BoNY и клад

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::10.03.2009, Хроники 1999–2009 гг.

BoNY и клад

Ольга Проскурнина

Деньги мафии, украденный кредит МВФ, капиталы олигархов или оплата серого импорта — происхождение $7,5 млрд, путешествовавших между Россией и США через лазейку, созданную в Bank of New York, до сих пор не ясно. «Мы чудом остались живы», — признался один из главных фигурантов этого дела, Питер Берлин.

"Сюрприз" из США

Август 1999 г. не дал заскучать обывателям и передохнуть журналистам. В начале месяца президент Борис Ельцин отправил в отставку премьер-министра Сергея Степашина и рекомендовал Думе проголосовать за кандидатуру Владимира Путина, назвав его своим преемником. Незадолго до этого чеченские боевики захватили четыре села в горах. Министр финансов Михаил Касьянов отправился договариваться с Парижским и Лондонским клубами кредиторов о реструктуризации долгов бывшего СССР. Урегулированием задолженности были заняты многие банки и компании, пострадавшие от дефолта в 1998 г.

И вдруг новый громкий скандал. Влиятельная New York Times 19 августа опубликовала статью об отмывании грязных российских денег через Bank of New York (BoNY). Ссылаясь на анонимного представителя правоохранительных органов, журналисты Рэймонд Боннер и Тимоти О'Брайен утверждали: «Миллиарды долларов прошли через BoNY за последний год, что, похоже, является крупной операцией по отмыванию денег российской организованной преступности». Следствие, по их данным, обнаружило более 10 000 переводов на общую сумму $4,2 млрд, сделанных с одного счета с октября 1998 г. по март 1999 г. К моменту публикации общая сумма подозрительных переводов оценивалась уже в $10 млрд. Информацию об этих транзакциях ФБР США получило от британских властей. Счет принадлежал фирме Benex, которая, по данным New York Times, в 1995 г. ходатайствовала о выдаче американской визы «лидеру российской организованной преступности» Семену Могилевичу (см. врез). А управлял счетом бизнесмен российского происхождения Питер (Петр) Берлин, женатый на вице-президенте BoNY Люси Эдвардс — уроженке Ленинграда, в девичестве Людмиле Прицкер.

Уже назавтра после выхода статьи ФБР арестовало $15 млн на корреспондентском счете Собинбанка в BoNY, и в прессе начался поток публикаций по этому делу. Подозрительные переводы приписывались то русской мафии, то «коррумпированным российским властям, похитившим кредит МВФ» (летом 1998 г. фонд выдал России $4,8 млрд. — «Ведомости»). В России же дело BoNY использовалось в политической борьбе. Бывший обозреватель ОРТ Сергей Доренко и сейчас с удовольствием вспоминает, как демонстрировал в своей программе три срочные платежки московской мэрии на $120 млн через BoNY «на развитие городского автотранспортного хозяйства». Журналисты НТВ, напротив, акцентировали внимание на Собинбанке и МДМ-банке, в совет директоров которых входил «член «кремлевской семьи» Александр Мамут. Оба банка были среди учредителей Депозитарно-клирингового банка (ДКБ) и Фламинго-банка, которые делали подозрительные проводки через фирмы Берлина Benex, BECS и Lowland. МДМ-банку пришлось публично объяснять, что доли в ДКБ и «Фламинго» он купил для некоего банка-партнера и владел ими всего несколько месяцев в 1996 г. и в том же году он переводил средства со своего корсчета в BoNY на счета компаний, «вовлеченных в расследование», но делал это по поручению Собинбанка для его клиентов. Кстати, ДКБ изначально был учрежден Депозитарно-клиринговой компанией (ДКК) для организации расчетов по ценным бумагам в РТС, рассказал «Ведомостям» экс-председатель совета директоров ДКК и бывший миноритарий ДКБ Константин Мерзликин. Но проект реализовать не удалось, в 1998 г. ДКК решила продать банк — и покупатель, как припоминает Мерзликин, был связан с Собинбанком («Собин» осентю 2008 г. был поглощен Газэнергопромбанком).

По касательной досталось и другим российским банкам. В начале ноября 1999 г. BoNY прервал корреспондентские отношения с крупными российскими банками и прекратил обслуживание платежей в адрес офшорных зон. «BoNY занервничал. Стал говорить нашим банкирам: закройте свои счета, не делайте через них операций», — вспоминает экс-председатель Центробанка РФ Виктор Геращенко.

Грязные деньги

«Конечно, масштабы, которые описаны в прессе <...> явно не соответствуют действительности, но <...> проблема есть, и мы над ней будем работать», — пообещал в начале сентября 1999 г. премьер-министр Владимир Путин. Вскоре московский УБЭП провел масштабные обыски в Собинбанке. В ЦБ же прошла независимая проверка Счетной палаты и PricewaterhouseCoopers, однако следов хищения или нецелевого использования кредита МВФ им обнаружить не удалось. А вот криминальная подоплека скандала нашла свое подтверждение. Речь, правда, шла всего о $300 000 — их в июне 1998 г. заплатила через BoNY юридическая фирма McBride, Wilson and Co., Inc. как выкуп за своего владельца Эдуарда Олевинского, похищенного подмосковными бандитами в июне 1998 г. Выкуп через счет пресловутой фирмы BECS попал в Собинбанк, где его и получили похитители. Сам Олевинский даже сейчас не комментирует эту историю, причинившую юристу, по словам его пресс-секретаря, тяжелые моральные страдания.

Позднее в деле BoNY обнаружились и другие криминальные следы. В материалах судебного расследования операций между Собинбанком и фирмами Берлина упоминаются переводы на сумму свыше $1 млн членам русской организованной преступной группы, главарь которой был арестован в 1999 г. Его имя в материалах не названо, но там говорится и о других переводах в адрес лиц, «деятельность которых расследует ФБР». А в одной из публикаций New York Times приводила слова Эдвардс о «клиентах с автоматами», которых привел ДКБ и которых сотрудники BoNY очень боялись.

Однако большая часть «странных переводов» оказалась вовсе не деньгами мафии. В 2000 г. следствие пришло к выводу, что это были в основном платежи по внешнеторговым операциям, идущие в обход таможенного и валютного контроля. Организованный Берлиным и Эдвардс внутри BoNY «маленький расчетный центр» помогал бизнесменам не возвращать в Россию экспортную выручку или вывозить деньги из страны, оформляя фиктивные импортные контракты. По утверждению Минюста США, с этой целью российские компании и граждане в 1996-1999 гг. сделали более 160 000 денежных переводов на общую сумму $7,5 млрд. Эти выводы следствия позже стали основанием для иска Федеральной таможенной службы (ФТС) России к BoNY о компенсации ущерба российскому бюджету. «Компании Бенекс, Бекс и Лоулэнд были учреждены г-ном Питером Берлиным по указанию руководства ТОО КБ “Депозитарно-Клиринговый Банк” с единственной целью — способствовать легализации денежных средств», — утверждается в иске. По версии ФТС, деньги, поступавшие на эти счета, по сути были «платой за ввозимые на территорию РФ товары», но их стоимость занижалась «для уменьшения затрат на таможенную очистку товара».

Сюжет для кинофильма

В 2000 г. Эдвардс и Берлин признали себя виновными в отмывании денег и согласились сотрудничать со следствием. На суде Эдвардс рассказала, что содействовала в открытии счетов фирмам своего мужа и, в нарушение банковского регламента, предоставила им программное обеспечение для удаленного доступа к счетам. BoNY в ходе расследования признал факт ненадлежащего контроля за прохождением средств, и в 2005 г. банк заплатил $38 млн штрафа в рамках мировых соглашений по двум расследованиям. А супругов в 2006 г. приговорили к полугоду домашнего ареста, штрафу и пяти годам лишения свободы условно. Дело BoNY ударило и по другим русским сотрудникам банка. Светлана Кудрявцева, которой Берлин и Эдвардс платили $500 в месяц за отслеживание проводок по счетам, получила тюремный срок, а вице-президент Пол Турцин был уволен за то, что взял от Берлина $250 за небольшую услугу. Начальницу Эдвардс — старшего вице-президента и директора восточноевропейского подразделения BoNY Наташу Гурфинкель-Кагаловскую отстранили от работы одновременно с подчиненной, а спустя полтора месяца уволили. «Дневные обороты BoNY по международным корсчетам исчислялись триллионами долларов — он же работает со 170 странами мира. На таком фоне $7,5 млрд за три года просто копейки, — так источник в окружении Кагаловской объясняет теперь, почему махинации оставались незамеченными. — Просто попалось “гнилое яблоко” в виде этой Люси». В 2000 г. Кагаловская выиграла у BoNY дело о компенсации вреда, нанесенного ее деловой репутации.

«Ведомостям» удалось разыскать в США и главных действующих лиц — Люси Эдвардс и Питера Берлина. «Мы прошли через эту историю и, честно говоря, чудом остались живы только благодаря принятию правильных решений и сотрудничеству с правительством США. Наша сегодняшняя жизнь к прошлой не имеет никакого отношения. Поэтому не хотелось бы комментировать это дело по существу», — сказал Берлин по телефону. Для отказа есть и другая причина: он признался, что сейчас супруги работают над книгой о деле BoNY и даже рассчитывают, что по их истории будет снят художественный фильм. Американские власти периодически приглашают его и Эдвардс участвовать в семинарах по законодательству о борьбе с отмыванием денег. Давно знакомый с Берлиным и Эдвардс российский бизнесмен, попросивший об анонимности, и теперь отказывается верить, что они были создателями нелегальной финансовой схемы. «В 1995 г., когда Петя учреждал свои фирмы, ни он, ни Люся ни о чем подобном и не помышляли!» — утверждает он. В то время Берлин даже предлагал собеседнику «Ведомостей» вложить деньги в Benex, задумав наладить поставки одежды секонд-хэнд из США в Россию. Ещё одним источником доходов Берлина была организация поездок российских банкиров на обучение за рубежом. Его знакомый тогда счел коммерческое предложение невыгодным и до сих пор убежден, что схема финансирования серого импорта родилась не в голове его приятеля, а «где-то в Москве».

О'Брайен, который начал и вел дело BoNY в New York Times, и сейчас категорически не согласен с официальной версией происхождения денег, прокачанных через банк. «Это всё сказки! — с жаром восклицает он. — Неизвестно, сколько там было денег организованных преступных группировок, сколько — олигархов, прятавших активы подконтрольных им компаний, сколько — тех, кто пытался избежать налогообложения, сколько — чиновников, выводивших деньги за рубеж». О'Брайен отказался раскрыть «Ведомостям» источники, из которых он получал информацию. Но один из них журналист разоблачил в своей газете как ненадежный еще в 2000 г. (причем использовал его данные только однажды). Это нью-йоркский адвокат Эммануил Зельцер, который, как выяснил позже О'Брайен, обвинялся в подделке документов, начиная от своего диплома выпускника Кишиневского университета и заканчивая документами по делу BoNY, которые он «сливал» американским газетам. Зельцер в октябре 1999 г. инициировал иск к BoNY от имени вкладчиков Инкомбанка, но сам «Инком» еще с 1995 г. судился с адвокатом, обвиняя его в хищении денег. Взять комментарии у Зельцера сейчас невозможно — в августе 2008 г. он был приговорен в Белоруссии к трем годам лишения свободы за коммерческий шпионаж и использование подложных документов.

Хоть шерсти клок

Но, пожалуй, самым удивительным последствием этого дела стал иск ФТС к BoNY, поданный спустя восемь лет после начала расследования. Иск с требованием компенсации в $22,5 млрд был подан в Арбитражный суд Москвы, поскольку в США срок исковой давности по делу уже истек. Как ранее рассказывали адвокаты ФТС, сумма рассчитана на основании американского антикоррупционного закона RICO: пресловутые $7,5 млрд были умножены на три. Очередное заседание суда по делу «ФТС против BoNY» назначено на сегодня. По словам адвоката BoNY старшего партнера Clifford Chance Ивана Марисина, судья на предыдущих заседаниях спрашивала у сторон о возможности заключения мирового соглашения. «При этом судья упомянула, что во время мирового финансового кризиса такой шаг выглядел бы разумно», — добавляет адвокат ФТС Максим Смаль. Официальные переговоры ФТС с BoNY, по словам Марисина, могут начаться на этой неделе. «Если банк не согласится выплатить разумную компенсацию, мы продолжим судебный процесс», — обещает Смаль.

Преступление без наказания
В сентябре 1999 г. отдел расследований «Московских новостей» выяснил, что дело о похищении Олевинского было возбуждено Пресненской межмуниципальной прокуратурой г. Москвы 20 июля 1998 г. по заявлению потерпевшего. Юрист был захвачен при выходе из дома в центре Москвы 10 июня 1998 г. Под угрозой применения огнестрельного оружия его усадили в «Мерседес-600» и доставили на дачу в районе Болшева. В тот же день Олевинский позвонил своей знакомой в Сан-Франциско и велел перевести на счет, указанный похитителями, $300 000 из банка в Калифорнии от имени принадлежащей ему фирмы McBride, Wilson and Co., Inc. Вечером того же дня Олевинский был освобожден. А деньги были сначала переведены на счет фирмы BECS International, которой, по версии следствия, владел некий Александр Смирнов. Он снял эти деньги в Собинбанке и передал Елене Кулаковой (знакомая Олевинского, проходила по делу как соучастница преступления), за вычетом комиссионных, $292 500. $200 000 досталось организатору похищения Александру Горбачеву, а остальное – Кулаковой. В ходе следствия она сообщила, что 20 июля (в день возбуждения дела) $300 000 были почему-то списаны со счета BECS в BoNY в обратном направлении, после чего Смирнов потребовал у нее возвращения $292 500. «Ведомости» обращались в Генеральную прокуратуру и МВД, но сотрудники этих ведомств не обнаружили в своих базах данных информации о том, чем закончилось это дело.

В подготовке статьи участвовал Михаил Оверченко