4. Лики разврата

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Книга "Человек с рублем"

Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин, 1992 г.
***

Часть IV. Лики разврата и мир дела

«БОГАТСТВО НЕПОПУЛЯРНО»

Расхожей стала фраза, что будущее начинается сегодня. Какое же будущее готовят детям родители? Каждый из них не враг своему ребенку. Естественно, все они за хорошее, счастливое завтра идущих им на смену. Только у каждого свое понимание этого «хорошего и счастливого». Лично наше понимание, например, очень разнится с пониманием Л. Н. Тимошенко – дамы, свой многолетний опыт воспитательной работы по подготовке девушек к семейной жизни обобщившей в книге «Воспитание старшеклассниц», вышедшей с подзаголовком «Книга для учителя» тиражом почти миллионным. Нам бы, откровенно говоря, не хотелось, чтобы наши дети попали к педагогам, разделяющим ее взгляды на проблему «бедность – богатство».

ВСЕГДА ЛИ В ШАЛАШЕ РАЙ?

Пословицы оспаривать не принято, с ними можно соглашаться или не соглашаться. Возьмем такую, прямо-таки вбиваемую в сознание подрастающего поколения: «С милым рай и в шалаше». Ой, ли?

Социологические опросы свидетельствуют: молодежь все неохотнее берет на вооружение эту мудрость. От нее отходят даже пятнадцатилетние, и чем старше, тем меньше желающих жить «в шалаше». В избранники попадают те, кто твердо стоит на ногах, кто обеспечен, кто в состоянии обеспечить семейной жизни достаток. Богатый жених, при прочих равных условиях, явно предпочтительнее, как и тот, что потенциально богат, и есть твердая уверенность, что в шалаше он надолго не задержится, заработает хоромы.

Достаток цементирует семейную жизнь, заметно сокращает число разводов. Немаловажную роль играет и фактор меркантильности: не хочется дробить и терять нажитое. И гораздо чаще разводятся именно долгожители шалаша, которым ни делить, ни терять фактически нечего, а рай медового месяца уходит в область воспоминаний.

Надо ли агитировать за богатство, говоря, что от жизни в достатке в большей степени выигрывают и дети? Они лучше питаются и одеваются, получают куда больше возможностей для интеллектуального и физического развития, опережают сверстников (естественно, при условии, что родители не бросают все на самотек).

Одним словом, с какой стороны ни посмотреть, от богатства, если им правильно пользоваться, семья только выигрывает. Мы не имеем ничего против милого, но бедного. Но нам представляется, что шансы на семейный успех предпочтительнее у милого, но богатого. С этим, похоже, не согласится автор книги о воспитании старшеклассниц.

БЕРЕГИНЯ В РУБИЩАХ

Жену в древности называли «берегиней», поскольку от нее зависело сбережение семьи. Л. Н. Тимошенко призывает с детства готовить будущих «берегинь» к жизни в бедности, хотя прямо нигде этого не говорит. Но этот вывод напрашивается из всего строя книги. Мы только «за» чтобы будущие матери и жены были бережливыми, как можно больше умели, чтобы экономнее вели домашнее хозяйство (С. 97.) Экономность нужна, кто спорит, но не до спартанства же! Л. Н. Тимошенко ненавидит вещизм: «Мы стали жить лучше, можем позволить себе не только НЕОБХОДИМОЕ» (выделено нами. – Авт.) (С. 108.)

ЖУТКИЕ МИКРОБЫ ВЕЩИЗМА

Что же сверх необходимого? Модные платья. Модная обувь. Модные пластинки и модные записи. Современная теле- и радиоаппаратура. То есть все то, что есть у юности ТАМ. «Микробы вещизма, пишет автор, легче всего поражают неокрепшие души. В пристрастии к красивой одежде вы можете и не заметить, как вещи начинают господствовать над чувствами (?!?! – Авт.) и вырабатывать душевную глухоту, как вы становитесь эгоистичной... Конечно, трудно понять, почему это вы должны быть одеты хуже других; может, это вас озлобляет? Поймите одно: в жизни всегда были, есть и будут люди, которые, как спортсмены, вступили в соревнование с модой. В этом спринте они боятся отстать любой ценой, но гнаться за модой, чего бы это им ни стоило. Некоторые делают из одежды культ, считая едва ли не главным условием счастья богатый гардероб.

...В семейной жизни нельзя допускать, чтобы вещь вытеснила человеческие отношения... Золотые серьги, кольца, цепочки вне моды (да почему, почему????? – Авт.), они слишком кричат о своей цене, слишком много говорят о богатстве, что сегодня непопулярно, ведь нынешняя мода демократична как никогда» (с. 109).

Все правильно: у нас уже семьдесят лет мода на непопулярность богатства, мода на рубища. Одно непонятно: где живет автор, откуда у нее такая избирательность зрения, где это она увидела, что «теперь многие люди живут хорошо материально»? (С. 109.) Иль она живет не в стране, где каждый второй за чертой бедности?

Изумительна еще одна сентенция: «Ковры, на которых никаких стен не хватает, горы хрусталя, дорогой посуды, из которой никогда не ели, зачем все это? Чтобы удивить, показать, что мы безбедно живем?»

ЕВТУШЕНКО И НАРКОМАНЫ ВЕЩЕЙ?

Неужели уважаемая наставница подрастающего поколения не слышала о вложении накоплений в недвижимость, неужели она всерьез полагает, что дорогая посуда, хрусталь, – это для повседневности? В союзники она берет известного поэта Евгения Евтушенко, который, надо полагать, сегодня был бы непрочь отречься от написанного несколько лет назад:

Мебель,

сервизы,

машины –

для многих

Это наркотик в чистом виде.

Были бы в жидком виде дубленки,

шприцем

их впрыскивали бы под кожу

жалкие наркоманы вещей!

«Дом может быть «полной чашей», а человек – не быть счастливым. Вещи могут «загнать» человека, заразить его ядовитым грибком вещизма, можно сохранить иммунитет, защищаясь хорошим вкусом и МЕРОЙ (?!?! – Авт.) во всем, тогда шкафы не будут напоминать ломбарды, а квартира – склад. Важно помнить: вещи для нас, а не мы для вещей». (С. 109 – 110.) (Странные все-таки они люди, выступающие борцами с вещизмом. Дом-ломбард их, видите ли, не устраивает. В то же время они поощряют коллекционеров и коллекционирование, которое по сути своей не что иное, как выгодное вложение капитала в недвижимость, тот же самый вещизм наизнанку. Приобретенное сегодня по бросовым или демпинговым ценам, завтра приносит сверхдоход.)

МЫСЛИ В НАФТАЛИНЕ

Легок кусок хлеба у сатириков: читай это с эстрады и Успех. Кто поверит, что ЭТИ, изрядно пропахшие нафталином, истины растиражированы в 1990 году? Вот она, квинтэссенция непритязательности: не занимайтесь накопительством, будьте свободны, богатство – это цепи, гол как сокол – вот это по нам.

Отчего же все больше старшеклассниц мечтают о карьере валютной проститутки, почему в путаны подались и кандидатши наук, и партийные, и комсомольские активистки? Да надоела им нищета, прозябание, беспросветность, им хочется жить. В проститутках они видят не распутницу, а представительницу – высокооплачиваемую! – некоторым образом сферы обслуживания.

Несколько лет назад зарплата сотрудницы библиотеки Ленина была 80 рублей в месяц, почти столько же у секретарши, воспитательницы детского садика, у курьера и того меньше. Плохонькие колготки-однодневки (все – в ценах тех, застойных лет) – пять рублей, средненькие туфельки – 60-70, дубленка – 1 500, платье не ширпотребовское – 120-150, плащ – 120, пальто – 150-200. А еще транспортные расходы, питание, косметика, кино, газеты, белье – на удовлетворение самых мизерных потребностей (дубленку мы считаем не роскошью, в деревнях девушки носили полушубки из овчины – та же дубленка, только без выделки) не хватало и пяти-шести месячных зарплат. Просим понять нас правильно, мы не оправдываем девушек, подавшихся в проститутки, мы просто намерены обсудить проблему. И уверены: будь у нас не такой уровень жизни, который грезится Л. Н. Тимошенко, проблема проституции была бы сведена к минимуму: выгоднее стало бы заниматься собственной профессией.

РАВНЕНИЕ НА ИЖДИВЕНЧЕСТВО

Нам очень хотелось найти в книге, о которой речь, призыв к наставлению старшеклассницам: хотите жить в ногу с модой – обогащайтесь, зарабатывайте. Получилось так, что книга проповедует иждивенчество. Старшие классы – это с восьмого. Сыновья и дочери американских миллионеров зарабатывать начинают куда раньше. И в вещах разбираются, и не склонны видеть порок в увлечении вещами, там вещизм – норма жизни.

Нам просто неловко все это писать. Никак не избавимся от ощущения: если попадут эти строки гражданину США лет этак десяти-одиннадцати – он же подумает: полно, все ли у них в порядке с умственной деятельностью, надо ли доказывать таблицу умножения?

В ПЛЕНУ ОБВЕТШАЛОСТИ

Увы, что поделаешь, если наши ученые педагоги все еще в плену обветшавших представлений! До чего же мы дошли, если поднимается рука написать о немодности богатства? А требовалось всего-навсего внушить советским родителям то, что давно освоили их западные ровесники, даже из среды миллионеров: рано познавший цену самим заработанным деньгам – легче понимает разницу между своими потребностями и возможностями родителей. Понимает и другое: потребности должны быть реальными, тогда меньше оснований для внутрисемейных конфликтов,

В западных странах с малых лет изничтожают бациллу иждивенчества. То же самое исстари было и на Руси: некрасовский мужичок с ноготок списан с натуры. Крестьянские дети с малых лет умели запрячь лошадь, пахать, сеять, боронить, доить, прясть, вышивать, плотничать, в случае нужды могли стать кормильцами. В самой черной работе они видели просто работу. Цель жизни – чтобы дом был как полная чаша.

ШАШКОЙ ПО КОМОДУ

Нравится красиво одеваться – на здоровье. Нравится коллекционирование костюмов – что в том зазорного? Свобода выбора, свобода потребностей – за-ра-ба-ты-вай! Словцо «вещизм» придумали теоретики нищеты, как нормы жизни, оправдывая тем самым неспособность Системы обеспечить богатый уровень жизни.

Когда-то юный герой спектакля по пьесе В. Розова «В поисках радости» в блистательном исполнении юного Олега Табакова выхватывал буденовскую шашку и яростно кромсал ею стенки, горки, гардеробы, весь этот аксессуар «мещанского благополучия», он задыхался в мире накопительства, ему казалось, вещи вытесняют его как личность.

ОТЗОВИСЬ, ЮНЫЙ БУНТАРЬ!

Где ты, юный бунтарь, отзовись! Тридцать лет назад ты КРУШИЛ то, что сейчас считается антиквариатом, что ищут в комиссионках. Тебя и самого тянет жить в уюте, не в казарменной обстановке. Ты уже не рвешься на великую стройку коммунизма «за туманом и за запахом тайги». Ты осознал, что твой дом – это твоя крепость, что материальный достаток не закрепощает, а приносит свободу. Ты понял преимущества кроссовок перед кирзовыми сапогами, японского бесшнурового телефона, с которым можешь выходить и на прогулку, перед висящим на стене в коммунальной квартире.

Японец в Москве. Остановился около дома, из окна которого истошный крик: «Харьков! Харьков! Харьков!!!» Спрашивает у переводчика: «Сколько километров до Харькова?»

– Восемьсот.

– Не проще ли позвонить по телефону?

НОЖКИ ПРОТЯГИВАЮТ ПО ОДЕЖКЕ

Почти день в день с книгой о воспитании старшеклассниц нам попала в руки книга-бестселлер – «Азбука для родителей» Аллана Фромма, популярная во всем мире не меньше, чем «Ребенок и уход за ним» Бенджамена Спока. Исходный мотив: «Самая большая привилегия, какую мы должны дать своим детям, – любовь к родному дому». (Л., 1991. С. 210.) Тимошенко живет в нищей стране, вот и призывает к непритязательности. Фромм – в процветающей, где призыв к супераскетизму просто не будет услышан. Его рекомендации родителям: «Единственное, что мы не сможем сделать для ваших детей, – дать им больше того, что у нас есть... Гораздо проще и полезнее постараться воспитать в них желание жить в достатке, чем в изобилии» (С. 211) – т. е. по одежке протягивать ножки. На свете все относительно. Заокеанская нищета – это наш достаток. Их достаток – это фантастический для нас уровень. Их изобилие – это для нас из области снов или сказок.

ДОСТАТОК И УМЕНИЕ ТРАТИТЬ

Жизни в достатке, по мнению Фромма, не будет, если человек не умеет пользоваться деньгами: «Искусство пользоваться деньгами отражает наше умение контролировать свои желания, чем меньше мы разбираемся в себе и понимаем свои хотения, тем меньше мы можем управлять ими, а значит и своими деньгами, которые необходимы для их удовлетворения. Сама по себе экономия или трата денег не имеет никакого значения, если остаются неудовлетворенными самые необходимые нужды. Жадный человек лишает себя удовольствия сегодня, а транжира – завтра. Деньги – лишь способ для удовлетворения желаний, а раз так, нужно, чтобы тот, кто их тратит, имел голову на плечах. Вот и все!» (С. 43.)

ДЕНЬГИ НУЖНЫ ДЛЯ ТРАТ

Действительно, вот и все! Деньги нужны для того, чтобы их тратить, но – с умом: «Экономическая ответственность означает не обожествление денег, но психологическую зрелость личности. Но почему надо научить детей правильно использовать деньги... Зачем это надо? Умеющему пользоваться деньгами жизнь обходится дешевле», (С.44.) Следовательно, увеличивается и достаток, а жизни вне достатка американцы не мыслят.

ЭКСКУРСИЯ В НИЩЕТУ

Им не нужна птица счастья завтрашнего дня, им давай все сегодня, при жизни. Движение хиппи – это от пресыщенности богатством, это от поиска новых ощущений, это экскурсия в бедность и нищету.

Есть русская пословица: что имеем – не храним, потерявши – плачем. Идущие в хиппи сознательно на время освобождаются от богатства, чтобы оценить вес его преимущества, теряют, чтобы найти.

Закончив путешествие в НИЧТО, они начинают еще больше ценить временную потерю, становятся преуспевающими дельцами, зачастую очень и очень прижимистыми.

ЦЕПНЫЕ ПСЫ БОГАТСТВА

Испробовав вкус нищеты, они становятся цепными псами богатства. И самыми ревностными защитниками и апологетами капитализма, ведут респектабельный образ жизни, И – не имеют ничего против, если их детей потянет в... хиппи. Все возвращается на круги своя – к достатку, к богатству, которое было модно во все времена, и мода на которое – непреходяща.

ФАРЦОВЩИК – ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО

В фильме С. Говорухина «Так жить нельзя» примечательные слова: «Вероятно, в биографии будущего политического деятеля никого уж не удивит такая строчка: «В молодости занимался фарцовкой».

Нам представляется, эти слова будут ему лучшей рекомендацией: сызмальства начал заниматься делом. Коммерция малолетних для нас все еще в диковинку, экзотична. Мы смирились с тем, что она процветает ТАМ, а к себе примерить опасаемся. ТАМ коммерция понятие вневозрастное, ТАМ и живут богаче, вероятно, потому, что очень рано приучаются тратить свои заработанные. ТАМ старшекласснику стыдно просить у родителей доллар, два, три на мелкие расходы.

ГДЕ ЖЕ РОМАНТИКА?

Наша контрпропаганда усердствовала в стремлении заклеймить, пригвоздить, разоблачить американский образ жизни, как деляческий, прагматический. Подумать только, американский подросток, хоть и не жил в плановом государстве победившего социализма, планировал свои расходы: из заработанного икс долларов на любовь (цветы, кино, мороженое), игрек на запчасти, зет на телеграмму бабушке. Где же души высокое стремленье, где же романтика? Они же юные, расчетливые старцы, эти так называемые юные американцы, центами и долларами прокладывают себе каждый шаг, один холодный расчет и практицизм, как их терпят их девушки? И не странно ли: девушки воспринимали как должное, знали, сколько у возлюбленного ассигновано на любовь, и с этой суммой соразмеряли свои желания, все о'кей! Просто в их монастыре свой устав. В одной из московских школ провели эксперимент. Ученикам был задан вопрос:

– Какие три способа удовлетворения потребностей вы знаете?

После минутного замешательства, вызванного необычностью задания, посыпались ответы:

– Взять в долг.

– Взять в кредит.

– Вступить в кооператив.

– Завести дело.

– Ограбить миллионера.

Школьники не знали, что и их наставники, которым был задан тот же вопрос, заработали жирную единицу.

У американской школьницы – цветной! – ответ был готов сразу:

– Три способа удовлетворения потребностей – произвести, купить или вырастить.

Говорят, эта история оказала решающее значение на судьбу одной учительницы, которая собиралась эмигрировать в Штаты и заняться там преподавательской же работой. Она испугалась, что там ей придется не учить, а переучиваться, и отказалась от оформления выездных документов.

ВПЕЧАТЛЯЮЩАЯ ЦИФРА

На одном из съездов Союза писателей, когда было модно глаголить на тему «прежде и теперь», прозвучала цифра впечатляющих успехов: если при царе на тульской земле был всего один писатель, то теперь на учете областной писательской организации аж тридцать прозаиков, поэтов, публицистов и критиков, рост творческого потенциала – слава великой партии! – аж на две тысячи девятьсот процентов.

Все было правильно, все. Одно разъяснение: до революции на тульской земле работал Лев Толстой. Тридцать его воспреемников канули в Лету безвестными, а цифра, такая впечатляющая, осталась, переходила из доклада в доклад.

ПЕДАГОГИ ЕСТЬ, ПЕДАГОГИКИ – НЕТ

То же самое относилось и к педагогике. По числу остепененных педагогов мы оставили далеко позади весь цивилизованный мир: у нас больше сорока тысяч кандидатов и пяти тысяч докторов от педагогики. У нас единственная в мире Академия педагогических наук, академики и члены-корреспонденты по педагогике, специальные институты, педагогические общества – есть все, кроме Педагогики. Отсутствие Педагогики опустошительным образом повлияло на нашу экономику, привело к бедам и бедности, способствовало нищете как духа, так и тела.

В БОГАТЫРЯХ С ПЕЛЕНОК

Что было в основе? Прежде всего, воспитание в духе преданности тем, кто по красным дням календаря поднимался на трибуну Мавзолея, ибо они были олицетворением и цветом Системы. Каждый шаг ребенка был заклиширован: октябрята – внучата Ильича, пионер – всем пример, комсомол – передовой отряд молодежи.

Шла роботизация подрастающего поколения. Вот и твердили в ответ на призыв: «Юные ленинцы! К борьбе за дело Коммунистической партии будьте готовы!» – «Всегда готовы!». Это девятилетние-то? Худо, видимо, шли дела у партии, если она призывала в помощники играющих в крестики-нолики и в кукол. Детей приучали произносить слова, не вдумываясь в их смысл, ибо никто не мог сказать, как направить детские усилия на защиту ленинского дела; дежурная отговорка об учебе без троек ничего не говорила ни уму, ни сердцу.

Форма, галстуки, сборы отрядов и дружин, слеты, рапорты, стенгазеты, отчеты, старшие пионервожатые, районные, областные, республиканские и Всесоюзная пионерская организации – найдется ли экономист, что прикинет, во что обошлась красно-галстучная говорильня, какую прореху сделала в бюджете? Сюда надо добавить еще и стоимость выпечки диссертаций по истории и теории пионерского движения, да и кошт «теоретиков».

И К ПОДЛОСТИ – ГОТОВЫ!

Хлеб вся эта братия ела недаром. Роботизированные, приложив руку к козырьку, конец рапорта об очередном свершении заканчивали страшной, если вдуматься, фразой:

– Готовы выполнить ЛЮБОЕ задание партии и правительства!

Берлин-53, Венгрия-56, Прага-68, Новочеркасск-61, ГУЛАГ, Афганистан показали: исполнители для ЛЮБОГО задания, исходящего со Старой площади, всегда находились. Все вносилось в летопись славных дел пионерии и комсомола.

Сюда надо добавить еще и подготовку кадров для Системы – в духе беспредельной преданности, настолько беспредельной, что учили предавать отца и мать, брата и сестру, отнимали все самое святое, зато – какая открывалась карьера! Поощрялось одно: исполнительность. Роботы плодили себе подобных, способность самостоятельно думать отправлялась в бессрочный отпуск. Лишь бы не было сомнений в Системе. Поощрялось превыше всего: – Слушаюсь! Будет исполнено!

Целые поколения выкашивались как творцы. Мы пожинаем горькие плоды роботизации: дефицит на умеющих думать, самостоятельно мыслить, принимать решения, брать на себя ответственность. И когда МЕНАТЕП по телевидению заявил, что делает ставку на тридцатилетних, а на сорокалетних только за редким исключением, то вызвал на себя шквал критики: не поспешили ли списать с корабля тех, кому до пенсии еще жить и жить? Увы, большинство сорокалетних уже не в состоянии перестроиться.

Вот вам и Педагогика, вот вам и плоды ее неустанного труда, плоды разорительные. Они усугублялись и еще одним: пестованием трутней. Заниматься трудом до достижения паспортного возраста – ни-ни! Знаем, что скажут нам в ответ на это утверждение генералы и фельдфебели от педагогики: неправда, воспитание зиждилось на общественно-полезном труде.

ТАЙНА БУХАНКИ ХЛЕБА

Действительно, работали и общественно, полезно: и полы подметали, и окна мыли, и морковь пололи, и ученические производственные бригады создавали, и игрушки бедным детям Африки отправляли. Фактически же росли инфантильными, не зная цену труда, не зная – это относилось и к старшеклассникам даже сельских школ, – сколько стоит буханка хлеба.

Педагогика наложила табу на возможность ребенку заработать – такая борьба шла с эксплуатацией детского труда. В богатеющей Америке сын миллионера – в 9-10 лет – шел подрабатывать чистильщиком обуви, родителей радовал первый заработанный им цент, не оказывавший никакого веса в семейном бюджете, но – учитывавшийся. Ассигнования на карманные расходы постепенно снижались: зарабатывай сам. В дореволюционной России прирабатывали и дети купцов, что составляло предмет гордости родителей: добытчики!

В Москве несколько лет назад притчей во языцах стал школьный завод «Чайка»: мастеровитые шли подработать, получали – о, ужас! – зарплату, разрешали себя эксплуатировать. Завод, приносивший прибыль, то закрывали, то открывали. Самый привилегированный класс страны – детей – спасали от труда, на который полагалось смотреть, как на разновидность хобби, на развлечение. Развлечение – то, что превратило обезьяну в человека? Бедный Дарвин, мог ли он предполагать подобное...

КАРМАНЫ ЗАШИТЬ!!!

Педагогика муссировала проблему: что есть карманные деньги? Пыталась вывести – научно, научно! – их сумму, максимальную, превышать которую родителям не полагалось, иначе чадо могло пойти по скользкой дорожке, заняться НЕ ТЕМИ тратами. В пору первой борьбы с пьянством (еще брежневской) предполагалось ввести так называемую раздробительную продажу спиртного в емкостях до 50 граммов – «шкаликами» и «мерзавчиками». Воспрепятствовал союзный Минпрос: а вдруг подросток карманные деньги употребит на «мерзавчик»? Нет, сочли ученые мужи из Академии педнаук, для спиртного, чтоб школу уберечь, подойдет иная тара – четвертями, полчетвертями (четверть – это три литра). И на троих школьникам четверть не «сообразить», уговаривали они тех, кто заказывал посуду. Спокойней же всего было бы педагогам, если бы родители зашили детям все карманы.

Но, благодарение Богу, далеко не все родители по умственному уровню соответствовали докторам от педагогики. Они за то, чтобы их отроки знали, что почем, как достается трудовая копейка, готовят к самостоятельной жизни.

Жизнь – сообщающиеся сосуды: умеющий зарабатывать – умеет и тратить, сводя расход с приходом. Мы не устанем повторять: легко расстается с деньгами тот, кому они легко достаются. Потому и мудро поступают американские бизнесмены: чтобы научить тратить, они прежде учат зарабатывать.

Мы контактировали со множеством западных бизнесменов, в том числе и входящих в элиту мира бизнеса. Всех объединяла продуманность трат, ни расточительства, ни скаредности, все – в меру. Это основательность людей, которым претят мыльные пузыри. Не было ни одного, кто бы не гордился первым заработком в раннем детстве, соперничество шло в одном направлении – кто преуспел в этом раньше. И президент США не скрывает праздничного настроения, вызванного первым центом внука.

ПЕШКОМ – НА ЭМПИРЕИ

Из арсенала нашей педагогики выброшено слово «практицизм»; она же вся устремлена в мечту: «Надо мечтать, мы дети «великого времени». Заземленность – фи, это так буднично! Детей оберегают от будничного, заставляют витать в эмпиреях. Они – подыгрывают своим прекраснодушным наставникам, а анонимные социологические опросы стреляют в старых дев от воспитания: предел мечты для старшеклассниц, о чем уже говорилось, – валютная проститутка, для юношей – рэкетир. Уважающие себя ученые, придя к такому выводу, стреляются. Наши же свои провалы сваливают на тлетворное влияние Запада.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ СТРИПТИЗ

У нас запретительная педагогика, у нас запретительная экономика, символ нашего государства – в слове «НИЗЗЯ!» Мы семьдесят лет на удивленье всему деловому миру пытались обхватить себя руками и приподнять. Какое же пугало наша пресса, милиция и педагогика пытались сделать из так называемых фарцовщиков, в чем их только не обвиняли: и в отсутствии чувства патриотизма (ах, какие патриоты восседали в Кремле! Им бы со стыда сгореть за содеянное – а даже не покраснеют), и в пособничестве акулам капитализма, и в клевете на героев нашего времени, первопроходцев и строителей БАМа. Фарцовщиков ставили на учет в детских комнатах отделений милиции, доводили до сведения треугольников на работе, что сын иль дочь их сотрудника запятнал честь пионера, у их ребенка нет никаких идеалов. Перспективным специалистам ломали карьеру, делали невыездными: взрастили фарцовщика! Естественно, и парторганизация не дремала, устраивала стриптиз под названием «персональное дело».

Как же мы благодарны и прессе, и горе-педагогам, и милиции, что не смогли ликвидировать фарцовщичество как явление! Прошедшие университеты фарцовки оказались весьма перспективными бизнесменами, в МЕНАТЕПе они зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. Их не надо учить операциям с валютой, они тонко чувствуют конъюнктуру рынка, психологию клиента, у них нюх на прибыль. Они знают, что бизнес требует взаимной точности и обязательности, продуманного риска и осторожности, что на репутации бизнесмена не может быть и пятнышка. Мы не идеализируем их, тем более – в семье не без урода, каждый из них бывал бит в юности, прекрасно усвоил, как и чем караются нарушения правил игры.

ВКУС ПРИБЫЛИ

«Мир чистогана! Где наши идеалы?! Поклонение золотому тельцу! Это аморально!» – громы и молнии у нас запускать умеют. Умеют и запретить, руководствуясь, конечно же, самыми лучшими намерениями: спасали неокрепшую душу, А душа, познавшая вкус прибыли, спасаться не жаждала, уходила в своеобразное подполье.

Педагогини прорицали: у фарцовщиков ничего святого, их ждет незавидная судьба, останутся неучами, попадут в профессиональные уголовники.

ФАРЦОВЩИК ПАШЕТ НА ДЕРЖАВУ

Фарцовка действительно помогла подросткам найти призвание, самоопределиться. Бросали школу? Бросали. А потом понимали: чтобы процветать на ниве бизнеса, надо учиться, надо знать финансы, иностранные языки, технику, нужна специализация. Вуз выбирали осознанно, преподавателям приходилось с ними нелегко: фарцовщики оказались весьма требовательными студентами, осваивали предмет до тонкостей. Стимулировала жажда прибыли, богатства. Успевали и учиться и работать. Время, вложенное в учебу, воздавалось сторицею, в день имели больше месячной зарплаты своей профессуры. Что нам в них особенно импонирует: усвоили, что время – деньги, они основательны и конкретны, умеют планировать день и готовить операции. Они не торопыги, они – профессионалы, дельцы, но не деляги, они – то, о чем писал Ленин, – цивилизованные кооператоры, цивилизованные бизнесмены. Вот вам и фарцовщики! Они – в команде предпринимателей, горят желанием разбогатеть, иметь собственное дело, и так попадают в ряд спасателей экономики. Дайте им развернуться – и не будет обидно за державу.

ЯВЛЕНИЕ ДЕТСКОЙ БИРЖИ

Хвала им и за то, что пионер ныне пошел другой: и бизнесменствующий, нацеленный на заработок, прибыль, богатство, и целенаправленно идущий к намеченной цели. В моде среди них, говоря их языком, шустряки, умеющие подсуетиться. Они не брезгуют никакой работой, и газетами торгуют, и лобовые стекла легковушек моют за пять-шесть секунд, становятся и курьерами, и грузчиками. Попробуйте сказать им, что они лишены детства, что их эксплуатируют, попытайтесь оградить их от «тлетворного» влияния денег. Их поезд ушел – в рынок. Школьники покупают, перепродают – и друзьям, и одноклассникам, и – о, ужас! – педагогам. Идет процесс коммерциализации отношений, это из породы детских болезней, не видим в нем ничего страшного. Нас и растрогала и порадовала информация из «Курантов»:

«БИРЖА ТРУДА... ДЛЯ ДЕТЕЙ

В Москве открылась не имеющая аналогов в стране и даже, пожалуй, за границей, биржа труда для детей – «Класс-биржа» (ул. Александра Невского, 4, Дворец пионеров Фрунзенского района, 4-й этаж). Ее генеральным директором стал 15-летний московский десятиклассник. Однако их деятельность ни в коем случае не должна восприниматься как игра. Наоборот, юные биржевики относятся к своему делу вполне серьезно. «Наша биржа рассчитана на детей, готовых к труду, причем возраст не имеет значения, а переговоры с родителями мы берем на себя, – сообщил директор «Класс-биржи». – Всего за несколько дней нашей работы за услугами обратились 100 детей и около 15 организаций, заинтересованных в такой рабочей силе, как ребята. Большую помощь нам оказывают спонсоры».

Итак, рынок не пугает подрастающее поколение, а значит не все пока потеряно.

Мы искренне пожалели, что в наше время не было и не могло быть ничего подобного. Значит, гарантия: не будет инфантильных, рынок взялся и за педагогику. С чем ее и поздравляем. Мы не знаем, выбьется ли в высший свет бизнеса пятнадцатилетний директор (в бизнесе, как и в театре, счастливых дебютов куда как больше, чем счастливых актерских судеб) – мы приветствуем ЯВЛЕНИЕ детской биржи народу.

ПОТРЕБНОСТЬ К БЕДНОСТИ

Весть о создании детской биржи, надо полагать, была встречена в стане педагогов как скорбная, трагическая, знаменующая конец того, чему они поклонялись и идолопоклонствовали. И ведь ни один из них не берет на себя ответственность за то, что у нас сегодня происходит. Уроки литературы (когда-то они именовались уроками изящной словесности) должны были бы быть и уроками нравственности, морали, гражданственности. Что внушалось? Лейтмотив один: бедность – не порок.

Пороки общества выводили из богатства господствующих классов, богатые и богатство предавались анафеме. Стыдливо обходили вопрос: а бедность государства, бедность трехсотмиллионного народа – неужели тоже не порок? Школа вырабатывала потребность в бедности. Чтобы стать бедняком, не требовалось прилагать никаких усилий. Зачем работать, если бедняком можно стать, не работая? Взращены целые поколения, которые ничего не хотят, которые привыкли только получать. Боимся, что у миллионов эта привычка стала неизлечимой.

КАК РАСШЕВЕЛИТЬ ЗЕТУ ИГРЕКОВНУ?

Была у нас одна сотрудница – назовем, ее Зетой Игрековной. Пришла по рекомендации, по уровню много выше среднего. Мы ей дали зарплату раза в полтора больше той, что она имела на старом месте. На неделю-другую она взбодрилась, но запал пропал. Решили еще поднять зарплату – она это восприняла как должное и... вообще перестала работать.

ЧЕРТА БЕДНОСТИ, НОРМА БЕДНОСТИ

О ней не стоило бы вспоминать (ну, ошиблась, освободилась), если бы Зета Игрековна была в одном экземпляре. Есть черта бедности, но в сознании многих застряла и норма бедности, превысив которую они уже считают себя Ротшильдами и почивают на лаврах бездействия.

СВЕДЕМ ЛИ МЫ СО ШКОЛОЙ СЧЕТЫ?

Так что у нас со школой свои счеты. Работай она иначе, успехи МЕНАТЕПа были бы едва ли не на порядок выше: земля под предпринимательство отведена, но почва для сева далека от совершенства, фактически только-только поднимаемая целина: поколение, которое ничего не хочет – не хочет и богатства. Для него нормальна атмосфера вечных нехваток, очередей, дефицита самого необходимого, а излишки – категория Зазеркалья. Хорошо работать иным мешает хорошее... знание истории. Имеет хождение такая точка зрения: мы не столь отважны, чтобы жить зажиточно. Кто даст гарантию, что не придет какое-то новое ОТНИМАТЕЛЬСТВО, наподобие ГКЧП, и не острижет всех под гребенку бедности?

ОТНИМАЮЩАЯ ВЛАСТЬ

Советская власть только то и знала, что отнимать. В 17-м отняла право на частную собственность, в 30-м – раскулачила, в 56-м – заморозила займы, чуть позже – отняла коров и вырубила сады, в 1985-м, борясь с нетрудовыми доходами, разрушила даже двух-трехметровые теплицы. Не было ни одного десятилетия без грабежа, освященного и проведенного государством. В тридцатом за слепую кобылу раскулачивали и отправляли на Соловки. В «Волге» мотор мощностью в 70-80 превосходных жеребцов. Конфисковывались дома – где гарантия, что не будут отниматься дачи? Еще до войны были национализированы все жилищные кооперативы, в таком качестве они просуществовали меньше десяти лет, деньги не вернули. За замороженные займы – ни копейки процентов, это беспрецедентно. За такие настроения счет не школе, а самому грабительскому государству из всех существовавших когда-либо на Земле. Крепостных так не обирали, как тех, кто свято верил:

Читайте! Завидуйте:

Я гражданин

Советского Союза!

Завидующие не знают, как справиться с наплывом граждан из державы, преуспевшей лишь по части самославия…

МЕНАТЕП И НРАВСТВЕННОСТЬ

Со страниц одной из массовых газет летом 1991 года прозвучало обвинение МЕНАТЕПа в безнравственности. Поводом послужила информация о том, что МЕНАТЕП скупил территории нескольких пионерских лагерей, чем лишил красногалстучных прав на отдых. Заявляем во всеуслышание: будь наша воля и представься такая возможность – мы бы не оставили на территории страны НИ ОДНОГО пионерского лагеря. Безнравственно иметь такие пионерлагеря, безнравственно предоставлять детям отдых в таких заведениях.

А. П. Чехов как-то признался: в детстве у меня не было детства. Ему просто несказанно повезло, что он не бывал в пионерском лагере, иначе – уверены! – признание было бы еще более горьким.

Летом у авторов этой книги тоже не было детства, были пионерские лагеря, самый чудовищный из которых «Артек» – монстр по производству, так называемых, активистов.

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛЕЗНЫЕ БАКЛУШИ

Заранжиренная жизнь военизированно-тюремного покроя, бесконечные линейки, смотры, доклады, политинформации, речевки («Всем, всем, всем, приятного аппетита!» – хором, кто громче), скандирование («Позор американским империалистам, обижающим детей Африки»), битье общественно-полезных баклуш, образцово-показательные сборы – отрепетированная показуха, когда никого не интересовало, что подросток думает, главное – что он должен говорить. Детей заставляли провозглашать здравицы в честь слезливого сановного Бровеносца. Все это, вместе взятое, – университеты сплошного лицемерия. Ночью, когда вожатые-надзирательницы поспешали на секс-отдых, в комнатах воцарялся культ кулака и действовало право сопливого сеньора.

В ДУХЕ БЕСПРЕДЕЛЬНОЙ ПРЕДАННОСТИ

В пионерлагерях ломалась душа, проходила обкатку будущая номенклатура из числа юных патрициев, ходивших пешком только туда, куда пешком хаживали – в туалет. Все это называлось отдыхом, дотировалось государством, ибо стоило безумно дорого. Зато все по плану коммунистического воспитания подрастающего поколения в духе беспредельной преданности бессмертным идеям и идеалам марксизма-ленинизма. Отдых – детский! – был заполитизирован до предела. Не обходилось и без трагедий. Одного нашего хорошего знакомого вызвали в пионерлагерь:

– Забирайте своего сынка, он безобразно себя ведет.

– ?!?! Этого не может быть!

– Еще как может! Весь отряд хором твердит: «Мы больше всего на свете любим дедушку Ленина!», а ваш отказывается. Он, видите ли, больше всего на свете любит своего папочку!

Можно ли после всего этого не предъявлять счет казарменно-пионерским лагерям? Да просто безнравственно их оставлять!

РАСТОЧИТЕЛЬСТВО НИЩИХ

Мы жили в нищей стране, занимавшейся расточительством. У нас годами пустовали правительственные дачи, хотя обслуга исправно получала зарплату, завозилось продовольствие («А вдруг барин пожалует?»), которое списывалось, а уж если откровенно – разворовывалось. Изнывала от безделья охрана. Девять месяцев в году бездействовали – не приносили доход – и пионерские лагеря, расположенные в самых живописных местах. Считалось, что иначе и быть не может, любое посягательство на все, связанное с детством, шло по рангу святотатства. А что под этой маркой шел самый натуральный грабеж, не работало на прибыль то, что просто обязано работать, – это в расчет не принималось. Сейчас взялись за индустрию отдыха. Детский отдых – давно назрело – нужно передать в руки предпринимателей, иначе на лето мы опять будем лишать детей детства. Здоровее, познавательнее, интереснее – все, больше ничего не надо.

КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО?

При изучении творчества Некрасова, открывался широкий простор для сопоставлений. Кому на Руси жить хорошо? Да уж никак не купчине толстопузому, не предпринимателю, а народному заступнику Грише Добросклонову. Некрасов был под сильнейшим влиянием революционных демократов Чернышевского и Добролюбова, едва ли не самых известных в то время радетелей за народ. Но ведь что такое народный заступник? Фигура былинно-сказочная и беспрограммная, не имеющая никакой программы, одни лозунги.

Странная все-таки страна Россия. Ни в одной другой, у которой история ничуть не беднее, если не богаче, не произносилось столько высоких слов, сколько в нашей, ни у одной не было столько народных заступников, сколько у нас. ТАМ не говорили, а дело делали, там и были по-настоящему народными заступниками, способствовали росту благосостояния. Ни у кого не было столько рыцарей пышной фразы, как у нас.

ЗАСТУПНИК ПОД ГРАДУСОМ

Некрасов, поэт по призванию, предприниматель по натуре, человек оборотистый, хваткий, умевший и любивший заработать, карточный игрок и кутила, за привязанность к Чернышевскому и его единомышленникам заплативший созданием образа Гриши Добросклонова, сам в народных заступниках не был, жил явно не по-добросклоновски. Говорится это не в укор ему. Не он первый, не он последний, чьи помыслы расходились с делами, просто констатация факта. Как поэту цену себе он знал, трезвое отношение к себе помогло ему найти себя – в оппозиции. Имя на отрицании заработать куда проще и легче, чем на созидании. Мы и сегодня грустим оттого, что в парламент много въехавших на криках «Долой!» и оказавшихся голыми королями на министерских креслах.

Много мудрее оказался персонаж из «Русского леса» Л. Леонова профессор Грацианский, который сделал себе имя на погромах своего научного противника профессора Вихрова. Бил его всю научную жизнь, но не добивал, соразмерял силу удара, иначе самому идти на освободившийся трон. А без конструктивного багажа, без созидательной идеи ждало полное фиаско. Потому и был Грацианский заботливее всех к Вихрову: весьма прибыльным оказалось критиканство, тем и благоденствовал, зарабатывая несравнимо больше оппонента. Да в оппозиции выгоднее, не за что отвечать.

И в литературе, и в политике зачастую выгоднее идти не в ногу с официальной властью, на этом делать капитал моральный и материальный. Если бы тот же Некрасов написал лишь оду Муравьеву-вешателю, об этой оде никто бы никогда и не вспомнил: мало ли верноподданнической лирики? Но ода из-под пера мятежного стихотворца – это уже из разряда сенсаций.

Мятежность стала для поэта профессией, на этом он сделал паблисити, а жизнь прожигал, как и «несчастненькие» из поэмы «Кому на Руси жить хорошо». Персонажи, несмотря на всю внешнюю непохожесть, в чем-то автобиографичны – в потребительском отношении к жизни.

Некрасов был слишком трезв, холоден и расчетлив, чтобы не понимать: не спасут Русь упованья на народного заступника. Как утверждает энциклопедически образованный доктор филологии В. Лакшин, Некрасовым обдумывалась еще одна часть, где содержался бы ответ. И, по некоторым мемуарам, он был таков: «Кому живется весело, вольготно на Руси?» – «Пья-но-му».

В этом ответе, полагает критик, глубокий человеческий сарказм, такая некрасовская боль! Трагическая ирония...

БИЗНЕСМЕН – НАРОДНЫЙ ЗАСТУПНИК

И совсем в русле традиций русской классической литературы выпад В.Лакшина в, надо полагать, предпринимательский корпус: «Сегодня на этот вопрос можно отвечать лишь с еще пущей иронией: весело и вольготно может житься на Руси только тому, кто не печалится о судьбе России». (Газета «Россия», № 48,1991 г.).

У каждого свое предназначение: кому-то профессией стало печалиться о судьбе России, профессия бизнесмена – богатеть. Но если вдуматься, народные заступники – предприниматель и только предприниматель, народу помогают резким подъемом его благосостояния, на что печальники не способны.

Школа утаила правду о Грише Добросклонове, преподнесла еще один прекраснодушный миф. В такую школу мы, как бизнесмены, не намерены вкладывать капитал, не хватало еще и нам плодить профессиональных плакальщиков и печалящихся. И это – в высшей степени нравственно: Русь устала от словес, истосковалась в ожидании Дела и людей Дела. Но к этому надо готовить с детства. Как это и принято на Западе.

ОТКРОВЕНИЯ С ТОГО БЕРЕГА

Чтобы нас не упрекнули в предвзятости, мы решили привести откровения дочери богача с ТОГО берега, журналистки Лоис Фишер-Руге, бывшей спичрайтером президента Джонсона («Литературная газета», № 45,1991 г.):

«Я выросла в очень богатой семье. Богатой ее сделал мой отец. Его молодость пришлась на трудные времена – был Великий кризис, и, чтобы учиться в колледже, он подрабатывал официантом, а одно время даже – профессиональным футболистом. Своего добился – стал адвокатом. Много работал. Потом ушел в бизнес.

Он стал скупать вокруг своих фабрик землю и сажать там деревья. Одноэтажные фабричные корпуса оказались в лесопарковой зоне. Расчет был такой: 1/7 часть – производство, 6/7 – парк. Жилье для рабочих – тоже в парке. Он сделал ставку на условия труда и быта. И – не проиграл. К нему поехали люди. Они дорожили своим рабочим местом. А он дорожил ими. И чем лучше они работали, тем чаще отец модернизировал фабрики и тем больше он вместе со своими рабочими богател.

Знаете, сколько часов в сутки он работал? 15! Все семь дней в неделю».

О «ЗВЕРИНОМ ОСКАЛЕ»

Вот вам и «звериный оскал» современного капиталиста, образ которого дневал и ночевал в наших средствах массовой информации: хочешь быть богатым – дай заработать, дай разбогатеть подчиненным. Но продолжим исповедь дочери мультимиллионера:

«Я же начала работать с 14 лет. Отец хотел у меня и моей сестры сформировать особый образ мышления. Как? Он не советовал нам работать за деньги. Ничего не запрещал и ни на чем не настаивал. У нас так было принято. Кстати, такое вообще характерно для американского воспитания – ребенок привыкает с раннего детства принимать самостоятельные решения.

Вот и я в 14 лет решила помогать детям-инвалидам. Подавала им, убирала за ними, как санитарка. А в 15 лет уже работала в интернате для юных преступников. И тоже не за деньги. Какой стимул? Я чувствовала себя нужной. В 16 лет разрешили работать в госпитале для престарелых – я там ведала библиотекой, читала пожилым людям книги.

Училась я в Нью-Йорке в женском колледже, стала политологом, работала в организации «Форум за мир», писала статьи. Потом четыре года в аппарате президента Джонсона – готовила материалы для его речей. А затем ушла в журналистику».

ИЗ КОТЛА ГЕГЕМОНА

Санитарка, работница интерната для юных преступников, библиотекарь госпиталя для престарелых (у нас это именуется домом престарелых), да с такой анкетой – Лоис Фишер-Руге, не подкачай она с фамилией явно еврейских корней, сделала бы карьеру и у нас: поварилась в котле гегемона, не гнушалась самой черной работы. Если бы еще не миллионерское происхождение...

НАПЕРЕГОНКИ САМА С СОБОЙ

Знающие Лоис журналисты поражаются ее трудолюбию: чем больше она зарабатывает, тем больше она работает, словно бежит наперегонки сама с собой, за что в первую очередь благодарна отцу-богачу.

С пеленок она росла в атмосфере перенапряжения, что и было нормой жизни. И она видела зримые плоды труда, начисто лишена настроений иждивенчества.

БОГАТСТВО КАК СОЗИДАТЕЛЬ

В СССР столько времени кляли богатство, со всех трибун говорили о том, что оно – главное исчадие зла, закрывая глаза на то, что богатство – созидатель, что богачи – это настоящие герои не капиталистического, а просто труда. Сравнение – по производительности труда. Капиталистическая многократно превосходит. А лучше живет та система, в которой лучше трудится.

РАЗВРАЩЕНИЕ БЕДНОСТЬЮ

У прозаика Виктора Астафьева, известного тем, что он не держится ни правого, ни левого политического берега, чурается всяких группировок, потому как привык жить своим умом и не держать нос по ветру, – вырвалось утверждение: «БОГАТСТВО РАЗВРАЩАЕТ, НО РАЗВРАЩЕНИЕ БЕДНОСТЬЮ ЕЩЕ СТРАШНЕЕ». В подтверждение развращающей силы богатства он приводит аргументы: в поисках бешеных денег (шкурка соболя на черном рынке – до тысячи рублей, ведро брусники – по 200) идет разбойное наступление на природу: зверька под корень, ягоду – с корнем, и все – в погоне за легким длинным рублем. И никак не остановится браконьер.

К ВЕТРУ ГОЛОВОЙ

Думается, маститый писатель в полемическом задоре пошел на подмену понятий: развращает не богатство, а та легкость, с которой можно нарушать любой природоохранительный закон: «Ставят от трех до пяти ловушек на лосей, до тысячи капканов на соболя, выбивают оленя... Волосы дыбом!

Природа очень ранима: из 100 синичек в год погибает 7-8 птичек, потому что эта птица не научилась поворачиваться к ветру головой и быстро заболевает воспалением легких. А тут еще хищным зверем на природу обрушивается человек. Люди... грузят свои вездеходы, мотоциклы, «уазики» «газики» на баржу – и вся эта армада несется в лес. Я, – сокрушается писатель, – как-то пролетал над тайгой на вертолете, вниз больно было глядеть: вся эта моторизованная братия расползается по тайге, как тараканы. Обогащаться!»

И тут же писатель противоречит сам себе. Оказывается, до обогащенья далеко: «Мотор «Вихрь» больше двух тысяч стоит, бочка бензина – 1000 рублей, гайка какая-нибудь нужна – две сотни, а то и больше гони». Выходит, преступать закон вынуждает самый заурядный дефицит, приведший к скачку цен, а не стремление к богатству. Писатель с этими «обогащающимися» готов даже примириться, они хоть что-то делают, шевелятся. А вот тех, что бахвалятся бедностью и пальцем о палец не стукнут, чтоб не ходить под ее знаменами, развращенных сиденьем на печке, а потому бедных, Астафьев просто не приемлет. Благодаря лежебокам пришли «судороги»: мы откатились назад в тринадцатый, даже нет – в девятый век... Надо все равно работать» («Рабочая трибуна», 30 ноября, 1991 г.).

РАЗВРАТ БЕСПЛАТНОСТЬЮ

У любителей собак есть примета: собаку, если ты хочешь, чтобы новый хозяин относился к ней по-человечески, ни в коем случае нельзя дарить, можно только продать, хоть за пятиалтынный. Тогда она – это отложится в подсознании – будет приобретена, а не достанется даром. Новый владелец станет бережнее к ней относиться. То же самое касается и к любой другой живности. Психологически этот феномен (пятиалтынный – 15 копеек – разве деньги?) легко объясним: запоминается сам факт столь выгодной сделки, на животное смотрят не как на подачку, а как на покупку.

Мудрые люди придумали и продумали этот обычай. Они учли, что все бесплатное разорительно. Бесплатная медицинская помощь привела нас к провалу здравоохранения, снижению продолжительности жизни. Не будем касаться того аспекта проблемы, что медицина требовала ассигнований из бюджета, была бесплатной лишь номинально. Мы на весь белый свет раструбили о бесплатности медобслуживания как об огромном социальном завоевании, не подозревая, что тем самым ввергли народ в беду.

ДОРОГО-МИЛО, ДЕШЕВО – ГНИЛО

Есть такая пословица: дорого – мило, дешево – гнило. Наша бесплатная медицина сгнила на корню, это было запрограммировано установкой на, так называемую, бесплатность. Это могло себе позволить – но не позволило! – только богатое государство, даже очень, очень богатое.

Шел разврат народа бесплатностью, к медицине стали относиться потребительски. В России дореволюционный врач, особенно сельский или провинциальный, был фигурой (чеховский Ионыч тому подтверждение), жил в достатке. Советский врач брался за пять-шесть ставок, ему спать было некогда, зарплата шла нищенская. Ни о каком повышении квалификации, росте – и речи не велось. Наши врачи-эмигранты на Западе абсолютно не котируются.

ДИПЛОМ ЕСТЬ, ДОКТОРА НЕТ

Известен случай: уехала дама с дипломом доктора медицинских наук, в Штатах с трудом устроилась мойщицей посуды в ночном кафе. То-то было радости нашим контрпропагандистам, когда факт этот стал достоянием гласности: вот он, хваленый капиталистический рай, вот как издеваются над такой величиной, как пренебрежительно относятся к советскому диплому, выданному Высшей аттестационной комиссией! Вот они, права человека по-американски!

Но американцы действительно боролись за права человека. Они выяснили: диплом доктора медицины есть, доктора – нет. Сановную даму никак нельзя допускать к врачебной деятельности. Это было предельно гуманное решение, защищающее именно право человека на лечение – но только не неучами.

БЕЗДЕЛЬНИКИ НА ДОТАЦИИ

У нас появилась многомиллионная категория любителей побездельничать за казенный счет: получить больничный, лечь в больницу было легче легкого. Предрасположенный к радикулиту ехал на рыбалку или охоту, не принимая никаких мер предосторожности, потом месяц-два бюллетенил. За пренебрежительное отношение к своему здоровью расплачиваться он заставлял государство: по больничному ему платили сто процентов, к нему домой приходил врач, медсестры, массажистка. Дурь, иначе это назвать нельзя, вынимала из бюджета кругленькую сумму.

Если бы означенный рыбак знал, что за все придется расплачиваться из своего кармана, он бы вел себя иначе.

На Западе работник постарается в больницу не попасть: разорительно, гораздо дешевле предельно внимательно относиться к своему здоровью. Ценится тот врач, пациенты которого не болеют.

Бесплатное – значит, ненужное. Именно такое отношение в России к медицине. Последствия – катастрофические. У нас масса больниц, в так называемых, приспособленных помещениях, в которых добрый хозяин скотину побоится оставлять, – все рушится.

Бесплатностью мы довели народ до того, что выстраиваются очереди на больничную койку.

ДОСТИЖЕНИЕ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

Бесплатность преступна, ибо она разорительна – это в любой области жизни. У нас бесплатное образование, обязательное среднее. На школы спущен план: сколько приняли в первый класс – будьте добры столько же и выпустить. Приходится во имя статистики за уши тянуть неучей к аттестату о среднем образовании, хотя они застряли на уровне «дважды два – пять». Идет профанация обучения и в высшей школе, потому что и там фактически бесплатность, порождающая удивительные перекосы: сапожником быть выгоднее, чем профессором.

ДАНАЙСКИЙ ДАР

В какой еще стране академик прикидывает, хватит ли зарплаты до получки?

Наше высшее образование фактически перестало им быть по причине дешевизны и общедоступности: дипломированных много, специалистов не хватает. Делая упор на бесплатность, мы никогда не станем богаты. Бесплатность сродни данайскому дару.

ВЫГОДА ДОРОГОВИЗНЫ

Где лучше ребенку: в классе на пятьдесят человек или в группе, где 8-10 учеников? Какой детсад вы предпочтете: где наполняемость группы 25-30 детишек, или тот, где 8-10? Выгоднее то, что дороже.

Возникает вопрос: а как же тогда с социальной защищенностью населения? Не получится ли, что у одних будет все, у других – ничего. Где же равенство?

САМ СЕБЕ АЙБОЛИТ

Мы не замечали нищеты, потому что все жили одинаково плохо. Стоило появиться социальному расслоению, новым ориентирам, мы вдруг спохватились: а почему они живут гораздо лучше, чем мы? И первое поползновение образца Октября семнадцатого года: уравнивание, низведение до самого бедного, нищие, как и мертвые, сраму не имут. Отнимать куда легче, чем давать, зарабатывать самим. Мы все еще в ожидании: вот придет добрый доктор Айболит, принесет лекарство исцеления от нищеты. Не придет. Не принесет.

Каждый из нас сам себе Айболит. Уповать приходится на новые структуры, новых людей, если хотите, на МЕНАТЕП.

Не придет благоденствие, если не поймем, что за все надо платить. Платить учителю. Врачу. Слесарю-сантехнику (не за приход, а за то, чтобы так сделал, что отпала на долгое время надобность в его появлении). У нас сапожник заинтересован в том, чтобы ботинок, отремонтированный им, завтра же развалился, чтобы вы снова стали его клиентом.

АНТИМИР, АНТИМИР

Мы живем в антимире, у нас все наоборот. Сделайте транспорт бесплатным – он вообще перестанет ходить, встанут на прикол и автобусы, и троллейбусы. Если вы заплатили за билет на самолет нормальную (по международным стандартам) цену, и экипаж знает, что за опоздание из пункта А в пункт Б вы потребуете компенсацию, превышающую стоимость билета, у вас почти стопроцентная гарантия, что вы улетите и прилетите вовремя.

Я плачу деньги, милостивые государи преподаватели, будьте добры, сделайте из моего неслуха человека. Я пришел в ресторан – у меня должна быть гарантия, что меня за мои деньги не отравят. Когда я плачу, я имею, я покупаю право получить от вас качество. А когда все бесплатно, требовать образцового обслуживания никто не имеет права, остается только благодарить и кланяться, кланяться униженно и благодарить, уповая на нечто абстрактное, именуемое совестью.

СОВЕСТЬ, КАК ДЕНЬГИ

Совесть как деньги: если она есть, то есть, а нет – так на нет и суда нет. Деньги – инструмент требовательности и контроля, сделаешь плохо – останешься без клиента. Быть богатым выгодно, пропадет зависимость, предоставлена возможность стимулировать тех, кто работает на вас.

БОГАТСТВО СОКРАЩАЕТ РАСХОДЫ

Как это ни парадоксально звучит, богатство сокращает расходы, экономит время, давая возможность увеличить доходы. Богатство – категория самоокупающаяся, если, естественно, попадает в умные руки. Дурак прокутит достояние всего человечества. Умный станет тратить, получая и приобретая.

ЗАБАСТОВКИ ФИНАНСИРУЮТСЯ ИЗ ГОСБЮДЖЕТА

Бесплатное обслуживание – это наподобие забастовок за рубежом. Приходят на работу – и ничего не делают, у нас в бесплатных сферах жизни так бастовали десятилетиями. Только в СССР государство финансировало... забастовки.

Переход от бесплатности к платности – явление болезненное, но необходимое, выгодное, ибо ведет к снижению непроизводительных затрат. У нас же все общество фактически работало бесплатно, союзный министр получал на уровне американского безработного. Нищенской платой богатство всенародное не создается. Нестимулируемый труд – подневольный труд. Разорвать этот порочный круг в состоянии только одно: обогащение.

Америка живет богаче, потому что на условно взятую единицу труда производит больше общественно-полезного продукта. Богатство минимизирует траты. Оно не может себе позволить роскоши ставкой на бесплатность. У нас десять человек делают, условно, то, что в Штатах один. Им нужно, как минимум, десять ботинок, десять костюмов, десять обедов – затраты на содержание одного, но высокооплачиваемого работника куда ниже, чем на содержание десятерых. На осознание этой азбучной истины нам не хватило и семидесяти лет.

КРЕПКИЙ МЕНАТЕП И ДОМАШНИЙ ТЫЛ

Мы привыкли к гигантомании, чтобы «наше» ассоциировалась с «самый-самый». Наш телевизор – самый громоздкий в мире. Наш автомобиль – самый неэкономичный в мире.

Все круто изменится, когда наш человек станет самым прибыльным в мире. Это реально при новой Системе. Она создается не косметическим подновленьем старой, а на ее обломках: все новое, начиная с фундамента и образа мышления.

МЕНАТЕП в старых структурах просто немыслим. МЕНАТЕП, не дожидаясь официального «добра» на переход к рыночным отношениям, начал именно с них, зажег зеленый свет материальному благоденствию сотрудников. МЕНАТЕП крепит семьи, в которые пришел достаток. МЕНАТЕП помогает детям своих сотрудников расти крепче и интеллектуальнее, для них открыты двери частных гимназий, лицеев, спортивных комплексов. Дети получили и возможность лучше одеваться. Имея крепкий домашний тыл, наши сотрудники получили возможность отряхнуться от забот, на работе жить только работой, тем самым еще больше улучшая свое материальное положение. Спираль распрямляется в сторону со все растущим знаком «плюс», едва ли не по всем жизненным параметрам..

ЖИЗНЬ – КОПЕЙКА

С трудом придет и достаток, с ним придет и богатство, заработанное трудом, не противоправно добытое, оно никогда никого не развращало и не развратит, не станет спускаться за бесценок. Кстати, и криминальный элемент ведет себя по-разному.

Удачливый вор, «взявший хату», сбывает добычу фактически даром, хотя и имеет представление о ее реальной стоимости. В его интересах максимально скорое избавление от улик. Шальные деньги спускаются до очередной «хаты». Идущие по 147-й статье УК (за мошенничество) куда прижимистее, живут, как правило, не завтрашним днем, а чуть подальше. «Цеховики» и другие спецы по хозяйственным преступлениям при распределении доли торгуются и из-за сотой доли процента. Труд цеховиков напряжен и опасен, жизнь волчком, спину нельзя показать никому, нож точат и конкуренты, и рэкет, и милиция.

ИСКЛЮЧЕНИЯ – В ПРАВИЛО?

История знает немало случаев, когда купцы пускались в загулы, выходили из них босы и голы, в считанные дни расставались с тем, что наживали годами, выходит, не ценили кровно нажитое? Далеко мы уедем, если станем изучать историю не по правилам, а по исключениям из правил.

Были и загулы, и нрав кому-то хотелось показать. Хотя в ту пору и не было слова «стресс», но он же существовал, его снимали – каждый по своему разумению. Купеческие замашки есть и у наших рыбаков. Придя с путины, снимают кабак, как они выражаются, гудят до последней копейки – это еще не доказательство, что прогуливали шальные деньги. Видывали мы в Калининграде картинку: цугом едет пять-шесть такси. В головной машине – рыбак, во второй – его левый ботинок, в третьей – правый – опять-таки исключения из правила. Это же все из анекдота: в ресторане подвыпивший гость спустился в гардероб, дал номерок с чаевыми: «Пальто нэ надо!»

О ЦЫГАНКАХ И РУКОВОДСТВЕ МЕНАТЕПа

Давайте судить о богатых и о богатстве нормальными мерками. Один из нас в состоянии – черта характера? – дать швейцару ресторана четвертной. А второй не даст и рубля, и ему наплевать, если его про себя назовут скрягой. И вообще он считает, что для пользы дела лучше быть скрягой, чем транжирой, за что – хочется верить – его по достоинству оценят акционеры. И он не такой уж отсталый, прекрасно знает, что часто копеечная экономия приносит тысячные убытки, в делах этого себе никогда не позволит, а подачек, каковыми считает четвертной швейцару, не дает. Никогда и алтына нищему не подал, относится к ним с брезгливым презрением: у тебя есть силы стоять с протянутой рукой? Есть. Тогда – ра-бо-тай!

Цыганки, тонкие психологи, встретив нас вместе, чувствуют, с кем можно заговорить, а с кем – бесполезно. И к тем же цыганкам у второго отношение однозначное – тунеядки. И он полагает (надо думать, не без резона): государство обдирает меня как липку в качестве налогоплательщика, с какой же стати еще кто-то будет покушаться на мой доход? И вообще его мнение: если широта души категория прибыльная, то можно позволить себе быть широким, а если себе в убыток, то ни к чему. Личные сбережения каждый может тратить по своему усмотрению, а вот деньги акционеров – любят счет и приращенье. Если будет думать и вести себя иначе – может быть досрочно созвано собрание акционеров с оргвопросом. Акционер пошел сметливый, отличает представительские расходы от мотовства. Как видите, в данном отношении мы чуть ли не антиподы. Это нас отнюдь не разъединяет.

КУХАРКИ ДЛЯ АГИТКИ

Ленин говорил о кухаркиных детях, что они будут управлять государством. Это был броский пропагандистский лозунг. Кухарок он не замечал с детства, относился к ним, как – к кухаркам. Все его окружение было буржуазно-интеллигентским, кухаркины дети исполняли роль пряностей для супа: суп становился духмяным, а калорийность, т. е. основную ценность, давали другие компоненты. Сталин, сам сын сапожника и прачки, воспринял ленинскую агитку буквально. Ненавидевший интеллигентов, он поспешил с ними расправиться и окружил себя кухаркиными детьми, начиная с Политбюро, пропуск в которое даровало только рабоче-крестьянское происхождение. На то, что Молотов из приказчиков, закрыл глаза: он был уверен в собачьей преданности Молотова, поскольку имел на него достаточно компромата, в том числе и связанного с происхождением.

К власти пришли поколения лакеев. Лакей, если чуть перефразировать известное выражение, останется лакеем, хоть ты осыпь его должностями, всегда будет смотреть в рот вышестоящему, тем он и дорог и необходим.

ЛАКЕЙ ОСТАЕТСЯ ЛАКЕЕМ

Поколение лакеев у власти не вымерло со смертью Сталина. Лакей как никто обладает способностью приспосабливаться к вкусам и привычкам нового барина, он гений по части адаптации.

Место лакея – при власти, но не у власти. Лакея манит все заграничное, все представляется со знаком качества. Там есть проституция – давай ее сюда, эпидемия секса – сексуальное западное – значит, отличное, давай перенимай. По разумению лакея, чем иностраннее мы будем, тем лучше. Лакей съездит в Швецию – дает команду внедрять и шире пропагандировать шведский опыт – грядет шведизация всей страны. Только начали шведизировать, он едет в Японию, мы спешно начинаем японизироваться, с той же скоростью итальянизируемся, американизируемся, мальтизируемся. Наше, исконное, перенимаем, как в свое время женские сапожки, только через иностранную апробацию

От кухаркиного племени не жди доброго семени. У кухарки – подобострастие, угодливость, желание угадать мнение барина. А помрет барин или отправят в отставку – пнет со всего размаху в того, кому поклонялась, постарается обгадить. Лакеи больше всего страшатся ответственности, по духу они – заспинники, власть им противопоказана.

ЭКЗАМЕН НА ИСКУШЕНИЕ

Лакей на ответственном посту чаще становится вором: деньги, особенно большие, искушают, нейтрализируют категорию совести, приводят к вседозволенности, ощущению, что с деньгами море по колено. «Пей, гуляй, однова живем!» – лозунг лакея, по натуре калифа на час, нет в нем внутренних пружин самоограничения и самоконтроля, свойственных настоящему интеллигенту.

Державный лакей Брежнев уподобил себя самонадеянному Бурбону, провозгласившему: «После нас хоть потоп». Утром он не представлял, несмотря на стадо предсказателей-прорицателей из Госплана, что в стране будет вечером, жил в свое удовольствие.

Звонит Брежнев жене с того света:

– Виктория, все мои шесть медалей героя живы?

– Почему шесть? Их же всего пять!

– А разве посмертно не наградили?

КРУГОМ САНОВНЫЕ ЛАКЕИ

Лакеи на троне жаждали подношений, поощряли круговое воровство, тащили все, кто во что горазд. Всевозможные подарки преподносились не человеку, а должности, не лично Брежневу, а генсеку и президенту. Подношение, врученное должностному лицу и положенное по протоколу, переданное в государственный музей, не могло рассматриваться как взятка.

Лакей-генсек этого не понимал. Перед очередным съездом партии, почувствовав, что трон закачался, он через комиссионку реализовал двадцать две машины, подаренные ему как главе партии и государства. После смерти пятизвездного вождя в комиссионки пошел поток вещей с монограммами: «Дорогому Леониду Ильичу от...» Забедствовавшая семейка устроила распродажу памятных подарков. На это тридцатью годами раньше не пошел сын сапожника Сталин...

Школа плодила лакейство на всех уровнях. Вся педагогика – это педагогика лакейства. Лакей при должности всеяден, ему кажется, что он может руководить всем и всеми. Лакей Жданов, ничтоже сумняшеся, учил Прокофьева, Шостаковича и Шапорина, как и какую надо сочинять музыку. Лакей А. С. Щербаков, не написавший сам ни строчки, поучал Леонова и Эренбурга, как и что нужно писать.

Лакей уверен, что его рекомендации по любой отрасли – самые правильные. Брежневский лакей Трапезников, научные изыски которого оценивали лишь любители пародий, больше пятнадцати лет возглавлял Отдел науки ЦК, «вел» Академию наук. История повторяется: кучер царя во все годы был самым приближенным человеком к императору.

МЕСТО ЛАКЕЯ – В ПЕРЕДНЕЙ

Племя лакеев непотопляемо и неистребимо, оно бессмертно, как бессмертна глупость. Это племя вызвало к жизни классику армянского радио:

Что в России постоянно?

Временные затруднения.

Если мы действительно намерены стать богатыми, лакеям надо указать на их настоящее место – в передней. Из сопромата известно: опираться можно лишь на то, что способно сопротивляться. Способность к сопротивлению, способность иметь свое мнение и отстаивать его, независимо от субординации, – свойство незаменимое.

Армянское радио спрашивает; что такое субординация?

Отвечаем: ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак.

В МЕНАТЕПе ценится независимость, самостоятельность суждений, но до определенной черты. Пока что-то в порядке обсуждения – анализируй все плюсы и минусы, выявляй, где тонко, предложи, что нужно сделать, чтобы укрепить слабое место – аргументируй свою правоту. Но если решение принято, свое особое мнение оставь при себе, все силы – на выполнение. Стоишь на своем, тормозишь – до свидания. После приказа вся рота может идти только в ногу. Новгородскую республику погубила говорильня. Наши парламенты недалеко от нее ушли. Два-три дня убивать только на принятие регламента – недопустимая роскошь.

ВО ЧТО ОБХОДИТСЯ ЛАКЕЙСТВО?

Лакей привык: план – любой ценой, цель оправдывает средства. У финансового успеха цена одна: максимальная выгода. Лакей не считается ни с чем, себестоимость его продукции много выше стоимости. Наше сельское хозяйство погубили лакеи, сделав его убыточным. До революции оно ходило в прибыльных, за рубежом котировались и высоко ценились наши рожь, пшеница, пенька, лен. Пришли лакеи к власти – все порушили. Система, державшаяся на кнуте, оказалась недееспособной, не в состоянии накормить даже свой народ, с 63-го года занимаемся импортом зерна – почти тридцать лет из шестидесяти колхозных.

Армянское радио спрашивают: что делать, если не соберем урожай?

– Ничего страшного: соберем пленум.

Пленумов собирали много, каждый мгновенно объявляли историческим. Результат, увы, известен.

ИЗ-ЗА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ЗОВУТ РУСЬ К ТОПОРУ

У лакейства у власти были свои теоретики, которые встречают в штыки именно то, что навсегда закрывает лакейству дорогу к власти. Они во весь голос кричат:

«Караул! Отечество в опасности!» Опасность видят в том, что грядет нашествие предпринимателей. Из-за них, якобы, придется, как можно туже затягивать пояса. Призывают Русь – ни много, ни мало – к топору!

КРАСИВО ВРАТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ

Замоскворецкие купчики были лакомым куском для театральной и пишущей братии Москвы. Жили они вкусно, любили и почудить. Об их «художествах» ходили анекдоты, тысячеустая молва все вмиг разносила по белу свету. Пьески о разгуле хорошо посещались, бульварные газетенки живописали, кто как куролесит, пищи для пересудов было предостаточно, особенно для бессмертного племени любителей посчитать в чужом кармане.

Иной купец до смерти работал, до полусмерти бражничал, но первая сторона жизни, без которой была невозможна вторая, никого всерьез не интересовала, внимание фокусировалось на пикантном: сколько спустил. Тогдашний обыватель завистью и ограничивался, до призывов экспроприировать у купца «излишки» не доходило, купцам создавали пусть и духовитую, но рекламу.

И ЭТО МЫ УЖЕ ПРОХОДИЛИ

Иные ныне времена. Богатством – запугивают, богатеющих изображают татями, обирающими работяг. Предпринимателя представляют виновником всех бед, обрушившихся на народ, не жалеют дегтя, чтоб изобразить его жирующим на току жизни. Нет-нет, да и появляются на страницах газет, не считающих себя бульварными, письма, якобы саморазоблачения. Вот выдержки («Советская Россия», 7 декабря, 1991 г.) из самостриптиза под названием «Здесь я настоящий дворянин» под рубрикой: «Из Москвы – о "красивой жизни" предпринимателя»:

«Я бизнесмен средней руки, даже, если говорить честно, ниже среднего. У меня три квартиры в Москве и одна – в Ленинграде. Помимо этого я купил две однокомнатные квартиры двум своим любовницам. Кроме этого, сейчас я арендую еще две квартиры (трех- и двухкомнатную) в центре, на Садовом кольце, для своих фирм, и очень даже просто эти квартиры могут стать моими. У меня две машины: «Жигули» и «Вольво» – для парадных выездов (для встреч компаньонов, заказчиков, инвеститоров и т. п., для выезда с любовницами или семейством – имею двух дочерей – и для прочих светских дел).

Со своих счетов я перевел в три московских ресторана деньги, и всегда я, члены моей семьи и одна из любовниц могут там завтракать, обедать или ужинать – если месячная плата превысит расчетную, то в конце месяца я просто доплачиваю. Если жене или любовницам хочется поготовить что-нибудь этакое дома, то все продукты они покупают или на рынке, или за валюту – ведь ходить с нужным количеством денег на рынок для женщины большое удовольствие! О такой мелочи, как одежда и обстановка, я не говорю. Еще я имею два каменных дома под Москвой и один дом на побережье Черного моря в Краснодарском крае.

Отдыхаем мы за границей (в позапрошлом году – в Швеции, в прошлом – в Италии, в этом – в Испании), Но, кроме того, мы еще! обязательно отдыхаем по нескольку раз в году и в СССР, и будьте уверены, что с деньгами и в Совдепии это делать гораздо интереснее, ибо очень приятно видеть холуйство и готовность стелиться за деньги, чего не увидишь на Западе.

Ну что еще... Конечно, ни жена (бывший врач), ни любовницы не работают. Дочки занимаются, чем хотят – музыкой, лошадьми, теннисом, своими рок-группами или просто ничегонеделаньем, – я считаю, что пусть делают, что хотят. Могут даже не ходить в лицей или, наоборот, – стремиться в какой-нибудь мехмат или иняз.

Уехать из этой страны я могу хоть завтра. Но зачем? Там буду среди равных, а здесь я настоящий дворянин: не князь, конечно, но где-то на уровне барона или виконта. Идти среди нищих, голодных, злых, убогих – именно идти, а не ехать на «Вольво» – и знать, что ты можешь купить весь колбасный магазин, в котором они все давятся в очереди, – наслаждение огромное.

По понятным причинам фамилию свою не указываю. Прошу подписать так: «Средний советский бизнесмен. Москва».

От редакции. Анонимные письма газета не печатает. Но для этого мы сделали исключение, поскольку, как нам представляется, письмо дает любопытную информацию для размышления».

На той же странице той же газеты – еще одно письмо:

«Ничего не купить в магазинах – цены сумасшедшие. За хлебом – длинные очереди. Стоять приходится часами. И это после напряженной рабочей смены. А в коммерческих и частных магазинах витрины сверкают, прилавки завалены товарами, да не купить – цены не по кошельку простой работнице. Кстати, инженеру тоже. Изящные, великолепные платья, от которых глаза разбегаются, плащи и пальто тоже не для нас, а для избранных, для тех, чьи мужья умеют делать деньги, стали кооператорами, бизнесменами, входят в нарождающуюся элиту города.

Нет, не зависть меня обуревает, не к уравниловке меня тянет. Я ведь знаю, как «делали деньги» бизнесмены-нувориши, как сколачивали миллионы, наживаясь на труде ничего не подозревающего и не знающего рабочего.

А какие возводят себе коттеджи кооператоры и бизнесмены! Двухэтажные, на сотни квадратных метров, многокомнатные.

Пьянящая свобода, бесконтрольность, вседозволенность привалили для кучки богачей, сумевших уже сколотить солидный капитал, а для простого человека ныне – лишь осьмушка хлеба да бутылка кефира. Ради тех, кто должен скупить наши заводы, фабрики, магазины, жилье, нас призывают «затянуть потуже пояса», потерпеть, смириться с ночлежками и с миской баланды, которую обещают дать милосердные богачи нищим и пенсионерам.

А. Коровина, инженер-экономист».

КРИМИНАЛ ПОД МИКРОСКОПОМ

Нам не очень по душе, даже очень не по душе автор первого письма (если он существует в природе, а мы не имеем дело с рядовой мистификацией, которые рождались и в редакционных кабинетах, скорее всего, выплеснулась на бумагу мечта об изячной жизни), но так и хочется воскликнуть: «Ну и что?! Где криминал?»

Человек живет в свое удовольствие – ему нравится иметь подобие гарема (лично мы не знаем ни одного бизнесмена, который трудился бы меньше шестнадцати часов в сутки фактически без выходных, семью видят чуть ли не по праздникам), эпатаж, швыряться деньгами – типичный а-ля подсовремененный замоскворецкий купчик, и опять-таки – ну и что же?! Деньги кто-то вкладывает в дела, этот – в удовольствия, это его законное право. Если же он шикует на полученное незаконно – отправляйте его на скамеечку за тем, что положено по Уголовному кодексу. Если у него все не украдено, а заработано, о чем же еще можно вести речь? Дальше – вопрос из области нравственности: стоит ли жене сообщать о любовницах?

СООБЩАЮЩИЕСЯ СОСУДЫ

Автор второго письма (а с нею, очевидно солидарна и редакция) руководствуется законом сообщающихся сосудов: если у богачей прибавляется, то у кого-то отнимается, чем выше уровень жизни богачей, тем ниже должен быть уровень жизни трудяг, у кого-то прибавляется доходов, у кого-то, соответственно, отнимается, богатые сталкиваются лбами с бедными, идет натравливание: «Поделись, отдай!» Все это по образцам семнадцатого года, ничего нового нет.

Но ведь заработал – это и значит, заслужил, а не отнял. Жизнь – не кусок пирога, заранее испеченный и подлежащий распределению и делению, чтоб на всех хватило, независимо от внесенного трудового пая. Блага создаются работой. Но у нас принято: кто-то трудится, а сосед думает, как бы присоединиться к куску пирога, как бы урвать кусок. Ему – по скудоумию? – в голову не приходит, что, отняв раз, два, три, он отобьет – навсегда – охоту зарабатывать, о пирогах придется лишь грезить, чем мы и занимались три четверти века,

ПАЙ СТАРИКА МОЧЕНКИНА

У известного писателя В. Аксенова почти четверть века назад вышла повесть «Затоваренная бочкотара». Один из персонажей – старик Мочёнкин – всегда имел при себе сушечку. Собираются путешественники пообедать, устраивают складчину, вносит свой пай и старик Мочёнкин – сушечку. Во время трапезы бдит: как бы кто ненароком не съел его пай, который после обеда оказывался снова в его кармане. Сушечка кормила Мочёнкина несколько дней. Живуч старик Мочёнкин!

Что касается морального облика предпринимателя, якобы написавшего первое письмо (чтобы получать такие доходы, надо пахать, тут не до подметных писем), то и это мы уже проходили. По одному гуляке нам предлагали судить обо всем классе предпринимательства. Делал служитель культа шажок не туда – на читателя обрушивался ворох фельетонов с обобщением: вот оно, истинное лицо церкви. Сейчас грозный ультиматум: если не поделитесь нажитым со всеми поровну – вымажем в грязи! Опорочим! Натравим на вас пролетариев всех населенных пунктов!

ГОЛОДРАНЦЫ, ГОЛОДРАНЦЫ

Мы это слышим – и вспоминаем, как юмористы перевели призыв из «Коммунистического Манифеста» на украинский язык: «Голодранцы всих краив, гоп в едну кучу!»

Единение голодранцев один раз привело к октябрю семнадцатого. Голодранцами в народе называли тех, кто по собственной лени попадал в люди последнего сорта. Лекарство истории знает одно: не отнимать и не делить продукт чужого труда, сколь бы лакомым он ни был, а самому засучить рукава и – за работу.

Обезьяны умели только делить. Но и им надоела вечная нехватка – взялись за труд. Даже они поняли, что природа скупа к бездельникам. Приходите на пасеку, присмотритесь, с каким же презрением пчелы относятся к трутням!

ИЛЛЮЗИОН ИЛЛЮЗИЙ

« – Да, если богатство утешает, я должен быть утешен: я богат.

– Так богаты, дорогой барон, что ваше богатство подобно пирамидам; если бы хотели их разрушить, то не посмели бы; а если бы посмели, не смогли бы».

Такими репликами обменялись герои романа А. Дюма миллионер барон Данглар и граф Монте-Кристо. Бедный барон и не подозревал, сколько яду сокрыто в реплике графа, который из всех видов мести за перенесенные по вине Данглара страдания выбрал самый убийственный для банкира – показать иллюзорность миллионов. Стараньями графа Монте-Кристо барон попал к разбойникам, имея при себе чеки на пять миллионов франков. Сумму, особенно по тем временам, внушительную. В заточении он, что вполне естественно, проголодался и потребовал обед. Ему принесли цыпленка.

«Данглар взял в одну руку нож, в другую – вилку и приготовился резать птицу.

– Прошу прощения, ваше сиятельство, – сказал Пеппино, кладя руку на плечо банкиру. – Здесь принято платить вперед, может быть, гость останется недовольным.

Данглар дал луидор. С него потребовали еще:

– Так что, ваше сиятельство, должны мне теперь только четыре тысячи девятьсот девяносто девять луидоров.

«..Жак, сто тысяч франков за этого цыпленка?!» Бедному миллионеру пришлось раскошеливаться, с него брали по 25 тысяч франков даже за бутылку вина. Он объявил голодовку, но «его решимости хватило только на два дня, после чего он потребовал пищи и предложил за нее миллион. Ему додали великолепный ужин и взяли предложенный миллион».

МИЛЛИОН – ПОНЯТИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЕ

С этого времени жизнь несчастного пленника стала беспрерывным отступлением. Он так исстрадался, что не в силах был больше терпеть, и исполнял все, чего от него требовали. Прошло двенадцать дней. И вот, пообедав не хуже, чем во времена своего преуспевания, он подсчитал, сколько выдал чеков. Оказалось, что у него остается всего лишь пятьдесят тысяч. «Тогда в нем произошла странная перемена. Он, который отдал пять миллионов, решил спасти последние пятьдесят тысяч франков. Он решил вести жизнь, полную лишений, лишь бы не отдавать этих пятидесяти тысяч. В его мозгу мелькали проблески надежды, близкие к безумию. Он, который уже так давно забыл Бога, стал думать о нем... и со слезами молил Бога оставить ему эти пятьдесят тысяч франков... На четвертый день Данглар был уже не человек, но живой труп. Он подобрал все до последней крошки от своих прежних обедов и начал грызть циновку, покрывавшую каменный пол».

Граф Монте-Кристо доказал своему злейшему врагу, что миллион – понятие относительное...

ПЯТАК ЗА КОПЕЙКУ?

Завораживает сама цифра – кругленькая, с шестью нулями. Миллион – это может быть и очень много, может быть и ничтожно мало. Все зависит от обстоятельств. В парижском «бистро» Данглар мог насытиться – в жилах барона текла кровь простолюдина – за один франк. В неволе стоимость обеда увеличилась ровно в миллион раз. Об относительности сущего человечество знало задолго до гениальной формулы Эйнштейна, в наши дни подтверждений тому более чем достаточно. Рубль как денежная единица придумывался и как мера труда, овеществленная мера. Мера эта эластична до резиновости, в одно и то же время она то суживается до неприметности, то вырастает до необъятности. Устарела поговорка насчет копейки, которая рубль бережет.

Эти строки пишутся в апреле 1992 года. Монетному двору уже в убыток штамповать копейки: их себестоимость вот-вот превысит стоимость. Умельцы запасаются медными монетами, пускают их в дело: на украшения, детали, да и вообще цветной металл в дефиците. Себестоимость рублевой бумажки станет, если еще не стала, меньше себестоимости металлической болванки, именуемой копейкой. Так что еще вопрос, кто кого бережет. И до копейки дотянулись щупальца гиперинфляции.

О ПОДКУПАХ И СОБСТВЕННОМ МНЕНИИ

В средствах массовой информации стало уделяться очень много внимания теме независимости депутатского корпуса.

Когда на покойном союзном парламенте обсуждался Закон о кооперации, стоило кому-то из депутатов выступить в защиту прав и интересов кооператоров, в определенных газетах начинался изыск: а с чего бы это депутат С., или депутат Т., так расстилается перед новоявленными нуворишами? Делался незамаскированный вывод: знать, рыльце в пушку, вот вам и хваленая депутатская независимость! Депутатам отказывали в праве на собственное мнение. Отстаивающий право каждого гражданина на богатство, на частную собственность мгновенно причислялся к сонму подкупленных магнатами теневой экономики.

Ярлыки эти щедро раздавались взращенными на партийном уставе, который насаждал единомнение, идущее сверху. Еще на XIX, последнем сталинском съезде был принят партустав, заложивший фундамент для единогласного принятия нужных партбонзам решений.

Член партии обязывался «соблюдать партийную и государственную дисциплину, одинаково обязательную для всех членов партии... Нарушение партийной и государственной дисциплины является большим злом, наносящим ущерб партии, и потому несовместимо с пребыванием в ее рядах». Руководящим принципом организованного строения партии провозглашался и утверждался демократический централизм, означающий «...строгую партийную дисциплину и подчинение меньшинства большинству... безусловную обязательность решений высших органов для низших». А если еще учесть, что членом партии мог быть не эксплуатирующий чужого труда гражданин Советского Союза, то понятно, почему торпедировались многие законы, открывающие путь к рынку.

ПОРОЗНЬ – «ПРОТИВ», ВМЕСТЕ – «ЗА»

Предпринимательство невозможно без наемного труда, а это по действующему законодательству квалифицировалось как уголовное преступление. В Уголовном кодексе на сей счет имелась соответствующая статья, так же, как и за частнопредпринимательскую деятельность. Государство попирало свою же заповедь – от каждого по способности, каждому по труду – и не давало тому же предпринимателю воплотить ее в жизнь: собака разлеглась на социалистическом сене, не подпуская к нему предпринимательскую корову.

Самой многочисленной в парламентах российском и союзном была группа депутатов-коммунистов. Хохотали они над анекдотцем (армянское радио спросили, что такое принцип демократического централизма? Оно ответило: «Мы точно не знаем, что это такое, но это какая-то очень хитрая штука, когда каждый порознь «против», но все вместе «за»), но действовали точно по нему.

Разумные люди понимали, что Система доказала свою бесперспективность, что ошибку истории надо исправить. Что лучше сделать это как можно раньше. Но существовала партийная дисциплина, враги эксплуатации не могли допустить эксплуатации. Народу предлагалось быть в нищих, но зато в свободных от частника-нанимателя. Не принималось во внимание, что закабаление привело бы к увеличению доходов эксплуатируемого в 10-20 раз.

ЛИЦЕМЕРИЕ ПО-ЦЕКОВСКИ

Партия только притворялась женой Цезаря, что была вне подозрений – не раз и не два бывало: через Инюрколлегию отыскивался у нас наследник заокеанского дядюшки, вступал в право владения отелями, заводами – попадал в ряды эксплуататоров, оставаясь с партбилетом. Его приглашали в инстанцию и говорили: «Вы нам – валюту, мы вам – квартиру с телефоном». Или же просто выдавали вместо долларов рубли. Бывало и иначе.

В конце семидесятых в парткоме угрожали одному молодому внешторговцу: мало того, что разводится, так влюбился в иностранку, намерен сочетаться с ней законным браком. Будь эта иностранка тоже нищей, стало бы у нас одним беспартийным больше, но – оказалась она дочерью греческого миллиардера, одного из самых богатых в мире.

Столь перспективным браком заинтересовался кто-то из Политбюро, спустили в партком указание – никакого персонального дела! Провели разъяснительную работу с брошенной женой, чтобы не поднимала никакого шума. Зять самого крупного эксплуататора мира исправно платил членские взносы. Образцово-показательный урок лицемерия – по-цековски!

Едва появились первые кооперативы, народ стал покидать предприятия госсектора, стремясь получать по труду. В теории социализм по всем параметрам был на несколько голов выше капитализма, но почему-то в жизни соотношение менялось в обратную сторону.

Считалось, что в парламенте есть одна фракция, полностью свободная – фракция апологетов социалистического выбора, хотя, как мы убедились, именно ее позиции – самые уязвимые. Рассуждения о независимости из породы россказней. Любой депутат зависим прежде всего от своих избирателей, чьи законные интересы должен отстаивать. Депутат зависим и от тех, кто субсидировал его избирательную кампанию, но больше всего – все-таки от избирателей, которым надоело жить в нищете, которые медленно, но верно идут к осознанию простой истины: достойная человека жизнь грядет лишь с раскрепощением делового человека. Можно спорить о путях реализации идеи предпринимательства, но не о самой идее. Время сделало свой выбор – и не только на ближайшую перспективу.

БЕЗ КУЛЬТА НИКУДА

Культ бедности поднимался на недосягаемую высоту, хотя народ в то же время убеждали, что он сказочно богат. Народ действительно был богат – вместе взятый. А каждый в отдельности, живший от получки до получки, бедствовал.

Шла подмена понятий. Суммировалась стоимость всех заводов, фабрик, зданий, атомных и водородных бомб, танков, бомбардировщиков, крейсеров, атомных подводных лодок, систем ПВО – стоимость всего произведенного и построенного делилась на цифру населения и выводилась сумма общественного богатства, приходящегося на одну живую душу. Цифра получалась сверхвнушительная, даже грудные младенцы попадали в клан миллионеров.

ТВОЕ – ЭТО НАШЕ, А НАШЕ – НЕ ТВОЕ

Богатство, действительно, было, но его как бы и не было!

Только за попытку хотя бы сотую часть НАШЕГО сделать СВОИМ, ЛИЧНЫМ следовало суровое наказание. Твое – это наше, а наше – не твое! При создании колхозов обобществляли личный крупный рогатый скот, лошадей, плуги, бороны и прочий инвентарь, все фиксировалось в амбарных книгах. По закону при выходе из кооперативного хозяйства, каким и был колхоз, полагалось вернуть свою часть пая, хотя бы ту же буренку. Возвращали путевкой на Соловки или другой такой же «дом отдыха» на 10-15 лет или на тот свет. Колхозная улица имела только одностороннее движение без обратного хода. Капкан захлопывался навсегда.

Как известно, десятая заповедь Божья гласит: «Не желай дома ближнего твоего... ничего, что у ближнего твоего». То есть не стремись делить, не завидуй. Сторонники всеобщей уравниловки и в этом шли против Бога.

БЕСХОЗНЫЙ ХОЗЯИН

Бедняк оставался при своей нищете, несмотря на то, что и проходил в официозной статистике по клану миллионеров.

Богатство, которым хозяин не имел права распорядиться, пригибало еще сильнее.

Капитализм, обеспечивший миллионам жителей Швеции, Дании, Бельгии, Голландии и многих других стран жизненный уровень, который и не грезился спецам по теории научного коммунизма, преподносился как праотец всех мыслимых и немыслимых пороков.

Была найдена гениальная формулировка оправдания «некоторых существующих у нас проявлений негативных явлений» – так витиевато маскировались убийства, грабежи и т. п.: в них виновны пережитки капитализма в сознании людей.

Сексуальный маньяк, современный Джек-потрошитель – порождение капитализма, для социализма – явление, занесенное, якобы, извне. Крупный партбосс, обложивший свой регион данью, жажду центнеров банковских упаковок объяснял пережитком проклятого прошлого. Где-то он был прав: он хотел жить богато, так, как живут при капитализме, неосознанно стремился в прошлое. Но уголовным преступником его делал именно социализм.

ПРОЩЕНИЕ САНОВНОГО КАРТЕЖНИКА

Ни в одном штате, мэрии, ни в одном графстве, пэрии или департаменте было невозможно то, что произошло лет тридцать назад в одной из областей Казахстана. Первый секретарь обкома любил играть в карты на деньги с первыми секретарями райкомов и всегда почему-то выигрывал. Первые секретари райкомов почему-то всегда выигрывали у председателей колхозов, председатели – у бригадиров, те – у рядовых колхозников. Картежника под первым номером вывели из состава членов Центральной ревизионной комиссии КПСС, освободили от кресла, приписав байские, даже феодально-байские пережитки. Осудили форму получения взяток, но не само взяточничество. Чтоб первый секретарь обкома пошел под суд? Хрущев, пекшийся о чистоте партрядов, пойти на это не мог. Закон правильно истолковал желание вождя: картежника не тронули.

МАТЬ ВСЕХ ПОРОКОВ

Капиталистическое богатство объявили матерью всех пороков, поскольку оно-де приводит к нищете духа, бездуховности.

Мы настолько привыкли навязывать миру свое представление обо всем, что нам и в голову не приходило, а мир – нуждается ли в советчиках такого рода? Мы не интересовались: а может, американцев, французов устраивает именно бездуховность?

Из Кремля насаждали нашу духовность, наши лозунги, наше передовое марксистско-ленинское миропонимание. И недоумевали: как же так, мы их вперед, к одухотворенной бедности, к романтике жизни в палатках в пятидесятиградусный мороз, к политучебе, производственным собраниям, трудовым десантам, марш-броскам, пионерским кострам, к быту, который тем и хорош, что труден, к сверхплановым плавкам, к встречно-поперечным планам, к счастью, что у нас по одной паре штанов, – мы их к светлой мечте, а они никак от богатства не откажутся!

Да не долларом единым жив человек, – призывали из Кремля, – встряхнитесь от Золотого Тельца, освободитесь от золотых цепей рабства зажиточности, шагайте налегке, как мы, мир – баракам, война – дворцам!

ВЕНЧАНИЕ С БЕДНОСТЬЮ

Прагматик-американец был не в состоянии понять, почему для полного счастья ему нужно ломать дворец и переселяться в барак? Могут провиниться люди, но чем же виноваты дворцовые стены и камни? И из пункта А в пункт В быстрее добраться на «Кадиллаке», чем пешком, производительно ли так транжирить время? Если вас так устраивает ваша бедность – венчайтесь с ней!

Если папуасу нужна лишь набедренная повязка, а некоторые племена и без нее обходятся – это их дело, у каждого народа свои представления о норме бытия. У вас в единицах измерения абстрактные ценности типа порядочности, у нас – иные. Чем человек больше зарабатывает и не имеет никаких столкновений с законом, тем он ценнее в наших глазах, богатство мы причисляем не к порокам, а к достоинствам. Хочется жить в бедности – пусть. Но справедливо ли и детям навязывать бедность?

НАДО ЛИ РАВНЯТЬСЯ НА ДИОГЕНА?

Если согласиться с мнением, что богатство – бездуховно, тогда в профессора по духовности мы смело можем приглашать бомжей всех мастей, бродяг, попрошаек – голь перекатную.

Диоген прославился тем, что жил в бочке. Уже одно это говорит, что последователей у него не нашлось, бочка-дом – прихоть гения. На бочкизацию населения римляне не пошли – как патриции, так и плебс. Да и правители метод жизни, выбранный философом, не пропагандировали, не кричали: «Равняйтесь на правофлангового Диогена!»

Сами они купались в роскоши, и для них было бы политическим самоубийством осудить собственный образ жизни. О народе не забывали, обеспечивали его и хлебом и зрелищами – материальное перемежалось с духовным. Богатство давало свои плоды: нигде и никогда на десять тысяч населения не приходилось столько титанов духа и мысли – единичное при бедности стало массовым при богатстве.

С Петром Великим пришел расцвет культуры и наук и в Россию. Снова богатство сторицею воздало за заботу о себе. Чем больше богатела Русь, тем больше талантов она рождала и пестовала. Чем выше планка благосостояния, тем богаче нива гениями. Давайте сравним негров, живущих в Африке первобытно-общинным строем, и негров Америки: кто внес больший вклад в интеллектуальную сокровищницу человечества?

Бытует такая точка зрения, что США в области литературы и искусства куда беднее, чем другие страны, так что приведенная точка зрения весьма и весьма сомнительна. Не знаем, не знаем... Мы об американской культуре десятилетиями судили глазами Агитпропа ЦК, для которого Говард Фаст числился по ведомству классиков в силу принадлежности к компартии. Чудо, что признали и издавали, хотя и с большим опозданием, Фолкнера и Стейнбека.

ОТКРЫТИЕ ДУХОВНОЙ АМЕРИКИ

Об уровне культуры народа можно судить и по косвенным признакам. Многие известные советские диссиденты (писатели, артисты, художники, музыканты) обосновались в США, потому что почувствовали себя в своей среде. Концерты Г. Вишневской, М. Ростроповича, М, Барышникова идут с аншлагами. Для работника творческого труда очень важна своя сфера общения. В Америке она есть. Там и пишется, и работается.

Россия знала богатую Америку. Духовную Америку мы только-только открываем.

ТАЛАНТ ТРЕТЬЕГО СОРТА

Конечно, если судить по меркам Старой площади, американцы от нас отстали. У нас же мера талантов определялась постановлением Совмина, были писатели и артисты первого, второго и третьего сорта, что четко фиксировалось, сортность шла по степеням. Один писатель-буквалист подписывался: «лауреат Сталинской премии третьей степени». Вера Панова, если судить по этому признаку, явно деградировала: за роман «Спутники» ее признали первосортной, за повесть «Кружилиха» определили во второсортные, а за повесть «Ясный берег» разжаловали в третьесортные.

То, что было вне сортов, шло по разряду графоманства или идейно-порочного, сюда попали Паустовский, Олеша, Шварц, Зощенко, Ахматова.

Уровень нашей литературы и искусства определялся по числу лауреатов Сталинской, позже Государственной премии. Америка, конечно же, безнадежно отстала – не было у нее сталинских лауреатов.

Мы жили за железным занавесом, получали директивы, что и как думать по тому или иному поводу. Нам не давали знакомиться даже с детективами: они, якобы, проповедовали культ насилия и расовую дискриминацию.

Армянское радио спрашивают:

– Что такое социализм?

– Это самый долгий путь к капитализму.

ДЕТЕКТИВЫ И БЛАГО

Один из нас детективы не признает за литературу, черпает информацию из фантастики, второй – очень любит детективы. Оказывается, и здесь прослеживается закономерность: чем богаче страна, тем выше уровень детективной литературы. Где есть что красть, там изощреннее преступник, там выше по профессиональным качествам и следователь, сам детектив.

СССР был страной бедной, вот у нас и нет никого из писателей, могущих хотя бы приблизиться по своему уровню к Кристи, Чейзу, Гарднеру, нам подсовывают пародию на детектив. Очевидно, это объективная реальность, на советском уровне монгольский, нигерийский, румынский детектив. Схожая картина, считает тот из нас, кто не признает детективы, и у писателей-фантастов. Книги советских авторов, за исключением двух-трех имен, поражают убогостью воображения, примитивностью.

Да, как ни говори, но от богатства выигрывает и духовность, каждый человек, который и читатель, и зритель, и слушатель. Богатство – оно во благо всем и во всем.

ДЕНЬГИ И ГОЛОС КРОВИ

Считается, что бизнес интернационален, не признает ни языков, ни границ. Это и так, и не так. Деловым людям известно, что существует международный бизнес, объединяющий представителей какой-то одной национальности. Армянская диаспора – это реальность, с которой нельзя не считаться, в каждой стране или хотя бы ее столице есть нечто вроде отделения или филиала диаспоры, организации очень мобильной и разветвленной. Случилось в декабре 88-го года землетрясение в Армении – первая помощь из-за рубежа поступила именно от диаспоры.

Объединяются по национальным признакам и другие, в первую очередь надо назвать евреев. Японцы в США выросли в крупнейшего конкурента, как на дрожжах растут международные корейские организации.

И у нас в стране фактически наблюдается то же самое. Ассирийцы занимаются чисткой и мелким ремонтом обуви, весьма специфично извлекают доходы цыгане. Вся Средняя Азия – и не только она – ценит способности узбеков как не имеющих себе равных поваров и продавцов продовольственных товаров. На восточном базаре первая фигура – узбек.

Голос крови притягивает к себе магнитом. Как бы хорошо ни шли дела у русских эмигрантов первой, второй и третьей волн, они предпочитают иметь дело с Россией, даже если это сулит и меньшую прибыль: патриотические проявления бесценны. Судим и по себе: где бы мы ни были, встреча с соотечественником, пусть и бывшим, всегда радостна. Ловим себя на мысли, что нас тянет деловые контакты в первую очередь заключить именно с ними.

ЭМОЦИИ ЧЕЛОВЕКА-МАШИНЫ

Один из нас, человек-машина, холодный, расчетливый, не склонный поддаваться эмоциям, не прибегающий к услугам калькулятора, ориентирующий подчиненных на заключение сделок с максимальной прибылью, искренне полагающий, что прибыль аполитична, – даже он поймал себя на мысли, что при заключении контракта с соотечественником готов пойти на уступки, хотя и не столь значительные, но все-таки...

В МЕНАТЕПе собрался интернациональный коллектив, мы вовремя проинтуичили. Умелая увязка национального с предпринимательством даст ощутимые плоды. Мы в этом не первооткрыватели, просто взяли на вооружение мировой опыт. Деловая поездка длится считанные дни, а подготовка к ней занимает годы и никогда не прекращается, путь к золотой жиле пробивается.

Бизнес не признает мелочей. Наш торгпред в дальней стране рассказывал, что ему больших трудов стоило приобрести для посольства копию известной короткометражки «Пес Барбос и необычный кросс», где впервые была сведена тройка: Бывалый, Трус и Балбес (Моргунов, Вицин, Никулин). Ленту эту хранил в сейфе, прокручивал только на переговорах. Коньяк, смех – партнер размагничивался, заключался более выгодный контракт.

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ПРЕССА:

«НА ПРОШЛОЙ неделе около десяти банков, входящих в систему МЕНАТЕПа (в том числе АКИБ НТП), провели переговоры с Фондом гуманитарных программ «Возрождение» о заключении договоров на формирование корпоративных галерей. По мнению наблюдателей, создание таких галерей, широко распространенных на Западе, не только вопрос престижа, но и эффективная антиинфляционная мера. Предусматриваются два основных варианта: прямая покупка у коллекционеров (при посредничестве фонда) антиквариата и произведений искусства или их аренда банками по договору лизинга. Причем в случае прямой покупки фонду перечисляется 23% от общей суммы сделки.

По информации из источников, близких к МЕНАТЕПу, приобретаться будут лишь произведения искусства, ценящиеся за рубежом, например картины Пиросмани, Шагала, изделия фирмы Фаберже, старинные иконы.

Как сообщил директор фонда, известный московский коллекционер Виктор Магидс, подписаны соглашения с десятью ведущими московскими коллекционерами и, в частности, для АКИБ НТП уже приобретено несколько «реально очень дорогих» произведений искусства».

Коммерсант», № 48,1991 г.)

«Малый театр МЕНАТЕПа

Жизнь любого театрального коллектива тоже неотделима от экономической нестабильности и политических бурь. Однако среди многочисленных московских театров Малый всегда казался одним из самых благополучных. Этому во многом способствовал имидж «правительственного» театра, хотя проблем в долгой творческой жизни и у него всегда хватало. Сейчас, в условиях перехода к рыночной стихии, коллективу приходится особенно трудно.

– Если раньше театральный спектакль стоил в среднем 30 тысяч рублей, то сейчас затраты возросли до 100 и более тысяч, – рассказал зам. директора театра В. Зиновьев. – К тому же в репертуаре у нас много классики, «костюмных» спектаклей с богатыми декорациями. Не знаю, что бы мы делали без спонсора. Недавно мы заключили договор о сотрудничестве с Межбанковским объединением МЕНАТЕП. Вероятно, фирма будет финансировать новые, выбранные ею постановки из репертуара нынешнего сезона.

В планах театра немало интересного. Ближайшая премьера сезона – спектакль по философской, проникнутой раздумьями о судьбах России пьесе Ф. Горренштейна «Детоубийца». В роли Петра 1 выступит народный артист СССР В. Коршунов. В спектакле «Дядюшкин сон» зрители увидят новые роли прославленных актрис Э. Быстрицкой и Р. Нифонтовой. Впервые предполагается поставить пьесу «Царь иудейский», напечатанную до революции под инициалами «К.Р.» Автор ее – великий князь Константин Романов. Словом, есть надежда, что с помощью МЕНАТЕПа Малый театр в начавшемся сезоне подтвердит репутацию театра классической драматургии».

(«Гласность», 10 октября, 1991 г.)