28 млрд ждут приватизации. Фридман

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«После того как общественность переварила новости о консолидации с "Роснефтью" одной из крупнейших частных структур, все задались вопросом: на что акционеры - Михаил Фридман, Герман Хан, Алексей Кузьмичев, Виктор Вексельберг и Леонид Блаватник - потратят вырученные миллиарды? – задается вопросом Василий Тимирязев в №47 (732) журнала «Компания».

Яхты и молодость

В конце мая, когда между акционерами ТНК-BP (BP и AAR) разгорелся очередной этап войны, до сделки по покупке нефтекомпании было еще далеко. На тот момент российские акционеры уже больше года последовательно оказывали давление на BP после ее попытки создать стратегический альянс с "Роснефтью". Чего именно они добиваются, казалось, не было ясно даже им самим: получив выгодное предложение о продаже доли от BP и "Роснефти", AAR его отклонил и стал намекать, что это британской компании надо задуматься о выходе из ТНК-BP.

"Роснефть" и BP в мае 2011 г. были готовы поменять долю российских акционеров на $32 млрд. Из них $17 млрд давал британский мейджор ($9 млрд собственными акциями и $8 млрд наличными), а $15 млрд - "Роснефть". Тогда Михаил Фридман, основной акционер "Альфа-групп", которой принадлежит 25% нефтекомпании, дал пространное интервью "Коммерсанту". В нем он отметил, что "задачи непременно выйти из ТНК-BP у нас никогда не было". "Нам предлагали разные формы, но мы говорили, что менять свою долю на наличные не готовы. Наверное, просто еще не в том возрасте, мы все еще довольно энергичные люди. А главное - способны достигать результата. Зачем нужен кэш? Сидеть на берегу моря или плавать на яхте? Я не осуждаю плавание на яхте, это замечательное занятие, но не для меня", - говорил Михаил Фридман. Нефтяной компании у него больше нет, а яхты никогда не имелось. И пока она не появилась, говорят знакомые предпринимателя.

Тюменская нефтяная компания (ТНК), представителей которой за манеру ведения бизнеса прозвали "танкистами", была создана в 1995 г. В 1997 г. в ходе приватизации контроль над ней получили структуры "Альфа-групп", а также Виктора Вексельберга и Леонида Блаватника. Как рассказывают знакомые Вексельберга, он и Блаватник до последнего не могли решить, будут ли вместе с "Альфой" участвовать в аукционе по ТНК. Вексельберг позвонил Герману Хану буквально за час до начала торгов и подтвердил свое согласие. "Вексельберг и Блаватник с того момента, конечно, не раз сказали спасибо Фридману и Хану, без них вряд ли бы они смогли заработать столько, сколько им дала ТНК", - говорит знакомый двух предпринимателей. Но все собеседники "Ко", близкие к бизнесам российских акционеров, сходятся в одном: Вексельберг и Блаватник где-то с середины 2000-х не были заинтересованы в сохранении присутствия в нефтяном секторе. Они поняли это через пару лет после того, как в 2003 г. была создана ТНК-BP, - за 50% ТНК британцы заплатили ее российским акционерам $8 млрд. Из них $4 млрд получила "Альфа-групп", а по $2 млрд - Вексельберг и Блаватник. В BP, которая сделала первую попытку зайти на отечественный нефтяной рынок в 1997 г., купив 10% акций СИДАНКО, а потом - фактически из-за действий Михаила Фридмана - все потеряла, эту инвестицию признают одной из самых удачных.

Неаварийный выход

ТНК-BP пережила один конфликт акционеров, но не пережила второго. Первое противостояние AAR и BP началось в 2008 г. Российским акционерам тогда не понравилось, как BP ведет бизнес: прикомандированные британской компанией сотрудники больше зарабатывали, им снимали дорогие квартиры в центре Москвы, оплачивали школы для детей. Уже тогда появились предположения о том, что давление, оказываемое на BP, должно подтолкнуть британцев к выкупу доли AAR. Считалось, что такие структуры, как "Альфа-групп", "Ренова" Вексельберга и "Аксесс Индастриз" Блаватника, - сугубо инвесторы, не заинтересованные в нефтяном бизнесе как таковом. И 2008 г. с учетом мировой цены на нефть, которая на тот момент была уже выше $100, - идеальное для них время для выхода из нефтекомпании.

"Как таковых переговоров на этот счет не было, какие-то полунамеки, но BP на тот момент вариант выкупа партнеров не рассматривала", - рассказывает "Ко" топ-менеджер BP. Российские акционеры, даже если и рассчитывали на щедрое предложение, поняли, что подобной сделки ждать не стоит. Герман Хан и Михаил Фридман к концу конфликта, случившегося в начале 2009 г., стали активно подчеркивать, что видят себя в нефтяном бизнесе и хотят в нем оставаться. Вексельберг и Блаватник публично им не противоречили, но знакомым рассказывали: "ТНК-BP нам уже не нужна, она отнимает слишком много сил". С учетом манеры ведения бизнеса "Альфа-групп", суть которой - постоянное пребывание в конфликте, в это охотно верится. Источники "Ко", близкие к переговорам между акционерами ТНК-BP и "Роснефтью", отмечают, что именно от Вексельберга и Блаватника исходила инициатива по выходу AAR в пользу госкомпании.

За долю в ТНК-BP AAR получит $28 млрд. "Роснефть" договорилась с продавцами о том, что выплатит проценты на сумму сделки за каждый месяц. Договор купли-продажи стороны подписали на прошлой неделе. Закрыть сделку планируется в первом полугодии 2013 г.:

"Роснефть" должна получить одобрение от всех отечественных регуляторов. Кроме того, компания еще не заключила с банками соглашения о привлечении денег на покупку, на это ей может потребоваться еще два-три месяца. При этом, по мнению собеседников "Ко", проблем в этот раз со сделкой не будет. "Никаких рисков нет", - констатирует один из них. Таким образом, российские акционеры смогут дополнительно получить еще $612 млн. За отказ от иска в Стокгольмский арбитраж, в котором они судились с BP из-за нарушения акционерного соглашения, они получили от британской компании еще $325 млн. Следовательно, Вексельберг и Блаватник получат по $7 млрд. После этого, по оценке Bloomberg, владелец "Реновы" может стать самым богатым человеком России в рейтинге Forbes с состоянием около $18 млрд. Структура акционеров "Альфа-групп" и распределение прибыли до конца не ясны, но, по оценкам экспертов, Михаил Фридман сможет выручить от продажи ТНК-BP порядка $3 млрд, Герман Хан - около $1,5 млрд, Алексей Кузьмичев - примерно $1 млрд, Петр Авен - приблизительно $1 млрд, - пишет журнал «Компания».

Кому что

Первым яхту приобрел Леонид Блаватник, она больше всего соответствует его образу жизни. В США он перебрался еще в начале 2000-х. В России у него осталось несколько девелоперских проектов (например, до 2007 г. он владел 2,7 га в районе Каширского шоссе), доля в фирме "Автолокатор", специализирующейся на продаже спутниковых и радиопоисковых противоугонных систем, и даже таксокомпания GetTaxi. Блаватнику также принадлежал крупный пакет акций "Связьинвеста", выкупленный АФК "Система" в 2007 г. Через SUAL Partners вместе Вексельбергом бизнесмен владеет почти 16% "Русала". Но самыми интересными активами 55-летнего Леонида Блаватника являются британское подразделение кинопрокатной компании Icon и знаменитая звукозаписывающая Warner Music Group.

"Блаватник построил свой инвестфонд, его цель теперь - это портфельные, а не стратегические инвестиции, поэтому ТНК-BP со всеми ее разборками уже стала неинтересна. Он не любит приезжать в Москву, а ТНК-BP постоянно этого требовала", - рассказывает знакомый бизнесмена. "Конечно, она обеспечивала приличный доход, но Блаватник уже давно решил получить за нее один раз, но много", - поясняет собеседник "Ко". "Аксесс Индастриз" интересуют самые разные проекты, но желания идти в индустрию, в большой бизнес нет. Внимание будет уделено Интернету, области развлечений", - добавляет еще один из собеседников "Ко".

У Виктора Вексельберга ситуация несколько сложнее, отмечает его знакомый. Вексельберга устраивали высокие дивиденды ТНК-BP, но он понимал, что управлять компанией полноценно не может, а роль миноритария ему не слишком нравилась. "Тем более если бы партнером стала "Роснефть", как изначально планировалось", - подчеркивает знакомый бизнесмена. По его словам, за последние годы господину Вексельбергу надоела роль миноритария в крупном бизнесе. "Если бы он мог, то продал бы и долю в "Русале", но сейчас это сделать невозможно", - говорит собеседник "Ко". Помимо акций ТНК-BP и "Русала", "Ренове" принадлежит ряд других активов. Это, например, КЭС-холдинг (его Вексельберг пока безуспешно пытается продать "Газпрому"), аэропорты Курумоч и Кольцово и ряд девелоперских проектов. "В этих бизнесах он принимает решения, такая схема проще и понятнее", - поясняет источник "Ко", близкий к "Ренове". Кроме того, много времени и средств у Вексельберга отнимает Сколково. В круг его интересов уже не входят нефтегазовые активы, говорит источник "Ко" в окружении бизнесмена. Но рассматриваются варианты инфраструктурного развития. "У нас уже есть опыт с аэропортами, не исключено дальнейшее расширение в транспортном бизнесе, в том числе железнодорожном", - отмечает собеседник "Ко".

У "Альфа-групп" гораздо больше капиталоемких бизнесов, "которые могут расширяться до бесконечности", подчеркивает близкий к компании источник "Ко". "Альфа-групп" контролирует Альфа-банк, Altimo (владеет почти 42% "Вымпелкома"), X5 Retail Group и ряд других активов. Фридману была интересна нефтяная отрасль, но прежде всего как источник стабильного дохода, поясняет знакомый бизнесмена. По его словам, "голубой мечтой" Фридмана является глобальный оператор. В этом бизнесе "Альфа-групп" уже давно, и она последовательно ведет войну за контроль над "Вымпелкомом", очень похожую на противостояние с BP за ТНК-BP. Но силы, способной изменить ситуацию так, как это сделала "Роснефть", в телекомунникационной отрасли нет.

"Вряд ли кто-то из глобальных мировых операторов после истории с BP захочет работать с "Альфой-групп", - рассуждает аналитик ИФД "КапиталЪ" Виталий Крюков. Но у компании сейчас имеется реальная возможность получить полный контроль над "Вымпелкомом": крупнейший на данный момент акционер компании, норвежский холдинг Altimo, согласен на продажу своей доли, оцениваемой в $6-7 млрд. В "Альфа-групп" говорят, что сейчас этот вариант прорабатывается "с учетом средств, вырученных от продажи ТНК-BP". Господин Фридман после продажи своей доли сможет войти в тройку самых богатых людей России, по версии Forbes, с состоянием в $15,5 млрд.

При этом все источники "Ко" сходятся во мнении, что повторить успех инвестиций, сравнимый с "профитом" от ТНК-BP, у российских акционеров вряд ли получится. Тяжелее всего решение о продаже далось Герману Хану - именно он в "Альфа-групп" с середины 1990-х курировал нефтяное направление. За это время он не раз признавался, что считает себя профессиональным нефтяником. Коллеги господина Хана подтверждают: его интересует только этот бизнес, в другие направления деятельности "Альфы" он практически не вникает. По словам одного из источников "Ко", Хан настаивает, чтобы компания продолжила инвестировать в нефтяной сектор. Игорь Сечин предлагал ему высокую должность в "Роснефти" после того, как она поглотит ТНК-BP, но Хан отказался. "Он не будет подчиненным", - утверждает его знакомый. У AAR был опыт самостоятельных нефтегазовых разработок: компания одно время владела геологоразведочным проектом в Афганистане.

Полгода назад стать инвесторами ряда месторождений в Колумбии российским акционерам предлагал Максим Барский, который с 2008 г. по 2010 г. трудился в ТНК-BP в должности зампреда правления. За этот период у него успели сложиться хорошие отношения с Ханом. Сейчас он возглавляет независимую компанию Matra, совладельцем которой является. По словам источников "Ко", Герман Хан всерьез рассматривает возможность совместного бизнеса - покупки ряда небольших активов в России, Латинской Америке и Африке. "В целом для выхода на нефтяной рынок сейчас возможность есть, тем более с учетом опыта Германа Хана, - рассуждает аналитик Sberbank Investment Research Валерий Нестеров. - Но крупных активов в России не осталось, а работа за рубежом потребует совсем другого объема инвестиций. Было бы желание". Состояние Германа Хана после продажи доли может увеличиться с $8,5 до $9,9 млрд, что позволит ему обогнать в списке Forbes, например, Геннадия Тимченко и Олега Дерипаску, - отмечает журнал «Компания».

Впрочем, не исключено, что акционеры могут собраться для совместного бизнеса вновь. Источники "Ко" в правительстве знают, что "некоторые из российских акционеров ТНК-BP" обсуждали с рядом "топ-чиновников" возможное участие в приватизации госкомпаний. О таких планах не раз заявлял премьер Дмитрий Медведев, в список предприятий входит несколько десятков различных компаний, в том числе "Роснефть", "Газпром", РЖД. Источник "Ко" в администрации президента также знает, что "на самом высшем уровне" российским акционерам была гарантирована поддержка в приобретении интересующих их активов после того, как они согласились продать свою долю в ТНК-BP "Роснефти". Впрочем, касательно участия в приватизации в той же "Альфа-групп" пока не пришли к единому мнению: на продажу будут выставляться слишком маленькие пакеты, которые вряд ли позволят участвовать в управлении бизнесом.

В недавнем прошлом в отечественном бизнесе столь крупная сделка не фиксировалась. В последний раз государство приобрело частный бизнес в 2005 г.: тогда "Газпром" купил у Романа Абрамовича его "Сибнефть" за $13,1 млрд. Часть средств он вложил в компанию Evraz. Но бывший топ-менеджер "Сибнефти" отмечает, что продать нефтекомпанию "было страстным желанием Абрамовича". "Он тогда последовательно продавал активы в России, понимал, что это отличное время для продажи и нефтекомпании - можно выручить солидные деньги и не иметь лишних проблем с государством", - вспоминает он.

В 2006 г. "Ростехнологии" приобрели титанового монополиста - компанию "ВСМПО-Ависма", акционеры которой, Вячеслав Брешт и Владислав Тетюхин, находились в конфикте с миноритарием Виктором Вексельбергом. Правда, недавно большую часть доли в "ВСМПО-Ависма" купили Газпромбанк и топ-менеджер "Ростехнологий" Михаил Шелков. В течение года государственная ОСК получала контроль над судостроительными активами бизнесмена Сергея Пугачева. На это она потратила около 13 млрд руб.

В конце 2010 г. PepsiCo договорилась о приобретении "Вимм-Билль-Данн", компании, основанной Сергеем Пластининым и Давидом Якобашвили в 1992 г. За принадлежащие ему 10,5% господин Якобашвили получил около $605 млн. По мнению бизнесмена, сделка по продаже российскими акционерами доли в ТНК-BP "Роснефти" "очень удачная". "Они получили за свою долю хорошую цену, теперь смогут заниматься другими бизнесами - проектов у них много, и условия для работы сейчас есть, - резюмирует Давид Якобашвили. - Большой бизнес - это большие проблемы, большая головная боль. В конце концов просто наступает тот момент, когда ты понимаешь, что лучше выйти, переключиться".

7 июня в публикации [../info/51235.html «Искусство вовремя уйти в сторонку»] Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «у отставки Михаила Фридмана с поста управляющего директора (CEO) нефтяной компании ТНК-BP есть и другая предыстория. Когда AAR сорвал сделку BP с "Роснефью", консорциум сделал своим врагом не только BP (она мечтала поправить свои дела после катастрофы в Мексиканском заливе), но и "Роснефть", а также бывшего вице-премьера Игоря Сечина, который, будучи главным политическим куратором ТЭКа в России, лично занимался этой сделкой. Перспективы нефтяной промышленности в РФ связаны в первую очередь с освоением шельфа, а последний невозможно осваивать без привлечения новаторских технологий, коих в нашей стране нет. Поэтому, что бы ни было написано в акционерном соглашении с AAR, британская корпорация BP российской "Роснефти" в качестве партнера требовалась, а ТНК-BP – нет.

Теперь, когда Игорь Сечин назначен президентом "Роснефти", он, скорее всего, займется всей этой проблематикой еще более плотно. Именно поэтому многие комментаторы непосредственно связали приход Игоря Ивановича в "Роснефть" с уходом Михаила Фридмана из ТНК-BP: последний решил не стоять на пути у Сечина. Как говорится, не стой на пути у высоких чувств".

Противостоять "зверским" аппетитам российских госкорпораций, затеявших очередной "консолидационный проект", - проблема труднорешаемая, а "обороняться" на фоне острейшего конфликта акционеров, и к тому же после затаенной в высшем руководстве страны обиды - дело безнадежное. А у Михаила Фридмана ведь имеются еще и другие бизнесы»."