3. Горшки и боги

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Книга "Человек с рублем"

Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин, 1992 г.
***

Часть III. Горшки и боги

МЕРТВЕЦКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

В не столь давние хрущевско-брежневские времена был крен на стабильность кадров, всеми силами боролись с их текучестью. Приводились и статистические выкладки: во сколько обходится державе эта самая текучесть; на щит поднимались те руководители, кто сводил ее к минимуму. Как это у нас принято, постарались наломать разорительных дров даже на таком ровном месте: боролись с текучестью как таковой, не изничтожая причин, ее порождающих, били по следствию, не трогая корни.

Тратились огромные суммы на оргнабор рабочих на всякие отдаленные объекты Сибири, Дальнего Востока. Если бы хоть пятая часть этих средств ушла на строительство жилья, школ, больниц, магазинов – миграция была бы сведена к минимуму. Но – это шло по разным статьям бюджета, истощение казны продолжалось.

КАСТА БЕССМЕРТНЫХ

А уж пальму первенства по сохранению стабильности кадров следовало отдать самому Леониду Ильичу Брежневу. В книгу Гиннеса следовало включить министра путей сообщения Бещева: без малого сорок лет просидел в своем кабинете, пересидел Сталина, Маленкова, Хрущева, другие «министровали» по 20-25 лет, по столько же губернаторствовали первые секретари обкомов.

О Политбюро ходил такой анекдот. Повстречались как-то в сановной Барвихе (санаторное место едва ли не в самом благодатном углу Подмосковья, где для еле передвигающихся были проложены оздоровительные маршруты длиной аж в пятьдесят метров) Пельше и Кириленко. Первый – глава всесильного Комитета партийного контроля, второй – верный соратник Ильича Второго еще с днепропетровских времен, третий человек в партии. Повстречались, и в один голос прошамкали: «А где это я вас видел?» Того же Пельше – действующего члена ПБ – вносили и выносили из машины.

Система закоснела, сцементированная кастой несменяемых. Люди вовремя приходили на работу, уходили, не пьянствовали, не занимались моральным разложением – не делали ничего такого, за что их было бы можно, говоря по-простецки, турнуть с насиженного места, тем более, что главный критерий – отдача – совершенно игнорировался. Выдвигалось на первый план несущественное: многодетность, родители-пенсионеры и прочее в том же ряду. Вяли таланты, не имея возможности распуститься, десятки миллионов способнейших специалистов прозябали, не использовав свой потенциал и на процент, пышным цветом благоденствовали склоки и интриги, попытки скомпрометировать вышестоящего, чтобы занять его место: увы, иного пути наверх не было. Система без постоянного обновления, притока свежих сил была обречена на умирание, курс на подобную мертвящую стабильность кадров был разорительным.

ГОНКА С ВЫБЫВАНИЕМ

Чтобы избежать подобного, мы заложили в основу МЕНАТЕПа принцип целительного саморегулирования, обеспечения жизнестойкости своего детища: через определенные промежутки времени 2-3-процентная ротация. Хотя, как известно, всякое сравнение хромает, это напоминает гонку с выбыванием в спорте: круг пробежали, и с последним вынуждены распрощаться. Гонка эта постоянна: место выбывшего занимает человек со стороны, новичок. Забег продолжается, финиш снова через полгода-год, неудачник перед дилеммой – или соглашайся на место чуть пониже в менатеповской табели о рангах, или забирай трудовую книжку.

Мерило ценности работника – прибыль, которую он приносит. За бортом МЕНАТЕПа может оказаться и тот, кто приносит прибыль, но меньшую, чем люди одного с ним уровня, работающие с ним в одинаковых условиях (судьба тех, кто сработал на минус, думается, ясна). Нет в МЕНАТЕПе работника, перед которым бы не маячила финишная ленточка, который бы не чувствовал за спиной дыхание соперника-конкурента, побеждают сильнейшие – на данный момент. Так мы запускали, так сказать, ежа под рубаху. Дамоклов меч расставания, несоответствия висит над каждым, независимо от положения в иерархической лестнице, не дает расслабляться никому даже из совета богов – членов Совета директоров МЕНАТЕПа: если чья-то деятельность, даже в малой степени, тормозит работу других – как это ни печально – приходится заниматься хирургией.

РАСТИ, ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК!

Не прижились у нас и склоки, интриги, каждому предоставлена возможность ПРОЯВИТЬ себя. Вам кажется, что вы сильнее своего начальника? Замечательно, будьте добры доказать это делом. Вам представляется, что ваши услуги стоят дороже? Что вас недооценивают? Аргументируйте – опять же не словами, а весомыми поступками.

Мы понимаем: рано или поздно приходит момент, когда по-настоящему талантливому человеку становится тесно. Самое эффективное лекарство – самостоятельность. Мы только приветствуем отпочковывание, даем самый льготный кредит человеку, в которого верим.

МИЛЛИОНЫ ОТ СУРКОВА – МИЛЛИОНЫ СУРКОВУ

Рекламой в МЕНАТЕПе занимался Владислав Сурков, молодой, неординарно мыслящий. О том, что сталось с Сурковым, предельно коротко сказала «Российская газета»:

«ЭТОМУ ЧЕЛОВЕКУ МОЖНО ВЕРИТЬ. Его называют лидером рекламного бизнеса. Осенью 1990 года по предложению Совета директоров объединения МЕНАТЕП он организовал и провел первую в стране широкомасштабную рекламную кампанию. Сумма затрат на неё составила рекордную по тем временам цифру – 5000000 рублей. Но в результате рекламной кампании МЕНАТЕП разместил свои акции на 1458 000000 рублей и увеличил уставной капитал в 10 раз!

Каждый новый шаг этого человека – сенсация! По его предложению в декабре 1991 года ведущие коммерческие структуры России, среди которых РТСБ, Инкомбанк, МЕНАТЕП, Международная биржа, а также Госстрах РСФСР, объединились в Ассоциацию рекламодателей.

Он возглавляет одно из крупнейших в стране агентств, работающих в сфере рекламы и паблик-релейшнз. И он гарантирует, что сотрудничество с Агентством рыночных коммуникаций «МЕТА-ПРЕСС» поможет вам занять на рынке место, достойное Вас!»

МЕНАТЕП внес весомый вклад в новое дело Суркова: курицу, несущую золотые яйца, требуется хорошо кормить. В новом качестве Владислав Сурков приносит нам еще больше, чем в старом.

То, что произошло с ним – для нас норма. В государственной, советской системе это невозможно: пока подыскивалось бы дело под конкретного человека, ушли бы десятилетия – и это в лучшем случае.

СВЕТ ПО ЗАТУХАЮЩЕЙ

Для нас поучительна судьба Маргарет Тэтчер: каким же здоровьем обладает Великобритания, если без тени сомнения решилась на замену такого гения, как «железная леди», едва было просчитано, что она перешла ту грань, где не работа на авторитет, а работа авторитета.

Восхищения заслуживают как те, кто подвиг к этому решению, так и сама Тэтчер, ушедшая вовремя. Как бы ярка ни была звезда, но свет затухающей – свет по нисходящей. Безжалостно? Глава правительства – это есть глава правительства, не то что академик, входящий в когорту имеющих определенные обязанности пожизненно, глава правительства – это самый сильный на данный момент.

Чуть сбилось дыхание – уступи место более сильному. Вовремя подсказать уход и вовремя уйти – самый гуманный шаг по отношению к собственному народу, безжалостно не сделать этого. Обладай наши бывшие правители хоть сотой долей мужества Тэтчер, ее чувства собственного достоинства и ответственности перед временем и перед народом...

Карьера Тэтчер закончилась в тот момент, когда едва наметилась тенденция к сокращению прибыли. Страна продолжала богатеть, но – чуть замедленнее. Это привело пусть к почетной, но отставке.

НАГРАДА ЗА РАЗВАЛ

У нас же, чем хуже шли дела, тем больше росло число пенсионеров союзного значения, персонально поощрялся вклад каждого в упадок! Награждались, поощрялись за то, что подталкивали страну в пропасть. Верхам казалось, что они незаменимы. Винить в том надлежит не их, а систему, их породившую. Вот и лезли на трон живые трупы – Брежнев, Андропов, Черненко. Любые прорехи в деятельности списывались на объективные причины, на объективные трудности. Как будто у капитализма и его лидеров не было никаких трудностей! ТАМ был отработан и выверен механизм их преодоления.

ПОПРАВКА НА РЫНОЧНОЕ ВРЕМЯ

Исторические параллели всегда рискованны, но, тем не менее, мы проецируем и к МЕНАТЕПу болячки, выбросившие нашу державу из разряда великих, чтобы ни в чем не повторить ошибок. Сколько бы кто бы ни сделал для МЕНАТЕПа, карета прошлого – не карета настоящего.

Станиславский уподоблял актера человеку, едущему на велосипеде: крутит педали – едет, остановился – упал. Приходится делать поправку и на нынешнее, рыночное время: сегодня крутить педали энергичнее, чем вчера, завтра – на порядок выше, чем сегодня, иначе конкуренты обойдут, и волей-неволей вылетишь из седла. Так что в обойме остается тот, кто в состоянии наращивать обороты. Нет сил – вот тебе велосипед юношеский, не гоночный, не справляешься – пересаживайся на трехколесный – со всеми вытекающими отсюда финансовыми последствиями.

МЕНАТЕП – НЕ БОГАДЕЛЬНЯ

Жестоко? Менатеп – не сиротский дом, не ПРИЮТ заслуженных, списанных в тираж, не богадельня. Мы создаем все условия, чтобы каждый мог работать и зарабатывать – по способностям, в том числе, и на обеспеченную старость. Но мы никого не заставляем работать, не занимаемся таким позорным институтом прошлого, как дисциплина труда. Нас не интересует, сколько у кого времени уходит на работу – это его частное дело. Но дисциплина исполнения – тут уж не взыщите, все мы сидим в одной лодке, весла погружаются в воду абсолютно синхронно, и гребок должен делаться на оптимальную глубину в минимум времени. Асинхронность ведет к сбою, потере скорости, к вящей радости конкурентов. Мы – за радость, но только не в убыток себе. Уважающий себя деловой человек не имеет никакого права радовать конкурентов.

ДЛЯ КОГО УШЕЛ ПОЕЗД

Авторское право на МЕНАТЕП принадлежит не одному человеку. У истоков стояла сильная группа, сохранились лишь те, кто исповедовал принципы, о которых шла речь, и у кого хватало сил все с большей скоростью крутить педали. Кто-то вычеркивает себя стремлением почить на лаврах, кто-то самокритично оценил собственные силы – процесс отрыва от пуповины протекал болезненно, расставание со стартовой командой – вещь не из приятных, но дело расставило все акценты. Стремившиеся жить только с капитала первопроходцы оказались безбилетниками и высажены с поезда. Кого-то подвели и чрезмерные амбиции, ноша же оказалась не по плечу. МЕНАТЕП в данном случае не исключение: не менее, если не более болезненно шло становление и других компаний. Кто поумнее, обиды не таит, поддерживает деловые контакты, а на нет, естественно, и суда нет. Возможно, будь у нас нынешний опыт и вернись мы в ту, начальную, ситуацию, дров бы наломали, очевидно, меньше. Но, как справедливо замечено, история не терпит сослагательного наклонения, копаться в прошлом предоставим историкам, время все расставит по своим местам, каждому воздаст свое. Осталась – Команда

ИГРАЮЩИЕ ТРЕНЕРЫ

Команда – это члены Совета директоров МЕНАТЕПа. Кто же входит в Команду? Это Марина Кузькина, Михаил Брудно, Алексей Голубович, Руслан Дахаев, Владимир Дубов, Борис Золотарев, Платон Лебедев, Сергей Монахов и Владислав Сурков – директора по направлениям, и нас двое – всего одиннадцать человек, средний возраст где-то в районе тридцати, так что на футбольно-принимательское поле мы, скажем без ложной скромности, смотримся.

Нас обоих можно уподобить играющим тренерам, есть у нас и запасные игроки, не упускаем из поля зрения и перспективных дублеров. Не будем давать характеристик каждому из Команды, просим поверить на слово, что удержаться в ней еще труднее, чем попасть в нее. Мы ценим заслуги каждого из Команды, и в то же время ни у кого нет гарантии, что его место забронировано только им. На сегодня каждый из них сильнейший в своем амплуа, но каждому еще очень далеко до потолка, у всех перспективы делового роста.

ЧТОБЫ ЭКОНОМИТЬ, НАДО ТРАТИТЬ

Команда сильна личностями, яркими индивидуальностями. Что у них общего? Профессионализм, здоровое честолюбие, системность и нетривиальность мышления, непредсказуемость тактических ходов, умение проигрывать ситуацию с самых разных сторон.

В МЕНАТЕПе жесточайший режим экономии, но Команда знает, чтобы как можно больше сэкономить, нужно умело тратить, каждый из Команды предельно требователен к себе, имеет моральное право требовать того же от подчиненных. Один из членов Совета директоров оштрафовал подчиненную, в результате свой семейный бюджет уменьшил на двадцать тысяч рублей: наказанной была его... жена. Этот, на первый взгляд, анекдотический поступок в традициях Команды: Дело не признает ни кумовства, ни приятельских, ни родственных отношений.

В Совете директоров есть и женщина. Скидок Марине Кузькиной никаких не делалось. В труднейшей конкурентной борьбе она доказала свое право на лидерство. Время покажет, достанет ли у кого-то из мужчин сил на реванш.

БЕЗ ЛУКАВСТВА

На упоминавшейся встрече с молодежью в Останкинском телецентре на вопрос, какова ставка члена Совета директоров МЕНАТЕПа, мы честно ответили: не знаем. И мы не лукавили. Мы действительно не знаем, сколько может получить тот или иной член Команды: столько, сколько он заработает, все зависит от конечного результата. Они равны только в праве на реализацию всех своих способностей. Бывает, что у кого-то премиальных на порядок больше, чем у другого. В наших интересах, чтобы каждый из Команды зарабатывал как можно больше: в конечном счете, выигрывает МЕНАТЕП, наше общее Дело. И наше Детище.

ГЕНЫ СТРАХА

На Запад мы едем не туристами – работать. Сталкиваемся с самыми разноуровневыми людьми – и по положению в обществе, и по доходам. Несмотря на национальные, этнографические различия между ними, есть одна черта, характерная для всех, отличающая их от советян: они не умеют и не любят ждать.

Тому есть и объективные причины: история относилась к ним как любящая мать, к нам же – как мачеха. Они не проходили университетов столь братоубийственной гражданской войны, как наша, и не обескровливали себя коллективизацией и принудительной, с тюремными мерами индустриализацией, не загоняли сами себя в ГУЛАГ, не создавали противоправную, противонародную Систему, плодящую гениев некомпетентности, фанфаронства и чванства, по сути своей человеконенавистническую, обуявшую всех и вся страхом.

Западу, сколько ни бейся, не понять рядового, привычного факта из нашей жизни всего лишь трехлетней давности. В апреле 1989 года по программе «Взгляд» Центрального телевидения выступал известный кино- и-театральный режиссер Марк Захаров с предложением: предать тело Ленина земле. Выступил и выступил, высказав свою точку зрения. Казалось бы, что в этом особенного, тем более, что настал век долгожданной гласности? Через несколько дней узнаем об ощущениях одного известного адвоката, прошедшего фронт в авиации, работавшего следователем по особо важным делам, которому много раз грозило уголовное отребье, не бросавшее слов на ветер. И вот этот отважный человек, сильный, мужественный, слушая Марка Захарова, сидя один у телеэкрана, поймал себя на мысли: а что, если узнают, что вот он сидит и смотрит эту передачу. Да и наши родители испереживались за Марка Захарова: а ну как посадят?

ЖИЗНЬ НА ПЛАХЕ

Гены страха у старшего и среднего поколений бездонны. Это их беда, но не вина. Страх способствовал укоренению и другой черты характера – долготерпения. Горе-правители, застращав, помыкали терпеливыми, как заблагорассудится. Жизнь на плахе не содействовала проявлению и реализации творческих способностей, терпящий бедствие народ не мог стать богатым. А воспевание терпения было стержнем государственной политики управления социальными процессами.

БУРИДАНОВ ОСЕЛ

На приеме в честь парада Победы Сталин произнес тост «за великий русский народ», восхвалив такие его черты, как «ясный ум, стойкий характер и терпение». Главная награда за терпение – обещания, народ уподобили ослу, который изо всех сил тянулся к охапке сена, приделанной к постромкам, и тянул нелегкий груз.

ЗАВТРА ПИВО БЕСПЛАТНОЕ

Уж не припомним, в каком западном городке мы увидели надпись над пивным заведением: «Завтра пиво бесплатное», и, не сговариваясь, воскликнули:

– Да это же лозунг для советских людей!

Что пообещал нам XIX – последний сталинский – съезд партии, состоявшийся в октябре 1951 года? За пятилетку (1951-55 годы) (симптоматично, что в октябре 1952 года утверждались директивы развития и на... 1951 год) планировалось фактически за три года повысить производство мяса почти в два раза. Так что Хрущев, намеревавшийся в оттепельные шестидесятые ускорить рост коров за год в два-три раза, был достойным учеником Генералиссимуса по части нереальных обещаний. Обещалось за те же три года увеличить производство продукции легкой и пищевой промышленности не менее чем на 70 процентов, завершить... механизацию тяжелых и трудоемких работ в промышленности и строительстве, увеличить вдвое государственные материальные и продовольственные резервы, могущие уберечь страну от всяких случайностей. Выражалась твердая уверенность, что «народы Советского Союза под испытанным руководством Коммунистической партии успешно выполнят новый пятилетний план».

Пятилетка, естественно, провалилась. Советских людей, что тоже естественно, ждали другие планы, еще более грандиозные.

СЧАСТЛИВЫЕ БЕДНОСТЬЮ

Работая над этой книгой, изучая первоисточники, мы совсем иначе увидели своих родителей: да как же у них достало сил выдюжить в этой мертвящей атмосфере вранья, прожектерства и надувательства, принимать все это за чистую монету и чтить брехунов, по сравнению с которыми знаменитый барон-враль Мюнхгаузен выглядит грудным младенцем?!

Они же все это конспектировали, экзамены сдавали, соревновались за право пронести по Красной площади в красные дни портреты тех, кто их околпачивал. И не свихнулись, нас вырастили психически здоровыми – это просто из области фантастики!

У них – счастливое свойство характера: не замечать нищеты, хотя зарплата и была чисто символическая, в пределах ста рублей в месяц. И на эти деньги они умудрялись питаться, одеваться, расти духовно, воспитывать детей – и, что невероятно, быть довольными! Естественно, накоплений никаких не было, бюджет напряженный, ни о каких круизах или просто путешествиях и речи не было, занимались путешествиями по... телевизору вместе со Шнейдеровым, Сенкевичем.

ОЖИДАНИЕ, ОЖИДАНИЕ…

В разговорах то и дело мелькало: «Это было до съезда? Нет, после съезда». Став чуть постарше, мы поняли, какой же такой съезд-летоисчисление имелся в виду. Оказалось, двадцать второй (октябрь 1961 года), на котором была принята новая программа партии – программа построения коммунизма. «Партия торжественно заявляет, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Была названа и конкретная дата – 1981 год. Наши родители, как и десятки миллионов сограждан, в это верили, были счастливы ожиданием приближения столь величественной перспективы.

Завтра пиво бесплатное... По американским меркам, стыдно быть неудачником, об этом никогда не говорят во всеуслышание, а, стиснув зубы, постараются попасть в категорию удачников. Странна, необъяснима философия большей части советской нищеты: неудачниками себя не признавали, хотя жили, если по западным, нормальным меркам, просто в лачугах.

КАК ИСПОРТИТЬ ОБЕДНЮ?

У драматурга Виктора Розова есть пьеса «Гнездо глухаря». У главного героя, сверхноменклатурного деятеля, в работу входило и проводить экскурсии иностранцев в собственную – шестикомнатную! – квартиру. Сын-старшеклассник однажды испортил всю обедню, задав очередному визитеру (кажется, из Италии) невинный вроде бы вопрос: «А у вас сколько комнат?»

КАК НОКАУТИРОВАТЬ БОГАЧА?

Гость оказался в замешательстве: он стал считать, сколько же у него вилл, это он вроде бы помнил, а в числе комнат запутался: по всей видимости, никогда не задавался этим вопросом.

Американцы судят о своем жилье по числу спальных комнат, мы – измеряем квадратными сантиметрами. В московском Бюллетене по обмену жилплощади не редкость такие объявления: «Большая комната на меньшую. Комната 7,45 кв. м. меняется на комнату 7,44 кв. м». Один из нас после долгих мытарств получил на четверых трехкомнатную квартиру, отремонтировал ее, вселился и был счастлив, пока не очень тактичный гость не задал вопрос: «Как живет на Западе человек вашего уровня»?

ТВЕРДОЕ ПАРТИЙНОЕ

Наши родители всю жизнь твердили: «Лишь бы не было войны. НАТО вон как вооружается». О том, что НАТО вооружаться заставляла и наша военная доктрина, разорительная для народа, и речи не было. Лишь бы был мир, а там все образуется, партия нас в обиду не даст: слово партии – твердое слово.

Твердое... В 1956 году было принято постановление ЦЖ и Совмина о жилищном строительстве, пообещано: через 10-12 лет жилищная проблема в стране будет ликвидирована. В 1968 году об этом постановлении уже никто и не вспоминал, срок начала жилищного изобилия перекинулся на 1981 год. Уже после апреля 1985 года запущен еще один мыльный пузырь: программа «Жилье-2000» обещает каждой семье к третьему тысячелетию по отдельной квартире. На дворе 1992 год, и уже ясно, что столь шумно отрекламированная программа «Жилье-2000» оказалась пропагандистской уткой. Спрашивать не с кого.

БА, ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА!

Мы уже говорили об утопичности решений XIX партсъезда, принятых единогласно. Кто же за них голосовал? Брежнев Л. И., Гришин В. В., Зимянин М. В., Капитонов И. В., Косыгин А. Н., Кузнецов В. В., Микоян А. И., Патоличев Н. С., Суслов М. А., Устинов Д. Ф., Хрущев Н. С., Шелепин А. Н., Гречко А. А., Громыко А. А., Епишев А. А., Ильичев Л. Ф., Пономарев Б. Н., Фурцева Е. А., Подгорный Н. В.

Ба, да это все лица, единогласно голосовавшие и за принятие третьей программы партии – программы построения коммунизма, входившие – в разные годы – кто в секретариат, кто просто в ЦК, а многие – и в Политбюро ЦК!

ВСЕГДА «ЗА», ВСЕГДА «ПРОТИВ»

Потом в эти славные ряды прибавились другие любители единогласно осуждать решения, за которые они же голосовали единогласно. Все они причастны к тому, что насмешкой стали звучать слова о твердости партийных планов. С легкостью, поистине хлестаковской, обещания сначала даются, потом – ими же! – осуждаются, сроки ломаются и переносятся, изобретаются ссылки на объективные трудности, на волюнтаризм, свергаются с пьедестала те, кто ими же единогласно возводился на пьедестал – самый настоящий шабаш круговой поруки и безответственности. Все это, вместе взятое, и было Системой, вчистую проигравшей состязание с капитализмом.

МИРОВОЙ РЕКОРД ПО ОБЕЩАНИЯМ

Произносились слова, затем слова вокруг слов, потом слова вокруг слов о словах – по числу слов, приходящихся на одну душу населения, мы оставили далеко позади самые развитые капиталистические страны. Там потенциал и ценность политика измерялись делами. Деятели, голосовавшие за то, что принятое ими решение является непродуманным, без промедления отправлялись в отставку.

Впрочем, нет: их Система работала так, что принятие непродуманного, не взвешенного со всех точек зрения, не выверенного прогнозистами решения, было явлением невероятным. Ни один американский президент не клеймил своего предшественника. Ни в одной цивилизованной стране не топчут портрет бывшего президента, разостланный на сцене (как это было у нас на презентации фильма «Асса»). Никому не придет в голову усомниться в умственных способностях главы государства. Единственный деятель, сказавший на роду одно умное слово: «Обогащайтесь!» – был предан анафеме и казнен в ранге врага народа. Собственно, он был ЕДИНСТВЕННЫМ из правящей когорты, кто произнес вслух столь крамольное для члена партии коммунистов слово. Слово, попавшее под гриф «совершенно секретно».

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС – БЕЗ ОТВЕТА

Работая над книгой, мы перебрали гору литературы в поисках ответа на один единственный вопрос: НА СКОЛЬКО СТАЛ БОГАЧЕ советский человек – отдельно взятый – за годы сталинских, хрущевских, брежневских и горбачевских пятилеток? Увы, тщетно. Цифры роста реальной заработной платы ничего не давали по причине, как выразился один модный современный экономист, своей лукавости. Полное молчание на эту тему в трудах статистика № 1 академика С. Г. Струмилина. Молчит патриарх, молчат и епископы и попы от статистики.

ДАЛЕКО ПРЕЗИДЕНТУ ДО СТУДЕНТИКА!

Почему лукава цифра так называемой реальной заработной платы? Да, потому, что она не учитывала динамику пляшущих цен. Кто сегодня в состоянии купить 11 килограммов красной икры на свою месячную зарплату, если ее цена приблизилась к тысяче рублей за килограмм? Выходит, экс-президент Горбачев с его четырьмя тысячами жалованья в месяц должен, сведя до нуля все другие расходы, трудиться почти три месяца, чтобы купить названное количество деликатеса,

А сорок лет назад студент юрфака Московского университета Миша Горбачев на свою стипендию в триста рублей в месяц (зарплата уборщицы) мог выйти из общежития на Стромынке, перейти дорогу и купить в продмаге ровно 11 кг этой икры – она была по 27 рублей за кило – без всякой очереди.

Зарплата уборщицы с тех пор выросла в три раза. На свои сто рублей та же уборщица может съесть два бутерброда со ста граммами икры. Зарплата в три раза больше, покупательная способность в сто десять раз меньше, сто десять множим на три – разница в ТРИСТА ТРИДЦАТЬ раз. Вот и задумаемся: реальная заработная плата той же отдельно взятой уборщицы, в какую сторону поехала? Сочинители из ЦСУ с пеной у рта уверяют – в сторону со знаком «плюс». Уборщица склоняется к знаку «минус», просит учесть и такое немаловажное обстоятельство, как рост потребностей.

ПОКАЗАТЕЛЬНАЯ КРАЙНОСТЬ

Сорок лет назад за счастье почиталось иметь телевизор КВН с крохотным экранчиком, перед которым ставилось огромное увеличительное стекло. Сейчас нормой стал цветной телевизор. Попытайтесь заставить детей взглянуть на мир через музейный КВН – бунт поднимется на семейном корабле. КВН в доме приведет к появлению комплекса неполноценности, заболевания, чреватого непредсказуемыми последствиями.

Цифры с икрой, естественно, крайность, хотя и весьма показательная. Для отдельно взятого человека цифирь роста национально го дохода и прочее в том же ряду воспринимается абстрактно, потому что он не может приложить к себе эти выкладки. Что для него реально? Да то, что он может приобрести на свою зарплату. И если мы с этих позиций глянем на цифры роста реальной зарплаты, то обнаружим четко прослеживаемую тенденцию к обнищанию, обесцениванию труда, справедливо почитаемого за мерило материальных ценностей. И только великим долготерпением народа можно объяснить, что дело еще не дошло до социального взрыва.

ЖИТЬ СТАЛО ЛУЧШЕ И ВЕСЕЛЕЕ!

Итак, берем за точку отсчета 1961 год. За сто рублей (средняя зарплата) можно было приобрести 63 кг мяса, или 72 кг чайной колбасы, или 40 кг сливочного масла, или тонну картошки, или 47 бутылок водки «особой московской», или 25 бутылок трехзвездного коньяка.

Делаем перерасчет – по данным ноября 1991 года, или тридцать лет спустя. Получается не столь радужно, как в знаменитом романе Дюма-отца. На покупку 63 кг мяса требуется 1575 рублей (было 100), 72 кг чайной колбасы – 2520 рублей, 40 кг сливочного масла- 2000 рублей, тонны картошки – 3 тысячи рублей, 47 бутылок водки – 1880 рублей, 25 бутылок трехзвездного коньяка – 1925 рублей. То, что стоило 600 рублей, подскочило в цене в двадцать раз.

ВОДКА, КОНЬЯК И НЕОБХОДИМОЕ

А речь шла (может, за исключением спиртного) о предметах первой необходимости. И в подсчетах мы не учитывали рост потребностей, космический скачок цен и на товары ширпотреба массового спроса. Возможности среднестатистического жителя страны нокаутированы ростом цен. «Жить стало лучше, жить стало веселее, а когда весело живется, и работа спорится», – слова эти образца 35-го года (Сталин, кто же еще?!) и тогда звучали насмешкой, а сегодня – издевательски.

РОСТ ЦЕН – ВОЗВРАТ К НОРМЕ

И, тем не менее, рост цен – объективная необходимость, возврат к норме. Низкими ценами на продукты страна сама себя загнала в тупик, разоряя сено. Притчей во языцах были во все послесталинские годы разговоры о том, что колхозник под любым предлогом старается уклониться от труда на полях. На уборку урожая ехали студенты, школьники, рабочие, доктора наук, хирурги – важным делом занимались люди со стороны, а никак не те, кому это было положено по долгу службы. В адрес «нерадивых колхозничков», каких только стрел не летело, естественно, критическо-сатирических. Сельского труженика обвиняли в отсутствии совести, нерадивости и других смертных грехах только потому, что у правителей недостало ума заинтересоваться, почему же землепашец охладел к земле-кормилице? И почему же на личном подворье и скот продуктивнее, и урожайность куда выше?

КОГДА РАБОТА – НА СЕБЯ

Ответ лежал на поверхности: работа на подворье – работа на себя. Работа на колхоз – это работа бесплатная, фактически трудовая повинность. Бесплатный труд сродни рабскому, он непроизводителен.

Умные рабовладельцы стимулировали труд рабов перспективой свободы. Наш сельский труженик работал без стимулов. Да и откуда появиться стимулам, если себестоимость в несколько раз превышала стоимость!

За канадскую пшеницу, датских кур, аргентинскую говядину государство расплачивалось валютой. Если б ту же валюту да на внутренний рынок...

Снова обратимся к своим заграничным впечатлениям. Где бы мы ни были – всюду продукты питания несоизмеримо дороже, чем были у нас до 92-го года. Труд сельского жителя был выгоден и тоже почетен. Сорок килограммов сливочного масла стоят очень дорого, не хватит, пожалуй, месячной зарплаты даже человека среднего достатка. Низкие цены мы выдавали за благо, а они были разорительны для экономики страны, выделявшей астрономические суммы на дотацию убыточных отраслей.

Убыточная отрасль номер один – сельское хозяйство. Дешевизной его довели до глубочайшего кризиса.

Сто рублей в месяц на человека – именно эта цифра приводилась в наших подсчетах – это ниже, чем пособие по безработице в развитых странах. Значит, на плату за то, что можно ничего не делать, человек имел возможность есть масло, мясо, колбасу, пить водку – жить несравненно лучше, чем производитель всех этих благ, работающий без выходных и фактически БЕСПЛАТНО.

КОГДА БУКСУЕТ МЕХАНИЗМ

В экономике все взаимосвязано, порыв одной цепи приводит к буксовке всего механизма. Социалистическая экономика была запрограммирована на нищету, на то, чтобы человек труда еле-еле мог сводить концы с концами. Низкими ценами поддерживалась лишь видимость благополучия, село же все больше погружалось в трясину. Когда себестоимость больше рыночной стоимости – это дорога в никуда. Рынок – это всегда превышение стоимости по сравнению с себестоимостью, реальная возможность получить прибыль. Рынок открывает реальный путь к возрождению сельского хозяйства. Именно поэтому, повторимся, повышение цен – это долгожданный, запоздавший возврат к норме. Той норме, которой чурались наши планирующие организации.

В одной семье мальчик не разговаривал до семи лет. И вдруг за завтраком говорит:

– А почему мне сахар в чай не положили?

Обрадовавшиеся родители:

– А почему ж ты раньше-то молчал?!

– Да раньше все нормально было.

БОГИ, ГОРШКИ И ГОСПЛАН

Десятилетиями вбивалось в сознание: одно из ярчайших преимуществ социализма над капитализмом – плановость экономики. Плановость была, ни одно решение Политбюро по хозяйственным вопросам не принималось, если предварительно не показывалось Госплану, который был правительством в правительстве. К начальнику отдела Госплана ходили на поклон министры. На что уж были доками по части протокола, а в данном случае пренебрегали субординацией: маршалы заискивали перед полковниками, иначе те такое могли напланировать, что отрасль шла под откос. Малейшая нестыковка дорого обходилась, бывало, лихорадило страну.

Лет десять назад оказался (к дефициту как величине постоянной мы тогда еще не привыкли) в дефиците стиральный порошок. И все потому, что машинистка из соответствующего отдела Госплана сместила запятую в одной цифре, заказ автоматически уменьшился на порядок – в десять раз.

Едва ли не четверть века во главе Госплана стоял Н. К. Байбаков, попавший на этот пост вопреки своему желанию. Вызвал его к себе Хрущев, предложил пойти на Госплан.

– Никита Сергеевич, я же нефтяник, в экономике и планировании ничего не понимаю.

– Не боги, Николай Константинович, горшки обжигают, не боги.

МАЛЬЧИК ДЛЯ БИТЬЯ

И при Хрущеве и при Брежневе, и при недавнем режиме Госплан был мальчиком для битья. Не проходило ни одного Пленума ЦК, ни одной сессии Верховного Совета или партсъезда, что обошлись бы без критических стрел в адрес Госплана. Мальчик для битья был еще и громоотводом, принимал на себя удары, адресованные Системе. Если все внимательно проанализировать, планировал он бедность, дальнейшее обнищание народа. Представляем, как возмутятся здравствующие и поныне столпы покойного учреждения, какой ворох цифр обрушат для опровержения столь клеветнического, на их плановый взгляд, утверждения.

ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ ЛИПА

У цифр, исходивших из столь авторитетного, весомого учреждения, как Госплан, была одна особенность: обладали они свойствами бумеранга. В СССР из года в год на декабрьских сессиях Верховного Совета страны утверждался и военный бюджет на новый год и постоянно в сторону микроскопического, но сокращения – где-то в пределах 17-20 процентов от всех расходов. Какая очаровательная, закамуфлированная липа!

СССР и США достигли военного паритета – равенства сил. Будем считать, что и стоимость военной техники, производимой у нас и в США, одинакова (отбросим в сторону нашу бесхозяйственность).

Их бюджет и наш бюджет – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Их пятая часть бюджета адекватна нашим 80-90 процентам, что соответствовало истине.

Военный бюджет маскировали, раскидывая по мирным министерствам и ведомствам, включая Минвуз и Минпрос, которые из своего бюджета платили работникам военных кафедр институтов и учителям начальной военной подготовки. Министерство легкой промышленности обшивало армию, министерство автомобильного и тракторного машиностроения снабжало автомашинами, тягачами и прицепами.

НЯНЬКИ В ПОГОНАХ

«Няньки» были всюду. В бюджете министерства обороны не было ни копейки на покупку техники, оборудования, снаряжения – все выделялось и получалось, но, подчеркиваем, НЕ ПРИОБРЕТАЛОСЬ. Госплан не срезал ни рубля на расходы, для армии противоестественные. В каких только войсках не шла служба: один в хоккейных воротах дослужился до майора, до полковников дорастали футболисты, хоккеисты, фигуристы, гребцы, спринтеры, гимнасты, артисты – такого разбазаривания средств не видела ни одна армия капиталистического мира.

В НЕВЕДЕНИИ И ПРЕЗИДЕНТ, И ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ

Расходы на советский Пентагон были такими, словно у бюджета страны был бездонный карман. Оказалось, что даже президент страны (по Конституции он и – Верховный Главнокомандующий) не мог назвать сумму военных расходов. Дивно ли это, если Госпланом до его бесславной кончины руководил такой апологет военно-промышленного комплекса, как Ю. Д. Маслюков?

КОСТЬ СО СТОЛА ВПК

Показателем роста благосостояния народа госплановцы считают рост производства той или иной продукции на душу населения. Если судить по цифрам, каждая живая душа должна быть закована в сталь, чугун, железо. Этого нет, потому что делить надо иначе, остаток от съеденного ВПК. А этот монстр столь прожорлив (танки, самолеты, линкоры, пушки, ракеты, ракетные установки, пули, снаряды – перечень дли-ии-инн-ый!), что в дефиците даже обыкновенные лопаты, задыхается сельхозмашиностроение, строительство, нефтеразведка.

ФЛЮС РАЗВИВАЕТСЯ ОДНОСТОРОННЕ

Еще Козьма Прутков заметил, что флюс развивается односторонне. Флюс нашей военной экономики достиг таких размеров, что придушил и обескровил все гражданские отрасли, что роковым образом отразилось на благосостоянии и здоровье народа. Если не принять кардинальных мер, то, может статься, армии некого будет защищать.

Провалилось неплановое начало экономики. Не станем путать причину со следствием: провалилась прежде всего Система, оказавшаяся антинародной, обездоливающей. Система не планировала богатства отдельно взятого человека, лишила его права на сытую, обеспеченную жизнь. В песнях утверждалось: «И все вокруг народное, и все вокруг мое». Но стоило хоть кроху народного сделать своим, как следовали меры по 93-й статье Уголовного кодекса за покушение на социалистическую собственность.

ОТКУДА СВЕРХПЛАНОВАЯ?

Зададимся парадоксальным, на первый взгляд, вопросом: нужна ли в плановом государстве сверхплановая продукция? И другим: откуда в плановом государстве сверхплановая продукция? Однозначно ответить трудно. При благоприятных климатических и погодных условиях может быть урожай, куда больше намеченного (как показало лето 90-го, подобный урожай уподобился стихийному бедствию). Заготовочные и перерабатывающие предприятия к нему, как правило, не готовы. Но это все из области стихий, человеку не подвластных. Произвели больше намеченного колбасы, сушек, пряников – в наше время это в радость.

ЧТО ЖЕ ВО БЛАГО?

Но – другое: произвели сверх плана, к примеру, сто магистральных электровозов – во благо ли? Под них вагоны нужны, грузы, железнодорожное расписание ломать. Вагонов – нет, грузов – нет, вот и стоят, дожидаются того и другого омертвленным капиталом год или два.

ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР

Да это ж все равно, что деньги выбросить на ветер! А мы и ГЭС сдавали досрочно, Хоть они в ожидании ЛЭП работали вхолостую, начинали изнашиваться, не принося прибыли. Так что в каждом отдельном случае нужен разбор, а не в убыток ли сверхплановость? И для нас всегда была загадкой фактура такого рода: завод изготовляет машин весом в сто тонн сто штук. Металла отпускается ровно десять тысяч тонн. Но шла мобилизация внутренних резервов коллектива, выпускалось пять-шесть сверхплановых машин. Это ж только старик Хоттабыч мог из ничего сделать все! А у нас таких хоттабычей развелось видимо-невидимо.

Известный авиаконструктор О. К. Антонов рассказывал четверть века назад о таком курьезе. Его КБ получало на разработки (за точность цифр не ручаемся, важна суть) десять тонн алюминия, в металлолом планировали сдавать пятьдесят тонн, райком выжимал еще и сверхплановую сдачу дефицитного металла. Сдавали! (Как – Олег Константинович умалчивал). Иначе – кара: многотысячный коллектив оставался без премии.

ЗАПЛАНИРОВАННОЕ РАЗГИЛЬДЯЙСТВО

А ведь насаждались еще встречные планы, принимались новые, еще «более повышенные социалистические обязательства». Одно с горем пополам состыковывалось, так ломали встречными и поперечными. Как тут не процветать липе и припискам! Все это благословлялось на самом высоком уровне. В последней брежневской пятилетке каждому году дали свое название: «начинающий», «определяющий», «завершающий». «Крещение», точнее, наречение нового года шло на традиционном телеогоньке. А лозунги «Пятилетку – досрочно!», «Пятилетку – в четыре года!». Здоровье производства – строгая ритмичность, а у нас – его досрочно выводили из строя запланированным разгильдяйством, которое вошло в плоть и кровь.

Крупный партийный деятель приходит с работы домой.

Жена:

– Слушай, повсюду кричат: встречный план, встречный план. Что это такое? Объясни.

– Ну, как тебе попонятней-то... Ну вот, к примеру, прихожу я домой, а ты мне говоришь: «Давай сегодня с тобой два раза». А я тебе возражаю: «Нет, давай четыре!» При этом и ты и я знаем, что сможем один, да и то вряд ли.

А ХОТЕЛ, КАК ЛУЧШЕ

В США нам рассказали забавно-грустную ИСТОРИЮ. Наш эмигрант устроился шофером на грузовую машину. Надо было груз отвезти из пункта А в пункт В, забрать там другой и привезти обратно. На все отвели ровно семь дней. В пункте В его с грузом ждали через три дня, а он (узнаем советского человека!) появился через день: сутки не вылезал из машины. Естественно, конфликт: складские помещения заняты, некуда выгружаться, да и новый груз еще не подошел. Два дня безделья. Наконец, все утряслось. Едет обратно, примчался на два дня раньше. История та же: не ждали, склад занят. Хозяин наказал долларом за небрежное отношение к машине (переэксплуатировал!), за нарушение графика и вызванные тем самым конфликты с клиентами. Наказал и за то, что наш бедолага мог создать на дороге аварию (сутки за рулем!), нарушив технику безопасности. Хотел даже уволить.

Другая история – о московском мяснике, тоже эмигранте. В Нью-Йорке он устроился мясником. Хозяин подсчитывает дневную выручку, ничего не может понять: продано мяса – обычная норма, а выручка на сто долларов больше. Ларчик открывался просто: как в Москве, третий сорт шел за второй, второй за первый. Испугавшись остаться без клиентуры, хозяин поспешил расстаться с новым работником.

НОРМА ПРОВАЛА

Но мы отвлеклись от Госплана и присных. Если откровенно, он планировал провал планов, а если уже не полное фиаско, то – невыполнение. Планы составлялись один другого грандиознее. У нас сложилось впечатление, что были два вида планов. Один – пропагандистско-публицистический, заведомо нереальный. Другой, многократно уменьшенный, сверхсверхсверхсекретный, для считанного числа лиц – реальный, которым и должны руководствоваться государственные мужи в своих действиях.

Правда, какой бы горькой она ни была, всегда правда. В МЕНАТЕПе сразу расстанемся с тем, кто, хоть в малом, поступится правдой, каким бы гением он ни был. Иллюзии хороши для циркачей, но не для бизнесменов.

ПОВЯЗКА НА ГЛАЗАХ ВОЖДЯ

Мы ошибались в своих предположениях. Существовал действительно один план, вокруг которого сразу поднималась шумиха: кот был еще в мешке, а уже объявлялся историческим и неповторимым. И этим планом руководствовались. Сверхсекретом, пожалуй, было лишь то, что нереальность планов было приказано считать за реалию. В этом отгадка того, что любой руководитель, встав у руля, абсолютно не представлял, какой же груз на корабле. Он принял золото, не подозревая (или делая вид, что не подозревал), что это лишь позолоченные болванки. К власти и его привело то, что он, прежде всего, был рыцарем громкой, звонкой фразы.

В октябре 1952 года делегат XIX съезда партии Л.И.Брежнев проголосовал за то, что надо повысить за три года валовой урожай зерна на 40-50 процентов. Земля директивам не подчинялась, решения как были, так и остались на бумаге.

В мае 1982 года Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев выступает с докладом на майском Пленуме ЦК, принявшем липу в квадрате – Продовольственную программу. Намечено – к нашим дням – довести среднегодовое производство зерна до 250-255 миллионов тонн и прочие сказки.

За десять лет намечалось отказаться от продовольственной помощи Запада, снять продовольственную проблему как таковую. Это была очередная пропагандистская утка мирового звучания: планы разрабатывались слепцами от экономики. О точности прогнозов красноречиво говорят пустые полки магазинов.

Армянское радио спрашивают:

– Наступит ли голод в СССР?

– Нет, не наступит. Нашим людям столько лапши на уши навешали, что надолго хватит.

Все советские годы некомпетентность была возведена в ранг профессионализма, ибо на олимп власти пробрались либо недоучки, либо неучи, либо тупицы – с такими капитанами государственному кораблю была заказана дорога в страну богатства.

СЛЕПЦЫ У РУЛЯ

Встав к рулю, они не имели за душой, ни-че-го, кроме убежденности в решающем преимуществе социализма перед капитализмом. Парадокс заключался в том, что эта фанатическая убежденность была иллюзорной. По Марксу, критерий истины – практика. Практика капитализма насчитывала больше двухсот лет. Революции, прокатывавшиеся по миру, были буржуазно-демократическими, в пользу капитализма, который способствовал росту и общественного, и личного хозяйства.

ОСКВЕРНЕНИЕ ФЕНОМЕНА

Нам в институтах навязывали донельзя сфальсифицированный курс политэкономии капитализма, на который дегтя не жалели. Агитпроп ЦК наложил табу на сравнительные данные о реальных доходах трудящихся хотя бы в однопрофильных профессиях ТАМ и у нас (Главлиту дали строжайшее указание: никаких упоминаний, что в социалистической Чехословакии школьные учебники выдаются бесплатно). Продуманно осквернялся феномен экономического чуда в ФРГ и Японии. Если бы не Олимпийские игры в Южной Корее, мы бы, кто знает, об этой стране, по сию пору, судили по Ким Ир Сену. Чем дольше шло экономическое соревнование с капитализмом, тем сильнее мы отставали, и никак не решались признать свое поражение.

ДИКТУЕМ ИСТОРИИ

Из Кремля мы пытались диктовать истории. Согласно марксистско-ленинским догмам, по всему миру должен был разгораться революционный пожар. Но теоретиков социализма подвели трудовые массы Запада, чье благосостояние росло, и им не хотелось поджигать собственное благополучие. (К слову сказать, этому поспособствовало и 25 октября 17-го года: капитал внес необходимые коррективы в свои действия). Революционные битвы инспирировались из Москвы и финансировались. Когда станут достоянием гласности все секретные архивы КПСС, мы узнаем, во сколько обошлась каждому простому советскому налогоплательщику попытка мировой революции, содержание компартий и их организация во всех странах. Не исключена возможность и того, что какие-то компартии содержались и правительством страны-конкурента.

ПОТЕМКИНСКИЕ ДЕРЕВНИ СОЦИАЛИЗМА

Потемкинские деревни социализма... Охвати они своим влиянием весь мир – кто бы сегодня оказывал гуманитарную и иную помощь, а короче – кто бы спасал от голода всю планету победившего социализма?

Приживается то, что органично. Мы попытались впрячь гипотезу, волевым методом превращенную в теорию («Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» – еще никаких доказательств не получено, а вывод утвержден и принят к исполнению, навязан), в одну повозку с кухаркиными детьми, коим и вручили вожжи.

ЛАКЕИ У РУЛЯ

Беда наша в том, что у руля оказались лакеи – не по происхождению, а по духу. Функция лакея – «Чего изволите?» У него в характере безупречное выполнение барских предначертаний. Лакей, становясь рупором барской воли, обрастал лакеями же. Образцовый лакей старается предугадать желание САМОГО, преданнейше смотрит ему в пасть. В одной из пьес Шварца генерал из придворной свиты обращается к царю: «Я тебе, ваше величество, прямо в лоб, по-стариковски скажу: гений ты, ваше величество». Сталин никому не позволял увидеть себя в зеркале – пьеса легла на полку: в одной фразе – квинтэссенция лакейства.

ПЛЯСУН ВО САНЕ

В лакеях ходило все Политбюро. Сталин приказал арестовать жен Молотова и Калинина (жена президента страны хорошо устроилась: стеклышком счищала гнид с зековских кальсон), расстрелять брата Кагановича. Сановные лакеи – члены ПБ еще усерднее драли глотку: «Гений ты, ваше величество!» Лакеев спаивали (последний, померший от цирроза печени – Черненко, наловчился споро откупоривать бутылки для Брежнева еще с Молдавии), заставляли плясать, петь – колоритно выглядели пляшущие Хрущев иль Ворошилов. И никто никогда – до Ельцина – не взбунтовался.

Лакеи ждали смерти хозяина, чтобы побольнее пнуть покойника. Но такова уж лакейская суть – и сев на освободившийся трон, оставались лакеями. С ними происходило то же, что и с подследственными, стремящимися уйти от возмездия: начинают «косить», т. е. притворяться психбольными, на два-три года входят в роль и уже не могут из нее выйти. Не вышли ни Хрущев, не жаловавший разномыслия, ни тем более Брежнев, ни Андропов, лучший «друг» диссидентов.

БУЛЬДОЗЕРОМ ПО ЭКОНОМИКЕ

Будь у власти Человек с Рублем, не состоялись бы и недавние позорные крупномасштабные акции – борьба с нетрудовыми доходами и принудительное насаждение трезвости.

Вот уж где лакеи порезвились: вырубить 150 тысяч га виноградников, порушить заводы по изготовлению бутылок – обе кампании обошлись больше чем в сто миллиардов рублей. Ни один сановный холуй не понес никакого наказания за преступный раж.

Страной правящих лакеев руководить было просто. «Есть мнение» – руководящий перст показывал на потолок. Мнение почиталось приказом, неукоснительно исполнялось, поощрялось только рвение по исполнению. Мнение Лакея для лакеев априорно было абсолютно верным. Страна разучилась думать, такая страна и помыслить не могла о богатстве для отдельно взятого человека.

НАСЫЩЕНИЕ ПРИЗРАКОМ

Пропагандистская машина работала целенаправленно. На щит поднималась такая черта характера, как непритязательность, минимализация потребностей – все мое ношу с собой. Сразу после гражданской войны галстук объявили буржуазным предрассудком. Считалось мещанством заботиться об уюте. Опоганили и само это прекрасное слово «мещанин», «мещане» (с подачи великого пролетарского писателя Горького, к слову, очень даже притязательного и заботившегося об удобствах собственного быта).

Прицел был дальний: все средства пожирала индустриализация, а фактически монстр военно-промышленного комплекса. Гипертрофировал ВПК еще до войны, именно при Сталине, народ сытился призраком коммунизма, расписывалось, как же сказочно при нем будет.

Англичанин, француз и русский спорят, какой национальности был Адам. Англичанин:

– Англичанином. Только джентльмен может поделиться единственным яблоком с дамой.

Француз:

– Французом: кто еще может так долго и плодотворно заниматься любовью с женщиной!

Русский:

– Ну уж нет, Адам был русский. Только русский, хотя с голой задницей и имея только одно яблоко, мог считать, что он в раю!

Проваливалась пятилетка за пятилеткой, содеянное некомпетентными сановными лакеями объявлялось происками классового врага. Только из воспоминаний известного строителя Гинзбурга, вышедших году в 85-м, достоянием гласности стало, что Сталинградский тракторный завод год не мог стать действующим.

– Рабинович, почему вы хотите в Израиль?

– Праздники надоели.

– ???

– Колбасу купил – праздник, туалетную бумагу достал – праздник.

Грабеж народа велся под флагом защиты его интересов. Мало того, что тюрьма грозила отказавшемуся подписаться на займы. Навязывались, в условиях нехватки товарной массы, услуги сберкасс: «Надежно, выгодно, удобно». Печально знаменитый многолетний министр финансов А. Г. Зверев в большую заслугу себе ставил то, что «год от года росли в стране денежные накопления. В 1950 году они составляли 34,28 миллиарда рублей, а в 1956 году – 50, 05 миллиарда... Недаром страна сумела вложить за годы пятой пятилетки в развитие тяжелой индустрии, этого костяка нашего хозяйства (ВПК! ВПК! ВПК!!!- Авт.), более 40 миллиардов рублей» (А. Г. Зверев. Записки министра. М., 1973. С. 251.)

Накопления росли по простой причине: товарный голод, во-первых, и острейшая жилищная проблема, во-вторых, – некуда было девать покупки.

ГРАБЕЖ ПО ЗАКОНУ

Чтобы больше не возвращаться к Звереву, еще цитата из его книги: «…с развитием народного хозяйства меняются методы борьбы за увеличение национального дохода (!), и все более высокая квалификация требуется от сотрудников финансового аппарата... В экономике, как нигде, важен опыт». Где же приобретался опыт? «Поэтому главное внимание было обращено на повышение деловой квалификации кадров (с краткосрочным отрывом или без отрыва от производства). Почти все сотрудники Министерства финансов СССР окончили университеты марксизма-ленинизма... Массовое распространение получили кружки по изучению политэкономии...» (С. 250).

Каков поп, таков и приход. Финансисты, черпавшие опыт в университете марксизма-ленинизма и в кружках по изучению политэкономии, – бедный наш народ, кому же ты доверял свои кровные... Три процента годовых – таких смехотворных ставок за кредит не знали, пожалуй, и страны Африки. О том, как грабеж вкладчиков Сбербанка завершился в наши дни, мы уже говорили. Надежно. Выгодно. Вкладчику???!!!

ТРАГЕДИЯ ОБВОРОВАННЫХ ПОКОЛЕНИЙ

Простите за эмоции, но иногда срываемся. Работая над документами, источниками, изучая мемуары и многое другое, мы ощутили боль страны несбывшихся надежд, трагедию обворованных поколений. Они правы в своем: «Нам нечего стыдиться, мы работали, вкалывали до седьмого пота». Все так – но что они заработали?

Система, которой они поклонялись всю жизнь как идолу и которой отдали абсолютно все, за которую рисковали жизнью, – эта Система обманула их, оказалось, они ей не нужны.

С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ

Что в этой патовой ситуации делают истинные виновники зла? Поступают, мягко говоря, подловато: во всех бедах обвиняют так называемых новоявленных толстосумов, которые жируют, купаются в роскоши, вместо того чтобы отдать награбленное обездоленному народу. Стоп, стоп, стоп, необходимо объясниться. Что такое награбленное? Это или имущество, или денежные средства, приобретенные преступным путем, совершение действий, за которые предусмотрена ответственность по Уголовному кодексу. Не достало ли нам жить по принципу: «Не пойман, но вор»?

Жулье в строгом соответствии с законом больших чисел есть в любой сфере, в том числе и среди пенсионеров, даже персональных. Есть и в среде предпринимателей. И в бедах обездоленных людей виновны не бизнесмены, а Система, которая рано или поздно должна была прийти к краху. Давайте откровенно: все семьдесят лет народ – кто с надеждой, кто со страхом – ждал смерти очередного руководителя, полагая, что она приведет к долгожданным переменам, которые не наступали и не могли наступить. Как Россия веками юдолилась в ожидании хорошего царя, так и СССР бедствовал в ожидании хорошего генерального.

ПРИ БАБУШКЕ, ПРИ ДЕДУШКЕ

Генеральные приходили и уходили – ломки не наступало: Система слегка подштопывалась, подвергалась профилактическому или даже косметическому ремонту и... Александр Первый, державный убийца собственного отца, стоя у остывшего тела Павла Первого, произнес: «Все будет как при бабушке».

Советский народ убаюкивали обещаниями, что все будет, как при дедушке – Ленине. И сейчас мы сталкиваемся с попыткой доказать, будто все наши беды проистекают оттого, что мы свернули с ленинского курса. Ленина выдают за Христа с партийным билетом. Но давайте зададимся несколькими вопросами из истории.

Вопрос первый. Почему под таким сверхсекретом в советские годы были сведения об источниках партийного бюджета до революции? Партия жила в подполье, существовало многочисленное ядро профессиональных революционеров в стране и в эмиграции. На какие поступления они жили? В 1905 году произошло октябрьское ВООРУЖЕННОЕ восстание. Оружия в продаже не было, стоило оно сверхдорого, накоплений у партии, созданной на втором съезде в 1903 году, не было, и за два года не могло появиться. Пожертвования ряда фабрикантов и заводчиков были не такими, чтоб вооружить рабочий класс крупнейших промышленных центров. Не сыпалась ли финансовая манна из-за рубежа, из стран-конкурентов, напуганных сверхтемпами промышленной России в гору? Не было ли прозорливцев, разглядевших истинную суть большевизма-ленинизма: ложность Идеи – тот фундамент, который исключает возведение конкурентоспособного здания?

Вопрос второй. Не шла ли подпитка из-за рубежа все последующие годы, вплоть до семнадцатого? И не были ли ограбления банков, организованные ленинской партией, дымовой завесой, дабы скрыть истинные источники финансирования?

Когда книга была еще в рукописи, в печати наконец-то стали появляться документы, проливающие свет на эти два вопроса. В еженедельнике «Аргументы и факты» (№ 3, 1992 г.) появилась статья «Рейхсмарки для диктатуры пролетариата»:

«...К весне в России должна быть подготовлена массовая политическая забастовка под лозунгом «Свободы и мира». Центром движения будет Петербург, а здесь, в свою очередь, Обуховский, Путиловский и Балтийский заводы. Стачка должна охватить железнодорожные связи ПетербургВаршава, МоскваВаршава и Юго-Западную железную дорогу».

Фотокопия этого документа, весьма похожего на агентурную сводку и датированного мартом 1915 года, приведена в вышедшей в Германии книге Элизабет Хереш «Царская империя. Блеск и падение». Это сборник частью засекреченных до недавних пор архивных материалов, в том числе из архивов германского министерства иностранных дел. Процитированный же отрывок – часть объемистого, в 22 страницы, меморандума под совершенно деловитым названием: «Подготовка массовой политической забастовки в России». Меморандум подготовлен Александром Парвусом (А. Л. Гельфандом) – немецким социалистом, в свое время прямо участвовавшим в российском социал-демократическом движении. Бывший соратник Плеханова и Ленина изложил в нем довольно-таки подробный план дестабилизации царского режима с помощью... «Эта работа (то есть организация стачки) может быть претворена в жизнь только под руководством русской социал-демократии».

Заканчивает Парвус свою бумагу сугубой конкретикой: нужна «финансовая поддержка социал-демократической русской большевистской фракции, которая продолжает борьбу против царского правительства всеми средствами. Вождей нужно разыскать в Швейцарии».

Что вожди русской революции финансировались и из Берлина, свидетельствуют и другие документы, приводимые в «АиФ».

«12 февраля 1918 г. СЕКРЕТНО. Г. Председателю Совета Народных Комиссаров. Разведочное отделение имеет честь сообщить, что найденные у арестованного кап. Коншина два германских документа с пометками и штемпелями Петербургского Охранного Отделения, представляют собою подлинные приказы Имперского Банка за № 7433 от 2 марта 1917 года об открытии счетов г. г. Ленину, Суменсон, Козловскому, Троцкому и другим деятелям за пропаганду мира, по ордеру Имперского Банка за № 2754.

Это открытие доказывает, что не были своевременно приняты меры для уничтожения означенных документов. Начальник отделения (подпись неразборчива)». На письме, как и положено, регистрационный номер – 1645. И резолюция: «В комиссию по борьбе с к. р. Затребовать документы».

Документы обладают тем достоинством, что когда-нибудь всплывают. Особенно если они всплывают в известных своей аккуратностью немецких архивах.

«Берлин. origindate::1.4.1917. Немедленно! Секретно! Господину государственному секретарю имперского казначейства. Имею честь просить выделить в распоряжение иностранной службы для целей политической пропаганды в России сумму в размере пяти миллионов марок из средств главы 6 раздела II чрезвычайного бюджета... Госсекретарь (подпись неразборчива)».

О том, что Ленин щедро подпитывался немцами, писал еще A. И. Солженицын в своем романе «Ленин в Цюрихе» объявленном в советской прессе произведением, разумеется, клеветническим. Роман – не документ, но такова уж особенность творчества Солженицына: оно строго документально, фактографично. У писателя был доступ к документам. Потому ему и был закрыт доступ на Родину.

Сказанное здесь – лишь частица тщательно скрывавшейся тайны. Не свидетельство ли это, что в октябре семнадцатого к власти пришло наносное, никак не вытекающее из органики развития страны, чужеродное?

Кстати сказать, и сам Ленин-вождь и Ленин-человек – антиподы. Ленин-вождь воевал с тем, на что жил рядовой эксплуататор.

B.И. Ульянов, который исправно получал доходы от двух имений – Кокушкино и хутора Алакаевка (там у семьи Ульяновых было 90 га земли, и сыну Владимиру управляющий регулярно отправлял деньги и за рубеж). «Пожертвования» от западных правительств, доходы от имения – хватало на жизнь в самых респектабельных отелях, на продолжительный отдых в горах.

Ленин был добр только на картинках.

«СВЯТОЧНЫЙ» ДЕДУШКА

Думается, нет нужды комментировать вышедшее из-под руководящего пера святочного дедушки Ленина:

«Нужно несколько сот господ выслать за границу безжалостно. Очистим Россию надолго».

«Арестовать несколько сотен без всяких мотивов!»

«Пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мировой революции».

«Чем большее количество реакционного духовенства мы расстреляем, тем лучше» («Куранты», 7 марта 1992 г.)

В августе 1920 года Ленин дал указание заму председателя Реввоенсовета: проникнуть в глубь территории Латвии и Эстонии, повесить там 100-1000 чиновников и богачей, кулаков, попов, помещиков, выплатить за каждого повешенного ПРЕМИЮ по 100000 рублей, а затем «свалить» ответственность на белогвардейские части. М-да, на что в донельзя разрушенной стране планировалось тратить народные деньги – на премии за провокационные убийства. Согласитесь, до святочности тут далековато.

СЕБЕСТОИМОСТЬ И СТОИМОСТЬ УБИЙСТВ

Эсерка Фани Каплан ранила Ленина. Ранение, по самым приблизительным подсчетам, обошлось стране в десятки тысяч расстрелянных. Каждое убийство – платно: стоимость пули, зарплата палачам, транспортировка и захоронение трупов. Себестоимость убийства получалась довольно высокой. Если подсчитать себестоимость всех убийств, совершенных по приказу одного Ленина, – боимся, цифра получится такая, что чувствительного человека доведет до обморока. Но в палачах ходили и сподручные, они словно соцсоревновались, на чьем лицевом счету будет больше невинно убиенных во имя приближения мировой революции. Нищая страна последними крохами народного достояния была щедра на расстрелы своих подданных.

ЧТО ЗАПИСАНО НА РОДУ

Такой стране с такой властью народу было написано не быть в богатых и не иметь богатых. Такой власти было страшно богатство даже одного отдельно взятого человека. А богатство группы лиц – тем более. Деньги давали возможность сплотиться, объединиться и противостоять – организоваться и выступить против. Организация без средств к существованию – миф. В стране с жизненным уровнем за чертой бедности, с мощным карательным аппаратом подавления всякого инакомыслия начисто исключалась даже мало-мальски организованная оппозиция. В любом неформальном объединении по интересам Лубянке чудилось тайное общество. «Тимур и его команда» А. Гайдара далеко не сразу была благословлена к изданию. Те, от кого это зависело, пребывали в раздумье: есть свыше утвержденное движение пионеров – юных ленинцев, – не станет ли движение каких-то тимуровцев альтернативой существующему? Не скажут ли в Кремле: вы – за раскол пионерской организации на юных ленинцев и на тимуровцев?? Насаждалась система ЕДИНОобразия, ЕДИНОмыслия, ЕДИНОпочитания, ЕДИНОшагства – у всех, всех как одного, полная беспрекословность, военно-палочная дисциплина для всех возрастов. И чтоб всегда на всех выборах всех уровней было 99,99% «за» и только «за»! Выбор – это всегда из нескольких, на худой конец из двоих. Когда в избирательном бюллетене стояла всего одна фамилия, директировалась профанация выборов, и на это власть не скупилась, создавая видимость единодушия. Это называлось свободой волеизъявления.

Народ платил за такую «свободу» свои кровные. Обучил этому Ленин. Народ роптал молча: лучше позволять себя грабить, чем убивать.

Вопрос третий. Прилично ли партии вступать в преступный сговор с отпетыми уголовниками (а как иначе назвать «медвежатников» – потрошителей банковских сейфов?), пользоваться деньгами, политыми кровью (при одном только из ЭКСОВ, как облагораживали грабеж, организованном Сталиным и проведенном Камо погибло человек двенадцать)? Приличествует ли уголовника Камо, ставить на котурны, расписывать как пример для подражания? Хорош «наставник» для подрастающего поколения!

И снова, уже в процессе подготовки рукописи к печати, появились публикации, проливающие свет на этот вопрос (газета «Начало» № 19, 1992 г., статья «"Пахан" Ленин»). Приводится цитата из Ленина, своего рода теоретическое обоснование необходимости «медвежатничества»:

«Вооруженная борьба преследует две различные цели... Борьба эта направлена, во-первых, на убийство отдельных лиц, начальников и подчиненных военно-полицейской службы; во-вторых, на конфискацию денежных средств, как у правительства, так и у частных лиц. Конфискуемые средства частью идут на партию, частью специально на вооружение и подготовку восстания, частью на содержание лиц, ведущих характеризуемую нами борьбу».

Конфискация денежных средств, как у правительства, так и у частных лиц подразумевала одно – грабеж. По части грабежа, Ленин консультировал и наставлял со знанием дела, говорил о необходимости «узнавать распределение работы в казенных учреждениях, в банках и т. д., условия охраны их, стараться заводить такие связи, которые могли бы принести пользу (служащий в полиции, в банке, в суде, в тюрьме, на почте, телеграфе и т. д.)».

«Ленин, – продолжает «Начало», – давал прямые инструкции и по обучению бандитскому делу тех, кто еще недостаточно владел навыками уголовщины. Причем методы воспитания абсолютно идентичны по характеру и жестокости законам обычного преступного мира. В известном своем письме в октябре 1905 г. «В Боевой комитет при Санкт-Петербургском комитете» Ленин призывал «проповедников»-боевиков: «Идите к молодежи, господа!.. Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду и у студентов, и у рабочих особенно и т. д. и т. д. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие – нападение на банк для конфискации средств для восстания... Пусть каждый отряд учится хотя бы на избиении городовых: десятки жертв окупятся с лихвой тем, что дадут сотни опытных борцов...».

Что только ни делалось во имя революции...

Во время налета на Драндский монастырь в Грузии был убит настоятель, изъята монастырская казна (состояла она, в основном, из пожертвований верующих), грабители показали себя и мародерами: прихватили часы покойника.

Обложили поборами – «на освободительное движение» – крестьян двух участков в Грузии же.

Газета «Окраины России», подводя итоги 1908 года на Кавказе, отмечала: «Через весь год проходит длинная бесчисленная цепь убийств, экспроприации и злодеяний, совершившихся во всех уголках Кавказа, но, главным образом, в Тифлисе, Баку, Кутаиси, Сухуме и т. д. Если проследить за ними, то слагается убеждение, что эти преступления не случайны, что они являются проявлением одного строго проводимого плана».

Преуспевшие на этом поприще вошли в число самых близких приближенных Ленина: это и С. Орджоникидзе, и М. Литвинов, ну и, конечно же, экспроприатор с такими приметами, вошедшими в жандармское донесение: «Лет на вид 21, рост низкий, рыжий, весь в веснушках, которыми покрыты даже руки» – Сталин.

Гуляют в ресторане грузины. Пьют за метких стрелков. Пьют за настоящих мужчин. Вдруг поднимается человек в папахе и говорит:

– Я предлагаю тост за Ленина.

Неловкая пауза.

– Я не знаю, как он стрелял, – продолжает грузин. – Я не знаю, как он любил женщин. Но я знаю, как он отомстил за брата!

Если к власти прорвался чисто уголовный элемент, могло ли государство стать правовым? Сам основатель уставал от наложения резолюций: «Разобраться и расстрелять». Там, где беззаконие, где нет защиты права на богатство, где нет гарантий, что богатство не будет экспроприировано, там правит бал нищета, так оно и было.

Кто создал концлагеря? Кто ввел диктатуру одной партии? (По пути однопартийности, проложенному Лениным, пошли Гитлер и Муссолини – хороши последователи!) Кто провозгласил диктат демократического централизма? Кто ввел кремлевские пайки? Кто создал Первый Коммунистический Интернационал – орудие экспорта революции? Кто не прерывал поток приветствий (любое собрание-заседание на любом уровне кончалось, как писали газеты, так: «Собравшиеся приняли приветствия тт. Ленину и Троцкому»)? Кто в частной собственности увидел злейшего врага социализма? Кто?.. Вопросы можно ставить до бесконечности. Мы – не политики, мы – предприниматели. У нас, естественно, возникает еще один вопрос, экономический: во что все это обошлось народу? Не слишком ли много преступных трат? Как отразилось все это на благосостоянии народа?

Как же это не повторить? Как же этого избежать?

Мы осознаем, что в той Системе мы были невозможны: она отторгала всех, кто стремился просто заработать, кто хотел нормальной жизни, кто тянулся к достатку.

НИЧЕЙНОЕ «НАШЕ»

По Ежи Лецу, «эгоист тот, кто думает о себе больше, чем обо мне». Мы – эгоисты и не скрываем этого, мы пришли в жизнь зарабатывать. Мы пришли в жизнь на деле реализовать прекрасный постулат социализма: от каждого по способностям, каждому – по труду. Чтобы каждый получал не больше и не меньше! – ровно столько, сколько он стоит, чтобы не было никакой «распределиловки», «выводиловки» и прочих «иловок», уравнивающих в ведомости на зарплату трудягу и трутня, чтобы зарплата стала именно заработанной. Мы сколько лет пели: «Человек проходит как хозяин необъятной родины своей». И убивали в нем, прежде всего, хозяина. «Наше» было не «моим», а «ничьим» с соответствующим к нему отношением отстраненности и наплевизма. Для русского мужика было позором оставить под снегом хоть один куст картошки, он не доводил корову до такого состояния, что ее приходилось подвязывать, дабы она не свалилась от голода. И осенью 91-го года на полях гнили НАШИ помидоры, осыпалась НАША пшеница, ушли под снег сотни тысяч гектаров НАШЕЙ капусты и картошки, брошены в поле НАШИ трактора и комбайны. Все НАШЕ приходит в упадок по причине ничейности.

ВАКХАНАЛИЯ ПРИДУРКОВАТОСТИ

Вообразите себе такую картину. Во чистом поле вы видите мебель, расставленную так, что без труда определите: здесь гостиная, здесь – детская, спальня, кухня, подсобки. В гостиной – японский телевизор с видеосистемой, магнитофон с компактсистемой – словом, игрушка, а не квартира. Только – что это? Все залито дождями, в грязи, вот-вот будет занесено снегом. Какой псих сотворил это Зазеркалье?

А не психи ли закупают на миллиарды долларов заводы по производству электронных приборов, для которых еще и место не выделено? А не психи ли плодят так называемую «незавершенку»?

Последний предсовмина СССР метал громы и молнии: «незавершенки» на 250 миллиардов рублей! Бороться с преступным расточительством! Уходя, оставил «незавершенки» миллиардов на четыреста. Сотнями миллиардов рублей исчислялись и сверхнормативные запасы. Какая вакханалия разбоя, пиратства, придурковатости: хозяев было много. Хозяина не было.

ПАРОДИЯ, ПАРОДИЯ

Вернувшись, после очередной командировки туда, мы ПО-ИНОМУ стали воспринимать и наши средства массовой информации, полистали старые подшивки газет. «Куда смотрит директор?», «Верх безобразия» – и далее в том же духе.

Законом положено отвечать на критику в печати. Рубрика «По следам наших выступлений»: «Рассмотрев и обсудив статью... отмечаем, что в ней правильно ставится вопрос о серьезных недостатках в деятельности... Считаем, что за... нанесенный по его вине ущерб в сумме 95 миллионов рублей товарищ Имяреков заслуживает освобождения от занимаемой должности, но, учитывая его чистосердечное признание собственных ошибок, принимая во внимание, что его жена перенесла тяжелую операцию, а сам т. Имяреков является активным общественником, безупречен в быту, без отрыва от производства окончил университет марксизма-ленинизма, избран членом парткома и вынесение административного взыскания негативно скажется на его авторитете, – ограничиться обсуждением и принять к сведению заверение т. Имярекова о недопущении повторения подобных фактов. Подписи: администрация, партком, завком, комитет ВЛКСМ».

МАХОВИК В СИСТЕМЕ

Мы попытались представить – возможна ли такая публикация и такой ответ? Да нет, тысячу раз нет, потому что невозможна, прежде всего, такая ситуация. Товар-деньги-товар, деньги-товар-деньги – маховик крутится бесперебойно с ускоряющейся скоростью, прогнозирование решений и контроль за качеством прогнозирования, личная ответственность, подкрепленная материально, недоумка к штурвалу – ни за что, несмотря ни на какие протекции, могут использовать лишь его имя в рекламных целях.

Замечание, предупреждение, выговор, выговор с занесением в личное дело, последний выговор с последним предупреждением, персональное дело – весь этот многоцветный букет наказаний только для соцжизни. Деловой Запад не столь бюрократичен, нерадивого он или увольняет, или предоставляет менее оплачиваемую работу, не нянькается: хочешь работать – работай, нет – за воротами тьма желающих на твое место. Система жесткая, жестокая и гуманная именно этой жестокостью: ошибка даже одного может слишком дорого обойтись окружающим, фирме, скажется на доходах.

ИНЪЕКЦИЯ ОТ ДРЯХЛОСТИ

Дряхлеющую Систему время от времени пытались спасти инъекциями, особенно преуспел в этом Хрущев, с благословения которого началась шумная кампания о работе по совести. Поводом послужили откровения украинской колхозницы Надежды Заглады, прозванной в народе бабкой-Загладкой. В отсутствии совести она обвинила руководителей ранга не выше областного и рядовых тружеников, тем и объясняла все наши беды.

СОВЕСТЬ ПАРТИИ БЕЗ СОВЕСТИ

Надежда Заглада со своим посланием обратилась явно не по адресу. Адресоваться она должна бы в первую очередь в Политбюро, лично к дорогому Никите Сергеевичу, сказать ему: как же вам, неучам, некомпетентным, не стыдно лишить народ возможности зажить если уж не богато, то хотя бы зажиточно? Как же вам не стыдно стоять у руля власти, если на это не годитесь? Как же вам не стыдно занимать чужое место? Как же вам не стыдно самим жить не но совести?

Тогда же вышел и роман Доры Павловой «Совесть», по театрам пошла гулять инсценировка романа. Излюбленной у прозаиков, специализировавшихся на производственной теме, стала золотая жила «рабочей совести». Морально-этическим понятием намеревались совершать революцию в отношении к работе, звуком заменить осязаемое.

Американцы, где в частных руках 90% всей собственности, в подобных сотрясениях воздуха не нуждаются. Никто из деловых кругов Америки, Франции, Италии и других стран, с которыми мы завязывали деловые контакты, не произносил ни одного высокого слова, что он живет державными интересами, заботится о повышении благосостояния своей страны. Никто не скрывал: ищется и заключается выгодная лично ему – сделка. И мы не скрывали, что стремимся заключить сделку, выгодную лично для нас, что намерены заработать.

БЕЗ ВЫСОКИХ СЛОВ

Мы создавали и создали МЕНАТЕП не для того, чтобы помочь стране выйти из кризиса. Нас интересовала – и в первую очередь! – собственная выгода. Нам не хотелось жить так, как прожили наши родители: от получки до получки, едва сводя концы с концами. Нам хотелось свободы, независимости, раскрепощенности для полного самовыражения, а свобода, не подкрепленная материально, – из области болтовни. Мы вольны в своих тратах, наша жизнь вошла в норму, материальные блага помогли полностью освободиться от житейских забот, благодаря чему время мы стали ценить куда дороже, чем деньги. Мы не стоим в очередях, при необходимости идем в валютный магазин, где все дороже, но тем экономим время, а значит, и увеличиваем возможность заработать.

БОЛЬШЕ, ЧЕМ У ПРЕЗИДЕНТА

В МЕНАТЕПе сейчас больше тысячи человек, рабочий ритм не сравнить с тем, что в госучреждениях, хотя и не такой, – пока! – как ТАМ. Если бы наши сотрудники трудились с интенсивностью советянской, нам бы пришлось иметь в штате тысячи четыре, разориться на приобретение еще трех производственных площадей. Обычный совслужащий выкладывается на 5-10 процентов, КПД наших – 30-40 процентов, мы и платим им соответственно.

Они знают – пытливость, инициативность, добросовестность будут соответствующим образом оценены и отмечены, возможности для роста безграничны, вчерашний студент имеет в пять-шесть раз больше, чем президент страны. Наша работа и забота – создание условий для стопроцентной отдачи каждого.

Не боясь показаться нескромными, можем сказать: мы подняли благосостояние тысячи семей – трех-четырех тысяч человек. Таких, как мы, пока сотни, не сегодня- завтра будут тысячи, десятки, сотни тысяч, которыми государство богатеет, которые и есть выводящие страну из пропасти. Ибо мы считаем, что богатство – оно вовсе не богатство, а норма жизни каждого деятельного члена общества, что стыдно быть бедным, если у тебя есть голова и руки, что пора перестать кичиться нищетой – она не предмет для гордости.

В РАНГЕ ТОЛСТОСУМОВ И АКУЛ

Нас уже называют эксплуататорами, толстосумами, хищниками, акулами. Мы не обижаемся: это же говорит зависть к удачливому. Мы не верим в удачу, в фарт, мы высчитываем и просчитываем каждый свой шаг, предпочитаем риск расчету, готовим и планируем успехи.

Естественно, мы и получаем – по труду. Этично ли жить нам как следует в то время, как страна голодает? Такой вопрос мы слышим часто, задается он и в средствах массовой информации (о чем уже говорилось), иногда даже в такой форме: каково спится вам, зажравшимся? Так вот: спится – хорошо, угрызений совести не предвидится.

У нас нет ни одной незаработанной копейки или цента. Живем на честно полученное.

Рвать на себе рубаху, делиться последним – не собираемся. Больше того, считаем это просто вредным.

Вопросы эти из системы, вручавшей каждой сестре по серьгам, независимо от вклада. У нас на одной шестой земного шара был построен безграничный приют призрения: и с голода не давали умереть, и подняться до жизни по мировым стандартам – тоже. И если мы продолжим эту печальную традицию, то никогда не выберемся из пропасти. Деловым, хватким нужен стимул, отнятый на семьдесят лет. Не пройдет путь к сытости через распределиловку, никак не пройдет! Иначе мы продолжим плодить бездельников, которым где бы ни работать, лишь бы не работать. Это этично?

КТО ХОРОШО РАБОТАЕТ, ТОТ НЕ ЕСТ

Мы уже сказали, что у нас штаты, по сравнению с совковыми нормативами, сокращены в три-четыре раза, мы в некотором роде высвободили три-четыре тысячи человек. Пусть работают, пусть ищут себя, пусть шевелятся. Извините, но кто не работает, тот не ест. А подачками, пожертвованиями мы заниматься не станем, как бы нас за это ни клеймили. Мы кусок хлеба изо рта ни у кого не вынимаем, жаждущих подачек презираем. Руки у человека не для приема подаяния – для работы. Мы словно забыли, что человека создал труд.

Еще – из вопросов-обвинений: не поднимете ли вы плохо лежащее? О-бя-за-тель-но! И без каких-либо колебаний. Дорогу в развитой социализм мы умостили ассигнациями, все валялось под ногами, и никому до этого не было дела – НАШЕ. Кончилось время НАШЕГО, пришло время СВОЕГО. Плохо лежит – поднимем, неэтично этого не сделать. И хватит об этике, для нас один критерий – выгода. Полученная на законных основаниях. Все, что законно, – выгодно, считаем этичным и с предпринимательской точки зрения.

ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ БОГАТСТВУ

Еще дядя пушкинского Онегина не мог уразуметь, как государство богатеет.

Людьми! Чем больше богатых, тем стабильнее и устойчивее государственный корабль. Государству, обеспечивающему рост богатства, поддерживающему предпринимательство, не до социальных потрясений.

Предприниматель любого масштаба да предпринимательствует, работает на увеличение прибыли, все остальное – производство, деньги расходуются на то, чтобы устранить помехи на пути к обогащению.

Богатый человек не расточителен. Ему выгодно вкладывать деньги в скоростные магистрали, в усовершенствование быта, рационализацию труда – в экономию времени. У богатого больше возможностей и на проявление родственных чувств, он не забросит могилу предков, благоустроит места вечного покоя.

БОГАТОЕ ОБЩЕСТВО – ОБЩЕСТВО ЗДОРОВЫХ

Японцы называют туалет местом отдохновения. У нас же интуристов нельзя оскорбить сильнее, чем экскурсией в вокзальный туалет или пристанционный.

Богатый тратит, чтобы экономить. Он платит врачу не за лечение, а за то, что не заболел. Мы же позор возводим в доблесть: что в лидерах по числу больничных коек на энное число жителей, хотя излечение болезни стоит куда дороже, чем ее упреждение. Богатое общество – это общество здоровых, сокращается потребность в социальном обеспечении. С какой бы стороны мы ни посмотрели, богатство выгодно как отдельно взятому индивидууму, так и государству. Думать иначе могут только безнадежно больные идеей всеобщей уравниловки.

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ПРЕССА:

«МЕНАТЕП НАСТУПАЕТ

Общий финансовый оборот межбанковского объединения МЕНАТЕП в текущем году почти удвоится и составит 9 млрд. рублей, подчеркнул в беседе с корреспондентом ТАСС Леонид Невзлин, председатель правления объединения.

МЕНАТЕП, одна из главных задач которого – финансирование инвестиций малых и средних предприятий, ныне объединяет 18 независимых коммерческих банков, 2 страховых общества, торговый дом и около 30 промышленных и других предприятий. Оно активно выходит на внешний рынок и имеет свои представительства в Женеве, Будапеште, Гибралтаре и Париже. С целью привлечения средств в инвестиционные программы МЕНАТЕП первым в СССР предпринял и успешно осуществил выпуск и продажу своих акций юридическим лицам и гражданам. Объем выпуска этих акций – 1 268 млн. рублей,

В числе последних шагов по привлечению валютных средств, сказал Михаил Ходорковский, председатель Совета директоров МЕНАТЕПа, была поездка в две страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В Гонконге состоялись встречи практически со всеми крупными банками, торговыми компаниями, а также основными инвестиционными фондами. Однако результаты поездки оказались достаточно скромными не только из-за предстоящего перехода Гонконга в состав КНР, но, главным образом, из-за негативной оценки деловым миром инвестиционного климата в СССР. Поэтому, как полагают, развитие связей с Советским Союзом может происходить лишь только через расширение торговли.

Гораздо успешнее было посещение Тайваня, деловые круги которого более заинтересованы в инвестировании средств в советскую экономику. В частности, интерес проявлен к организации туризма, но не через «Интурист», а через частные компании.

В период активных экономических преобразований в СССР, сказал Михаил Ходорковский, межбанковское объединение ищет пути приложения средств в такую новую сферу, как приватизация. При этом банковская структура особенно заинтересована в том, чтобы процесс приватизации в основе своей не был бы «социальным иждивенчеством», а такие настроения очень сильны в обществе, но имел бы под собой реальную экономическую основу, способствовал бы выявлению тех, кто может обеспечить развитие производства и расширение выпуска продукции.

Поэтому МЕНАТЕП ведет значительные исследования по выбору путей приватизации в СССР и подготовил свой проект, который с интересом был принят в Совете Министров РСФСР.

В основе предлагаемой специалистами объединения концепции «банковского консорциума», организуемого Министерством финансов России и группой коммерческих банков, лежит желание создать для банковского капитала условия по финансированию приватизации и размещению ценных бумаг. При этом, чтобы избавить банки консорциума от постоянного отвлечения средств от инвестиционных вложений в акции приватизируемых предприятий, предполагается создать инвестиционные финансовые компании, т. е. разделить функции коммерческих и инвестиционных банков. Предусматривается также создание Государственного фонда (или фондов) группой российских министерств и ведомств, так как средств населения (по оценке МЕНАТЕПа – 600 млрд. рублей) для выкупа государственного производственного аппарата (триллионы рублей) явно недостаточно. Как считает Михаил Ходорковский, выступающий, кроме того, в качестве консультанта правительства России, в консорциуме возможно и участие иностранных инвесторов».

(«Деловой мир», 8 июня 1991 г.)

«ПРАЗДНИК, Центральный дом кинематографистов в Москве, эта Мекка московских интеллектуалов, снобов и оппозиционных политиков, собрал вечером 29 февраля поклонников «Независимой газеты».

В празднике приняли участие экс-президент Михаил Горбачев с супругой, вице-президент Российской Федерации Александр Руцкой с супругой, главнокомандующий Вооруженными силами СНГ Евгений Шапошников с супругой, первый заместитель председателя Верховного Совета республики Сергей Филатов, вице-премьеры правительства России Егор Гайдар и Александр Шохин с супругами, министры Петр Авен и Владимир Лопухин с супругами, госсоветник Сергей Станкевич с супругой, председатель межгосударственного авиационного комитета Татьяна Анодина.

А также руководитель внешней разведки Евгений Примаков, заместитель министра иностранных дел Георгий Кунадзе, посол России в Италии (и кандидат на пост заместителя министра) – Анатолий Адамишин. Кроме того – Аркадий Вольский, Аркадий Мурашев, Николай Петраков, Александр Владиславлев, Дмитрий Волкогонов, Георгий Шахназаров, Иван Лаптев, Константин Лубенченко, Сергей Алексеев, Олег Калугин и многие другие.

Присутствовали послы Франции, Великобритании, Китая, Японии, Чехословакии, Польши и других стран, а также руководители представительств стран СНГ в Москве.

И кроме того – главные редакторы центральных газет России и руководители российского телевидения, главные режиссеры ведущих театров Москвы, артисты, писатели, ученые.

В конце вечера всех гостей ждало угощение, которого Москва не видела с 1917 года – свежие устрицы, доставленные самолетом из Парижа, – подарок Национальной федерации производителей устриц Франции.

Редакция благодарит спонсоров праздника «НГ» в Доме кино – Международное финансовое объединение МЕНАТЕП...»

Независимая газета», 3 марта 1992 г.)