75 миллионов рублей "незаконных финансовых ресурсов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Депутат Морозов вскрыл "черную кассу" губернатора Шпака

1109595856-0.jpg Депутат Госдумы Игорь Морозов обнародовал документы, переданные ему бывшими доверенными лицами губернатора Рязанской области Георгия Шпака. По утверждению депутата, эти бумаги свидетельствуют, что господин Шпак получил на проведение своей избирательной кампании весной прошлого года 84 млн рублей, 75 млн из которых составили черную кассу его штаба. Доверенные лица, через которых согласно документам происходили расчеты, свою причастность к деньгам отвергают, а в обладминистрации действия депутата называют игрой.

Скандал с финансированием рязанской губернаторской кампании разгорелся после того, как гендиректор холдинга «Кротберс» (город Касимов Рязанской области) Наталья Сучкова подала в Советский райсуд Рязани иск к Георгию Шпаку по поводу неисполнения им условий соглашения, заключенного во время прошлогодней избирательной кампании. Согласно договору беспроцентного денежного займа и соглашению «Об организации совместной деятельности» от 3 марта 2004 года, господин Шпак получил от госпожи Сучковой 48 млн рублей, пообещав за это в случае победы сделать ее вице-губернатором и согласовывать с ней кадровые назначения. Но после победы, по словам госпожи Сучковой, выполнять свои обязательства новый губернатор отказался. Предприниматель обратилась не только в суд, но и к депутату Госдумы от Рязани Игорю Морозову, который в прошлом году проиграл Георгию Шпаку губернаторские выборы. Сам глава области заявил, что «никаких денег не касался».

Депутат Морозов пришел в пятницу на пресс-конференцию с тремя коробками из-под ксерокса, в которых принес более 2 тыс. первичных документов, касающихся как финансирования сбора подписей, так и непосредственно избирательной кампании. «В течение недели рязанский губернатор несколько раз повторил, что представленные документы (соглашение с госпожой Сучковой и расписка в получении 48 млн рублей) не являются подлинными, – подчеркнул господин Морозов. – Чтобы развеять все сомнения, я представляю первичные документы, а именно расходные ордера и заявки доверенных лиц Шпака на получение денег на ведение избирательной кампании».

«Развеять сомнения» депутат решил демонстрацией содержимого коробок. Его адвокат Александр Сидякин показ документов сопровождал подробными объяснениями, суть которых сводилась к тому, что за счет «незаконных финансовых ресурсов» штабом кандидата Шпака «были собраны подписи, изготовлены и распространены агитационные материалы, в том числе против конкурентов Шпака, оплачен труд агитаторов и наблюдателей, организованы встречи и осуществлен подкуп избирателей». Как подчеркнул господин Морозов, по его подсчетам губернатор получил на проведение своей кампании 84 млн рублей, 8,4 млн из которых были направлены в официальный фонд кандидата, а «остальные 75,6 млн составили черную кассу кампании Шпака».

Показывая различные кассовые ордера, господин Сидякин сообщил, что, например, сбор подписей штабу губернатора обошелся в 2,3 млн рублей, тогда как в представленном в избирком итоговом финансовом отчете Георгия Шпака «сказано, что он не тратил на это мероприятие никаких средств». «Черный пиар», как подчеркнул депутат, обошелся бывшему командующему ВДВ в 9,2 млн рублей, в подтверждение чего господин Морозов продемонстрировал ордер, согласно которому только на «антиморозовский проект» штаб кандидата Шпака выделил 300 тыс. руб. Господин Морозов объяснил, что хотя распределением и получением конкретных сумм занимались доверенные лица кандидата, сам губернатор Шпак «несет ответственность и за финансирование своей кампании, и за действия доверенных лиц». Предложив всем желающим ознакомиться с подлинниками документов, господин Морозов сообщил, что «с понедельника с ними будет работать прокуратура»: «Мы создадим прецедент отстранения губернатора от должности по уголовному делу или по недоверию президента либо законодательного собрания».

Одно из доверенных лиц кандидата Шпака Евгений Киселев, подписи которого имеются на многих документах черной кассы, заявил, что по поводу того, откуда были деньги на кампанию, ничего сказать не может: «А я какое отношение к деньгам имел? Мое дело, так сказать, помощь в подготовке текстовых материалов. По экономике готовили определенные материалы, по состоянию области, развитию. Так что тут такие дела». Но взглянув на обнародованные документы, господин Киселев сообщил, что ему «надо попытаться восстановить в памяти, по записям, были такие или нет». На ремарку о том, что про получение миллиона рублей забыть достаточно трудно, господин Киселев ответил, что ему «не совсем понятно, что это за сумма и к чему она вообще может быть привязана». В то же время он признался, что, «похоже», подпись на документах действительно его.

Анатолий Безручко, чье имя тоже фигурирует в показанных господином Морозовым документах, также отверг причастность к «материальным средствам, тем деньгам, которые выделялись на предвыборную кампанию». «Я был только начальником отдела по организации встреч Георгия Шпака с избирателями»,– отрезал чиновник, работающий ныне в управлении региональной безопасности аппарата рязанского губернатора.

Между тем, в рязанском облсуде заявление Игоря Морозова об отмене результатов выборов губернатора пока оставили без движения. Как объяснила руководитель пресс-службы суда Ирина Матвеева, это связано с тем, что часть документов была предоставлена в копиях, без надлежащего заверения: «На исправление замечаний Игорю Морозову определен срок до 3 марта». А советник губернатора Андрей Чибис заявил, что вместо того, чтобы предоставлять документы в суд, Игорь Морозов демонстрирует их «широкой общественности», что «подтверждает версию о том, что это исключительно игра и создание информповода в период избирательной кампании в Рязанскую облдуму».

В то же время побывавший на днях в Рязани председатель Центризбиркома Александр Вешняков назвал вопрос об отмене результатов выборов «очень серьезным». «Проверять, насколько обвинения состоятельны или несостоятельны,– компетенция прокуратуры,– пояснил он.– Полагаю, что через обращение в прокуратуру, через соответствующее расследование в ближайшее время можно будет получить ответы на все вопросы».

Мария-Луиза Тирмастэ, Алесандр Рюмин

Оригинал материала

«Коммерсант»