Boeing: О чём молчат США и что недоговаривает Россия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Немецкий журнал «Der Spiegel»: «Крушение рейса MH17: странное молчание следователей»

Boeing 777.jpg

Малайзийский Boeing MH17, год спустя

Несмотря на то, что с того дня, когда на территории Украины 17 июля 2014 года упал пассажирский авиалайнер Boeing 777 Malaysia Airlines, прошло уже больше года, тем не менее по-прежнему приходится констатировать, что, пожалуй, единственная информация об этом крушении, которую можно считать бесспорной, однозначно доказанной и потому абсолютно достоверной и принятой всеми без исключения сторонами, это только то, что Boeing МН17 действительно упал, а все его пассажиры и члены экипажа действительно погибли. Остальные обстоятельства трагедии можно лишь предполагать, поскольку практически с первых же минут катастрофы вопрос расследования этой трагедии из юридической и технической сфер резко переместился в сугубо политическую, что явно не способствует объективному и всестороннему расследованию катастрофы и рассматривается преимущественно в контексте противостояния США и России.

Истоки возникновения такой ситуации вокруг расследования обстоятельств падения Boeing следует, пожалуй, искать в содержании беседы президентов России и США, состоявшейся сразу после падения Boeing МН17, о которой есть соответствующие сообщения на официальных сайтах как Кремля, так и Белого дома. Этот разговор президентов в очередной раз продемонстрировал, что реальная международная политика была, есть и, пожалуй, ещё долго будет своеобразным политическим айсбергом, поскольку 9/10 её реального содержания тщательно скрыты от гражданского общества под покровом тайны в любом государстве, несмотря на различия в их устройстве и декларации об открытости политики. Об этом же свидетельствуют даже сходства и различия в подаче информационных сообщений о телефонном разговоре на обоих официальных сайтах, а также развитие событий как сразу после разговора, так и в настоящее время.


На сайте Кремля в первую очередь обращают на себя внимание два предложения из информационного сообщения. Первое: «В соответствии с ранее достигнутой договорённостью состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Президентом США Бараком Обамой» и последнее: «Российский лидер проинформировал Президента США о поступившем непосредственно перед телефонным разговором сообщении авиадиспетчерских служб о крушении малайзийского самолета над территорией Украины». Если действительно верить первому предложению, тогда следует предположить, что оба президента заранее знали о предстоящей катастрофе Boeing МН17 и поэтому заблаговременно договорились обсудить её сразу после падения авиалайнера?! Кстати, в американском варианте информационного сообщения не упоминается о каких-либо «ранее достигнутых договорённостях», что может свидетельствовать только о неуклюжей попытке чиновников администрации российского президента скрыть то, что звонок был экстренным, именно по поводу падения Boeing, и инициатором звонка был Путин.

Впрочем, последнее предложение на американском сайте: «During the call, President Putin noted the early reports of a downed passenger jet near the Russia-Ukraine border», не менее несуразное, чем его аналог на российском. Неужели кто-то может действительно поверить, особенно сейчас (!), в то, что тогда «во время разговора Президент Путин» только «упомянул о более раннем сообщении об упавшем пассажирском самолете рядом с российско-украинской границей»? И всё? И президенты никак не обсуждали событие, которое в то время могло поставить мир на грань начала третьей мировой войны?! И до настоящего времени является одним из основных факторов чрезвычайно острой международной напряжённости, включая «санкционные войны» с многомиллиардными потерями для всех сторон? Перефразируя применительно к данной ситуации известное выражение Талейрана, можно с абсолютной уверенностью сказать, что оба эти информационных сообщения однозначно в первую очередь предназначены для того, чтобы скрыть реальное содержание телефонного разговора двух президентов и то значение, которое имело обсуждение президентами не только самого факта падения Boeing, но и его последствий для обеих стран и не только, что более чем наглядно показали события года, минувшего после катастрофы.

Совершенно очевидно, что звонок Путина Обаме состоялся сразу после падения Boeing по инициативе Путина, и основной разговор, если не весь полностью, несмотря на скудное упоминание о нём в обоих информационных сообщениях, касался именно падения Boeing, действий обеих сторон и возможных последствий, в том числе от этих действий. А вот о чём конкретно говорили Путин и Обама, это пока загадка. Причём такая «загадочная», что до сих пор никак не обсуждается даже сам факт разговора президентов, о нём не упоминают так старательно, словно его вообще не было, хотя совершенно очевидно, что именно этот разговор и определил дальнейшее развитие событий, построение существующей в настоящее время конфигурации международных отношений и, естественно, оказал решающее влияние на ход расследования падения Boeing, точнее, на тщательное сокрытие информации об этом расследовании.

Надо полагать, что определять, какую «правду» о крушении Boeing МН17 нам предстоит узнать и считать её «достоверной», а также кого считать виновным в его падении, будут, скорее всего, тоже Обама с Путиным между собой. Хотя, по всей видимости, уже тогда, 17 июля 2014 года, оба президента достаточно хорошо знали реальные обстоятельства падения Boeing, поскольку только этим можно объяснить ход дальнейших событий, особенно в плане абсолютного непредоставления каких-либо доказательств США озвученной президентом США Бараком Обамой версии о том, что «имеющиеся данные указывают на то, что самолет был сбит ракетой земля-воздух, выпущенной с территории, которая контролируется пророссийскими сепаратистами на Украине», и довольно странного молчания российской стороны по поводу некоторых весьма существенных обстоятельств катастрофы.

А то, что президенты России и США умеют договариваться, даже несмотря на противоречия и различия во взглядах, подтвердил 30 июля с.г. на брифинге для журналистов пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест (Joshua «Josh» Earnest), заявив: «Я бы отослал вас к тому, каким образом президент Обама описывал свои отношения с президентом Путиным в предыдущих случаях. Он описывал их отношения как деловые. И он отмечал, что они могут говорить напрямую, в том числе по вопросам, в которых существуют разногласия». Исходя из этих слов Эрнеста, вполне можно предположить, что 17 июля 2014 года президенты России и США тоже договорились «напрямую», в том числе и о том, кто о чём будет молчать.

Принципиально выступление Обамы 18 июля 2014 года, то есть, уже на следующий день после падения Boeing, с версией о том, что, по имеющимся у США данным, Boeing «был сбит ракетой земля-воздух, выпущенной с территории, которая контролируется пророссийскими сепаратистами на Украине», весьма напоминает известное выступление бывшего государственного секретаря США Колина Пауэлла 5 февраля 2003 года в Совете Безопасности ООН с обоснованием необходимости вторжения в Ирак. С той только разницей, что Пауэлл в качестве «доказательства» наличия биологического оружия в Ираке хоть какую-то пробирку показал, а у Обамы до сих пор вообще нечего показывать, поскольку никаких реальных доказательств его версии падения Boeing не существует.

В первую очередь на это обратили внимание ветераны американских спецслужб из организации «Заслуженные профессионалы разведки за здравомыслие» (Veteran Intelligence Professionals for Sanity, VIPS), уже 29 июля 2014 года обратившись с официального сайта своей организации непосредственно к Обаме с открытым письмом, в котором «важные персоны разведки» (VIPS) потребовали опубликовать имеющиеся в распоряжении США документы о крушении малайзийского Boeing, поскольку, по их мнению, вместо реальных, «в любительской манере преподносятся несостоятельные и неубедительные доказательства», что позорит разведывательное сообщество США. Так и не получив никакого ответа, VIPS были вынуждены в годовщину трагедии снова обратиться с письмом к своему президенту, на этот раз уже через СМИ, с более чем категорическим требованием: «Если американское правительство знает, кто атаковал самолет, ему следует предоставить доказательства. Если не знает — пусть скажет об этом». Но никакого ответа тоже не получили.

При этом следует отметить, что это не просто некие дежурные безликие «ветеранские обращения» к президенту для собственного пиара. Второе письмо было подписано 16 бывшими сотрудниками американской разведки, в том числе, например, бывшим топ-менеджером АНБ (senior executive of the US NSA) Томасом Дрейком (Thomas Andrews Drake), получившим в 2011 году премию Ronald Ridenhour, с 2004 года ежегодно вручаемую в США The Nation Institute и The Fertel Foundation тем гражданам США, «кто настойчив в своей решимости говорить правду, кто защищает общественные интересы, способствует социальной справедливости или освещает более справедливое видение общества». В том же 2011 году Дрейк стал также сополучателем премии The Sam Adams Award, учреждённой группой бывших высокопоставленных сотрудников ЦРУ, «чтобы награждать сотрудников разведки, которые продемонстрировали приверженность истине и целостности, независимо от последствий», что указывает не только на серьёзность данного заявления VIPS, но и на известность, осведомлённость и влиятельность его авторов.

К тому же такое заявление, да ещё в столь жёсткой форме, просто не могло появиться без молчаливого согласия ныне действующего руководства разведывательного сообщества США, вынужденного в такой форме, через VIPS, категорически открещиваться от причастности к информации, озвученной Обамой. А то, что и второе обращение VIPS осталось без какого-либо ответа со стороны администрации президента, может означать только одно, — несмотря на очевидный публичный позор американского президента, выставленного лжецом его же собственными и, вне всякого сомнения, авторитетными и патриотически настроенными согражданами, поскольку у каждого из подписантов немало заслуг перед США, никаких доказательств пуска ракеты «земля-воздух» у США вообще нет.

Это достаточно серьёзный вопрос, поскольку американский разведывательный спутник экспериментальной космической системы СТСС, специально предназначенный для обнаружения и отслеживания пусков ракет различной дальности, да ещё находящийся непосредственно над местом пуска ракеты, такой пуск должен был зафиксировать просто в обязательном порядке! Если он его всё-таки не зафиксировал, тогда у американских налогоплательщиков непременно должен возникнуть вполне закономерный вопрос о том, куда идут их деньги, выделяемые на оборону, так как, если американские разведывательные спутники, специально предназначенные для обнаружения и отслеживания пусков ракет, не способны зафиксировать пуски ракет в зоне, можно сказать, их «прямой видимости», то как быть с другими, не столь явными пусками? Не говоря уже о том, что главной целью этого спутника является своевременное обнаружение пусков ракет в сторону США из России, которую американское руководство открыто считает основной угрозой не только миру и стабильности в целом, но и в первую очередь конкретно США.

А ведь по утверждению экс старшего аналитика (senior analyst) ЦРУ Рэймонда Макговерна (Raymond McGovern), тоже подписавшего второе обращение VIPS к Обаме, США тратят $75 миллиардов в год только на сбор информации с использованием «национальных технических средств», которые, как оказалось в случае с Boeing, в конечном итоге даже ничего не фиксируют, не говоря уже каком-либо «предупреждении»?! А Макговерн знает, о чём говорит, так как во время службы в ЦРУ проводил индивидуальные утренние брифинги для вице-президента, госсекретаря, председателя объединённого комитета начальников штабов и помощника президента США по национальной безопасности, а ранее был одним из пресс-секретарей по разведке у президента США Рональда Рейгана. По окончании службы Макговерн был награжден в 1990 году президентом США Джорджем Бушем-старшим благодарственной медалью ЦРУ «За службу в разведке» (Intelligence Commendation Medal), которую в 2006 году демонстративно вернул в знак протеста против участия ЦРУ в пытках подозреваемых в террористической деятельности.

Правда, помощник госсекретаря США Виктория Нуланд (Victoria Nuland) в ходе своего выступления в консервативном Американском предпринимательском институте в Вашингтоне в декабре 2014 года заявила корреспонденту ТАСС, что США передали голландским следователям и Международной организации гражданской авиации свои данные по инциденту с малайзийским Boeing на Украине, включая и «секретные материалы». Но тогда возникает вполне закономерный вопрос уже к Управлению безопасности Нидерландов (Dutch Safety Board, DSB) и Объединённой команде следователей (Joint Investigation Team, JIT), ведущим расследование обстоятельств падения Boeing, — почему в таком случае они, имея в своём распоряжении уже в декабре 2014 года данные США о том, что, как заявил Обама, «самолет был сбит ракетой земля-воздух, выпущенной с территории, которая контролируется пророссийскими сепаратистами на Украине», до сих пор, спустя 9 месяцев они не озвучивают окончательную версию падения Boeing?

Но если молчание США в принципе понятно, поскольку доказательства выдвинутой ими версии отсутствуют, а те материалы, которые есть, её, скорее всего, как раз опровергают, то позиция России в данной ситуации вызывает определённые вопросы. На специальном брифинге МО РФ в связи с катастрофой малайзийского «Боинга» в воздушном пространстве Украины 21 июля 2014 года были представлены спутниковые фотографии расположения украинских установок «Бук-М» и очень подробно рассказано, что "именно к 17 июля максимально возросла интенсивность работы украинских радиолокационных станций 9С18 «Купол-М1» зенитного комплекса «Бук», например: «15 июля работало 7 станций, 16 июля — 8, а 17 июля их было уже 9. А вот с 18 июля интенсивность работы радиолокационной станции резко снизилась и теперь составляет 2−3 в сутки». Было также отмечено, что «в этот период в воздухе находилось три гражданских самолета, выполняющие регулярные рейсы: из Копенгагена в Сингапур (17:17 мск), из Парижа в Тайбэй (17:24 мск) и из Амстердама в Куала-Лумпур».

То есть российские спутники видели и фиксировали абсолютно всё, — пролетающие самолёты, расположение украинских установок «Бук-М», радиолокационных станций 9С18 «Купол-М1» и даже возросшую интенсивность их работы, но вот пуска ракеты «Бук»… не увидели?! А ведь Россия располагает современной мощной структурой для контроля за наземным, воздушным и космическим пространством под названием «Система предупреждения о ракетном нападении» (СПРН), состоящей из двух эшелонов, — наземных РЛС и орбитальной группировки спутников, что позволяет российским военным в режиме реального времени отследить маршрут любого летательного аппарата или ракеты с точной фиксацией траектории от места запуска/взлета до точки посадки, подрыва или падения на большей части Северного полушария планеты, не говоря уже о Европе и тем более о приграничной Украине, так почему нет конкретного ответа: фиксировался системами слежения РФ пуск ракеты «Бук» 17 июля 2014 года или нет?

Сразу несколько вопросов возникает и по поводу заявления на этом же брифинге о том, что «российскими средствами контроля воздушной обстановки зафиксирован набор высоты самолетом украинских ВВС, предположительно Су-25, в направлении малайзийского „Боинга-777“. Удаление самолета Су-25 от „Боинга-777“ составило от 3 до 5 км». По разъяснению начальника Главного штаба ВВС России генерал-лейтенанта И. Ю. Макушева, поскольку это представленные Федеральным агентством воздушного транспорта данные «объективного контроля Ростовского зонального центра Единой системы организации воздушного движения», то обнаружение «воздушного объекта», который «предположительно Су-25», стало возможным только при наборе им высоты, а ранее его обнаружение «не представлялось возможным, так как контроль воздушной обстановки осуществляется радиолокационными средствами дежурного режима с возможностями по обнаружению на данной дальности на высоте полета более 5000 метров. Дальнейшее изменение параметров полета объекта по курсу свидетельствует о том, что он барражирует в районе разрушения „Боинга — 777“ и осуществляет контроль за развитием ситуации».

Хорошо, а где данные СПРН, которые позволили бы выяснить, откуда появился в месте катастрофы этот «объект», который «предположительно Су-25»? К тому, что Су-25 назван лишь «предположительно», вопросов нет, — на радарах Су-25 отображается идентично МиГ-29, поскольку Су-25 имеет с МиГ-29 сходную по площади отражающую поверхность. На это, кстати, также указал в своей экспертизе Российский союз инженеров. Но, в таком случае попутно сразу возникает вопрос и о том, а какой ещё самолёт может отражаться на радарах идентично МиГ-29 и Су-25, в том числе не российского производства? И почему представители ГШ МО РФ решили, что указанный самолёт именно «украинских ВВС», если нет никаких объективных данных ни о том, откуда прилетел этот самолёт, ни о том, куда он потом улетел и где приземлился или вообще может был сбит так же, как и Boeing? Только на том основании, что другому самолёту, кроме украинского, неоткуда было взяться или по каким-то другим причинам? Кстати, МО Украины по этому поводу совершенно официально заявило: «В день катастрофы самолета Boing-777 полеты авиации Воздушных сил Вооруженных сил Украины в районе проведения АТО не выполнялись. Зенитные ракетные комплексы Вооруженных сил Украины не применялись, ни один пуск зенитных управляемых ракет не проводился».

А где фотографии спутника оптической разведки «Персона», который, по данным источников из ГШ МО РФ, с 2013 года успешно осуществляет задачи по мониторингу оперативной обстановки, в том числе на юго-восточной части Украины, пересылая в центр ежедневно до 280 фотографий с разрешением снимков не менее 0,5 метра на пиксель, о наличии либо отсутствии которых представители ГШ МО РФ тоже промолчали? И это в условиях, когда буквально на границе РФ ведутся боевые действия с периодическим применением баллистических ракет «Точка-У» с дальностью полёта до 120 км и высотой полёта от 6 до 26 км? То есть их возможный прилёт, если вдруг одна из этих ракет случайно полетит в сторону России, тоже будет фиксировать радар Ростовского зонального центра Единой системы организации воздушного движения или всё-таки СПРН? И это не пустые слова, ведь 20 апреля 2000 года пуск «Точки-У» украинскими военными закончился весьма трагично, — запущенная с расположенного в 130 км к северу от Киева полигона «Гончаровский» ракета попала в жилой дом в г. Бровары, пробив здание с девятого по второй этаж, в результате чего погибли 3 человека, при том, что пуск был учебный и ракета была оснащена инертной головной частью. По официальной версии, это произошло в результате отказа системы управления, и за прошедшее время эти ракеты надёжнее явно не стали. А судя по ситуации с Boeing, не совсем понятно, СПРН вообще что-то контролирует или нет?

Впрочем, вполне возможно, что определённый сдвиг в этой довольно странной ситуации может произойти в связи с намерением Путина возглавить делегацию РФ на 70-й Генеральной Ассамблее ООН в сентябре с.г., в рамках которой он должен выступить дважды — в первый день работы Генассамблеи и на саммите, на котором планируется принять резолюции о повестке развития после 2015 года. Не исключено, что в этой ситуации США попытаются организовать какую-нибудь акцию в своём обычном стиле. Например так, как это было сделано 23 сентября 2010 года во время выступления президента Ирана Ахмадинежада на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Ряд делегаций, в том числе США, Великобритании, Франции, демонстративно, по очереди, покинули зал якобы вследствие протеста против содержания речи иранского президента. Однако из документов, опубликованных впоследствии WikiLeaks, стало известно, что «перед выступлением президента Ирана Ахмадинежада на Генеральной Ассамблее ООН Госдеп послал директиву всем европейским странам, указывая им, когда их представители должны покинуть зал. В директиве было подробно расписано, какие именно слова или темы в речи иранского президента должны послужить к сигналу ухода той или иной страны. Инструкция была выполнена». Не секрет, что в настоящее время желающих поучаствовать в аналогичной антипутинской и антироссийской акции будет предостаточно даже среди глав некоторых государств.

В качестве своеобразной информационно-политической подготовки к подобной акции вполне можно рассматривать инициативу Нидерландов по созданию международного трибунала при ООН для судебного преследования лиц, причастных к крушению Boeing, которая была сначала анонсирована СМИ в июне 2015 года, а затем 3 июля её официально озвучил премьер-министр Нидерландов Марк Рютте (Mark Rutte). Инициативу моментально поддержали Австралия, Бельгия, Малайзия и Украина, и уже 8 июля делегация Малайзии распространила в ООН проект резолюции СБ ООН по созданию трибунала, который 14 июля внесла на рассмотрение СБ официально.

Российская же сторона выступила, как обычно, вразнобой — отвечая на вопрос корреспондента ТАСС, заместитель главы МИД РФ Геннадий Гатилов ещё 26 июня с.г. заявил, что инициатива по созданию международного трибунала «несвоевременная и контрпродуктивна», поскольку «необходимо дождаться окончания расследования, а не принимать каких-то скоропалительных резолюций». Зато пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не смог сформулировать позицию России в отношении создания международного трибунала по факту крушения малайзийского самолета даже 15 июля (!), сказав: «Я пока никак не комментирую эту тему, потому что пока нет субстантивной информации»?! То есть трёх недель Пескову не хватило для ознакомления ни с инициативой Нидерландов, ни даже с позицией МИДа своего государства?

С точки зрения вероятности принятия резолюции это была совершенно бессмысленная затея, поскольку с самого начала было понятно, что при рассмотрении этого вопроса в СБ ООН Россия, как постоянный член СБ, непременно воспользуется своим правом вето, что в конечном итоге 29 июля и произошло. Но ситуацию, в которой Россия перед всем миром была представлена неловко оправдывающейся в совершении преступления стороной, создали вполне грамотно, лучшим доказательством чего являются результаты голосования, — Россия со своим «вето» осталась на заседании СБ ООН в далеко не гордом одиночестве, поскольку за принятие документа проголосовало 11 членов СБ ООН (Великобритания, Иордания, Испания, Литва, Малайзия, Нигерия, Новая Зеландия, США, Франция, Чад и Чили), при 9 необходимых для принятия решения, а Китай, Венесуэла и Ангола всего лишь воздержались. Против принятия резолюции не рискнула голосовать ни одна страна.

В принципе, это не удивительно, поскольку, в отличие от США, имеющих на коротком политическом поводке не один десяток стран, готовых в любой момент выполнять самую нелепую военную, политическую либо экономическую прихоть США даже вопреки своим собственным национальным интересам, у России вообще нет политических союзников, готовых полностью всесторонне поддерживать её политику. Таковых нет ни в СНГ, ни даже среди членов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Более того, к полноценным политическим союзникам нельзя отнести даже Белоруссию, находящуюся с Россией в одном Союзном государстве! У России в лучшем случае иногда бывают лишь «политические попутчики», временно поддерживающие ту или иную позицию России либо при совпадении с этой позицией своих собственных политических интересов, либо для определённого шантажа тех же США.

Собственно, этот факт и был одной из важнейших причин категорического непринятия Россией идеи о создании трибунала при ООН, поскольку среди его возможных членов, практически при любом составе, не было бы ни одной страны, которая бы реально и последовательно отстаивала в этом трибунале даже не интересы России, а хотя бы элементарную объективность при рассмотрении материалов, связанных с обстоятельствами крушения Boeing. Тем более что у США уже есть практический опыт организации процессов, связанных с крушением «Боингов». Достаточно вспомнить, например, известное «дело Локкерби» в отношении взорванного 21 декабря 1988 года над этим шотландским городом авиалайнера Boeing 747 авиакомпании PanAmerican.

Основой уголовного дела стали собранные британскими следователями при содействии коллег из Федерального бюро расследований США (!) около 10 тысяч вещественных улик и 15 тысяч свидетельских показаний. Под давлением «международного сообщества» и санкций ООН ливийским властям в 1999 году пришлось выдать двух своих граждан для проведения суда на «нейтральной» территории в Нидерландах (!), но по шотландским законам. В результате судебных слушаний в январе 2001 года один из них — глава службы безопасности авиакомпании Libyan Arab Airlines (LAA) Абдельбасет аль-Меграхи был признан виновным в совершении теракта, жертвами которого стали 270 человек, и приговорён к пожизненному заключению. А потом вдруг выяснилось, что ключевым свидетелям по делу со стороны обвинения за дачу нужных показаний Министерство юстиции США (!) заплатило порядка $3 миллионов! Комментарии излишни.

В нынешней ситуации с попыткой создания международного трибунала при ООН имеется два достаточно пикантных момента. Первый заключается том, что с инициативой создания международного трибунала при ООН выступило именно правительство Нидерландов, которое ещё в начале декабря 2014 года придерживалось совсем другого мнения и отказало в передаче расследования обстоятельств крушения Boeing в ООН (?!) группе родственников жертв катастрофы, которые это потребовали, обвинив правительство в неспособности эффективно вести расследование катастрофы.

Второй пикантный момент заключается том, что идея создания международного судебного органа в общем-то принадлежит российским чиновникам. В декабре 2008 года глава СК при прокуратуре РФ (в то время) Александр Бастрыкин заявил, что на стороне Грузии в ходе событий в Южной Осетии в августе 2008 года в составе грузинской армии воевали наемники с Украины, участие которых подтвердили многочисленные показания свидетелей, допрошенных после августовских событий, а участие членов УНА-УНСО в боевых действиях на стороне Грузии доказывали найденные личные вещи, фотографии, полевая форма, записные книжки бойцов, а также приказ от 27 июля 2008 года МВД Грузии, закрепляющий за командиром подразделения УНА-УНСО стрелкового оружия. На основании полученных данных СКП РФ в связи с событиями в Южной Осетии возбудил уголовное дело по статьям 105 («Убийство двух и более лиц») и 357 («Геноцид») УК РФ, признав пострадавшими в результате грузинской агрессии более пяти тысяч человек. Начальник войсковой ПВО Сухопутных войск генерал-майор Михаил Круш также заявил о наличии неопровержимых доказательств, что в составе всех расчетов средств ПВО, поставленных Украиной Грузии и участвовавших в боевых действиях, находились граждане Украины — специалисты по боевому применению и эксплуатации комплексов «Бук-М1» и «Оса».

По словам Бастрыкина, в перспективе также рассматривалась возможность дополнительной квалификации деяний виновных лиц по статьям 353 («Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны»), 356 (применение запрещенных средств и видов вооружений), 359 («Наемничество») и 360 («Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой») Уголовного кодекса РФ. Кроме того, Бастрыкин сказал, что «после расследования все материалы будут переданы в МИД РФ, который представит их международному сообществу», и заявил о возможности создания после завершения расследования международного «специального судебного органа по событиям в Южной Осетии».

Чем закончилось указанное дело и сколько наёмников было установлено и привлечено к ответственности за прошедшие 7 лет — вопрос риторический, но предложение Бастрыкина, судя по нынешней «инициативе» Нидерландов, оценили и хорошо запомнили. Правда, российских чиновников, по-видимому, ничего не учит, и всё тот же Бастрыкин 8 сентября с.г. снова выступил с идеей международного трибунала, на этот раз по Украине?! Для США не проблема организовать внесение ещё одной резолюции о создании такого трибунала в СБ ООН от какой-нибудь своей страны-марионетки, для этого в предыдущей резолюции надо просто вместо «Boeing» поставить «Украина». Но ведь России совершенно предсказуемо снова придётся накладывать на эту резолюцию своё «вето» по тем же причинам, что и по Boeing, и в очередной раз становиться оправдывающейся в совершении преступлений стороной в очередной информационной кампании?!

Впрочем, не факт, что российская сторона, предваряя возможную акцию США по компрометации России на Генассамблее ООН, не сможет провести свою предупреждающую и вполне эффективную акцию, как это произошло накануне саммита G-20 в австралийском Брисбене, состоявшегося 15−16 ноября 2014 года, перед которым так же активно создавался негативный информационный фон в отношении причастности России к крушению Boeing. Сначала министр иностранных дел Великобритании Филипп Хэммонд (Philip Hammond) выступил 10 сентября 2014 года в парламенте с весьма жёстким заявлением: «17 июля безответственность поведения России достигла своего апофеоза, когда самолет рейса MH17 был сбит российской ракетой земля-воздух, что привело к гибели 298 невинных людей. Их кровь — на руках Российского руководства».

Затем в середине октября 2014 года австралийский премьер Тони Эбботт (Anthony «Tony» Abbott) заявил о намерении «пойти на конфронтацию с Путиным» и сказать ему, что «были убиты австралийцы, и они были убиты мятежниками, которых поддерживает Россия, с использованием вооружения, которое предоставила Россия», и потребовать от Путина ответа на вопросы о гибели австралийцев, находившихся на борту Boeing. Причём сделал это в весьма жестких выражениях, употребив в своей речи термин из австралийского футбола «shirtfront», означающий жесткое лобовое столкновение соперников на поле, во время которого нападающий стремится сбить игрока другой команды с ног.

Эбботт также предупредил, что Путину в ходе предстоящего в Брисбене саммита стран «Большой двадцатки» придется ответить на неприятные вопросы по поводу гибели Boeing. Во время саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, проходившего в Пекине 10−11 ноября 2014 года, Эбботт подтвердил свои намерения, предложив Путину во время их встреч в кулуарах саммита не только извиниться за сбитый Boeing, но и выплатить компенсации родственникам 298 погибших пассажиров самолета.

Но 14 ноября 2014 года, то есть через три дня после последних угроз Эбботта и за один день до начала саммита в Брисбене, на российском телевизионном «Первом канале» (!) показали фотоснимок, зафиксировавший момент атаки Boeing МН17 военным самолётом, который диктор Виталий Елисеев назвал Миг-29. Затем снимок был прокомментирован в информационно-аналитической программе «Однако» Михаила Леонтьева. Сенсационным, как охарактеризовали этот снимок Леонтьев и Елисеев, назвать его сложно, поскольку снимок был размещён в интернете ещё 15 октября 2014 года, то есть, за месяц до передачи, на форуме сайта «Общественный контроль власти» неким анонимным пользователем под ником «Дюк» в теме «Украина сбила боинг 777 доказательства и факты со спутника». Причём дважды, сначала в 8:33 в виде ссылки, а затем в 11:07 как фотоснимок, дополнив его пояснением: «Снимок получен по рассылке от энтузиастов русского „Викиликс“, источник не называется. Время на снимке, по Гринвичу, соответствует времени, указанному в данных объективного контроля, представленных минобороны России. Судя по надписи — обозначениям международного времени, снимок мог быть с американского спутника или разведаппарата».

Обращает на себя внимание то, что подача материала на «Первом канале» выглядела довольно странно, поскольку даже для Леонтьева, не говоря о «Первом канале», смотрелась уж чересчур пропагандистско-вызывающей, — с сомнительным снимком неизвестного происхождения, с пренебрежительно-ультимативным обращением Леонтьева к Эбботту прямо с первых же слов комментария: «Известно, что на саммите в Брисбене австралийский премьер Эбботт грозится задать нашему президенту в жесткой форме вопрос о малайзийском Боинге», категорическим утверждением на основании этого снимка и опубликованного в августе 2014 года доклада Российского союза инженеров (РСИ), что «единственная технически возможная версия — поражение малайзийского лайнера с помощью ракетно-пушечного вооружения другого самолета» и просто угрожающим завершением комментария: «На сегодняшний момент есть все основания полагать, что совершены государственные преступления теми, кто уничтожил самолет осознанно и цинично. И теми, кто осознанно и цинично скрывает это, обладая исчерпывающей информацией».

Убедительности и весомости этой передаче не придавало участие в ней первого вице-президента РСИ Ивана Андриевского и его заявление о том, что в РСИ «провели детальный анализ этого снимка и никаких признаков подделки не выявили». Более того, его комментарий скорее породил новые вопросы — по его словам, этот снимок РСИ прислал 12 ноября «человек, представившийся выпускником MIT, авиаэкспертом с 20-летним опытом Джорджем Билтом». И уже на следующий день полученный от совершенно неизвестного человека какой-то снимок сомнительного происхождения с форума малоизвестного сайта стал основанием для серьёзнейших обвинений в «совершении государственных преступлений» с прямым обращением к премьер-министру Австралии с центрального государственного телеканала РФ в прайм-тайм?! Вряд ли это обычная практика работы «Первого канала» с полученными материалами, но тогда закономерный вопрос: а что было в данном конкретном случае, почему было сделано исключение из общих правил подачи материала?

Но самое удивительное другое — через два дня на саммите G-20 в австралийском Брисбене не было не то что никаких «shirtfront» — по поводу крушения Boeing Путину никто не задал ни одного вопроса! Даже ранее грозный Эбботт, забыв о всех своих угрозах, вопросах, требованиях и футбольных приёмах, настолько резко сдулся, что, натянуто изображая доброжелательную улыбку, покорно и добросовестно фотографировался с Путиным и коалами, даже несмотря на явную потерю имиджа среди своих сторонников! Поневоле создалось впечатление, что тот, кому действительно адресовалась эта вызывающе-ультимативная передача на «Первом канале», не только хорошо понял, о чём в ней шла речь и кому адресовались угрозы, но и очень быстро на эти угрозы отреагировал.

Естественно, что после этой передачи на «Первом канале» на сайт, на котором был размещён снимок, началось целое паломничество разного рода «экспертов», одна часть которых сразу объявила снимок откровенной фальшивкой, а другая не менее упорно доказывала его подлинность. Из всего этого «экспертного» многоголосья стоит выделить два мнения, которые высказывали представители обеих сторон, — то, что снимок редактировался, и то, что снимок сделан не со спутника, а, скорее всего, с дрона. Что касается вопроса редактирования снимка, то надо понимать, что такая редакция может преследовать как минимум две цели: либо фальсификацию снимка под необходимые параметры, либо редактирование реального снимка для невозможности его точной идентификации. На вопрос, какое редактирование применялось к этому снимку и применялось ли оно вообще, должна ответить серьёзная официальная экспертиза снимка, но все официальные эксперты по этому поводу пока молчат. Такое впечатление, что никто не хочет напрягать ситуацию обсуждением этого снимка на официальном уровне.

Что касается дронов, то 16 апреля с.г. на IV Московской конференции по международной безопасности начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Андрей Картаполов рассказал о регулярных полетах американских стратегических разведывательных беспилотных летательных аппаратов GlobalHawk, отметив, что «в марте 2015 года они впервые появились в воздушном пространстве Украины… Применение подобных БЛА увеличивает глубину ведения разведки на территории России до 250−300 километров». При этом следует отметить, что дальний беспилотный разведчик RQ-4 Global Hawk — это один из лучших технологически оснащённых разведывательных самолетов США. Он может оставаться в воздухе без посадки и дозаправки до 36 часов, поддерживая при этом скорость около 570 километров в час, и способен обнаружить человека на поверхности земли с высоты около 18 тыс. м даже в случае облачности. В обычном рабочем режиме обеспечивает получение радиолокационного изображения местности с разрешением 1 метр, а в точечном режиме при съемке области размером 2×2 км за 24 часа GlobalHawk может сделать и передать более 1900 изображений с разрешением 0,3 м.

А то что США действительно весьма тщательно мониторят и фиксируют ситуацию на Украине техническими средствами, подтвердил 10 июля 2015 года посол Украины в США Чалый, заявив, что Украина уже сейчас получает от США данные космической разведки. Но поскольку США упорно молчат и по этому поводу тоже будут молчать, то возникает очередной вопрос российской стороне, — фиксировался средствами СПРН полёт американского дрона 17 июля 2014 года в районе падения Boeing или нет?

Есть определённые вопросы и по поводу самого появления снимка в интернете. Упоминание о некоей "рассылке от энтузиастов русского «Викиликс» явно несостоятельно, поскольку в случае существования такой «рассылки» за месяц ко времени передачи «Первого канала» в интернете этот снимок был бы уже на десятках самых различных сайтов. Если допустить, что этот снимок разместил некий энтузиаст-«правдолюбец», пожелавший привлечь внимание к расследованию крушения Boeing, то он постарался бы, чтобы появление этого снимка привлекло бы максимальное внимание, и разместил бы его как минимум на нескольких популярных сайтах, к тому же именно в тех темах, где уже шло обсуждение обстоятельств падения Boeing. В данном случае нетрудно заметить, что в этой теме до передачи «Первого канала» вообще никакого обсуждения не было. Тема была открыта 26 июля 2014 года и до 15 октября администратором темы было размещено 13 материалов, которые вообще никем не обсуждались. 15 октября после размещения ссылки на снимок появился только вопрос-рекомендация: «Где взял такую фотку? Источник? З. Ы. Для показа прикрепленной картинки вставляй в текст тэг типа $IMAGE1$, появляющийся справа от загруженного файла», после чего «Дюк» разместил снимок со своим комментарием, который опять-таки никем не обсуждался, просто последовало размещение ещё пяти материалов от двух постоянных пользователей, а 14 ноября, после передачи «Первого канала», ещё один администратор темы продублировал снимок, после чего пошло активное обсуждение с сотнями постов, последний из которых размещён на форуме 29 августа 2015 года.

То есть, более чем наглядно видно, что снимок был преднамеренно размещён в интернете именно таким образом, чтобы он не стал известен широкому кругу пользователей раньше определённого времени, а это могло быть только в том случае, если к появлению этого снимка приложили свою руку российские спецслужбы, которые, собственно, и определили сроки и способ его «засветки». В этом случае сразу становится понятным, почему «Первый канал» так смело пошёл на предание гласности этого снимка в своей передаче, да ещё в такой эпатажной форме, несмотря на его сомнительное происхождение.

Естественно, что в таком случае возникают вопросы и о каналах попадания этого снимка к российским спецслужбам. Агентурный отпадает сразу, поскольку, учитывая крайне ограниченный круг доступа к таким материалам, возможный агент сразу оказался бы под подозрением, а на это спецслужбы не пойдут. Кроме того, после побега в июне 2010 года заместителя начальника так называемого американского отдела Управления «С» (нелегальная разведка) Службы внешней разведки РФ экс-полковника СВР Александра Потеева, сдавшего всю российскую агентуру в США, у российской разведки пока нет агентурных возможностей такого уровня в США.

Но вот что касается технического, то с этим особых проблем, скорее всего, нет. Известная американская газета Wall Street Journal ещё в декабре 2009 года писала о том, что иракские боевики с помощью разработанной в России компьютерной программы SkyGrabber перехватывали видеоданные с американских дронов, причём американские военные обнаружили это ещё в конце 2008 года, когда взяли в плен одного из шиитских боевиков, в ноутбуке которого были записаны видеоматериалы, переданные с американских разведывательных дронов.

Естественно, что за это время американцы свои дроны заметно усовершенствовали, но следует вспомнить, что 4 декабря 2011 года иранцы перехватили управление и посадили на своей территории американский совершенно секретный разведывательный БЛА RQ-170 Senintel, получивший название «Кандагарский зверь» (Beast of Kandahar), поскольку совершал разведывательные полёты над Ираном, стартуя с авиабазы афганского Кандагара. RQ-170 был оснащен новейшими системами наблюдения, получения данных, электронной связи и радиолокации для сбора самого разнообразного разведывательного материала, в том числе для получения фотоснимков высокого разрешения, замеров радиационного фона и проб воздуха.

RQ-170 в силу своей секретности и применения новейших технологий был настолько важен для США, что, по сообщению той же Wall Street Journal, американцы даже рассматривали возможность высадки десанта в районе приземления дрона или направления специального диверсионного отряда на территорию Ирана! В конечном итоге США официально обратились к Ирану с просьбой вернуть RQ-170, о чём во время совместной с премьер-министром Ирака Нури аль-Маликом пресс-конференции 12 декабря 2011 года сообщил сам Обама, однако Иран ответил решительным отказом, и не исключено, что поделился секретами RQ-170 с Китаем и Россией. Поэтому вполне возможно, что снимки, которые так не хотят показывать США, имеются и у российской стороны. Но она об этом тоже молчит.

Сложно сказать, сколько ещё будет продолжаться такое обоюдное молчание о реальных причинах падения Boeing МН17 со стороны США и России, но принципиально ситуацию с крушением Boeing на Украине уже давно следует назвать публичным и весьма унизительным международным позором не только США и России, как супердержав, но и лично их президентов — среди белого дня в Европе под непосредственным контролем двух мощнейших в мире спутниковых систем обнаружения запуска ракет любой дальности сбивают ракетой пассажирский самолёт, и… ни одно из этих государств не может в течение более года предоставить достоверные данные того, как это произошло! Не исключено, что они оба могут услышать об этом в сентябре с.г. от других выступающих прямо с трибуны 70-й Генеральной Ассамблеи ООН, что значительно обострит их и без того непростые взаимоотношения и, соответственно, ситуацию на предстоящей ассамблее, о которой британская газета The Guardian уже написала, что в сентябре в ООН пройдёт «битва титанов» с участием Обамы и Путина.

Вполне возможно, что ситуация с расследованием обстоятельств падения Boeing в результате этой «битвы титанов» может проясниться, недаром публикация промежуточного отчёта DSB анонсирована на 13 октября с.г., то есть как раз после окончания Генассамблеи. Главная интрига предстоящего отчёта DSB — будут в нём результаты металловедческой экспертизы, которая должна дать ответ, какой ракетой сбит Boeing, или нет. Хотя вполне возможен вариант, что среди уже заявленных Вестербеке «25 металлических объектов» в результате экспертизы DSB может вообще не оказаться поражающих элементов ракет. Всё будет зависеть от того, как и о чём «напрямую» договорятся Путин и Обама.


Ссылки

Источник публикации