35.Повторная жалоба адвокатов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, origindate::10.03.2000

Генеральная прокуратура РФ
Начальнику управления по надзору за расследованием дел
особой важности Горбунову А.В.
адвокатов Похмелкина А.В., Прошкина Л.Г.
по уголовному делу Скуратова Ю.И.

ПОВТОРНАЯ ЖАЛОБА
(в порядке статей 218 и 219 УПК РСФСР)

Вами отказано в удовлетворении нашей жалобы на незаконность и необоснованность постановления о привлечении в качестве обвиняемого Скуратова Ю.И. по части 2 статьи 285 УК РФ.
К сожалению ответ на жалобу носит формальный характер, поскольку в нем не дано оценки ни одному кокретному доводу, свидетельствующему о несостоятельности обвинения.
Участвуя в судебном рассмотрении жалоб Скуратова Ю.И. на действия и решения следственных органов. Вы неоднократно заявляли, что искренне убеждены в обоснованности привлечения Скуратова Ю.И. к уголовной ответственности.
Не сомневаясь в искренности этого заявления, мы решили обратиться с повторной жалобой и просим Вас, как надзирающего за расследованием дела прокурора, либо отменить постановление о привлечении в качестве обвиняемого, либо с учетом доводов жалобы разъяснить Вашу личную позицию по существу обвинения, предъявленного Скуратову Ю.И .
Эта позиция не может быть обоснованной, если не дать ответы на следующие вопросы, неизбежно возникающие при изучении постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

1. Какими должностными полномочиями, по мнению следственных органов, злоупотребил Скуратов Ю.И.
Статья 285 УК РФ не предусматривает ответственность за использование авторитета занимаемой должности, служебных связей и т.п. Поэтому в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть указаны конкретные полномочия, которьми закон или иной правовой акт наделяет должностное лицо, использующее их вопреки интересам службы.
2. В чем именно, в каких действиях Скуратова Ю.И. выразилось злоупотребление должностными полномочиями.
Этот вопрос неразрывно связан с предыдущим. Не раскрыв, какие должностные полномочия якобы использовал обвиняемый вопреки интересам службы, невозможно определить и как он это сделал.
Пытаясь сформулировать обвинение в указанной части, следователь явно перестарался и использовал абсолютно неуместные формулировки, характеризующие объективную сторону хищения: "...имея умысел на безвозмездное завладение..."
Завладение - действия, направленные на получение чужого имущества, вопреки воли законного собственника или владельца. Может быть Скуратов Ю.И. кому-то угрожал, прибегнул в омбану или насилию для того, чтобы "завладеть" указанными в обвинении вещами, или хотя бы просто требовал, чтобы ему бесплатно сшили костюмы и иные предметы одежды?
В постановлении не указано даже, были ли сшиты костюмы по просьбе Скуратова Ю.И. или инициатива в этом исходила от других лиц.
Справедливости ради, следует отметить, что в постановлении все же приведены конкретные действия, якобы совершенные обвиняемым: "...получил названные вещи, привез к себе домой и безвозмездно присвоил..." Однако Скуратов Ю.И. лично не получал сшитые для него предметы одежды и домой их не привозил. Что касается "безвозмездного присвоения", то это термин, опять же характеризующий признаки иного состава преступления.
Не кажется ли Вам, что следователь при всем его старании просто не смог в обвинении сформулировать признаки злоупотребления должностными полномочиями и поэтому вынужден был прибегнуть к терминологии иных статей Уголовного кодекса? И не является ли это самым красноречивым свидетельством того, что признаки состава преступления в действиях Скуратова Ю.И. отсутствуют?
3. Каким охраняемым законом интересам общества и государства и какой конкретно вред причинен действиями Скуратова Ю.И.
Полагаем, Вам и без нас понятно, что ссылка в обвинении на подрыв авторитета государственной власти выглядит абсурдной. Что это за государственная власть, чей авторитет может быть подорван одним государственным служащим, которому бесплатно сшили костюмы?
При столь расплывчатой и неконкретной формулировке признаки объективной стороны состава преступления полностью размываются и при желании их можно рапространить на любые действия должностных лиц в зависимости от той или иной субъективной оценки.
Нам, например, кажется, что авторитет государственной власти в гораздо большей степени страдает от тех процессуальных решений, которые принимаются по настоящему делу Генеральной прокуратурой РФ, начиная от скандальных обстоятельств его возбуждения, кончая предъявлением надуманного обвинения.

Однако интересней другое.
Как мы не вчитывались в текст постановления о привлечении в качестве обвиняемого, так и не смогли понять, в чем следователь усматривает реальную общественную опасность действий, совершенных Скуратовым Ю.И.: в том, что он намеревался приобрести предметы одежды за государственный счет или в том, что эти предметы одежды были оплачены иностранной коммерческой фирмой.
Если верным является первое предположение, то в действительности ни копейки государственных средств на пошив одежды для Скуратова Ю.И. израсходовано не было, а само по себе нереализованное намерение не может служить основанием для привлечения к уголовной ответственности.
Если же общественная опасность действий обвиняемого связывается с оплатой заказа коммерческой фирмой, то в постановлении, по крайней мере, необходимо было указать, что Скуратов Ю.И. заведомо знал об этом.
4. Почему в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого приобретенная Скуратовым Ю.И. одежда оценивается почти в 40000 долларов США, в то время как, согласно заключению судебной товароведческой экспертизы, ее стоимость на порядок меньше.
Возможно, следователь по какой-то причине не согласен с экспертным заключением. Но, предъявляя обвинение, он обязан исходить из тех материалов, которые имеются в деле, а не из собственных субъективных представлений.
Выступая нашим оппонентом в судебных заседаниях. Вы регулярно выражали возмущение по поводу "передергивания фактов" адвокатами Скуратова Ю.И. Надеемся, что столь же принципиальным Вы будете и при проверке законности обжалуемого нами постановления, не оставив без внимания очевидное передергивание фактов, допущенное следователем.
5. На каком основании в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого утверждается, что Скуратов Ю.И. предпринял попытку оплатить приобретенную одежду, только тогда, когда этот факт стал достоянием гласности.
Это уже не просто передергивание фактов, а сознательное их искажение, свидетельствующее о заведомой необоснованности предъявленного обвинения.
Скуратов Ю.И. передал деньги за приобретенную одежду в феврале 1999 года, в то время как "достоянием гласности" указанный факт стал только в июле 1999 года после публикации в"Литературной газете".
6. Решается ли Генеральной прокуратурой РФ вопрос о привлечении к уголовной ответственности бывшего Управляющего делами Президента РФ Бородина П.П., организовавшего пошив одежды для Скуратова Ю.И. и, возможно, не только для него одного.
Сразу оговоримся: мы не считаем, что в действиях Бородина П.П., как и в действиях Скуратова Ю.И., имеются признаки состава преступления. Однако нам важно понять, проводится ли следствие объективно, либо носит тенденциозный характер и направлено только против Скуратова Ю.И.
Если по мнению следователя Скуратов Ю.И. совершил преступление уже только потому, что согласился со сделанным ему предложением и заказал пошив костюмов, то уж тем более к уголовной ответственности должен быть привлечен Бородин П.П., инициировавший и организовавший это преступление, используя свои полномочия одного из самых влиятельных должностных лиц Российской Федерации
Приведенный перечень вопросов является далеко не исчерпывающим. Но и он дает достаточно полное представление о том, насколько неконкретным, юридически и фактически необоснованным, наконец, просто непонятным является обвинение, предъявленное Скуратову Ю.И.
Мы просим дать мотивированный ответ на каждый из указанных вопросов, хотя бы потому, что уголовно-процессуальный закон обязывает следственные органы разъяснить обвиняемому сущность предъявленного обвинения.
Это нужно не только нам. Это нужно, прежде всего, сотрудникам Генеральной прокуратуры РФ, занимающимся настоящим уголовным делом. Рано или поздно отвечать на поставленные вопросы все равно придется.
Повторно просим Вас и об отмене постановления о применении в отношении Скуратова Ю.И. меры пресечения в виде подписки о невыезде от 8 февраля 2000 г. Как и в предыдущем, отмененном Вами постановлении, в нем опять не приведено ни одного основания, предусмотренного статьей 89 УПК РСФСР
Мера пресечения в виде подписки о невыезде избрана только по мотивам тяжести предъявленного обвинения, что является недопустимым по действующему уголовно-процессуальному законодательству.

Надеемся получит ответ на жалобу в установленный законом срок.

Адвокаты      А.В. Похмелкин Л.Г. Прошкин