8 000 000 тонн нефти для Павла Бородина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


8 000 000 тонн нефти для Павла Бородина

© "Совершенно Секретно", октябрь 2000

"Cкелеты" Бородина

Владимир Иванидзе

Converted 11068.jpgШвейцарское расследование по делу компаний «Мабетекс» и «Мерката» неуклонно движется в сторону российской компании «РАО МЭС», известной еще как «Международное экономическое сотрудничество». Этот «крупный нефтетрейдер» и «спецэкспортер» продавал за границу миллионы тонн нефти для проектов Павла Бородина, среди которых и реконструкция объектов Кремля.

Надеюсь, «приближение» к делу Бородина не слишком огорчит бывшего вице-премьера Олега Сосковца. Сейчас он вице-президент «РАО МЭС», как и бывший и.о. Генерального прокурора РФ Олег Гайданов. Эта компания была создана в декабре 1998 года Ассоциацией финансово-промышленных групп России, ЗАО «МЭС» и компанией «Феникс», учрежденной в начале 90-х годов с участием хозяйственного управления Московской Патриархии. Впрочем, в капитале ЗАО «МЭС» Патриархия также участвует, но влияние ее в «МЭС» за последние годы сократилось.

Возможно, создание новой «версии» «МЭС» связано с расследованием, которое уже более двух лет проводят женевские правоохранительные органы. По этому делу в швейцарских банках было «заморожено» несколько десятков миллионов долларов в связи с подозрением, что «МЭС» и его сотрудники участвуют в отмывании денег. Под подозрением в отмывании денег практически все руководство компании. Вместе с ее президентом Виталием Кирилловым в списке и один из ближайших соратников патриарха Алексия II, бывший руководитель хозяйственного управления Московской Патриархии Виктор Пьянков. Этот господин лично участвовал в создании «МЭС» и некоторых компаний, входящих в конгломерат «Международного экономического сотрудничества». Но главное в том, что между «МЭС» и Павлом Бородиным были совершенно особые отношения.

Многое в этом деле остается пока тайной следствия. Кроме того, обыск в офисе швейцарской «Мабетекс» в начале прошлого года и последовавшее за ним наказание Генерального прокурора Юрия Скуратова, снятого с поста за сотрудничество со швейцарцами, подняли завесу пыли, которая заслонила очень важные персонажи всей истории. Но после скандала вокруг «Мабетекс» «дело Бородина» и «дело «МЭС» могут объединиться в одно. Это вполне логично. «Мабетекс» была лишь каналом для денег. Важнее понять, откуда взялись эти сотни миллионов долларов. Поэтому «МЭС», как спецэкспортер и партнер Управления делами президента, гораздо интереснее «Мабетекс», хотя о роли «МЭС» в «кремлингейте» почти не было публикаций. Слияние «дела Бородина» и «дела «МЭС» просто неизбежно. Подтверждением тому является тот факт, что женевский следователь Даниель Дево возглавляет оба расследования. В личной беседе Дево подтвердил намерение в ближайшее время выдвинуть конкретные обвинения по делу «МЭС», в том числе и в связи с «делом Бородина». Но многое, по его словам, будет зависеть от позиции Москвы.

Если это произойдет, то затянувшийся «кремлингейт» ждет очень богатое пополнение. Бородину придется отвечать на главный вопрос: куда делись деньги от экспорта нефти под реконструкцию Кремля и другие федеральные программы? Сам он по понятным причинам старается не распространяться на этот счет. Но, по мнению Дево, цена вопроса — около 1,5 миллиарда долларов США! Он хочет, чтобы Бородин объяснил, где эти деньги. Бородин, видимо, не хочет, и это нежелание обходится ему недешево. Адвокаты Бородина в Швейцарии, с которыми он до постановления о его аресте встречался во Франции, стоят очень дорого — они обслуживали Беназир Бхутто, африканских царьков, ограбивших собственные народы. Все закономерно. Деньги адвокатам поступают регулярно от одной известной московской юридической фирмы. Эта фирма, надо полагать, платит не из своего кармана. А вот из чьего кармана платит Бородин, остается загадкой.

Дело в том, что проекты Управления делами президента имели два разных источника финансирования: во-первых, экспорт нефти по распоряжениям бывшего премьера Виктора Черномырдина, а во-вторых, швейцарские кредиты, «организованные» президентом Mercata Виктором Столповских. Но дело в том, что оба источника не дополняли друг друга, а дублировали. О Столповских мы поговорим в следующий раз, а вот в нефтяном источнике финансирования Кремля следует разобраться сейчас. Как ни странно, распоряжения Черномырдина по экспорту нефти не попали ни в один официальный сборник по законодательству. Попросту говоря, они были «засекречены». Возможно, потому, что не соответствуют официальной версии финансирования.

Согласно Указу Ельцина «О восстановлении исторического облика Большого Кремлевского Дворца (в редакции 1996 года), сумма кредита, который управлению Бородина разрешалось взять у «финансово-кредитных организаций Великобритании и Швейцарии», должна была составить 312 миллионов долларов. (Эту сумму Бородин называет во всех своих интервью.) В том же Указе президент указывает Совмину обеспечить привлечение кредита под гарантию Министерства финансов РФ. Кроме того, все, что импортировалось под реконструкцию, освобождалось от таможенных платежей. Под эти кредиты и выдавались векселя Управления делами, которые на самом деле гарантированы Российским государством в лице Министерства финансов. Об этих векселях рассказал на своей недавней пресс-конференции президент «Мерката» Виктор Столповских.

Но в первоначальной редакции Указа, увидевшего свет в августе 1994 года, нет никакого упоминания о западном кредите. Там речь идет о «лимитах государственных капитальных вложений и финансовых ресурсов». Эти лимиты должны были быть перечислены на специальные счёта Главного управления охраны. Согласно первой версии Указа, именно ГУО было генеральным заказчиком. А генеральным подрядчиком значилась «Государственная корпорация «Трансстрой».

Через полтора года в новой редакции Указа генеральным заказчиком становится Управление делами президента. Ему-то и предназначен кредит в «западных банках». Естественно, никакого уточнения насчет «лимитов» в новой редакции Указа нет. Что касается экспорта нефти под строительные проекты Управления делами президента, то об этом нет ни слова ни в одной редакции Указа. Сведения о генеральном подрядчике, «Государственной корпорации «Трансстрой», исчезли из текста Указа, но, согласно приложению к одной из последующих его редакций, это «Мерката трейдинг и инжиниринг», которая даже не является в полном смысле строительной компанией. Единственная особенность этой фирмы — то, что ее вице-президент — зять Бородина Анд рей Силецкий.

Виктор Черномырдин (он никак не комментирует эту историю) подписал три распоряжения: в мае 1995 года - № 635, 16 января 1996 года - № 51 и 25 сентября 1996 года — № 1448. Именно эти «секретные» распоряжения и легализовали вывоз нефти, которая формально к Указу Ельцина и гарантиям Минфина не имела никакого отношения. И именно по этим распоряжениям было вывезено около 8 миллионов тонн нефтепродуктов. Отвечая в прошлом году на составленные мною вопросы, Бородин подтвердил факт существования названных документов. О них же идет речь в письме Минфина Бородину, в котором первый заместитель министра Игнатьев попытался умерить аппетиты кремлевского завхоза. К этому письму мы еще вернемся.

Более года назад Павел Бородин в интервью газете «Монд» утверждал, что «МЭС» вообще не имела никакого отношения к реконструкции Кремля. Он не очень уверенно пытался объяснить, что «МЭС» экспортировала нефть «вообще...», под некое «финансирование федеральных органов власти». На самом деле все вышеуказанные распоряжения Черномырдин подписывал по настойчивой просьбе Бородина, чему есть документальные подтверждения. В 1995 году Бородин лично обратился к премьеру с письмом, которое начиналось с характерной фразы: «В связи с необходимостью осуществления Управлением делами Президента Российской Федерации ряда программ реконструкции объектов Московского Кремля Управление делами Президента РФ совместно с АО «Международное экономическое сотрудничество» (АО «МЭС») реализует Распоряжение Правительства Российской Федерации от 15 мая 1995 года № 635-р, осуществляя экспорт 2 миллионов тонн нефти с последующим перечислением прибыли на финансирование вышеупомянутой программы».

Надеюсь, читателю понравится стиль Бородина. Я имею в виду не только текст его письма, но и правдивость его заявлений газете «Монд», которую он теперь очень не любит. Согласно официальным нефтяным изданиям и информационным агентствам, «МЭС» не смогла в полном объеме экспортировать те 2 миллиона тонн нефти. По действовавшим тогда правилам это лишало бы его квоты спецэкспортера. Но в своем послании Бородин просит (если применимо такое слово к Бородину) еще 4,5 миллиона тонн. Причем, утверждает он в письме, компанией «МЭС» «отработана и успешно реализуется схема экспортных поставок нефти, позволяющая с наибольшей эффективностью формировать инвестиционный фонд для финансирования данной программы». Про «инвестиционный фонд» — очень интересно, но обнаружить его следы так и не удалось. Возможно, Бородин подразумевал под «фондом» «Мабетекс» или «Мерката», но это только догадка.

Почему Бородину понадобилось скрывать, что распоряжения Черномырдина по экспорту нефти имели прямое отношение к реконструкции Кремля? Это важный вопрос. Позволю себе высказать предположение, основанием для которого послужили дальнейшие события. Скорее всего, Бородин уже тогда знал, что произойдет. Деньги от , продажи нефти могут и не поступить на счета Минфина, остаться за границей, никто не будет задавать вопросов, а Минфин будет молчать. Тем более что официально, согласно Указу Ельцина, проекты Управления делами президента финансировались из швейцарского кредита. А текущие расходы на строительные работы все равно покрывались бы из государственной казны. Именно так все и получилось.

В прошлом году Минфин официальным письмом заверил одного из следователей Генпрокуратуры, что у них нет ни одного отчета по экспорту нефти для проектов Управления делами президента. Этих отчетов не было и раньше. В конце 1997 года Минфин в ответ на очередное требование Бородина выделить ему еще денег ответил официальным письмом за подписью первого заместителя С.М. Игнатьева. (К тому времени «МЭС» уже вывезла несколько миллионов тонн нефти и нефтепродуктов по распоряжениям Виктора Черномырдина.) Бородину вежливо объясняют, что Управлению делами уже выделили из бюджета сотни миллионов долларов и даже выделят еще, но надо бы отчитаться за нефть и прибыль от ее экспорта. Вот как заканчивается это письмо:

«После получения отчета «РАО МЭС» «Управления делами Президента Российской Федерации по указанным распоряжениям Правительства Российской Федерации Министерство финансов Российской Федерации дополнительно рассмотрит возможность выделения оставшихся средств на основании Указа Президента Российской Федерации от origindate::14.08.97 г. № 880 путем проведения расчетов в особом порядке».

Итак, ни в 1997-м, ни в 1999 годах Министерство финансов РФ не имело официальной информации о том, куда, кому и по какой цене экспортировалась нефть компанией «МЭС». Уточню, что под «распоряжениями Правительства» имеются в виду распоряжения Черномырдина от 1994, Н>95 и 1996 годов, по которым «МЭС» экспортировала нефть для финансирования реконструкции Кремля и «государственных нужд» Управления делами президента РФ. Все данные этих распоряжений приводятся в письме Игнатьева. Это означает, что Бородин, мягко говоря, искренне заблуждался, когда утверждал в бесчисленных интервью, что не потратил «ни копейки народных денег» на реконструкцию. Именно народные деньги, из государственного бюджета, и тратились на все проекты Бородина. Только возникает вопрос: где деньги от проданной нефти, которые должны были поступить на счета Минфина?

Согласно официальной информации, основные объемы нефти «МЭС» экспортировала в Швейцарию. Если заглянуть сначала в список покупателей нефти, а затем в коммерческий регистр Швейцарии, то станет совершенно очевидно: «МЭС» продавала «кремлевскую» нефть самой себе. Следователи в таких случаях говорят — «своим подставным компаниям». Среди швейцарских фирм, покупавших нефть у «МЭС», можно сразу выделить «Авирекс СА», «Сигас интернэшнл ЛТД», «Савас ойл интернэшнл» и «Витол СА». Последняя компания почти не в счет, поскольку является обычным трейдером, хотя и с грязным шлейфом скандалов за спиной ее руководителей. А вот остальные представляют большой интерес.

До 1994 года компания «Авирекс СА» называлась «Сефилен СА», и возглавлял ее швейцарец Серж Фафален, который очень хорошо знаком некоторым крупным московским предпринимателям. Например, Льву Вайнбергу, с которым Фафален в начале 90-х создавал компанию «Инвестиция СА». Это очень интересная и поучительная история, но о ней как-нибудь в другой раз. В 1994 году «Авирекс СА» нарастила уставный капитал до 100 тысяч франков и занялась коммерцией и финансовыми операциями со странами бывшего СССР. Вскоре Фафалена сменил Морис Тейлор, которого тоже хорошо знают некоторые московские предприниматели, тесно связанные с организованной преступностью.

Converted 11069.jpg Но самое главное, что счет «Авирекс СА» открыт в «Объединенном европейском банке» и распорядителем по этому счету является сам президент «РАО МЭС» Виталий Кириллов. А банк интересен своими финансовыми потоками российского происхождения и тем, что по крайней мере один из его руководителей был ближайшим партнером крупного торговца нефтепродуктами Владимира Миссюрина по кличке Зверь. Впрочем, торговцем его назвать трудно. Он все больше нефтяным рэкетом занимался. В результате чего и пострадал. В 1994 году его расстреляли из автоматов российские киллеры. Это произошло в Бельгии. Шуму было много.

Серж Фафален, кстати, тоже работал на Миссюрина. Когда после нескольких лет расследования флегматичные бельгийцы обратились наконец с запросом к швейцарцам, те стали проверять и обнаружили, что Фафален работает и на Виталия Кириллова. Даже в «Фонде русской культурной инициативы», созданном руководителем «МЭС» в Женеве, Фафалеи является директором. Это, кстати, поначалу и привлекло пристальное внимание полицейских к Кириллову. Тесен мир.

Вторая компания, «Савас ойл», зарегистрирована в Женеве и входит в международную группу «Савас» со штаб-квартирой в Риме. Трудно сказать, кто является владельцем группы, но можно предположить, что к «МЭС» этот «владелец» имеет прямое отношение. В Риме «Савас» возглавляет бывший эмигрант из России по имени Слава Сайцев. Так его называют швейцарские полицейские. Как и Кириллов, он фигурирует в качестве возможного подозреваемого в женевском уголовном деле, связанном с «МЭС». Еще одним директором «Савас», но в Женеве, является все тот же Морис Тейлор, управляющий компанией Виталия Кириллова. Что интересно, «Савас» имеет представительство в Москве, которое возглавляет Евгений Фесенко. Он же возглавляет компанию «Мэско» в Москве. А «Мэско» — одна из ключевых экспортных компаний «МЭС».

Но поразительно, что финансовые потоки «Савас», как утверждают представители следствия, тесно связаны с компанией «Сигас СА», третьей в нашем списке покупателей нефти у «МЭС». Дело в том, что" «Сигас» — это тоже целая группа компаний. Одной из основных в этой группе была «Мерката-Сигас», зарегистрированная по тому же адресу в Тичино. А поразительно то, что «Мерката-Сигас» — это предыдущее название всем известной «Мерката трейдинг и инжиниринг», возглавляемой Виктором Столповских и зятем Бородина Андреем Силецким. В Указе Ельцина о реконструкции Кремля (в приложении к редакции 1996 года), в списке членов рабочей группы, Виктор Столповских указан именно как президент «Мерката-Сигас». В том же списке и Бородин. Зато в распоряжении Ельцина от 13 августа 1998 года «Об образовании государственной комиссии по приемке в эксплуатацию здания Счетной палаты Российской Федерации» приводится другой список, в котором Столповских уже фигурирует как президент «Мерката трейдинг и инжиниринг». В том же списке и Бородин, но по-прежнему как управляющий делами президента.

Будет странно, если вдруг окажется, что «МЭС» не имеет никакого отношения к «кремлингейту». С другой стороны, позиция Минфина несколько смущает. Как-то непонятно, что все-таки имел в виду Минфин в своих письмах: означает ли отсутствие отчетов за нефть отсутствие денег? Вопрос на миллионы долларов.