280 млн рублей за информацию

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Со следующего года МВД РФ будет официально платить россиянам за сведения, которые помогут раскрыть преступления или поймать преступников

F14ae657e90037ff472af788c138469c-150x84.jpgУслуги внештатных информаторов хотят щедро финансировать — до 300 тыс. рублей за единичный донос. Эксперты говорят, что большую часть денег прикарманят сами полицейские

С 2012 года МВД РФ будет официально платить россиянам за информацию, которая поможет раскрыть преступления или поймать преступников. На эти цели полицейские  просят дополнительно из бюджета почти треть миллиарда рублей.

По информации «Известий», МВД направило в правительство РФ письмо с просьбой  ежегодно выделять ведомству 280 млн рублей для оплаты «конфиденциального сотрудничества с гражданами». Это пока в новинку.

До недавнего времени сотрудничество милиционеров и граждан регламентировалось только Законом об оперативно-розыскной деятельности (ОРД) и касалось в основном работы с негласными информаторами. Не секрет, что большинство преступлений спецслужбы во всем мире предотвращают или раскрывают именно благодаря помощи агентуры, проще говоря, «стукачей». Россия в этом плане не исключение. Как вербуют агентов и сколько они получают — вся эта информация охраняется гостайной.

Однако «штатные» агенты не всесильны. Случайный свидетель порой бывает более полезен, чем платный осведомитель. «Всегда есть другие люди, которые что-то знают, видели или слышали, но выйти на них мы не можем, а они сами себя не афишируют», — объясняет «Известиям» один из оперативников департамента угрозыска МВД. По словам милиционера, разговорить таких свидетелей можно, например, объявив награду, но вот с этим возникает проблема. Раньше нормативные документы МВД не предусматривали поощрения деньгами осведомленных граждан. «Всегда был риск попасть под обвинения в нецелевом использовании средств. Поэтому для для оплаты информаторов чаще использовали «черную кассу», — признается один из оперативников.

С похожей проблемой столкнулись и в других силовых ведомствах. В 2001 году ФСБ первой из российских спецслужб публично объявила награду за поиск преступников. За головы лидеров чеченских боевиков Шамиля Басаева и Аслана Масхадова чекисты пообещали 10 млн долларов. Желающих получить эти деньги тогда так и не нашлось. Лишь через пять лет после этого в России появился закон «О противодействии терроризму», разрешавший платить за информацию о террористах.

Общеуголовных преступлений эта норма не коснулось, поэтому МВД крутилось как могло. «Деньги на награду обычно просим у общественных или бизнес-структур, которые также заинтересованы в поимке бандитов, или у местных властей», — рассказывает «Известиям» один из сыщиков.

Тем не менее, по его словам, большинство резонансных преступлений милиционеры раскрывают сами. Например, так было в Перми летом 2009 года после ограбления инкассаторов Сбербанка. Добычей преступников тогда стали 250 млн рублей. Пермские власти обещали всем, кто поможет раскрыть это преступление, 300 тыс. рублей, но они остались невостребованными. Главаря налетчиков — Александра Шурмана — вычислили после того, как он сделал несколько неосторожных звонков по мобильному телефону.

Летом 2009 года ГУВД по Ростовской области пообещало выплатить крупную награду свидетелям убийства под Ростовом-на-Дону подполковника СОБРа Дмитрия Чудакова и его семьи, а также тем, кто что-то знает об этом преступлении. Деньги до сих пор остались невостребованными.

Сейчас в Екатеринбурге ищут солдата, похитившего из воинской части в Верхней Пышме восемь автоматов Калашникова. Местные милиционеры уже нашли все пропавшее оружие и в ближайшие дни надеются задержать беглого солдата. Тем не менее объявленные за его поимку 100 тыс. рублей никто так и не получил. Столько же сейчас обещает УВД Иркутска за помощь в поимке вооруженных грабителей, которые в начале июня напали на местного бизнесмена, отобрали у него 2 млн рублей, а его самого убили.

Эксперты неоднозначно оценивают инициативу ведомства — начать платить за информацию. «Моя богатая практика показывает, что доля преступлений, раскрытых благодаря помощи обычных граждан, — минимальна, — рассказывает «Известиям» генерал-лейтенант милиции, депутат Госдумы Александр Гуров. — Любое вознаграждение искушает нашего человека, и, чтобы заработать, он запросто настучит на невиновного».

«Мне сложно оценить, зачем МВД просит на выплату вознаграждений 280 млн рублей, но эта цифра мне кажется чрезмерно большой», — также скептичен генерал-майор милиции в отставке Владимир Овчинский. А председатель профсоюза милиционеров Москвы Михаил Пашкин вовсе увидел в начинании почву для коррупции: «Оперативники будут списывать расходы якобы на оплату информации, а сами эти деньги прикарманят, имено о таких порядках в своем подразделении сообщил в интернете майор Алексей Дымовский».

Милиционеры, в свою очередь, обещают не транжирить бюджетные деньги. «Оплачиваться будет только действительно принципиально важная информация», — заявил «Известиям» официальный представитель МВД Олег Ельников.

Оригинал материала: '«Известия»'

'Грани.ру, origindate::28.06.11., «Деньги на осведомителей»'

Трудно понять, каким образом будут расходоваться те 280 миллионов рублей, которые просит МВД для финансирования «конфиденциального сотрудничества с гражданами». В каких ситуациях, в случаях каких преступлений, как эти процессы будут контролироваться, кем будет определяться размер вознаграждения? Поэтому опасения насчет расходования этих средств мне кажется вполне резонными.

На мой взгляд, явно не в числе приоритетных задач должно быть выделение дополнительного финансирования на стимулирование граждан к помощи в раскрытии преступлений. Минфин заявляет, что реформа МВД требует средств, а их нет. И очевидно, что в рамках реформы встают другие, более первостепенные задачи, требующие дополнительного или более эффективного финансирования. Например, подготовка, система управления и так далее, но в этом списке при всех условиях запрос на 280 миллионов для «сотрудничества с гражданами» явно в самом конце стоит.

Насколько я понимаю, речь идет о помощи граждан в раскрытии каких-то вопиющих преступлений, в расследовании которых следственные органы зашли в тупик, ничего не могут и объявляют вознаграждение за информацию. Но часто ли возникают такие ситуации? Мне кажется, очень редко встречается информация, что за помощь в раскрытии преступления гарантируется вознаграждение. Тогда возникает вопрос: зачем для этого нужно так много денег?

К тому же обычно это делается родственниками потерпевшей стороны либо коммерческой организацией. Если планируется впредь такие выплаты делать из денег налогоплательщиков, то как минимум должны быть даны четкие и понятные объяснения принципа расходования, а их на сегодня нет.

Пока у нас нет четкого понимания, каким образом будут определяться и контролироваться суммы, как будет обеспечиваться система недопущения коррупционных и других махинаций в расходовании этих сумм, я как налогоплательщик говорю свое «нет». А поскольку я налогоплательщик информированный, то я знаю, какие бывают ситуации в этой системе. Один из примеров – дело, поступившее недавно в производство нашего Фонда.

Человек уже не первый месяц находится под следствием за разбой, хотя есть у него алиби на этот день. У человека есть друг, который столько же месяцев пытается добиться, чтобы у него взяли объяснение о том, что это он совершил разбой. Следственные органы не принимают его объяснение, потому что потерпевшие указали на другого, хотя видели его в темноте и были подвыпившие.

То есть здесь получается та же самая ситуация: кто-то указывает на человека как на преступника, и, несмотря на его алиби и признание другого человека в совершении этого преступления, система запускается и начинает работать. И один человек получает вознаграждение, а другой сидит в СИЗО. Получается, что помимо той ответственности, что человек арестован и находится за решеткой (системе уже тяжело признаться в своей неправоте и откатить назад), еще и будут потрачены деньги из бюджета.

В такой системе координат система вознаграждений рискует работать крайне плохо и неэффективно. Да и мировая статистика говорит, что процент дел, раскрытых при помощи граждан, минимален. Все-таки первичен профессионализм самих сотрудников. И я бы в первую очередь деньги вкладывала в техническое оснащение, в подготовку и стимулирование именно их работы.