5. Сахарная голова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© Журнал "Компромат" ("Ледокол"), № 1, 2003

Сахарная голова кремлевского буфета

О криминальном прошлом шефа президентской администрации Александра Волошина уже сложено немало легенд. Его называли «кошельком кошелька» президентской Семьи Бориса Березовского, близкой связью Отари Квантришвили и Япончика, н пособником чеченских боевиков, с которыми он якобы тайно встречался на Лазурном берегу Франции аккурат перед басаевским вторжением в. Мы публикуем документы, отчасти подтверждающие справедливость некоторых обвинений СМИ.

«Мишка Квакин»

Александр Стальевич Волошин родился 3 марта 1956 года в городе Москве.

В детстве Саня Волошин никакими особыми талантами не блистал, зато с удовольствием прогуливал уроки и слыл отпетым хулиганом. Однажды кому-то из его друзей родители привезли импортную кинокамеру Ребята тут же начали снимать любительские фильмы. В этих короткометражках Волошин неизменно играл шепелявых старушек. Но этого ему было мало. Вырядившись старушенцией, если верить журналу «Профиль», он ходил по московским улицам, спрашивая у прохожих и постовых милиционеров, который час.

Как-то комсомолец Волошин поспорил с приятелями, что проедет в метро от станции «Беляево» до «Площади Ногина» босым. Это в брежневские-то времена, когда хиппи считались исчадием западной антисоветской пропаганды. Рисковал Саня. В Мордовию вряд ли сослали бы, а вот в психушку загреметь мог, и надолго. Но спор выиграл. Всю дорогу просидел в вагоне, демонстративно положив ногу на ногу. Пассажиры крутили пальцем у виска, но милицейский наряд никто не вызвал, а то неизвестно, как сложилась бы судьба одного из сегодняшних серых кремлевских кардиналов.

Едва отпраздновав 18-летие, Саня женился на своей сверстнице. Денег молодоженам катастрофически не хватало. Студент Московского института инженеров транспорта Волошин снимал комнату в коммуналке. Институтские кореша Сани вспоминают, как он однажды сокрушался, по ошибке опустив в разменный автомат метро полтинник вместо двадцати копеек. А как известно, беспросветная нищета делает людей циничными и толкает на такие поступки, о которых интеллигентный человек и помыслить не может (а Волошин воспитывался в приличной московской семье, его мама Инна Львовна до сих пор считается одним из самых сильных в столице преподавателей английского языка, работала в Дипакадемии).

Сортировочная «Логоваза»

Волошин числился, но ни дня не работал помощником машиниста тепловоза. Был секретарем ВЛКСМ станции «Москва-Сортировочная», начальником лаборатории научной организации труда на Московской железной дороге.

Окончив курсы Всесоюзной академии внешней торговли, с 1986 по 1992 год Александр Стальевич работал (помогли устроиться связи мамы) во Всесоюзном научно-исследовательском конъюнктурном институте (ВНИКИ) при Министерстве внешней торговли СССР. Старший научный сотрудник, заведующий сектором, заместитель заведующего отделом исследований текущей конъюнктуры (подготовка издания бюллетеня иностранной коммерческой информации). Скорее всего, Волошин, как и все молодые внешторговцы, мечтал попасть в длительную загранкомандировку, но его так никуда и не послали. Хорошего блата не было, да и происхождением не вышел. Безденежье продолжало душить все сильнее.

И в начале 90-х Волошин от теории решил перейти к практике. Он и до этого подхалтуривал тем, что помогал друзьям регистрировать кооперативы, оформлял им нужные финансовые и юридические документы. Разбогатевшие друзья-кооператоры потом посмеивались над Саней и в долю не брали. Кстати, Волошин за гроши оказывал различным организациям информационное содействие и в экспорте «Жигулей», сошелся с безвестным тогда Березовским, который в ту пору налаживал научную организацию труда на ВАЗе. Дружба укрепилась после нашумевшей аферы с реэкспортом автомобилей, системным разработчиком которой вряд ли мог быть Березовский, не имевший внешнеторгового опыта. Знакомство с БАБом определило всю дальнейшую карьеру Александра Стальевича.

И вот в феврале 1993 года (в период повальной ваучерной приватизации) Волошин совместно со своим партнером А. Черноиваном возглавил одновременно четыре инвестиционные фирмы, три из которых - «Олимп», «Престиж» и «Элит» - представляли собой чековые инвестиционные фонды (это те, которые по дешевке скупали у населения чубайсовские ваучеры и выкупали на них целые сектора реальной постсоветской экономики), а четвертая - «Авто-инвест» - фирма по проведению операций на финансовом рынке. Примечательно, что все четыре структуры были зарегистрированы в один день и являлись «дочками» «Логоваза» Березовского.

В июле 1993 года Волошин возглавил финансово-кредитную организацию АОЗТ «ЭСТА Корп.». Затем Александр Стальевич вошел в руководство еще нескольких коммерческих структур: компании по управлению активами негосударственных пенсионных фондов «Финко-Инвестмент», консалтинговой фирмы «Анализ, консультации и маркетинг» (АО «АК&М) и «Федеральной фондовой корпорации» (ФФК). Последняя контора была самой серьезной. Учредили ее при Российском Фонде Федерального имущества (РФФИ) и сделали агентом Фонда по проведению специализированных денежных аукционов. Любопытно, что располагалась ФФК по тому же адресу, что и московское подразделение партии Егора Гайдара «Демвыбор России», а председателем ее совета директоров был избран председатель РФФИ Владимир Соколов. И Волошин, заняв пост вице-президента, а затем, став президентом ФФК, начал активно набираться практического опыта в проведении приватизационных аукционов и тендеров (через ФФК реализовывались крупные пакеты акций «Газпрома» и других естественных монополий), который ему лично и его подельникам Березовскому и Абрамовичу очень пригодился в ходе «захвата» нефтяной госкомпании «Сибнефть». Словом, Стальевич свою коммерческую деятельность всегда сочетал с тем, что держал руку на приватизационном пульсе страны, имел неограниченный доступ к информации о готовящихся имущественных торгах, о российском рынке ценных бумаг и биржевых сделках. Всегда лоббировал интересы команды Березовского и действительно являлся «финансовым поводырем» не очень разбиравшегося в эмиссиях акций и биржевых котировках БАБа.

«Зачарованные» теоретики

Еще в 1991 году волошинское АО «АК&М» совместно с ассоциацией «XXI век» и Банком развития «XXI век», подконтрольных легендарному Отари Квантришвили, приняло участие в учреждении Внешнеэкономической ассоциации «Интер-Экочернобыль» (московская региональная организация «Союз-Чернобыль»). Это было время зарождения «откатных» благотворительных структур, зарабатывавших баснословные деньги на таможенных льготах. Потом по проторенной Волошиным и «чисто конкретными» ребятами из «XXI века» пойдут Национальный фонд спорта, нефтяная компания МЭС, афганцы, ряд других внешнеторговых церковных и инвалидных структур... Потом будут бандитские разборки из-за акцизных марок, эшелоны поддельной водки и сигарет, взрыв на Котляковке, утечки миллионов тонн нефти... По сравнению с этими грандиозными потрясениями скандал с партией греческого бренди, в котором оказалась замешана фирма «Интер-Чернобыль» в 1992 году, теперь кажется детским лепетом. Руководителей этой «откатной» конторы, занимавшихся еще и контрабандным экспортом редкоземельных металлов, долго искал Интерпол. Но все это дела прошлые и неинтересные.

К 1994 году Александр Стальевич уже не ездил на метро и его уже не волновали копеечные проблемы. В этот период своего становления он помогал вытаскивать Березовскому деньги из скандально известного банка «Чара», обменивая уже никому не нужные акции Автомобильного Всероссийского Альянса (AWA) на живую «зелень». Всего в 1994 году «Чара» «купила» у «народного автоконцерна» акций на сумму более чем 5,5 млн долларов. А посредником в этой сомнительной сделке выступала фирма «ЭСТА Корп.» под руководством незабвенного Александра Стальевича.

В марте 1994 года Волошин продал акции AWA, размещаемые путем выдачи свидетельств депонирования, по цене 15360 рублей за штуку, получив за них реальные наличные деньги из «Чары» на счета автомобильной пирамиды Березовского. Только по договорам №Н-А/54-39 и №Б-А/54-40 Волошиным было продано 100000 акций AWA на сумму 1,528 млрд рублей.

Из заключенных Волошиным договоров видно, что покупатель заведомо ставится в невыгодное для него положение, поскольку в разделе V текста не предусматривалось наступление форс-мажорных обстоятельств. Учитывая квалификацию Александра Стальевича и его опыт работы с ценными бумагами, он не мог не знать, что заключаемые им договоры купли-продажи не могут быть дилерскими по своему названию, так как дилер обычно на свой страх и риск приобретает на льготных условиях товар у владельца и сбывает его конечным потребителям. Таким образом вкладчики банка «Чара» были обмануты дважды - сначала теми, кто собирал с них деньги под обещания баснословных дивидендов, а потом Волошиным и Березовским, которые фактически и состригли купоны.

Только ли приятельские отношения Волошина с руководством «Чары», в частности с Рустамом Садыковым, позволили провернуть эту супервыгодную сделку или куда более серьезные «форс-мажорные» обстоятельства в виде бандитских наездов - история пока умалчивает. Злые языки поговаривают, правда, что именно Волошин был в числе тех «добрых людей», которые посоветовали Рустаму Садыкову обратиться за помощью в выбивании денег вкладчиков «Чары» из американских брокеров к Япончику. Но в громком судебном процессе «Американский народ против Иванькова» фамилия нынешнего шефа администрации президента России не называлась, равно как и в ходе расследования уголовного дела №57801 в отношении хозяйки «Чары» Францевой эпизоды с акциями AWA в отдельное производство не выделялись и должной юридической оценки не получили. Словом, легко отделался Александр Стальевич.

В этом же черном для репутации Волошина 94-м году его фирма «ЭСТА Корп.» заключила договор купли-продажи с АКБ «Кредит-Москва» на приобретение у банка облигации внутреннего валютного госзайма на сумму $48550, хотя номинальная ее стоимость составляла Я 00000. Проблема заключалась в том, что официально эту ценную бумагу банк реализовать не мог, поскольку фактически она принадлежала ТОО «Агропромсервис» и на нее в ходе расследования уголовного дела №230510 был наложен арест как на имущество обманутых вкладчиков «Агропромсервиса». По этому поводу Московский городской внебюджетный фонд помощи потерпевшим от преступлений в сфере экономики неоднократно обращался к тогдашнему прокурору Москвы Сергею Герасимову но тщетно. С тех пор, правда, к Волошину приклеилась обидная кличка «Санька-облигация». Волошин не обиделся и перешел к более глобальным схемам не совсем честного отъема денег у сограждан.

На ниве приватизации

История «захвата» командой Березовского «Сибнефти» хорошо известна. Добавим лишь, что общее руководство этой спецоперацией осуществляли лично Волошин и фирма «Федеральная фондовая корпорация», в которой Александр Стальевич был президентом. Именно ФФК от имени Федерального фонда имущества занималось сбором заявок, проведением аукционов по «Сибнефти», подведением его итогов и информационным обеспечением. А как известно, в казино всегда выигрывают только его владельцы. Так и случилось. Ущерб государству, как потом подсчитала Счетная палата РФ, в ходе приватизации «Сибнефти» был нанесен колоссальный, то есть госбюджет недополучил сотни миллионов долларов, а мощный источник валютных поступлений в казну перешел за бесценок в частные руки. Но это был не единственный «подвиг» волошинской ФФК.

Так, согласно п. 5.18.6. Госпрограммы приватизации, при приобретении госимущества за цену выше определенной покупателям необходимо было декларировать источники денежных средств и их законность. На многих аукционах, которые проводились при посредничестве ФФК, это требование напрочь игнорировалось. Например, в декабре 1995 года на специализированном денежном аукционе по продаже АО «Новороссийское морское пароходство» иностранные фирмы Medeve Ltd. (Кипр) и Renai-Sance Group (Великобритания) приобрели пакеты акций на сумму 15 млрд рублей; АОЗТ ИК «Финвест Лтд.» приобрело акции АО «Ювелирпром» на сумму 3,5 млрд рублей; на общую сумму 99,55 млрд рублей кипрскими офшорами был куплен контрольный пакет «Сиданко»; 60 физических лиц приобрели акции РАО «ЕЭС России» на сумму от 400 млн до 5 млрд рублей»... Список можно долго продолжать. Во всех случаях Волошина и его партнера из ФФК Семеняку никогда не интересовали источники происхождения средств приватизаторов, на которые скупались самые лакомые куски федеральной собственности. Были ли это деньги пресловутой «русской мафии», колумбийских наркокартелей, японских якудза или еще чьи-либо - устроителей конкурсов не волновало. Почему?

Счетной палатой РФ было потом установлено, что в 1996-97 гг. ФФК и ее агенты участвовали в проведении 61 специализированного аукциона с общей суммой вырученных средств 8728955 млн рублей, из которых ФФК оставила себе в качестве вознаграждения 418989 млн рублей. В соответствии с «Основными положениями государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года» и изменениями в них, утвержденными рядом указов президента РФ, вознаграждение ФФК и ее агентов не могло превышать 0,8% (или 139663 млн рублей) от суммы средств, полученных при продаже пакетов акций. Таким образом, руководимая Волошиным корпорация незаконно растратила 279 млрд 326 млн рублей из денежных средств, подлежавших перечислению в госбюджет.

Но это еще полбеды. Только по десяти проверенным Счетной палатой РФ волошинским аукционам упущенная выгода для государства составила более 115 млрд рублей.

Кроме ФФК, в октябре 1995 года к работе по проведению специализированных аукционов по инициативе Семеняки и Волошина был привлечен Фонд поддержки приватизации и развития финансового рынка. Участие этого фонда определялось целевыми программами, согласованными с ФФК. Целевое финансирование этих программ осуществлялось в размере 0,5 от средств, полученных в результате проведения аукционов. Поверкой было установлено, что такие проплаты из бюджетных средств никакими законодательными актами не предусматривались. Представленные документы не подтвердили проведение фондом каких-либо маркетинговых исследований, а значительная часть полученных денег (или отмытых?) в сумме 3,1 млрд рублей фонд израсходовал на приобретение мебели и автомашин, компьютеров, на аренду и ремонт офисов. При этом расходование бюджетных средств многократно превышало реальные потребности фонда, в штате которого числилось всего два (!) человека - исполнительный директор и бухгалтер. Зачем такому маленькому коллективу понадобилось арендовать 1240,7 квадратных метров офисной площади - так и осталось загадкой.

Помимо этого, проверкой было установлено, что у истоков создания Фонда поддержки приватизации и развития финансового рынка стоял Березовский. Юридический и фактический адреса фонда по данным Московской регистрационной палаты: ул. Губкина, д. 7, то есть там же, где располагались маркетинговые фирмы Волошина и Семеняки. А телефон фонда 132-62-52 фактически принадлежит фирме уже скандально известной фирме Волошина ЗАО «ЭСТА Корп.». Другой телефон фонда фактически принадлежал «Автомобильному всероссийскому альянсу». Плюс к этому счета фонда были размещены в «Автовазбанке», контролируемом Березовским. А руководил фондом некто Леонид Вальдман -заместитель председателя Совета директоров АКБ «Объединенный банк», где председателем являлся БАБ...

Дорого же обошлась государству российскому упущенная когда-то Волошиным выгода в виде полтинника, проглоченного разменным автоматом в метро.

Как "порвали" Вяхирева

Способности финансиста-приватизатора Волошина были по достоинству оценены в Кремле. В бытность руководителем президентской администрации Валентин Юмашев как-то пожаловался Березовскому на то, что зашивается и что нужно бы помощника толкового и работоспособного подыскать. БАБ мгновенно предложил в замы Юмашеву проверенного в боях за «Сибнефть» Александра Волошина. И в ноябре 1997 года тот был назначен помощником руководителя администраци президента РФ по экономическим вопросам. Спустя год, 12 сентября, сразу после августовского кризиса 1998 года, Александр Стальевич из помощников был произведен в замы Юмашева и стал курировать все экономическое управление кремлевской администрации. А потом и вовсе вышел на первую роль в кремлевской администрации.

Его деятельность на этом посту прорывами в российской экономике не ознаменовалась. Волошин только и делал, что критиковал потуги премьера Примакова обосновать свою экономическую программу Антипримаковские аналитические записки с неизменным постоянством оказывались на столе президента, что во многом определяло негативное отношение Ельцина к Примакову После отставки последнего Волошин усиленно проталкивал на пост премьера Аксененко -как два старых железнодорожника они просто обречены были сработаться. Не удалось.

Перед последними думскими выборами Стальевич схватился с группой «Мост» Гусинского и НТВ. Волошин мог повлиять на Внешэкономбанк и пролонгировать сроки погашения кредита в 42 млн долларов, в чем была жизненно заинтересована группа «Мост». Но все произошло с точностью до наоборот. Гусинский по привычной схеме стал жестко наезжать на Волошина в СМИ, но Стальевич оправдал свое отчество. И после отставки Ельцина его критические записки по поводу позиции НТВ в освещении чеченского конфликта начали регулярно ложиться на стол Путина.

Дело закончилось тем, что летел как-то Путин с Вяхиревым в одном самолете. ВВ вызвал всесильного газового барона к себе в салон, сесть не предложил и резко проронил всего две фразы:

- «Газпром» владеет акциями НТВ и финансирует эту телекомпанию. Мне все равно, как меня показывают по НТВ, но если позиция канала по Чечне не изменится, я тебя, Рэм Иванович... порву!»

Вяхирев вжал голову в плечи и молча ушел на свое место в хвосте президентского самолета. После этого путинского предупреждения «Мост» заплатил многомиллионный долг Внешэкономбанку сполна, а пресс-служба «Газпрома» усиленно начала распространять слухи о продаже пакета акций НТВ, принадлежащего газовому монополисту. Такие вот дела.

Не зря ведь в Кремле даже придумали специальное определение методам Волошина: работать наотмашь. И характеризуют Стальевича его кремлевские сослуживцы следующим образом: «Волошин в некотором смысле «отмороженный». Если он считает, что какое-то решение правильное, он, не задумываясь о последствиях, прикажет его исполнять».

От редакции:

Прошедшие три года показали, что Александр Стальевич человек прямого действия, умеет показать, кто в доме хозяин. Правда, цена такого самоутверждения слишком высока. Вяхирева действительно «порвали», только вот новые менеджеры «Газпрома» теперь с трудом рулят газовым гигантом, на корпорацию навесили тринадцатимиллиардный долг. Старую команду НТВ более чем показательно разогнали, только вот зрительский интерес к новому НТВ заметно снизился.