкова сам по себе является достаточным основанием для хеджирования рисков «московской» бизнес-группой. Но это не все: судя по заявлениям Владимира Путина, власть реагирует на радикализацию общественных настроений.

Главной темой предстоящих выборов станет «восстановление справедливости».

Восстанавливать ее будут по-разному. Экономический вектор может быть направлен на выравнивание социального расслоения. Вице-премьер Дмитрий Медведев предлагает обсудить вопрос о повышении налога на обладателей двух и более квартир, а министр экономики Герман Греф поддерживает идею возвращения прогрессивной шкалы подоходного налога. Одновременно государство разворачивает публичную борьбу с коррупцией, которая грозит стать главным хитом 2007 года. «Огонь по штабам» открыт по всем направлениям. Вслед за Генпрокуратурой массовые проверки и чистка рядов идут в ФСБ и ГУИНе. «Антикоррупционные» процессы разворачиваются среди региональных и муниципальных властей. Символично, что на российском телевидении все чаще рассказывают о советской антикоррупционной кампании, проводившейся генсеком и бывшим главой КГБ Юрием Андроповым.

В ситуации прямой зависимости крупного бизнеса от власти и ее конфигурации, любые колебания последней неизбежно влияют на инвестиционный климат. Крупные финансово-промышленные группы располагают информационными и аналитическими ресурсами, чтобы оценить риски для собственного бизнеса. Характерно, что большинство олигархов ельцинской волны не уходили из России даже в самый разгар антиолигархической истерии, связанной с разгромом ЮКОСа. Быстрорастущий рынок, благоприятная конъюнктура, а главное, льготный для сверхдоходов налоговый и идеологический климат – ради этого обладатели больших состояний могли часами выслушивать морализаторские басни на встречах с президентом или по команде закупать футбольных звезд и старинные полотна. Не факт, что ситуация категорически изменится. Но риски такого сценария возрастают.

А потому привлечение крупного иностранного партнера или продажа части бизнеса выглядят весьма своевременными.

2007 год станет временем обналичивания путинской эпохи.

Эльмар Муртазаев.

Оригинал материала

«Газета.ру» от origindate::02.11.06