20 тысяч лье по воде (1999)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::01.02.1999

20 тысяч лье по воде

Converted 14993.jpg

Богатство наложило отпечаток на психическое состояние Кеннета Дарта

Американского миллиардера Кеннета Дарта иногда сравнивают с Джорджем Соросом: оба способны обрушить национальную денежную единицу среднего государства, оба потеряли счет своим капиталам (хотя состояние Дарта американские газеты все-таки подсчитали -- получилось $4,4 млрд.).

В отличие от Сороса Дарт абсолютно не публичен. Фотографии его нигде и никогда не публиковались (кроме одного случая, когда детские карточки напечатала английская The Mirror). Ни один папарацци пока не смог подобраться к Кеннету Дарту.

"Профилю" между тем удалось получить фото из семейного архива. Что оказалось очень кстати: интересы Дарта обнаружились в России.

15 января в Томске на собрании акционеров АО "Томскнефть" вышел громкий скандал. Майкл Хантер и Джозеф Кондон, адвокаты компании "Асирота лимитед" (одного из акционеров "Томскнефти"), объявили собрание незаконным и провели собственный форум. В библиотеке радиотехнического ПТУ, направо от туалета.

Хантер и Кондон заявили, что компания ЮКОС Михаила Ходорковского не обладает контрольным пакетом акций "Томскнефти". Кто же обладает? "Асирота лимитед", разумеется, которую поддерживают томские старушки, в свое время вложившие в "Томскнефть" чубайсовские ваучеры.

Собрание продолжалось целый день. Небольшое непроветриваемое помещение библиотеки было битком набито, однако в перерывах в коридор никто не выходил: из туалета сильно попахивало. Время от времени в помещение врывались пьяные студенты, думавшие, что в библиотеке сейчас начнется дискотека. Западные журналисты, приглашенные на мероприятие компанией Dart Management, не понимали, что происходит. В семь часов вечера шоу закончилось и на заснеженную улицу вывалился избранный "Асиротой" новый совет директоров "Томскнефти"...

Главный режиссер этого и многих других подобных шоу, 44-летний Кеннет Дарт находился в это время за тысячи километров от Томска, на борту своей яхты.

Последний император

Кеннет Дарт, как говорят американцы, стоУДАР НА О ит примерно $4,4 млрд. Это много даже для Америки. Близкие Дарта тактично замечают, что богатство "явно наложило отпечаток на его психическое состояние". Более откровенные знакомые Кеннета считают, что он попросту рехнулся. О его экстравагантности ходят легенды. Рассказывают, однажды Дарт купил роскошное поместье на западном побережье одного из Багамских островов. На его территории были построены небольшой аэродром и гавань, способная принимать океанские лайнеры с большим водоизмещением. Дарт собирался создать на этом куске земли свое государство -- "Дартанию", да так, чтобы его монархию признали все государства мира. Правда, вскоре Кеннет охладел к своему замыслу. По развалинам аэродрома, "императорской резиденции" и гавани теперь бегают дикие собаки. Сейчас председатель правления компании Dart Container живет в... Карибском море, на борту шестидесятиметровой яхты, под охраной бывших спецназовцев ВМС США. Кстати, яхта была построена для семьи короля Иордании Хусейна, затем принадлежала крупному марокканскому торговцу наркотиками, а после того как французские спецслужбы ее конфисковали, Дарт купил корабль за семь миллионов долларов и назвал его "Клэр Т" в честь матери. "Клэр Т" оборудована вертолетными площадками, зенитными установками, противоторпедной защитой и уникальными средствами связи, позволяющими Кеннету Дарту управлять своими компаниями, разбросанными по всему миру. Газета Times of London писала, что, когда яхту переправляли в США, в Гибралтарском проливе она столкнулась сразу с двумя кораблями, которые немедленно затонули. На бронированном корпусе "Клэр Т" не осталось даже царапины...

Летучий голландец

Жена Кеннета, Джанис, и трое его дочерей живут во Флориде. Папа навещает их редко. У него есть серьезная отговорка: в 1994 году американский миллиардер Дарт отказался от американского гражданства.

Почему? Потому что в противном случае пришлось бы платить подоходный налог с миллиарда долларов -- по оценкам американской прессы, именно такой доход с начала 90-х ежегодно приносит его компания Dart Container.

Америка была в шоке. Президент Клинтон даже предложил ввести налог на тех лиц, которые отказываются от американского гражданства, но продолжают получать прибыли от расположенных в США предприятий.

Тем временем Дарт, путешествующий на своей яхте в экстерриториальных водах, купил гражданство Белиза, а позже стал и гражданином Ирландии, пообещав вложить в эту страну немалые средства.

С тех пор Кеннет Дарт не может находиться в США более одного месяца, в противном случае он теряет право не платить налоги. И каждый раз, когда нога Дарта ступает на американскую землю, за ним хвостом ходят агенты налоговой службы. А недавно Белый дом даже объявил о создании специальной компьютерной программы, которая позволяет отслеживать перемещения таких лиц, как Дарт, по всему миру.

На действия родины Кеннет ответил великодушно: он ее простил. В один прекрасный день правительство Белиза обратилось к американскому государственному департаменту с просьбой открыть консульство в маленьком городишке штата Флорида Сарасоте. Просьба более чем странная, если не знать одного: именно в этом городе находится штаб-квартира Dart Container. Консулом предполагалось назначить... Кеннета Дарта.

Белый дом в просьбе отказал. Но не тут-то было. Министерство иностранных дел Белиза начало аккуратно прощупывать: дескать, как бы отреагировал госдеп, если бы Кеннет Дарт был назначен сотрудником посольства Белиза в США? После чего в отношениях между США и маленьким Белизом наступило охлаждение, поскольку стало ясно, что Дарт, видимо, купил не только белизское гражданство, но и белизское правительство.

Совершенно секретно

Штаб-квартира компании Dart Container во Флориде похожа на военный объект: двухэтажное здание окружено забором, обмотанным колючей проволокой, все окна оборудованы светоотражающим покрытием. Не только сотрудникам офиса, но и самым близким партнерам Дарта категорически воспрещен вход в производственные помещения -- чтобы они не могли украсть и продать его главный секрет. Секрет производства одноразовой посуды, придуманной отцом Кеннета Дарта и принесшей ему миллиарды.

Говорят, случилось это так: однажды студент Уильям Дарт, сидя в ресторанчике, разбил стакан. Который официант включил в счет. Вильяму это не понравилось (видимо, скупость у Дартов -- черта фамильная). И его осенило: нужно придумать посуду, которая, во-первых, не бьется, а во-вторых, настолько дешева, что ее не жалко выбросить на помойку.

В конце 50-х Уильям Дарт выпустил первый в мире пластиковый стаканчик, а в 1960 году создал Dart Container Corporation, которая сегодня контролирует треть рынка пластиковой посуды и упаковки в США.

Надо ли говорить, что деньги на открытие дела, которые Уильям Дарт выпросил у отца (деда нашего героя), были получены под проценты на уровне рыночных ставок?..

Впрочем, Уильям достойно продолжил семейную традицию экономии: все три его сына (Том, Кеннет и Роберт) учились в самой дешевой школе. В ней было всего две комнаты, и преподавали педагоги, от которых отказались другие учебные заведения. Только когда школу закрыли, дети Уильяма смогли перейти в более приличное место.

Лишь раз в жизни Уильям Дарт сознательно пошел на дополнительные расходы. Однажды он сбросил цену на свою продукцию более чем на 30% и долго работал себе в убыток.

Чтобы разорить конкурентов.

Человек-невидимка

Наш герой Кеннет уже в школе слыл одновременно математическим вундеркиндом и нелюдимом. Когда за математический талант его после 9-го класса взяли в престижную Cranbrook School, Кеннет возненавидел школу: ему пришлось жить в общежитии и общаться со сверстниками.

Будущую жену, Джанис, Кеннет Дарт встретил в Мичиганском университете, где вместе со старшим братом изучал инженерные науки. Дарт женился на бывшей подружке соседа по комнате. Шутили, что девственник Дарт вступил в брак, чтобы формально покончить с "женским вопросом" и еще больше отгородиться от женщин, которых очень боялся. Американские журналисты писали, что у Кеннета Дарта в жизни было всего три сексуальных контакта: все с женой, и все закончились рождениям детей.

Еще в университете Кеннет начал пользоваться психотропными препаратами, прописанными ему психиатрами. Родственники считают, что все его выходки: бронированная яхта, "Дартания" и так далее -- продиктованы попытками расстаться со своими детскими комплексами -- застенчивостью, страхом, одиночеством, боязнью женщин и вообще бегством из реального мира.

Его рабочий кабинет на яхте не имеет иллюминаторов и полностью герметичен. На столе Кеннета установлены многочисленные телефоны, мониторы, следящие за рынками, где обращаются активы Дартов, а также камеры слежения (Кеннет маниакально боится покушения, поэтому не доверяет охране и команде). Из своего кабинета Кеннет может не выходить сутками. Многие топ-менеджеры его компаний, действующих в США, Бразилии и России, никогда не встречались со своим шефом.

Яблоко от яблони

В конце 80-х основатель империи Дартов Уильям собрался на пенсию. Его место должен был занять старший из братьев, Том. Однако Кеннет и примкнувший к нему младший брат Роберт провернули хитроумную интригу. Том активно выступал за развитие нефтяного направления в семейном бизнесе и на отцовские деньги основал компанию Dan Energy. Но в 80-х годах объективная ситуация на рынке подорвала позиции всего нефтяного сектора и компании Тома в частности. Кеннет тут же обвинил брата в том, что тот растранжирил семейные деньги. Для старика Уильяма это был самый сильный аргумент.

Семейную собственность поделили. Кеннету и Роберту отошла Dart Container -- крупнейший в мире производитель пластиковой посуды и упаковки. На тринадцати заводах Dart Container работало от 3 до 4 тысяч человек. По самым скромным независимым оценкам, годовой доход компании в то время составлял около $800 млн.

Старшему брату Тому, почти как в сказке про Кота-в-Сапогах, достался тот самый "кот" -- Dart Energy, влачившая жалкое существование. Том понял: его "кинули". В 1993 году началась долгая судебная тяжба между Томом и Кеннетом, которая тянется до сих пор.

Но именно с того времени Кеннет Дарт, получив практически полный контроль над семейным бизнесом, начал активно использовать доставшийся ему капитал для финансовых спекуляций.

За дона Педро!

Первым опытом для Кеннета Дарта стала операция с внешним долгом Бразилии (ее в свое время подробно освещал еженедельник Business Week).

В 1992 году компания Salomon Inc., в которой Дарту принадлежали 7,6% акций, начала скупать для него бразильские долги, платя 40 центов за доллар долга. На тихом вторичном рынке бразильских долговых обязательств началась паника.

-- Объемы покупок были такие громадные для достаточно вялого рынка, что все брокеры решили: Salomon Inc. получила заказ от самого правительства Бразилии,-- вспоминал потом Конор о'Дриссол, трейдер MGRmerging Markets. После впечатляющего "отпылесосывания" рынка в руках Кеннета Дарта оказалось около 4% внешних долгов Бразилии.

Крупнейшего частного кредитора встречали в Бразилии как национального героя, "Есть все-таки гринго, которые верят в наше будущее!" -- такими заголовками пестрели бразильские газеты. Перед Кеннетом заискивали председатель правления банка Бразилии, министры и дипломаты. Отрезвление наступило через год.

В апреле 1994-го банки и инвесторы, владеющие более чем 90% внешнего долга Бразилии, согласились на реструктуризацию долгов. Правительство Бразилии просило инвесторов конвертировать как минимум 35% принадлежащих им бумаг в дисконтные облигации с более долгими сроками погашения и некоторой скидкой по отношению к номинальной цене.

Дарт единственный из инвесторов отказался от участия в обмене. И сделка встала, поскольку без согласия держателя 4% заемных бумаг провести операцию было юридически невозможно.

Дарт заявил, что согласен на конвертацию только в том случае, если переведет все долговые расписки в облигации без скидок. Прочие семьсот (!) инвесторов, согласные с небольшими потерями по этой схеме, возмутились и попытались образумить Кеннета.

Уильям Роде, заместитель председателя правления Chicorp, тайно встречавшийся с Кеннетом Дартом на одном из частных аэродромов в Нью-Йорке, чтобы уговорить его, вспоминал, что разговор больше походил на состязание в крепости голосовых связок: Кеннет Дарт сразу начал орать, и переорать его было невозможно.

Продержавшись два месяца, правительство Бразилии все-таки тайно предложило Кеннету Дарту специальные условия. Однако тот понял, что из Бразилии можно выжать больше, и потребовал дополнительных льгот. Тогда оскорбленные бразильцы провели конвертацию без участия Дарта. Тот подал в суд, который проиграл.

Бедный Дарт! Он-то рассчитывал получить от своей шантажистской операции $2 млрд. А заработал репутацию "инвестора-стервятника". Когда не так давно в прессе появились сообщения о том, что часть внешних долгов Эквадора и Венесуэлы была скуплена Дартом, правительства этих латиноамериканских стран запаниковали. А спецслужбы сбились с ног в поисках подтверждения этой информации. Слишком уж свежи воспоминания о бразильской кампании Дарта.

Кстати, недавно выяснилось, что за Дартом уже давно следит ФБР. Говорят, американцы, обеспокоенные тем, что в России мало знают об этом "инвесторе", на днях даже передали материалы о Дарте своим российским коллегам.

Как оказалось, весьма своевременно.

Пакет акций протеста

"Известия" уже писали о том, что во времена чубайсовской приватизации брокерские компании Дарта по дешевке скупили пакеты акции "Ноябрьскнефтегаза", "Юганскнефтегаза", "Самаранефтегаза" и "Томскнефти". Приобретали немного: примерно по 10% акций, ровно столько, сколько необходимо для созыва собраний акционеров.

Получив влияние в компаниях, Дарт мог блокировать важные решения менеджмента -- до тех пор пока владельцам фирмы это не надоест. После чего за свой пакет акций можно было просить солидную сумму.

Впрочем, у ЮКОСа, который располагал акциями "Татнефти", были собственные планы: объединить все принадлежащие ему нефтяные фирмы (включая "Томскнефть"), превратив их из частей холдинга в структурные подразделения одной компании.

Схема подобного объединения следующая. Существует холдинг (тот же ЮКОС), состоящий из нескольких АО (назовем их А, Б, В). ЮКОС, владеющий контрольным пакетом А, Б и В, желая получить абсолютный контроль над ними, проводит так называемую вертикальную интеграцию, в ходе которой все АО лишаются самостоятельности. Акции компаний А, Б и В аннулируются и взамен выпускаются другие, так называемые консолидированные акции единой компании. Владельцы акций прежних предприятий могут либо продать свои бумаги, либо обменять их на акции создающейся единой компании.

По закону, чтобы консолидация состоялась, необходимо согласие не менее 75% акционеров. Таким образом, чтобы сделку расстроить, Дарту нужно было как минимум 25%.

И Кеннет благодаря поддержке мелких акционеров вплотную приблизился к заветному рубежу: в настоящий момент его фирмы и сторонники контролируют 20% акций "Томскнефти".

Положение ЮКОСа осложнилось тем, что незадолго до описанных событий в обеспечение иска одного из кредиторов Восточной нефтяной компании (ЮКОС владеет контрольным пакетом ВНК, а Восточная нефтяная обладает 51% "Томскнефти") решением Московского арбитражного суда был наложен арест на пакет акций ВНК. Возникла угрожающая ситуация: на собрании акционеров "Томскнефти" 15 января ЮКОСу голосовать оказывалось нечем.

И все вроде бы складывалось в пользу Дарта, но за несколько дней до собрания акционеров решением Высшего арбитражного суда прежнее постановление об аресте юкосовских акций ВНК было приостановлено. Как ни странно, у сторон формулировка суда вызвала прямо противоположные толкования.

ЮКОС сделал вывод, что акции разморожены, а значит, ими можно голосовать.

Сторонники Дарта -- что приостановленное решение не значит отмененное, а потому в отсутствие ЮКОСа контрольным пакетом "Томснефти" владеет представляющая интересы Дарта "Асирота лимитед". Которая и провела альтернативное собрание акционеров.

Как заявил представитель "Асирота лимитед" Майкл Хантер: "Мы предпринимаем быстрые действия, с тем чтобы исполнить волю большинства акционеров общества "Томскнефть", на законном основании голосовавших своими акциями на собрании".

Совет директоров принимает меры для того, чтобы сделать общество "Томскнефть" корпоративной единицей, которой было бы невозможно управлять в интересах одного акционера,-- вторит ему другой представитель "Асирота", член совета директоров "Томскнефти" Питер Оппенгеймер.

Как бы то ни было, альтернативное собрание назначило новый состав совета директоров "Томскнефти" и проголосовало за смещение управленцев "от ЮКОСа".

Несмотря на эти решения, администрация предприятий "Томскнефти" по-прежнему выполняет распоряжения исключительно менеджеров ВНК--ЮКОСа.

Представители ЮКОСа полагают, что Дарту нужны только солидные отступные, получив которые он моментально исчезнет из России, забыв про "Томскнефть" и его акционеров. По заявлению пресс-службы ЮКОСа, "Кеннет Дарт, прикрываясь фразами о защите прав мелких акционеров, просто набивает цену своему пакету акций".

По неофициальной информации, в 1997 году Дарт купил 13% акций "Томскнефти" по 2--2,6 цента за штуку. А три года спустя предложил их Михаилу Ходорковскому по $10 долларов (рентабельность операции могла бы составить почти 1000%).

Ходорковский решил, что удовольствие больше никогда не видеть Дарта столько не стоит.

* * *

Каким будет финал этой впечатляющей истории? Скорее всего, война развернется за недостающие каждой из сторон несколько процентов акций, которые находятся на руках у мелких акционеров.

Учитывая поддержку менеджмента и последнее решение суда, выиграть эту войну, видимо, удастся ЮКОСу. Компания будет интегрирована, а мелким акционерам придется сдать свои бумаги по цене, которую за них заплатят. В противном случае ЮКОС может просто раздуть уставный капитал компании, и тогда мелкие акционеры вообще не получат ничего (или почти ничего).

Так что методы, заметим, интернациональные. Но дома и стены помогают: на каждого американского дарта в России имеется десяток доморощенных.