200 лет в суде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"С 1964 года СМИ США получили возможность публиковать критические материалы, не опасаясь быть привлеченными к судебной ответственности за клевету"

Оригинал этого материала
© "Washington ProFile", origindate::14.05.2003, Коллаж: Washington Post

Американская журналистика: 200 лет в суде

Converted 14449.jpg

Законодательство США предусматривает широкие меры по защите прав средств массовой информации, в результате чего американская пресса, по крайней мере, на бумаге, одна из самых свободных во всем мире. Однако для того, чтобы американские журналисты избавились от навязчивого контроля со стороны власти потребовалось почти 200 лет судебных баталий.

Законы США основаны на нормах английского общего права. Это означает, что Конституция и законы подлежат интерпретации судьями, как правило, в форме судебных решений по делам, возбуждаемым на основании исков частных лиц или государства. Верховный суд США выступает окончательным арбитром в вопросах интерпретации положений Конституции и соответствия ей законов или решений судов более низких инстанций.

В 1734 году Джон Питер Зенгер, печатник из Нью-Йорка, был обвинен в распространении клеветнических слухов в подрывных целях за публикацию в своей газете анонимных материалов с критикой в адрес британского генерал-губернатора. Проведя почти год в предварительном заключении, он был оправдан судом присяжных, которые отказались выполнять инструкции судьи о вынесении обвинительного приговора. Адвокат Зенгера убедил присяжных в том, что ни один человек не может быть приговорен к уголовному наказанию просто за то, что он критикует власть, особенно, когда представляемые им общественности факты соответствуют действительности. Это дело стало один из первых случаев вынесения присяжными заседателями оправдательного вердикта в стране, которой еще предстояло превратиться в США.

В 1791 году в США были ратифицирована Первая поправка к Конституции: "Конгресс не должен издавать никакого закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание оной, либо ограничивающего свободу слова или печати, либо право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями о рассмотрении и удовлетворении жалоб". Фактически все законодательство, определяющее степень свободы прессы в США, основано на этой фразе. В ней нет попытки дать определение понятию "пресса" или поставить реализацию прав в зависимость от выполнения обязанностей или обязательств.

В 1931 году Верховный суд США признал недействительным закон штата, разрешавший должностным лицам налагать запрет на издание "злоумышленных, скандальных и дискредитирующих" газет. Этот закон также предписывал издателям, против которых уже был применен запрет, получать разрешение суда на возобновление издания. Верховный суд постановил, что эти ограничения противоречат Конституции.

С 1964 года средства массовой информации США получили возможность публиковать критические материалы, не опасаясь быть привлеченными к судебной ответственности за клевету. Верховный суд признал, что средства массовой информации должны иметь право на добросовестную ошибку. Суд постановил, что общественные деятели, желающие предъявить иск о клевете, должны не только доказать, что опубликованные сведения были ложными, но и что редакция либо знала об этом, либо опубликовала их, проявив "грубое пренебрежение" к вопросу об их достоверности или ложности.

В 1969 году было принято прецедентное решение, разрешившее публиковать даже те высказывания, в которых содержатся абстрактные призывы к насильственному свержению правительства. Как постановил Верховный Суд, подобные публикации должны обеспечиваться такой защитой при условии, что они не приведут к непосредственной угрозе применения противоправных действий.

В 1973 году Верховный суд США отстоял право писателей и журналистов на использование табуированных слов и понятий. Суд заявил, что конституционная защита не распространяется на непристойные высказывания, но при этом вынес узкое определение "непристойности", чтобы обеспечить, что материалы, представляющие серьезную литературную, художественную, политическую или научную ценность, по-прежнему подлежат распространению.

Законодательные ветви федеральной власти и власти штатов в целом ведут свои дела на глазах у общественности. Доступ же к делопроизводству органов исполнительной власти всегда носил затрудненный и проблематичный характер. В 1967 году Конгресс США предпринял попытку устранить этот недостаток путем принятия Закона о свободе информации, установившего презумпцию открытости документов, создаваемых и хранимых федеральными органами исполнительной власти, при наличии небольшого числа исключений. Бремя обоснования отказа в доступе к документам ложится на правительство. Все штаты США также приняли у себя похожие законы, регулирующие порядок обнародования документов и архивных записей органами управления штатов и местного уровня. В 1980 году Верховный суд признал, что пресса и общественность имеет право доступа к уголовному судопроизводству.

Джейн Кертли, профессор факультета журналистики и массовых коммуникаций Университета штата Миннесота считает, что несмотря на всю проработанность американского законодательства о свободе печати до сих пор не существует четкого определения, кто такой журналист. Причиной этого является опасение, что если правительство сможет определять, кто уполномочен заниматься журналистской деятельностью, то оно сможет и контролировать тех, кто собирает и распространяет новости. С появлением Интернета это становиться все более проблематичным. В конце 2001 года в США произошло важное событие - городской суд Нью-Йорка принял прецедентное решение впервые признав журналистами всех авторов, помещающих материалы во Всемирной Сети.

Одним из побочных результатов этого процесса является общественное недовольство действиями прессы. Опрос, проведенный в 2002 году организацией FreedomForum показал, что, по мнению 42% американцев, прессе предоставлена "слишком большая" свобода. Власти США до сих пор пытаются ограничивать доступ прессы к информации.