4.3. Kinder Surprise

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


[page_14246.htm к оглавлению] # далее

Kinder Surprise

В марте 1998 года случился самый беспрецедентный факт моей журналистской биографии. Кремлёвские пиарщики оказались мне БЛАГОДАРНЫ за то, что я раскрыла их секреты.

То есть сначала они, конечно, долго матерились, что я своей статьей "сорвала им пиар". Но спустя всего трое суток вдруг признались, что их пиар-компанию я, наоборот, спасла. Как первое, так и последнее признание были для меня тем более лестны, что речь шла о самых крутых в то время политических пиарщиках во властных структурах: Алексее Волине и Михаиле Маргелове, выходцах из лесинского рекламного агентства "Video International".

Случилось же всё вот как.

Поздно вечером, 18 марта, мне позвонил референт Ельцина Андрей Вавра и попросил срочно встретиться:

- Лена, у меня для вас есть эксклюзивная информация. Вы не пожалеете.

Встречу назначили на раннее утро следующего дня на нейтральной территории - ровно посредине между редакцией "Русского Телеграфа" (которая находилась в Газетном переулке у здания Центрального Телеграфа) и Кремлём: в мексиканском ресторане "Ла Кантина" на Охотном ряду.

И именно там, едва продирая глаза и реанимируя себя своим вечным свежевыжатым апельсиновым соком, я и услышала от Вавры следующую версию:

- В самые ближайшие дни руководство президентского Управления по связям с общественностью будет отправлено в отставку. В полном составе... В смысле - и Волин, и Маргелов. Почему я вам это все рассказываю? Скажу вам честно: дело в том, что я бы сам хотел возглавить это управление после их ухода. Но Комиссар (шеф "Интерфакса", работавший тогда заместителем главы кремлёвской администрации по идеологии. - Е. Т.) сажает туда Дениску Молчанова - знаете, такой мальчик есть? Так вот, Татьяна Борисовна его очень любит... У нас здесь с вами обоюдный интерес - у вашей газеты будет эксклюзивная информация, а я в этой публикации заинтересован, потому что надеюсь, что после этой утечки Валентин Борисович всё-таки одумается насчёт Дениски...

Вернувшись в редакцию, я первым же делом позвонила Волину за комментарием.

Лёшка помрачнел:

- Приезжай прямо сейчас на Старую. Я всё тебе расскажу.

И, с глазу на глаз, сидя у себя в кабинете на Старой площади, Волин поведал мне следующее:

- Мы с Мишей уже давно подали Вале (Юмашеву. - Е. Т.) заявление об уходе. Но он всё тянул и просил нас немного подождать. Понимаешь, нас просто достало, что они там, - тут Лёшка выразительно кивнул в сторону Кремля, - сами не знают, чего хотят! Ведь ты же сама, Ленка, все эти месяцы своими глазами видела, какой бардак здесь творится. Ну подумай, - как мы можем хоть что-то пиарить, когда сам клиент не может дать нам ответы на основополагающие вопросы: например, идёт ли президент на третий срок, подобрал ли он себе преемника, какой тип реформ ему больше нравится - список можно продолжать до бесконечности! Но пусть бы ответили хотя бы на это! Так нет ведь!

Тем не менее Лёшка начал умолять меня не писать о предстоящей отставке:

- Пойми, у нас с Валей договор: уйти по-хорошему. Только он лично может дать нам отмашку, когда сливать информацию. А уж после этого мы отпиаримся по полной программе, не сомневайся! Но сейчас - придержи, пожалуйста, статью, я тебя очень прошу...

- Не могу, Лёш, при всем желании... Извини... Информация попала ко мне не от тебя, поэтому я не могу выполнить твою просьбу. Я уже заявила текст в газете. Максимум, что я могу теперь для тебя сделать, - это опубликовать твой комментарий.

Но Волин лишь попросил подчеркнуть в статье, что он "отказался от комментариев".

  • * *

На следующий день, 20 марта, "Русский Телеграф" вышел с сенсацией: кремлёвские пиарщики уходят, потому что Кремль больше сам не знает, что пиарить.

После этого ребята вынуждены были официально подтвердить факт своей отставки информационным агентствам А Маргелов даже разразился на ленте "ИТАР-ТАСС" гневной отповедью по поводу "аморальной утечки из Кремля" (в смысле, от Вавры).

Юмашев же, оказавшись таким образом припёртым к стенке, вынужден был сразу подписать и обнародовать заявление Волина и Маргелова об уходе.

Волин с Маргеловым были просто в ярости на меня.

- Вы ради своей газетной сенсации сорвали нам всю пиар-компанию, которую бы мы провели по поводу своей отставки, если бы она состоялась в срок! Учтите, Лена: больше к нам за информацией можете не обращаться! - орал Маргелов.

А ровно через три дня я внезапно оказалась реабилитирована.

В понедельник, 23 марта, мне позвонил спозаранку Волин.

- Ленка, я звоню сказать тебе огромное спасибо за пиар-компанию! - закричал он в трубку.

Я сначала решила, что это - продолжение наезда.

- Лёш, ну ладно тебе уже! Мне правда жаль, что я вас подставила, но у тебя своя работа, а у меня - своя... - начала я спросонья отбиваться.

- Да нет! Ленка! Я серьёзно говорю: огромное тебе спасибо! Ты что, ещё не знаешь ничего?! Включай телевизор скорей! Правительство отправлено в отставку, премьером назначен Кириенко! Теперь мне стало понятно, почему Валя так настойчиво просил нас попридержать информацию о нашем уходе - ведь если бы мы благодаря твоей "аморальной утечке" не отпиарились на прошлой неделе, то сейчас, на фоне смены правительства, нашего ухода вообще бы уже просто никто не заметил!

  • * *

А уже через несколько дней Волин сообщил мне, что вместо "творческой работы вне государственной службы" (тоской по которой они с Маргеловым официально, для агентств, оправдывали причину ухода из Кремля) он решил возглавить пиар-службу нового реформаторского кабинета Кириенко.

И на протяжении всех последующих месяцев существования последнего реформаторского правительства Ельцина именно Алексей Волин, поменяв свою "подполье" на Старой площади, на "ставку" в Белом доме, безуспешно пытался отбить информационный огонь на поражение, открытый вскоре по кириенковским позициям из олигархических окопов. Лёшка до сих пор клянется мне, что Киндер-Сюрприз (как вскоре по-доброму окрестили Сергея Кириенко в политической тусовке) тогда, в конце марта, стал абсолютным сюрпризом и для него тоже.

  • * *

Сам же Киндер-Сюрприз очень скоро превратился в существо вполне мифологическое. Начать с того, что, невзирая на быстрые и разрушительные для реформаторского правительства пропагандистские успехи кремлёвских олигархов, самого Сергея Кириенко, по моим личным наблюдениям, в Кремле скоро начали слегка побаиваться. И иначе как "чёртов хаббардист" и "самурай" за глаза не называли.

Летом 1998-го леденящие сердце легенды о Кириенко дополнились бытовой сценкой из жизни Краснопресненской набережной, пересказанной мне тогдашними министрами. Идя на заседание правительства, Кириенко в присутствии еще нескольких членов кабинета столкнулся в коридоре Белого дома со своим вице-премьером Немцовым и спросил:

- Борь, а ты слышал про Рохлина? - Немцов, как выяснилось, ещё ничего не знал о трагической смерти генерала.

- А кстати, знаешь, говорят, что его застрелила жена. Из ревности, - по-деловому сообщил Кириенко.

- Не может быть! Какой кошмар! - запричитал впечатлительный Немцов.

И тут Кириенко невозмутимо поинтересовался:

- А что это вы, Борис Ефимович, так вдруг разволновались? У вас что - дома пистолет где-нибудь припрятан?

  • * *

Моё знакомство с Кириенко состоялось тоже в антураже оружия. Только уже холодного. На следующем дне рожденья Лёши Волина Киндер-Сюрприз подарил своему пиарщику дорогой восточный кинжал. Как самурай - самураю.

Я не упустила случая поинтересоваться:

- Сергей Владиленович, а правда про вас говорят, что вы живёте "по техникам"? Например, перед тем как принять какое-нибудь решение, запираетесь у себя в кабинете, хлопаете в ладоши и слушаете, какая ладонь звенит?

- Нет. Неправда, - ответил мне с довольной хаббардистской улыбкой Кириенко. - Я делаю немножко по-другому...

[page_14246.htm к оглавлению] # далее