5 лет условного заключения за выпуск фальсифицированны лекарств

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


5 лет условного заключения за выпуск фальсифицированных лекарств

Оригинал этого материала
© "Коммерсант",  origindate::04.04.2009, Незаконные лекарства подействовали условно

Вынесен приговор сестре Владимира Брынцалова

Олег Рубникович

Compromat.Ru

Суд не стал строго наказывать Татьяну Брынцалову, учтя, что она достигла пенсионного возраста и положительно характеризуется по месту жительства

От четырех до пяти лет условного заключения получили в Симоновском суде Москвы производители фальсифицированных лекарств — топ-менеджеры ЗАО "Брынцалов-А" во главе с бывшим гендиректором компании и сестрой известного предпринимателя Владимира Брынцалова Татьяной Брынцаловой. Как установил суд, без каких-либо лицензий они выпускали на своем предприятии около сотни наименований лекарств или их аналогов известных зарубежных компаний. Хотя обвинение требовало назначить госпоже Брынцаловой реальное наказание, она осталась недовольна и вынесенным условным приговором.

Оглашение приговора по громкому делу в отношении экс-главы ЗАО "Брынцалов-А" Татьяны Брынцаловой и ее заместителей Марата Михайлова, Олега Жарова и Сергея Новикова, обвинявшихся в незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК РФ) и незаконном использовании товарного знака (ст. 180 УК РФ), заняло у судьи Татьяны Корнеевой три часа.

Как установил суд, "устойчивая преступная группа" была создана в апреле 2004 года. Общее руководство осуществляла Татьяна Брынцалова. Господин Михайлов отвечал за производство, ценообразование и сбыт продукции, Олег Жаров занимался подбором кадров и внедрением в производство новых препаратов. На господина же Новикова был возложен контроль за качеством продукции и ее хранение.

На территории ЗАО "Брынцалов-А" (ул. Нагатинская, 1) был налажен выпуск фальсифицированных лекарств 50 известных зарубежных производителей. При этом этикетки и упаковки для них печатали в собственной типографии. Среди подделок были такие известные потребителям препараты, как ноотропил производства бельгийской компании UCB, мезим немецкой Berlin-Chemie, но-шпа венгерской Chinoin, баралгин немецкой Hoechst, линекс словенской Lek и многие другие. Часть лекарств выпускалась с немного измененными названиями: вместо ноотропила — ноотобрил, вместо но-шпы — ношбра, вместо баралгина — бралангин и так далее. Эти препараты суд также счел контрафактными, поскольку названия оставались сходны с оригиналами. Выпускалась же данная продукция без разрешения правообладателей и зачастую в отсутствие лицензий Минздрава. Реализовывался фальсифицированный товар через аптечные ларьки и киоски. Прибыль "Брынцалов-А" от этой незаконной деятельности составила около 68 млн руб., 9,3 млн руб. из этой суммы получила лично госпожа Брынцалова.

Вина подсудимых, по мнению суда, подтверждается как собранными материалами, так и многочисленными показаниями свидетелей. Кладовщики и упаковщики подтвердили в суде, что предприятие выпускало импортные лекарства, но они полагали, что это делалось на законных основаниях. "Иностранные фирмы сообщили, что никаких лицензионных соглашений с "Брынцалов-А" они не заключали, а переданные им на исследование лекарства, выпущенные российской фирмой, не являются оригиналом",— отметила судья Корнеева, добавив, что все доказательства по делу и экспертизы она признает допустимыми.

В то же время суд выразил недоверие показаниям подсудимых, заявлявших о том, что они не занимались производством контрафакта. "Суд считает вину подсудимых в незаконном предпринимательстве и незаконном использовании товарного знака доказанной",— констатировала судья Корнеева и объявила очередной перерыв. Во время него госпожа Брынцалова убеждала журналистов, что с ней обошлись крайне несправедливо: "Очень много несоответствий, например, линекс у нас (в уголовном деле.— "Ъ") откуда?"

Тем временем в зал вновь вошла судья Корнеева, и по отсутствию в зале конвойных, которые обычно появляются при вынесении реального наказания, стало ясно, что подсудимые могут рассчитывать на благоприятный для себя исход. Так оно и вышло. "Суд считает, что исправление подсудимых возможно без применения к ним реального наказания",— заявила судья. В итоге Татьяна Брынцалова и Марат Михайлов получили, как и требовала гособвинитель Амалия Устаева, по пять лет, но вместо реального наказания, на котором настаивала прокуратура, условное. Кроме того, осужденных Брынцалову и Михайлова суд оштрафовал на 50 тыс. и 30 тыс. руб. соответственно. Олегу Жарову и Сергею Новикову суд также определил условное наказание — по четыре года каждому.[...]