5. 25-27 июля 1994 года

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


5. 25-27 июля 1994 года

Поскольку с момента получения нами задания от действительного заказчика до момента, когда удалось обеспечить получение формального заказа от Мавроди прошло определенное время, собственно работа началась уже в условиях острой фазы кризиса (наличие негативно настроенной толпы на Варшавке). Для ее проведения требовался повышенный расход финансовых средств. Одним из основных условий, выдвинутых нами в этой обстановке, было открытое финансирование - выдача денежных сумм по первому требованию, без заранее оговоренного лимита бюджета. Данное условие было принято.

5.1 Обстановка в момент начала работы

В момент нашего прибытия в офис МММ на Варшавке перед зданием находилось около 15 - 20 тысяч вкладчиков (прямоугольник приблизительно 100 на 50 метров), стремившихся в буквальном смысле слова прорваться внутрь к кассам. Выплаты продолжались, однако для того, чтобы отстоять очередь и подойти к кассе, требовалось от 3-х суток до недели непрерывно (т.е. круглосуточно) стоять в очереди.

По массовым СМИ идет кампания нагнетания обстановки, выражающаяся в подаче информации о недовольстве госорганов деятельностью МММ и формирующая мнение, что МММ вот-вот закроют.

Прежде всего, было определено, что толпа не обладает практически никакой информацией о том, что происходит на самом деле. В толпе циркулировали самые невероятные слухи. Поступления информации из фирмы к толпе практически не было. Изредка на пороге офиса появлялся кто-либо из сотрудников с мегафоном и зачитывал какое-нибудь сообщение. Слышимость данного сообщения была не более 10-15 метров, в то время как толпа, как уже было сказано, концентрировалась в прямоугольнике примерно 100 на 50 метров. В результате даже переданная информация по мере распространения в толпе искажалась до неузнаваемости.

Далее, было определено, что фирма предстает перед толпой в облике безликого мертвого здания. Не было того, что называется ``человек-лицо фирмы''. Сам Мавроди не показывался, а в его отсутствие никто из сотрудников не взял на себя обязанности быть ``лицом фирмы''.

Наконец, было определено, что в толпе имеются зачатки организации. Это профессиональные сообщества брокеров, предпринимателей, пенсионеров и пр. Все они к моменту нашего появления начали кучковаться друг с другом - т.е. пошел процесс самоорганизации толпы.

5.2 Меры в первые три дня

В этих условиях, с учетом жесточайшего дефицита времени (счет шел на часы, а иногда - на минуты) были предприняты следующие меры.

1.

На окно была выставлена громкоговорящая установка, через которую было начато громкое вещание. Вещание осуществлял высококвалифицированный оператор, знающий психологию толпы.

Внешним (формальным) предназначением громкоговорящей установки было донесение до каждого человека в толпе всей информации без искажений.

Действительным назначением установки было донесение до людей такой информации, которая бы приводила к формированию нужного нам мнения.

Другой действительной задачей - формирование соответствующего психологического настроя в толпе и снятие настроений безнадежности, скорого страшного конца и пр.

Для этого использовалась специально подобранная музыка, преимущественно из репертуара Высоцкого. В частности, использовались такие вещи, как ``Еще не вечер'', ``Черные бушлаты'', ``Ведь это наши горы, они помогут нам'' и др., поднимавшие и поддерживавшие психологическое состояние толпы.

Двумя другими важными задачами были - обеспечение внимания толпы к вещанию с одной стороны, и обеспечение ``унификации'' восприятия каждым ее членом сообщаемой информации - с другой.

Для этого, в качестве ``позывных'' громкоговорящей установки, использовалась ``Охота на волков'', звучавшая строго перед началом и после окончания вещания (только один раз эта песня была использована в иной ситуации, но об этом ниже). При этом песня каждый раз звучала полностью от начала и до конца. Это делалось для того, чтобы за время ее звучания под ее воздействием толпа не просто приводилась в совершенно определенное - каждый раз одно и то же - психологическое состояние, но и каждый отдельный член толпы приводился в одинаковое, соотносительно с остальными, психологическое состояние. Работать с такой ``унифицированной'' толпой гораздо легче и эффективнее.

Примерно через шесть-семь часов у толпы - если можно так выразиться - выработался своеобразный ``рефлекс'' на ``Охоту на волков''. Снятие реакции в толпе показало, что буквально с первых тактов разговоры в толпе прекращались, и люди обращались во внимание.

2.

С помощью громкого вещания был оперативно создано ``лицо фирмы'' - сначала в виде голоса, а потом и в персонифицированном виде. Фирма стала ассоциироваться не с мертвым зданием, а с конкретным, живым человеком, более того - с женщиной.

Выбор женщины на роль "лица фирмы" обуславливался сразу несколькими обстоятельствами:

  • женский голос лучше воспринимается при радиовещании;
  • у мужчин возникает ассоциативный ряд "женщина - слабый пол, женщин нужно защищать", что способствует переносу настроя на защиту с женщины-"лица фирмы" на саму фирму;
  • легче устанавливается контакт с женской частью аудитории

Технически создание "лица фирмы" было проделано так. Оператор установки периодически показывался в окне, спускался вниз и разговаривал с людьми - предварительно объявляя о через микрофон "я сейчас появлюсь в окне на третьем этаже", "я сейчас спущусь вниз".

Примерно через три часа "лицо фирмы" стали узнавать в лицо.

Для облегчения узнавания весь месяц работы с МММ "лицо фирмы" было одето на работе в одну и ту же одежду - строго черный брючный костюм, без всяких деталей и украшений, но не очень обычного покроя. То, что костюм брючный - подчеркивало, что женщина занята серьезной работой. Отсутствие украшений и строго черный цвет - соответствовал обстановке ( тяжелые события, украшения не к месту), необычный покрой и "несменяемость" костюма обеспечивали легкое узнавание.

Данный подход при всех его очевидных преимуществах имел существенный недостаток. Оператор - ``лицо фирмы'' принципиально не мог быть заменяем ни при каких обстоятельствах - события буквально самых первых дней показали крайне высокую степень доверия вкладчиков именно к вполне конкретному персонифицированному ``лицу фирмы'', и ни к кому другому.

3.

Естественно, что тематика и основные тезисы передач каждый раз готовились специальным образом, с учетом текущего настроения толпы и тех задач, которые нужно было достигнуть передачей. Для этого перед передачей в толпу посылались съемщики реакции; на основе снятой реакции и готовились передачи.

Кроме того, непосредственно во время вещания эти же съемщики находились в толпе и по средствам связи (радиостанции) передавали на операторский пункт специально выделенному обработчику информации о реакции толпы на передачу; суммированная реакция выдавалась "лицу и голосу фирмы" который непосредственно по ходу передачи вносил в нее коррективы.

4.

Вспомогательными средствами воздействия на мнение толпы были листовки. Они готовились каждый вечер в оперативном порядке, размножались на ксероксе и выдавались в толпу в количестве нескольких десятков экземпляров. Содержание листовки - подытоживание сказанного за день. То есть, листовки служили средством закрепления созданного за день мнения.

Количество листовок ограничивалось, на руки они не раздавались, а наклеивались на вертикальные поверхности. Это создавало ситуацию контролируемого искусственного дефицита и обеспечивало в толпе внимание к листовкам.

5.

В первый же день были начаты мероприятия по структурированию толпы путем организации т.н. ``управляемой общественной организации'' (УОО). Эта организация стала потом известна как ``Союз акционеров АО МММ''. Ее деятельность полностью финансировалась и направлялась через нас, хотя вкладчики об этом не подозревали и полагали, что ``Союз акционеров'' выражает их интересы.

Создание УОО в условиях острейшего дефицита времени происходило следующим путем. Один из сотрудников регулярно подходил к окну на третьем этаже здания и наблюдал за толпой, а точнее - за ``кучкованием'' вкладчиков перед зданием.

В один из таких моментов он заметил в толпе некоторый ``островок'', в центре которого был человек с мегафоном, что-то говоривший в толпу (что именно - за шумом слышно не было). Взяв пять прикомандированных к группе сотрудников охраны, сотрудник спустился в толпу, пригласил этого человека пройти внутрь (для чего охранникам пришлось буквально ``выдергивать'' его из толпы, настолько она была плотной) и провел в здание. Этим человеком был Валентин Полуэктов - в дальнейшем известный как лидер ``Союза акционеров АО МММ''.

При беседе выяснилось, что Полуэктов, с одной стороны, является профессиональным организатором массовых мероприятий (пикетов и пр.), а с другой - у него есть ``личный вопрос'' (зависли акции). Под одно только обещание решить его вопрос Полуэктов был нужным образом сориентирован и через 20 минут отбыл в толпу с заданием начать создавать общественную организацию, которая формально должна была выражать интересы вкладчиков и выступать от их лица в переговорах с администрацией МММ, а фактически - структурировала бы вкладчиков и не допускала бы вкладчиков до действий против МММ.

Активисты набирались тем же способом - под ``доверительное'' обещание ``решить личную проблему'' с акциями. Поскольку толпа была объединена не общей идеей, а общей наживой, и каждый преследовал только свои личные цели, вербовка активистов не представляла трудностей.

В течение последующих 2-х дней толпа вкладчиков была структурирована, были образованы низовые ячейки ``союза акционеров'' из числа активистов, начался процесс записи вкладчиков в ``союз'' и т.д.

6.

Далее, поскольку среди вкладчиков были не только рядовые граждане, но и сотрудники различных госорганов, вложивших свои сбережения в АО МММ, было начато формирование информационной сети из числа этих лиц, с задачей получения информации о планировавшихся госорганами действий против АО МММ. Достаточно сказать, что в созданной информационной сети были сотрудники Минфина, Госналогслужбы, Службы безопасности Президента и пр.

7.

В тот период вкладчик МММ, желавший продать свои акции, мог избавиться от них двумя способами - либо отстояв очередь и сдав акции в кассу, либо продав их ``с рук'' частным брокерам. Курс покупки акций у брокеров являлся наиболее верным барометром степени паники. В спокойные моменты он был практически равен курсу самого МММ, в периоды паники резко падал. Таким образом, до момента сброса котировок самой МММ любой вкладчик мог избавиться от своих акций, пусть и какими-то потерями, продав их частным брокерам; степень потерь зависела от разницы курсов.

Иными словами, паника начиналась тогда, когда курс акций у частных брокеров шел вниз, и прекращалась, как только этот курс почти сравнивался с курсом самой МММ. В этой обстановке любой желающий мог с минимальными потерями (процентов 5-10) немедленно избавиться от акций, не стоя в очереди. Резко менялся и состав очереди; в ней оставались практически одни брокеры, скупившие с рук акции и несшие сдавать их в кассу, чтобы получить свой ``навар'' в виде 5-10%-й маржи.

В момент начала работы при официальном курсе акций в кассах около 115 тысяч рублей курс частных брокеров составлял порядка 50 тысяч рублей. В координации с администрацией АО МММ и параллельно с вышеуказанными мероприятиями в толпу были выпущены, под видом частных брокеров, специальные операторы, которые постепенно стали повышать курс скупки акций.

В результате всего примененного комплекса мер нам за первые два дня работы удалось сбить панику среди вкладчиков и довести курс скупки акций частными брокерами до ``нормальной'' отметки в 5-10% ниже курса МММ.

Паника прекратилась. Вышеописанный комплекс мероприятий продолжал работать уже только на удержание ситуации, но мы полагали, что наша задача в целом выполнена.

Однако, как показали дальнейшие события, ``и это было только начало АО МММ''.