600 дней лесной войны (2001-2003)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Слияния и поглощения", 5-6, 2003, Фото: "Газета"

600 дней лесной войны (2001-2003)

«Базовый элемент» против «Илим Палп Энтерпрайз»

Владимир Пронин

Converted 16300.jpgВо время подготовки настоящей статьи редакция обращалась за комментариями в пресс-службу компании «Базовый элемент», которая от общения на тему конфликта отказалась.

Война за обладание самой прибыльной долей российского лесопромышленного комплекса — целлюлозными комбинатами — между компаниями «Базовый элемент» (КБЭ) и «Илим Палп Энтерпрайз» (ИПЭ) стала ярчайшим примером корпоративных войн начала этого столетия в России. Войной, предоставившей нам не только захватывающую интригу, но и претендующей на то, чтобы войти в учебники в качестве образцовой схемы проведения недружественных поглощений и борьбы с ними.

Интерес к противостоянию двух крупных компаний вполне закономерен. Во-первых, война ИПЭ и КБЭ стала фактически первым конфликтом такого масштаба — когда была предпринята попытка взять в свои руки фактически целую отрасль. Во-вторых, пожалуй, впервые в истории современной России в рамках конфликта такого масштаба защищающейся стороне удалось, оставаясь исключительно в правовом поле, отстоять свои интересы. В-третьих, это было столкновение в отрасли, имеющей стратегическое значение, а потому от того, чью позицию поддержит государство, зависело достаточно много. В-четвертых, это была ситуация, в которой в концентрированной форме выразились схемы масштабных поглощений и методы борьбы с ними, все достижения и ошибки участников конфликта.

Интерес «Сибирского алюминия» (в «Базовый элемент» компания преобразуется в конце 2001 года) к лесной отрасли возник не случайно. Падение цен на алюминий в 2001 году лишний раз убедило хозяина «Сибала» Олега Дерипаску в необходимости приобретения нового бизнеса. Бизнеса, по рентабельности не уступающего алюминию.

Встал вопрос: куда вложить деньги? Приобретенные к тому моменту предприятия автопрома приносили больше проблем, чем доходов. А на доходный ВАЗ «Сибал» не пустили. Самый лакомый кусок- нефть и газ — уже давно поделен, и вторжение в эту отрасль могло стать смертельным для компании. Несмотря на все связи Дерипаски в высших эшелонах власти.

Специалистов «Сибала» заинтересовала лесная отрасль. Выглядела она очень привлекательно: восполняемая сырьевая база, неплохие производственные мощности, особенно в сфере выработки целлюлозы, постоянно растущий спрос на эту продукцию.

Конечно, определенные ограничения существовали — в лесоперерабатывающем комплексе уже действовали мощные компании, российские и иностранные, известные своим финансовым и лоббистским потенциалом либо обладающие незапятнанной репутацией на мировых рынках, — «Альфа», австрийская Neusiedler, транснациональная International Paper и другие. Но их основной бизнес был связан с комбинатами, выпускавшими бумагу. Вторгаться в эту сферу было очень трудно, и руководство «Сибала» принимает решение разработать план поглощения предприятий, выпускающих целлюлозу и упаковочные материалы.

Принципиально схема вхождения в леспром, разработанная в «Сибале», самой агрессивной российской компании последнего пятилетия, выглядела следующим образом.

На первой стадии приобретается союзник в лице достаточно крупной компании, профессионально занимающейся лесом и лесопереработкой. Затем к ее активам присоединяется одно или несколько ключевых предприятий целлюлозно-бумажного комплекса (о методике — чуть ниже). Одновременно происходит дальнейшее расширение сырьевой базы (через скупку лесхозов). После чего продолжается планомерное приобретение перерабатывающих предприятий. Реализация продукции осуществляется через уже имеющиеся компании.

В ходе войны между ИПЭ и КБЭ стало ясно, что методика действий (не сама схема) «Сибала» при поглощении предприятий была основана на принципах «дикой приватизации» середины 90-х. Олега Дерипаску можно было понять: за последние пять лет — только победы, GR и PR-ресурс по эффективности весьма высок. Казалось, что достойных противников не было. В этом была и сила и слабость «Сибала» - он просто не сталкивался с серьезным противником в войне такого масштаба. Лев Черной и Анатолий Быков — не в счет. Хотя и последнему нынешний «Базовый элемент» по ряду позиций проиграл.

В качестве объектов поглощения были выбраны предприятия, принадлежащие компании «Илим Палп Энтерпрайз». К началу конфликта ей принадлежали пакеты акций следующих предприятий: ОАО «Котласский ЦБК» - 51,08%, ОАО «Братсккомлексхолдинг» — 37,52%, НПФ «Санкт-Петербург» - 100%, ЗАО «Нью Ком» - 88,64%, ООО «Ин Юре» - 70%, ООО «ОП «ИЛИМ» -70%, ЗАО «Информационное агентство «АрхЮгИнформ» - 51%, ЗАО «Илим Палп Сибирь» - 100%, ЗАО «Союз Информ» - 35%, ООО «Илим Палп Эксим» - 100%, ООО «Илим Палп Трейдинг» - 100%, ООО «Илим Палп Коряжма» — 100%, ООО «Касмет-Счастье» - 100%, ЗАО «Космос» - 78%, ОАО «Комплекс» - 41,06%, АО «Вольский КЛПХ» - 27,4%, ОАО Тегринский ЛПХ» - 31,92%, ОАО «Шоношский ЛПХ» - 51,34%,ОАО «Литвиновский ЛПХ» - 36,44%, ОАО «Ерогодский ЛПХ» - 20,79%, ООО «Тогра-лес» - 32%. Под их контролем находится еще ряд предприятий — Санкт-Петербургский картонно-полиграфический комбинат, бумажная фабрика «Коммунар», 28 лесозаготовительных предприятий, торговая компания «Петроборд Трейдинг», логистическая компания «Финтранс», фирма «Коммунар-вторресурсы» (заготовка макулатуры), Чешская фабрика «Плзеньска Папирня».

Подготовка к началу поглощения предприятий прошла довольно быстро. Союзник подвернулся как нельзя кстати. Им оказалась компания «Континенталь-инвест» (ныне «Континенталь Менеджмент», подразделение «Базового элемента», занимающееся лесным бизнесом). «Континенталь» запросила помощи у «Сибала» в борьбе со старым противником Олега ДерипаскиЛьвом Черным и его компанией «Энергопром» — за Усть-Илимский ЛПК. Схема возврата «Континенталя» на УИ ЛПК была традиционной: основываясь на решениях судов Калмыкии и г. Орел, принятых в обеспечение иска акционеров, были восстановлены в правах смещенные с должностей менеджеры «Континенталя». При поддержке судебных приставов Иркутской области, службы безопасности «Сибала» они вошли на предприятие. Последовавшие затем попытки «Энергопрома» и Льва Черного вернуть предприятие ни к чему не привели - в конце концов акции пришлось продать «Сибалу». В качестве платы за помощь «Континенталь-инвест» также продала часть своих акций Олегу Дерипаске.

Успешный опыт с УИ ЛПК показал, что захват предприятий по силовой схеме в обеспечение иска возможен. Но ресурс данной схемы ограничен, и юристы «Сибала» вынуждены были начать разработку новых схем, которые не позволили бы уличить компанию в нарушении законодательства и которые страховали бы ее от финансовых потерь и не давали возможности для обратного хода сделки.

А теперь немного отвлечемся. Экспансия «Сибала» в лесную отрасль не ограничилась войной с Черным и «Илим Палпом». Параллельно рассматривались варианты поглощения Архангельского ЦБК, Сыктывкарского ЛПК — наиболее современных и прибыльных предприятий российского ЛПК. Судя по материалам СМИ, «Сибал» хотел пересмотреть итоги приватизации в Сыктывкаре через реанимацию уголовных дел в отношении бывшего главы республики Юрия Спиридонова. Но не успел - акции комбината были спешно проданы компании Anglo-American, оснований для борьбы с которой у Дерипаски просто не нашлось. Несколько месяцев спустя прошла небольшая газетно-административная война и в Калужской области за ОАО «Кондрово-бумпром». Тогдашний директор не называл врага, но можно предположить, что в качестве такового выступил «Базовый элемент» — других кандидатов на поглощение в отрасли просто не было. Борьба за Архангельский ЦБК с главой группы «Титан» Владимиром Крупчаком вяло идет до сих пор.

Итак, генеральная схема поглощения предприятий ЛПК выглядела так. Возбуждение процесса реприватизации (об особенностях — ниже), возврат акций государству, реализация акций на торгах ряду своих структур, смена руководства с вхождением на предприятие (мирным или силовым методом в зависимости от ситуации), мощная PR-кампания итогов смены собственника (антикризисная и позитивная).

На первом этапе, до начала активной войны за Котлас, сам заход строился следующим образом: после активнейшей «черной» PR-кампании в СМИ в суд некоего субъекта Федерации, но не той области, где находится предприятие, поступает заявление от частного лица, представляющегося миноритарным акционером указанного завода. Данному акционеру не нравятся некие действия руководства предприятия, и он требует смены начальства. При этом в дальнейшем зачастую оказывается, что истец в реестрах акционерного общества не значится или даже не знает, где располагается данный комбинат. Тем не менее суд выносит судебное определение в пользу данного акционера. Затем в «час икс» на комбинате появляется сотрудник фирмы-владельца, переметнувшийся на сторону компании-агрессора, в сопровождении судебных приставов и милиции и, предъявляя судебное определение, свергает руководство предприятия. Очень скоро, после смены старых директоров на новых, перебежчик исчезает: иногда на какое-то время, чтобы всплыть потом, иногда навсегда. Дальше от имени нового начальства работникам производства говорится о радужных перспективах: повышение зарплаты, выдача премий, забота о социалке и т.п.

Замечу сразу: планы Дерипаски в отношении отрасли были серьезные. И использовать эту схему, основанную на явном злоупотреблении, он хотел масштабно. Подозревать же главу «Сибала» в гринмэйле, в том, что он заходил на комбинаты для шантажа собственников, фактически работал на отступные, — ошибка.

«Лесной» проект Дерипаски внешне прикрывался и достаточно выигрышной идеологией — интересами государства. Именно это должно было позволить ему привлечь на свою сторону представителей административно-политических кругов. При одном условии: все нужно было делать быстро. У «Сибала» это не получилось.

Но вернемся к нашему сюжету и посмотрим, как менеджерами «БазЭла» воплощалась формула захода на предприятия ИПЭ и как «Илим Палп» сопротивлялся поглощению.

Итак, первый удар по империи «Илим Палпа» «Базовый элемент» нанес в декабре 2001 года. Началу кампании предшествовала интенсивнейшая серия публикаций в федеральных и региональных СМИ, организованная пиарщиками КБЭ. Основные тезисы были таковы:

• из Братского ЛПК менеджеры ИПЭ выводят ликвидные активы в специально созданное ОАО «ЦКК», делая при этом БЛПК своим крупнейшим должником;

• образованы огромные задолженности перед региональной энергокомпанией, в которой 40% акций принадлежит государству;

• ИПЭ не платит в местные бюджеты;

• ИПЭ не инвестирует средства в развитие предприятий региона;

• к ИПЭ есть претензии у многих госструктур — МНС, Счетной палаты, Генпрокуратуры, РФФИ и т.д.

Все это, убеждали пиарщики Дерипаски, наносило огромный ущерб государству, социальной сфере, рабочим, жителям области и т.д. Кроме того, некоторые наблюдатели отмечают, что в ключевых СМИ возможные ответные PR-мероприятия со стороны ИПЭ были «заблокированы».

Параллельно была сделана попытка натравить на ИПЭ упомянутые выше госструктуры. Однако, несмотря на поддержку сотрудничавшего с «БазЭлом» депутата ГД Сергея Колесникова, активно выступавшего 13 декабря 2001 года на заседании Межведомственной балансовой комиссии при ФСФО, ситуация в Братске не заинтересовала ни ФКЦБ, ни РФФИ, ни МНС. На стороне Дерипаски «сыграла» только налоговая инспекция Иркутской области, действия которой, впрочем, не принесли никакого успеха.

Тогда было принято решение заходить на Братский ЛПК по модели УИ ЛПК. Совпадения почти буквальные: по иску миноритарного акционера (обладателя 2 акций) принимается решение в «своем» суде (один из судов Нижнего Новгорода) о восстановлении в должности уволенного директора. 21 декабря 2001 года им становится Георгий Трифонов, ранее работавший в «Илим Палп». Есть только одна новинка: решением суда запрещается проведение совета директоров предприятия, что дает Трифонову основание для несменяемости на нужное «БазЭлу» время. В закрепление успеха проводится пресс-конференция нового директора, который обещает сплошной позитив: возврат активов, сохранение социальных льгот, повышение зарплаты, объединение БЛПК с УИ ЛПК в единый производственный комплекс. Главный посыл таков: «Юридические владельцы восстанавливают нормальную работу». В закрепление ситуации делается следующий шаг — направляются письма в адрес Касьянова, Патрушева, Грызлова, Селезнева, Чайки, в которых свои действия Трифонов обосновывает законами и постановлениями судебных инстанций и объявляет о социально значимых целях. Во всех центральных газетах - от «Известий» до «Труда» - на следующий день после захода организованно появляется соответствующая информация. Учитывая, что номера следующего дня формируются в Основном к 15 часам, можно предположить, что «БазЭл» размещал в прессе заранее подготовленные тексты.

Следует подчеркнуть, что по времени проведения операции братский захват был реализован более профессионально: сменив руководство в пятницу, новая власть получила два дня на изучение документов, добытых в кабинетах старых директоров, и обдумывание своих дальнейших действий.

Свое участие «БазЭл» стойко отрицал, хотя в организации захода участвовали сотрудники этой структуры — от топ-менеджеров до специалистов PR-управления. Но явно не без участия «БазЭла» появилось заявление главы компании «Вашъ финансовый попечитель» Василия Бойко, который поддержал поглощение комбината от имени миноритариев. Кстати, впоследствии фирма Бойко будет использована Дерипаской для покупки акций Котласского ЦБК.

Какое-то время «Илим Палп» был в шоке. Впрочем, это понятно: компания 10 лет вела свой бизнес спокойно, жертвой столь масштабных и незаконных нападок не была. Менеджерам ИПЭ пришлось искать выход по ходу событий. Совет директоров «в изгнании», информацию в иркутской прессе о письме рабочих Котласского ЦБК Путину, Миронову, Селезневу пиарщики «БазЭла» почти не заметили. А зря.

Но юридический ответ ИПЭ оказался адекватным. В течение двух недель постановлениями вышестоящих судов Санкт-Петербурга, Владивостока и Екатеринбурга признаны незаконными определения об обеспечительных мерах региональных судов по искам миноритариев, а также оспорены полномочия нового руководства комбината. 15 января 2002 года Арбитражный суд Братска признает действия судебных приставов незаконными, и 16 января представители «Базового элемента» покидают комбинат. Правда, оговаривается одно условие: ИПЭ должен выкупить Усть-Илимский ЛПК.

Парадоксально, но факт: захват Братского ЛПК и уход с него в такой форме стали стратегической ошибкой КБЭ. Вроде вернули долги «Иркутскэнерго», КБЭ получила в конце концов деньги за Усть-Илимский ЛПК. Но «Базовый элемент» показал, что он: а) действует по одной методе; б) любит незаконные силовые методы и судебные акты и уверен в их «дидактическом» влиянии на противника. Дерипаска. ошибся: не нужно было начинать с маленького — по сравнению с Котласом — Братского комбината (подтвержденная аудитом валютная выручка $180 млн.), тем более прибегать к силе. Если бы он сразу захватил Котласский ЦБК, жемчужину империи ИПЭ (пусть даже и силой), то после этого шансы Захара Смушкина свелись бы к минимуму. Были и другие «минусы»: репутационные, раздражавшие бизнес-сообщество, - в глазах многих КБЭ стала заведомым агрессором, не чурающимся методов образца середины 90-х.

Самый же главный «минус» был в наступившей паузе - пока «БазЭл» искал новую модель захода, ИПЭ получил почти полгода передышки и сумел разработать эффективную тактику защиты и PR-стратегию.

Последующие три месяца стороны готовились к нападению и обороне соответственно. Как показал дальнейший ход событий, ИПЭ удалось подготовиться лучше. Избегая методов, применяемых командой захватчиков и взяв на вооружение последовательное оспаривание незаконных судебных актов, где бы они ни выносились (а их было в итоге около 150 в разных судах), ИПЭ продемонстрировал, что и в правовом поле можно добиться результата. Был определен значительный бюджет на реализацию PR-кампании, выбраны партнеры (московское агентство «Тайный советник», «Михайлов и партнеры» и несколько более мелких). Для PR-сопровождения за рубежом было выбрано одно из лучших американских агентств «Флейшман Хиллард» и PR-бутик «ЕМС». Началась активная ответная кампания в СМИ в России и за рубежом. Впоследствии PR-кампания «Илима» за рубежом будет отмечена в США наградами «Лучшая иностранная PR-кампания года» (аналог «Оскара» для журналистов). К проблеме передела собственности незаконными методами удалось привлечь внимание депутатов Государственной Думы, Минэкономразвития (Греф), Минфина (Кудрин), Полномочного представителя президента РФ по СЗФО (Черкесов).

В это время «Базовый элемент» тоже проводил усиленную подготовку. В компании произошла смена руководителя лесными проектами — бывший директор ГАЗа Виктор Беляев, участвовавший во взятии БЛПК, уходит от Дерипаски. На его место становится Николай Яровой, до этого работавший в других структурах «Сибала» и дружественной МДМ. Специализация Ярового — поглощение предприятий. Судя по дальнейшим действиям, в КБЭ «лесным» проектом занималось несколько групп — юристы, экономисты, служба безопасности, служба общественных связей. Однако безрезультатность последовавших действий «БазЭла» наводит на мысль, что эти группы не координировали своих усилий, а действовали по персональным вводным каждая в своей сфере.

Схема, разработанная в «Базовом элементе» на этот раз, была проста и сулила реальный результат. Кроме того, она гарантировала компанию-агрессора от финансовых рисков — при любом исходе деньги, затраченные на покупку акций, не терялись (не считая больших затрат на суды и «черное» лоббирование).

Итак, некий миноритарный акционер, обиженный на то, что ИПЭ не выполняет своих обязательств, подает гигантский иск. Денег на счетах на эту сумму у ИПЭ явно не должно оказаться, следовательно, взыскание будет обращено на акции самого предприятия. По закону взыскание должно вначале налагаться на денежные средства, затем на имущество и акции. Ответчику также дается время на добровольное исполнение решения суда. В случае с «Илимом», у которого были деньги на счетах, взыскание без уведомления ответчика было молниеносно наложено на акции. Основываясь на этом решении, РФФИ обязывает реестродержателя вернуть акции РФФИ. Далее РФФИ реализует эти акции на торгах на комиссионной основе - естественно, в пользу нового собственника, который не приобретает их напрямую, а через 1-2 посредников. Естественно, что акции оцениваются по минимальной стоимости. Перед торгами дается формальное объявление, чтобы нельзя было обвинить в том, что о торгах никто не знал. В результате акции скуплены для КБЭ структурами, дружественными ей. Представители Северо-Западного отделения РФФИ утверждали, что информация о комиссионной продаже была представлена на официальном сайте этого отделения фонда. Однако обнаружить физическое подтверждение этого факта не удалось. Практически молниеносно после продажи сайт был поставлен на реконструкцию. Публикации в печатных СМИ не было. Часть денег, полученных РФФИ, возвращается за акции прежнему собственнику, а основная идет на завод в погашение ущерба, нанесенного «Илим Палпом». Таким образом, «БазЭл» и получает предприятие, и возвращает свои деньги.

Для этого необходимо одно: в момент прихода денег на предприятие там уже должны быть избранные собранием новых акционеров новые менеджеры - генеральный директор и т.п.

В этой схеме также нашлось место бывшим соратникам «Илим Палпа». Бывший акционер ИПЭ, глава Промстройбанка (ПСБ) Владимир Коган вступил в союз с Олегом Дерипаской. Это был сильный ход со стороны «БазЭла». Через ПСБ должны были пойти деньги на захваченные комбинаты.

Кроме того, для большей свободы рук часть рабочей группы «БазЭла», в т.ч. Николай Яровой и Татьяна Сурвилло, выводятся в реанимированную компанию «Промконсалтинвест», якобы нанятую «Базовым элементом» (в декабре Сурвилло будет называть себя «юридическим консультантом» новых собственников акций).

Однако у общей схемы захода на Котласский ЦБК и Братский ЛПК (именно на их акции будет обращено взыскание) были и сильные «минусы».

Во-первых, как показало время, в «Базовом элементе» просто-напросто пренебрегли работой с местными структурами Архангельской области. В результате все - милиция, прокуратура, суды, служба судебных приставов, городские и муниципальные органы власти, большая часть прессы не оказали ему обычной «помощи». «БазЭл» оказался без той самой поддержки, которая необходима для захвата предприятия.

Во-вторых, «Базовый элемент» оказался не готов к тому, что ИПЭ будет упорно и последовательно отстаивать свои интересы, не поддаваясь на давление с использованием административного ресурса, угрозы и шантаж со стороны КБЭ.

В-третьих, ряд важных ошибок совершили пиарщики «Базового элемента». С одной стороны, они не ждали сопротивления от противника, а с другой -они даже не предполагали, что бюджет на кампанию у ИПЭ будет эффективным. Очень статичной оказалась и тезисная база пиарщиков КБЭ - защита интересов государства и «добросовестность» приобретения акций скоро всем приелись. Сомнительность казуистики юридических построений также не играла им на руку. Причина просчетов пиарщиков, вероятно, лежала в отсутствии общей программы вхождения на предприятия ИПЭ. Следует еще отметить, что ИПЭ выиграл и в другом: ему удалось наладить открытое освещение конфликта в ведущих зарубежных СМИ, организовать слушания в конгрессе США и таким образом сформировать мнение западного бизнес-сообщества.

В-четвертых, «Базовый элемент» упустил инициативу: начиная с июля 2002 года он всегда был вторым, выступая в позиции оправдывающегося или догоняющего.

В апреле 2002 года в суды города Кемерово поступают два иска - от миноритариев Котласского ЦБК и Братского ЛПК. Некто Сергей Мелькин и Олег Рудаков, ставшие владельцами десятка акций комбинатов примерно за неделю до процесса, заявили о том, что ИПЭ нарушил их права как акционеров, в результате чего они понесли ущерб. Причины по каждому комбинату были разные: в Котласе «Илим Палп» не выполнил инвестусловия, а в Братске — начал неоправданную реструктуризацию. 25 апреля суды приняли решение в пользу миноритариев и постановили взыскать с компании свыше 3 млрд. руб. по Котласу и 5 млрд. руб. по Братску. Деньги, чтобы заплатить, у «Илима» на рублевых и валютных счетах были. Приставы без уведомления ответчика приняли постановление обратить взыскание на акции предприятий. В итоге в конце мая — июне 83% акций БЛПК и 61% КЦБК были арестованы, возвращены РФФИ, затем проданы Балтийскому финансовому агентству и ИК «Зеленый мыс» (аффилированы с Владимиром Коганом и Василием Бойко соответственно). Акции были приобретены в пользу пула новых хозяев — «Базового элемента», «Континенталь Менеджмент», «Банкирского дома «Санкт-Петербург». Это позволило их представителям утверждать, что более 60% акций принадлежит упомянутым компаниям и что «Илим Палп» — лишь миноритарный акционер. В свою очередь, глава ИПЭ Захар Смушкин говорит, что его компания владеет 94% акций КЦБК.

В ходе реализации этой схемы была допущена одна серьезная ошибка: приставы не уведомили должника о начале исполнительного производства. Позднее «Илим Палп» использовал этот факт в судах. Дела в Кемерове проходили с вопиющими нарушениями закона, которые перечислены в протесте председателя суда г-на Вьюнова. В частности, ответчики не были уведомлены о процессе. Дело прошло в их отсутствие в заочном заседании.

Суд не изучал никаких доказательств. Ответчики процессуально не вправе были заявлять такие исковые требования. Дело было рассмотрено в рекордные сроки, через неделю после покупки Мелькиным и Рудаковым десятка акций предприятия. Впоследствии судья Юферов, вынесший решение, был отстранен от должности квалификационной коллегией. В интервью «Ведомостям» председатель Верховного суда указал, что дело передано в прокуратуру для возбуждения уголовного дела. Случай для России уникальный. В Кемерове весной 2003 года было возбуждено более общее дело по мошенничеству в особо крупных размерах, связанное с продажей акций комбинатов.

Основной этап противостояния, растянувшийся на второе полугодие 2002 года, велся в жанре позиционной войны. Отношения строились по схеме: судебные иски — ответные суды, громкие заявления в прессе, попытки обеих сторон использовать тезис «они перешли к силовым методам».

Судебные иски строились по принципу «на ваше решение у нас уже есть наше решение». При этом если КБЭ действовала привычными для агрессора методами работы с судами, ИПЭ при оспариваний множества судебных актов оставался в рамках закона. Решения же судов были в самых разных регионах — от Осетии до Дальнего Востока. Мероприятие неяркое, но затратное. Если же учесть, что общее количество судебных производств по этому делу перевалило за 150, можно предположить, что затраты на юридическое сопровождение, командировки в экзотические регионы (, Кемерово и проч.) требовали значительных расходов, которые исчислялись миллионами долларов.

Затраты сторон на войну менялись в зависимости от стадии конфликта. Первоначально, как на любой войне, действовал эффект неожиданного спланированного нападения, которым был нанесен существенный ущерб обороне. На этом этапе нападающая сторона несла меньшие потери. Когда эффект неожиданности улетучился и появились победы «Илима» в апелляциях, затраты сторон стали практически одинаковыми. В настоящее время с учетом побед «Илима» в судах по делам, связанным с регистраторами и РФФИ, с оспариванием результатов «альтернативных» собраний, проводимых «БазЭлом», наиболее вероятно, что «БазЭл» несет большие расходы. Наиболее интересными в технологии попытки захвата и обороны предприятий были следующие моменты.

Первое. История с реестрами. Реестр КЦБК находился в Петербургской центральной регистрационной компании (ПЦРК), с которой договор на ведение реестра истек. ПЦРК контролируется г-ном Коганом и была назначена регистратором в то время, когда он был акционером Котласа и Братска (впоследствии он продал свои акции «Илиму»). 3 июня ИПЭ разрывает с ней договор на ведение реестра и заводит новый реестр в компании «Энергорегистратор», заявляя, что прежний реестр утерян. В действительности «старый» реестр 4 июня передается в Центральный московский депозитарий. «Илим Палп» в судебном порядке добивается запрета на совершение операций с реестром ПЦРК. Налицо два реестра — у каждой стороны свой.

«БазЭл» «работает» с Федеральной комиссией по ценным бумагам (ФКЦБ), и в середине августа ее глава Игорь Костиков выступает с ангажированным заявлением о правильности действий «БазЭла». Более того, он обвиняет ИПЭ в попытке подкупа, а чуть позже решением ФКЦБ пытается лишить лицензии «Энергорегистратор». В судебном порядке «Энергорегистратору» удается защитить свои права. По некоторым данным, в судебном заседании интересы ФКЦБ представляли юристы, связанные с КБЭ.

Второе. Защита Котласского ЦБК. Вот уже почти 400 дней представители «БазЭла», «Континенталь Менеджмента» и «Банкирского дома «Санкт Петербург», члены свежеизбранного совета директоров не могут осуществить силовой захват комбината. «Илим Палп» физически не пускает их туда. Силовую поддержку «БазЭл» не может получить в основном потому, что у него в действительности нет нормальных, четких оснований для «захода» и ему не удалось подчинить (коррумпировать) местные органы власти.

25 декабря 2002 года в город Братск прибыли представители «Континенталь Менеджмента» и «Промконсалтинвеста», а также сотрудники охранного бюро «Банкирского дома «Санкт-Петербург» и частной охранной фирмы «Беркут», которые 26 декабря в сопровождении судебных приставов попытались пройти на территорию заводоуправления. Генеральный директор «Промконсалтинвеста» г-н Яровой предъявил в службу судебных приставов г. Братска исполнительный лист, выданный согласно определению, вынесенному Арбитражным судом республики Адыгея по жалобе некоего гражданина Гутты к гражданину Чуц (оба лица не являлись акционерами БКХ). В обеспечение иска суд вынес определение, в котором гендиректору и совету директоров от «Илима» запрещалось осуществлять свои функции. Однако еще 11 ноября 2002 года Арбитражный суд Адыгеи отменил вышеназванное определение и отозвал исполнительные листы. 16 января 2003 года прокуратурой г. Братска было возбуждено и в настоящее время расследуется уголовное дело по ст. 203 п. 1 УК («превышение полномочий служащими частных охранных и детективных служб»). Также 27 января 2003 года уголовное дело было возбуждено следственным управлением при УВД г. Братска по ст. 159 п. 3 УК РФ («мошенничество»). В настоящее время данное дело также расследуется.

Также нельзя недооценивать и активную роль трудового коллектива, который оставался в течение всего времени конфликта на стороне менеджмента ИПЭ. «БазЭл» предпринял крайне агрессивную PR-кампанию в регионе, но не учел особенностей локального менталитета, восстановив против себя местные СМИ. Листовки и «клоны» местных газет с откровенной «чернухой» ударили по имиджу самого «БазЭла».

Третье. Работа с иностранными СМИ. «Илим Палп» организует приезд пула корреспондентов ведущих мировых СМИ на КЦБК. И добивается максимальной публичности ситуации за рубежом, и по существу дело «Илима» становится «кейсом» (изучается в Гарвардском, Чикагском университетах. Мировом банке). Привлечение независимых зарубежных СМИ прорвало информационную блокаду внутри России и помогло создать качественное информационное поле. В пресс-пул «Илима» вошли «Нью-Йорк тайме», «Уолл-Стрит-джорнал», «Блумберг», Австрийское телевидение, «Файнэншнал тайме», «Франс Пресс», «Москоу тайме», «Франкфурте? ангемайне», «Раша джорнал» и другие. Для «БазЭла» иностранные СМИ — антиресурс, они независимы, их нельзя подчинить своим интересам. Сейчас усилия «БазЭла» направлены на то, чтобы попытаться частично перекрыть этот ресурс. Выделены специалисты, цель работы которых — выставление претензий иностранным СМИ. Примеры — дело против «Франкфуртер ангемайне» и конфликт с «Раша джорнал». Попытки «БазЭла» привезти другой пул, из российских журналистов, и пресс-ланчи Олега Дерипаски для зарубежных журналистов не снимают негативный эффект. Тон большинства зарубежных материалов — антибазэловский.

Четвертое. Блокирование с противниками Олега Дерипаски. Судя по всему, Захар Смушкин временно объединил свои усилия с Владимиром Потаниным. Почва для сближения - выборы в Красноярске. Анти-базэловские статьи и сообщения пресс-службы «Илим Палпа» регулярно появляются в «Известиях».

Пятое. Взаимная блокировка друг друга в СМИ. За лето «Базовый элемент» и «Илим Палп» буквально перекрыли друг другу кислород в печатных и электронных СМИ. Судя по всему, они расставляют блоки друг на друга — большинство газет вообще перестает печатать материалы по этой теме. Рупорами сторон до самого конца остаются: «БазЭла» — «Независимая газета», Дни.ру, comPRomat.ru. В газете «Век» печатается подложное интервью с Захаром Смушкиным (газета приносит свои извинения, а потом разоряется), печатается подложное письмо Г.Грефа по «Илиму» в адрес президента. Только «Коммерсант» и «Ведомости» следят за событиями с должной степенью беспристрастности. Телевидение после ряда сюжетов (ТВЦ) уходит от темы. Характерно, что за «БазЭл» публично никто не вступается, кроме Владимира Жириновского. В региональной прессе также ситуация нестабильная — в Архангельской области к декабрю начинает ставить базэловские материалы даже преданная ИПЭ «Правда Севера», в Иркутской области ИПЭ заключает долгосрочные контракты с рядом локальных СМИ, и скандальные темы уходят с их страниц.

Шестое и последнее. Позиция депутатов ГД и СФ. Поначалу «Базовый элемент» использует депутатов в традиционной манере: для комментирования в нужном ключе текущих событий и для подачи депутатских запросов по поводу ИПЭ. «Илим Палп» пошел немного по другому пути: он первый приглашает группу депутатов в Котлас, инициируя открытое депутатское расследование ситуации. Интересный момент — в Комитете по природным ресурсам и природопользованию его председатель Александр Беляков, не скрываясь, отстаивает интересы «Илим Палп», а его заместитель Константин Ремчуков определяет PR-стратегию в «Базовом элементе». На стороне «БазЭла» активно выступают депутат В.Лекарева и ряд представителей ЛДПР. Против КБЭ выступает и партийный коллега Ремчукова по СПС Григорий Томчин — председатель Комитета ГД по экономической политике и предпринимательству. Активную попытку разобраться с ситуацией предпринимает депутат Госдумы, председатель комитета по собственности Виктор Плескачевский. В мае 2003 года В.Плескачевский проводит открытые парламентские слушания, посвященные проблеме передела собственности в целом, провозглашает необходимость реформы, направленной на детализацию законодательства. Осенью Комитет по собственности примет отчет рабочей группы по делу «Илима».

Пытаясь переломить ситуацию, представители «БазЭла» активно выступают в Думе, на комиссии в Совете Федерации. Сенатор от Самарской области (работающий в «БаэЭле»), бывший вице-президент «Сибала» Герман Ткаченко пытается организовать новую проверку выполнения ИПЭ инвестусловий. «БазЭл» активно задействует сенатора А.Саркисяна из Хакассии.

Судебно-юридические баталии иногда оживлялись эпизодами следующего рода. Так, в середине октября происходит нападение на адвоката ИПЭ Чернышева. Наблюдатели связывают это с делом, которое ведет этот адвокат в Арбитражном суде г. Санкт-Петербурга. В начале ноября пиарщики Дерипаски делают попытку, без особого успеха, «повесить» на «Илим» свежее убийство директора дочернего предприятия Промстройбанка.

Конец ноября — декабрь стали временем череды судебных побед «Илим Палпа». Сначала он оспаривает в суде два основных момента, на которых держалась система защиты «Базового элемента». Во-первых, Кемеровский суд отменил решения, на основании которых у ИПЭ были изъяты акции КЦБК и БЛПК, а Арбитражный суд Москвы признал незаконными действия РФФИ по реализации акций БЛПК. Во-вторых, еще одним постановлением Кемеровского суда было вынесено определение о повороте судебного решения по Котласу. Что в соответствии с нормами ГПК РФ предполагало возвращение ИПЭ акций Котласского ЦБК. Попытки «Базового элемента» под Новый год опять осуществить физический захват Братского ЛПК ни к чему не привели.

В январе 2003 года «Илим Палп» попробовал даже перейти в наступление. Однако в связи с отсутствием единой программы и концепции противодействия «БазЭлу» менеджеры ИПЭ решили, судя по всему, пойти по пути двух других врагов Олега Дерипаски - Анатолия Быкова и Михаила Живило. В Лондонский арбитражный суд был подан иск против компаний, представляющих интересы КБЭ. Предмет разбирательства — соглашение от 30 декабря 2001 года, по которому структуры «Базового элемента» продали «Илим Палпу» контрольный пакет Усть-Илимского ЛПК. Напомним, что в соответствии с дополнительными договоренностями оппоненты ИПЭ обещали вывести менеджеров с комбината, возместить ущерб от их деятельности и два года не заниматься лесопромышленным бизнесом в Иркутской области.

Исковые требования были те же, что и год назад: «КБЭ вывела активы с УИ ЛПК, нанесла ущерб на двадцать с лишним миллионов долларов, а сама компания активно внедрялась в ЛПК области».

Однако следует предположить, что обращение в Лондонский суд было скорее обычной PR-акцией, направленной на привлечение внимания мировой общественности.

Можно предположить, что к судебному обращению Захара Смушкина подтолкнул успех Анатолия Быкова в Швейцарии и не закончившийся еще на тот момент суд по иску Михаила Живило. Не исключено, что лондонское дело тем не менее имеет шансы на успех для «Илима».

В начале февраля ИПЭ одерживает новую тактическую победу. Арбитражный суд Санкт-Петербурга признает ничтожными сделки по продаже РФФИ акций КЦБК и БЛПК Балтийскому финансовому агентству, действовавшему в интересах Олега Дерипаски и его партнеров.

В марте ИПЭ делает следующий шаг — дает объявление о переводе на единую акцию и включении вопроса об объединении в повестку дня годовых собраний акционеров, намеченных на вторую половину апреля. Об этом появились сообщения в газетах «Котласский бумажник» и «Трудовая Коряжма». Три недели спустя «Базовый элемент» дает симметричный ответ — «Коммерсантъ» публикует «правильное» объявление от «легитимного совета директоров ОАО «Котласский ЦБК» о проведении аналогичных собраний акционеров в эти же дни, но в других местах. Позиция КБЭ была традиционна: миноритарный акционер не согласовал свои действия с владельцем контрольного пакета акций, неправильно указал место проведения собраний и, естественно, название регистратора — вместо ЦМД должны быть «Альпари» и ПЦРК.

Одновременно устами главы «КМ» Николая Макарова делается намек на то, что ИПЭ просто торгуется за бизнес. «О том, чтобы купить их бизнес, мы постоянно ведем переговоры еще с конца 2001 года, и весь вопрос только в цене». Макаров в очередной раз заявил, что контрольные пакеты акций КЦБК и БЛПК - у «Континенталя». Все это было похоже на торговлю за бизнес, но уже со стороны «Базового элемента».

«Базовый элемент» предпринял последнюю попытку использовать в связи со сложившейся ситуацией привычный тезис «интересы государства». Однако веса привлеченного ими Владимира Жириновского оказалось недостаточно. Депутаты, в т.ч. 61 человек из фракции «Единство», не поддержали его предложение запросить государство по поводу всего случившегося.

Результаты такого голосования вполне объяснимы — сказались не только плоды деятельности ИПЭ в Госдуме по освещению ситуации, усталость от набивших оскомину заявлений «БазЭла», «государственнический» подход которого к бизнесу стал вызывать все больше вопросов. Роковую роль сыграла и позиция «Единства», разошедшегося с Олегом Дерипаской еще во время выборов в Красноярске. Тогда, вопреки данным обещаниям, «единороссы» не поддержали ставленника Дерипаски Александра Усса.

PR-кампания «БазЭла» продолжалась и дальше. Обвинение в двойных стандартах и коррупции местных правоохранительных органов звучали со стороны «БазЭла» и в мае. На этот раз целью оказался областной арбитражный суд, который рассмотрел иск миноритария, направленный против решения собрания базэловцев, но отказал в рассмотрении иска миноритария «от КБЭ».

На протяжение июня «Базовый элемент» в очередной раз попытался разыграть привычную триаду «государство-чиновники-офшор». Но материалы, пытающиеся показать нелюбовь Валентины Матвиенко к компании Захара Смушкина и обратить внимание госорганов на ряд чиновников, якобы помогающих ИПЭ, должного успеха не имели. Остался без отклика и посыл о том, что «Илим Палп» якобы уже начал вывод ликвидных активов КЦБК и УИ ЛПК в офшоры.

Тем временем ИПЭ удалось осуществить первый, но очень важный шаг к реализации своего плана — перехода на единую акцию. 17 июня на всех предприятиях группы завершился срок предъявления требований о выкупе акций акционерами, не пожелавшими обменять свои ценные бумаги на акции создаваемого ОАО «Илим-Лесопромышленные предприятия». Таким образом, менее чем за месяц ИПЭ фактически удалось реализовать решение собраний акционеров КЦБК, ЦКК и БКХ, состоявшихся 21, 22 и 26 апреля. В планах - общее учредительное собрание и регистрация первой эмиссии акций нового ОАО...

«Базовый элемент» попытался развить тему ухода ряда топ-менеджеров из ИПЭ, вбросив слух о расколе между Смушкиным и братьями Зингаревичами. Затем попытался сыграть на уходе ряда топ-менеджеров «Илим Палпа». Но с точки зрения методики это было продолжение тянущейся год войны, ведущейся по принципу «дурак — сам дурак». Принципу тупиковому и к победе не приводящему.

Недавно пресс-служба ИПЭ сообщила о подписании контракта с компанией «Тимберджек» на поставку техники на КЦБК. Чуть позже появилась информации об отчетности ИПЭ по стандартам IAS — нескрываемо-торжественный манифест прозрачности компании, ИПЭ начал реформу корпоративного управления, для реализации которой были наняты юристы, проводившие аналогичную реформу для ФКЦБ.

В этот же день на сайте СотPRomat.ru был размещен новый фельетон о Смушкине в манере, характерной для материалов, написанных по некоторым «горячим» для «БазЭла» темам.

2 июля «Илим Палп» поставил очередную жирную точку в этом деле. Федеральный арбитражный суд Московского округа подтвердил законность решения Арбитражного суда Москвы от 18 февраля, касавшегося реестров акционеров. Таким образом, действия ПЦРК с акциями Котласского ЦБК и ОАО «Братсккомплексхолдинг» в очередной раз были признаны незаконными. Представители ИПЭ почти объявили о победе. А уже 15 июля 2003 года Высший арбитражный суд вынес определение об отказе ПЦРК («БазЭлу») в передаче дела в Президиум Высшего арбитражного суда, где указано, что «оснований для переоценки выводов, к которым пришли суды при разрешении спора, не имеется». Слово за ФКЦБ, которая по закону обязана подчиняться воле судов, тем более Высшего арбитражного суда.

P.S. В конце июня по Москве пронесся слух, что Олег Дерипаска и Захар Смушкин якобы обо всем договорились и «Илим Палп» продает часть бизнеса «БазЭлу». Однако авторы этого слуха явно поспешили. Уже 1 июля на международной конференции «Корпоративные поглощения в России» Захар Смушкин объявил о том, что практика недружественных корпоративных поглощений для России неприемлема и что «необходимо менять ментальность российского бизнеса». Главу ИПЭ совершенно определенно дополнил заместитель Грефа Андрей Шаронов, заявивший, что «волна недружественных поглощений» снижает инвестиционную привлекательность страны. Адресат намека был понятен каждому...

По мнению же экспертов, переговоры могут быть только о «сдаче» ситуации со стороны КБЭ, разумеется, с выплатой «Илим Палпом» некоторой компенсации. Ее размер - $50-70 млн. Ведь Дерипаска потратил на атаку по меньшей мере $50 млн., а отступать без прибыли не привык, да и лицо непобедимого «рейдера» терять не очень хочется. Со стороны же ИПЭ при подписании соглашения об урегулировании конфликта должна быть проявлена осмотрительность: один раз Дерипаска уже нарушал свои обещания.

Оказывают влияние на ситуацию и грядущие выборы: кто знает, как все может повернуться? Ведь при том же президенте будет совсем другая Дума...

И последнее. Конфликт продемонстрировал всем нам, что наша страна меняется и меняется в позитивную сторону. Еще 3-4 года назад ИПЭ вряд ли правовыми, да и любыми другими средствами, сумел бы отстоять свои интересы... Будем надеяться на то, что только наметившаяся положительная динамика в развитии корпоративных отношений сохранится и Россия станет по-настоящему цивилизованной страной.