20 лет назад итальянский обыватель еще понимал дружбу премьер-министра Андреотти с мафией

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


20 лет назад итальянский обыватель еще понимал дружбу премьер-министра Андреотти с мафией, а заказные убийства объяснял геополитическими соображениями

© "Коммерсант", origindate::19.11.2002

Такая история случается со всяким политиком, старающимся навести во вверенной ему стране порядок

Валерий Панюшкин, специальный корреспондент

Фото: AP

Джулио Андреотти явно не ожидал обвинительного приговора по делу более чем двадцатилетней давности

Вот и получается, что нет дня политика большего проклятия, чем долголетие. И дело здесь не только в том, что тридцать лет назад итальянский премьер-министр Джулио Андреотти был человеком могущественным, целовался с крестными отцами мафии и брал или не брал баснословные взятки с промышленных гигантов,— Бог ему судья.

Насколько я знаю, ни сейчас, ни тридцать лет назад ни один итальянец не сомневался, что это именно премьер Андреотти заказал журналиста Кармине Пекорелли, каковой хотел опубликовать откровения убитого «Красными бригадами» Альдо Моро. Дело только в том, что тридцать лет назад итальянский обыватель не то чтобы оправдывал, но как-то понимал дружбу премьер-министра с мафией. И как-то объяснял геополитическими соображениями заказные убийства. А сейчас не понимает и не объясняет. То есть, почему премьер Берлускони контролирует в Италии телеэфир, понимают все, даже те, кто Берлускони ненавидит, а почему премьер Андреотти убивал журналистов — это уже из прошлой эпохи. Эпоха прошла, а Андреотти, к несчастью своему, жив.

Такая история случается всякий раз со всяким политиком, старающимся навести во вверенной ему стране порядок. Так, население Франции понимает и разделяет жесткую политику генерала Голля, пока эпоха не кончается и де Голь из героя не превращается в изгоя. Население Чили, за исключением той горстки идиотов, которых согнали на стадион, понимает и разделяет политику генерала Пиночета, пока не выясняется наконец, что, может, он и мудрый политик, но кровопийца.

Если политик к моменту окончания своей героической эпохи успевает умереть и быть торжественно похороненным под безутешный плач верноподданных, тогда его просто выносят из мавзолея, как нашего Сталина, срывают со стен его портреты и рушат его статуи. Если же, не дай бог, политик эпоху свою переживает, то следующая эпоха принимается его судить. Это новое поколение задает немыслимые вопросы. Зачем же вы убили журналиста? Зачем же вы расстреляли демонстрантов? Так ли уж вам мешал этот поэт? Просто эти люди были детьми, когда журналистов принято было убивать, а поэтов расстреливать. Просто не понимают, черт бы побрал эту их Декларацию прав человека.

Пожилой тиран обыкновенно в таких случаях злится и ему становится плохо с сердцем. Как правило, пожилому тирану никакая тюрьма в подобных случаях не угрожает, поскольку новая политическая элита сама не без греха и, будучи снисходительной к старикам-кровопийцам, тщится и себе прикупить индульгенцию.

Я даже верю, что люди, облеченные властью, сами не знают толком, какой именно из их поступков будет расценен следующим поколением как преступление. Я думаю, господин Андреотти понятия не имеет, почему за смерть Пекорелли его осудили, а за взятки от «Фиата» — нет. Он расходует последние годы жизни на тяжбы не оттого, что боится тюрьмы. Просто вдруг, если оправдают на этом свете, то оправдают и на том.

***

© "Коммерсант", origindate::19.11.2002

Премьер обратной силы не имеет. Джулио Андреотти приговорен к 24 годам тюрьмы

Борис Волхонский

скандал

В Италии разгорается скандал, вызванный сенсационным решением апелляционного суда города Перуджа, приговорившего экс-премьера страны Джулио Андреотти к 24 годам тюрьмы за соучастие в убийстве журналиста в 1979 году. Правовой перспективы у дела против 83-летнего экс-премьера и пожизненного сенатора практически нет, но раздувание скандала вполне способно не только испортить жизнь ему, но и подорвать политические позиции его сторонников.

Дела давно минувших дней

20 марта 1979 года журналист Мино Пекорелли был убит четырьмя выстрелами (один в голову, три в спину) на выходе из офиса журнала OP, для которого поставлял разоблачительные материалы.

Следствие велось долго, подозрение падало то на одних, то на других, но добиться осуждения кого бы то ни было так и не удалось. В 1993 году завербованный властями член мафии Томмазо Бушетта (Tommaso Buscetta) сообщил правоохранительным органам, что к убийству журналиста причастны экс-премьер Джулио Андреотти (Giulio Andreotti) и один из боссов мафии Гаэтано Бадаламенти (Gaetano Badalamenti), который к тому времени уже отбывал 30-летний срок заключения в США по другому делу. Следствие возобновилось, но в 1999 году и экс-премьер Андреотти, и мафиози Бадаламенти были оправданы.

И вот в минувшее воскресенье апелляционный суд города Перуджа отменил решение суда трехлетней давности и приговорил обоих главных фигурантов к 24 годам тюремного заключения. При этом другие лица, проходившие по тому же делу, включая человека, обвиненного в том, что он был непосредственным исполнителем убийства, оправданы.

Одним из аргументов в пользу вынесения обвинительного приговора стало то, что как раз в то время, когда произошло убийство, журналист Мино Пекорелли собирался опубликовать некий компромат на экс-премьера Андреотти. Правда, в чем заключался компромат, никто сейчас точно сказать не может. Британская корпорация "Би-Би-Си", утверждает, что журналист собирался опубликовать книгу, посвященную похищенному и убитому годом ранее экс-премьеру Италии Альдо Моро. Но что именно могло быть сказано в книге о господине Андреотти, неизвестно: по одним данным, журналист хотел опубликовать нелицеприятные высказывания о нем господина Моро, по другим – связать имя Андреотти с похищением и убийством.

Вечный Джулио

Джулио Андреотти не привыкать к обвинениям во всех мыслимых и немыслимых грехах. В политику он пришел еще в годы фашистской диктатуры Муссолини: в 1942 году возглавил студенческое движение "Католическое действие", затем стал редактором подпольной христианско-демократической газеты и уже в 1944 году вошел в состав национального совета Христианско-демократической партии.

За послевоенные годы господин Андреотти занимал едва ли не все возможные посты в правительствах, сформированных христианскими демократами. Семь раз он был премьером, шесть раз – главой МИДа. Единственный пост, которого он так и не сумел занять,– пост президента Италии.

В политических кругах господин Андреотти получил два прозвища – Мистер Италия и Вечный Джулио. Сторонники превозносили его за то, что он сумел вывести Италию из состояния послевоенной разрухи и поставить ее в один ряд с наиболее развитыми государствами мира. Противники же считали господина Андреотти мастером закулисных интриг и – когда тише, когда громче – говорили о его связях с мафией.

В 1992 году после сокрушительного поражения христианских демократов на парламентских выборах экс-премьер навсегда ушел из большой политики и остался "всего лишь" пожизненным сенатором. Именно к этому времени и относятся первые официальные обвинения его в связях с оргпреступностью.

Впрочем, доказать ничего не удавалось. Помимо дела об убийстве журналиста господин Андреотти проходил и по делу о связях с мафией. Одним из главных эпизодов обвинения было то, что он однажды обменялся ритуальными поцелуями с "боссом боссов" сицилийской мафии Сальваторе (Тото) Рииной (Salvatore "Toto" Riina). Однако и это дело несколько лет назад развалилось. Правда, сейчас прокуратура, вдохновленная успехом в деле об убийстве журналиста, намерена вновь поднять его и представить в апелляционный суд.

Судейские против политиков

Впрочем, решение суда отнюдь не означает, что господин Андреотти немедленно отправится за решетку. Во-первых, у суда есть 90 дней на то, чтобы письменно обосновать свое решение, а у защиты – право обжаловать приговор в суде высшей инстанции. Кроме того, как пожизненный сенатор, господин Андреотти пользуется иммунитетом, и только парламент может снять его. А в парламенте сейчас большинство составляют люди, симпатизирующие экс-премьеру.

Едва узнав о приговоре суда, премьер Италии Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), также давно и с переменным успехом отбивающийся от многочисленных судебных дел, позвонил господину Андреотти и выразил ему поддержку. Примеру премьера последовали и главы обеих палат парламента.

Впрочем, столь явная поддержка со стороны ведущих политиков (в основном из правого лагеря) чревата осложнениями для них самих. Во всяком случае, левые полны решимости использовать складывающуюся ситуацию в свою пользу.

Самого Джулио Андреотти приговор привел в смятение. "Я всегда верил в справедливость и буду верить в нее впредь,– заявил он, узнав о решении суда.– Но сегодня я с трудом могу смириться с таким абсурдом". Господин Андреотти утверждает, что никогда не совершал никаких противоправных действий, и все обвинения, выдвинутые против него, считает происками политических противников.

Адвокат господина Андреотти Франко Коппи (Franco Coppi) заявил, что защита обжалует приговор, как только получит письменное заключение суда. "Возможно, таким образом нам удастся узнать, почему 'убийцы', якобы действовавшие по указке господина Андреотти, были оправданы",– заявил он.

А пока господин Андреотти остается на свободе и продолжает заниматься любимыми делами – изучением древней истории и работой над мемуарами, в которых он рассказывает о своих встречах с видными политиками (за 50 лет в большой политике он повидал их немало) и с римскими папами (господин Андреотти встречался с пятью из них).

Впрочем, Джулио Андреотти трудоголик, и даже тюремное заключение вряд ли помешает его работе.