Cлужба тыла ФСБ РФ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Cлужба тыла ФСБ РФ В недрах Следственного комитета при прокуратуре РФ медленно, но уверенно разваливается крупнейшее контрабандное дело

"[1] «Наша газета неоднократно обращалась к уголовным делам, связанным с контрабандой на Дальнем Востоке, рассказывала и о судьбе генерал-майора таможенной службы Эрнеста Бахшецяна, публиковала отрывки из его тюремного дневника. По просьбе редакции о взаимосвязи процессов, в том числе судебных, проходящих в эти дни во Владивостоке, рассказывает известный приморский журналист, лауреат премии Артема Боровика В суде Приморского края завершается закрытый судебный процесс по уголовному делу в отношении бывшего оперативника Дальневосточной оперативной таможни (ДВОТ) Юрия Мельникова. Подполковника таможенной службы (а еще раньше — опера-милиционера) в отставке обвиняют в разглашении сведений, составляющих государственную тайну, по ч. 1 статьи 283 УК РФ. Дело в отношении него секретно, судебные слушания шли в закрытом режиме, подсудимый не добился от суда выдачи ему копии обвинительного заключения. Тайна, которой не было Подполковник Юрий Мельников, служа в ДВОТе, был осведомлен об «особых отношениях» некоторых тамошних офицеров с бизнесменами. Выйдя на пенсию, Мельников поделился этой информацией со следственной группой Генеральной прокуратуры и МВД РФ, работавшей в Приморье, а затем выложил в Интернете информацию о деятельности бывших сослуживцев по ДВОТ. В частности, он распространил сведения о наличии у них так называемых предписаний на транспортное средство, или документов оперативного прикрытия (ДОПов). По словам Мельникова, сотрудники таможни использовали ДОПы, чтобы беспрепятственно проходить кордоны ГАИ при браконьерской рыбалке во время путины, когда машины на дорогах проверяют на предмет снастей, пойманной рыбы и красной икры. Мельников действительно имел доступ к секретным сведениям, но к информации о ДОПах у тех или иных лиц у него доступа не было. Так что напрашивается мысль, что его обвинение — это имитация правосудия, а речь идет фактически об уголовном преследовании с целью мести. Любопытно, что Мельников в свою очередь обвиняет в разглашении гостайны сотрудников 7-го управления ФСБ по Приморскому краю. В январе 2008 года Мельников заметил за собой наружное наблюдение, «подвел» наблюдавших под видеокамеры банка (где работал в службе безопасности), зафиксировал этих людей и написал об этом в ФСБ и прокуратуру. После этого неустановленные лица сфотографировали машины, с которых велось наблюдение, встречу Мельникова со следователем, ведущим его дело, а также лица некоторых сотрудников 7-го управления ФСБ по Приморскому краю и место их базирования. Фотографии опубликованы в местной печати и в Интернете. В том же Приморском крае, в суде Фрунзенского района Владивостока, идет к концу процесс еще более громкий: бывшего начальника ДВТУ (Дальневосточного таможенного управления) генерал-майора таможенной службы Эрнеста Бахшецяна обвиняют в превышении должностных полномочий, воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности и в контрабанде в особо крупных размерах. Бахшецян почти два года провел в СИЗО, более года длится суд. В ДВТУ с тех пор сменились два начальника, но такой высокой собираемости таможенных пошлин, как было при генерале Бахшецяне, так и не добился никто из начальников, даже наоборот. Наконец, в эти же дни, в российской столице, в недрах Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП) медленно, но уверенно разваливается крупнейшее контрабандное дело. Это дело о китайском ширпотребе, который железнодорожными составами приходил из порта Восточный под Находкой в адрес складов воинской части службы тыла ФСБ РФ, откуда переправлялся на продажу на Черкизовский рынок. Дело было возбуждено Генеральной прокуратурой РФ (на уровне замгенпрокурора Виктора Гриня), но затем передано в СКП. В этом деле фигурировали бывший сенатор от Приморья Игорь Иванов, депутат Законодательного собрания края Геннадий Лысак, ряд бизнесменов (Денис Павлов, Сергей Хе, Сергей Мязь и другие), контролировавших банки, порты и группы производственных, внешнеторговых, туристических, транспортных и логистических компаний. По мнению представителей Генпрокуратуры, начинавшей расследование, речь шла о давней (не менее, чем с 2001 года) деятельности организованного сообщества контрабандистов, обладавших покровительством как силовых ведомств, так и на уровне политическом от Приморского края до Москвы. Большинство лиц, подозреваемых в деятельности организованного преступного сообщества, успели скрыться от следствия и пребывают за границей РФ. Три упомянутых дела объединяет то, что таможенный генерал Бахшецян, еще находясь на своей должности, стал принимать меры для пресечения деятельности контрабандных каналов упомянутого сообщества. Ему помогали те, кого Эрнест Бахшецян сейчас зовет «здоровыми силами ДВТУ». А противостояли те, кто извлекал выгоду от контрабандного канала и покровительствовал контрабандистам в силовых ведомствах, включая УФСБ по Приморскому краю (где главой краевого управления был генерал Юрий Алешин), ДВОТ, транспортную милицию и прокуратуру. Три миллиона в день Геннадий Лысак и Игорь Иванов были деловыми партнерами еще с ООО «Сибиряки на Дальнем Востоке», действовавшего с середины девяностых. С участием этой фирмы была создана сеть взаимозависимых компаний, в том числе на партнерских началах с таможенным государственным предприятием РОСТЭК (где контроль принадлежал частным лицам и их фирмам). В сферу их влияния входили авто- и железнодорожные пограничные переходы, таможенные СВХ (склады временного хранения), транспортные и туристические компании, а также фонд, через который всех въезжающих и выезжающих «челноков» на границе с КНР облагали дополнительными сборами. Геннадий Лысак одно время был вице-мэром Владивостока по финансам, затем депутатом Законодательного собрания (Думы) Приморского края. В то же время Игорь Иванов стал вице-губернатором Приморья, курировавшим внешнюю торговлю и туризм, а затем и членом Совета Федерации от администрации Приморского края. Столь же давним партнером Геннадия Лысака был Владимир Хмель, контролировавший транспортный сектор, также бывший депутат краевой думы, давно выехавший за границу на ПМЖ. Позднее в орбиту «империи» влились бизнесмены из Находки Сергей Хе и Сергей Мязь, а также родня чиновников, в том числе из таможенной сферы (сын таможенника Кирсанова вошел в группу фирм как партнер, сын таможенника Литвинова стал ведущим юристом группы и т.д.). Редкие эксцессы на границе или в портах быстро улаживались, должностные лица таможни, попавшиеся на покровительстве, шли под суд (видимо, понимая, что альтернативой может стать смерть, примеры чему также имелись). В итоге в 2005-2006 годах контрабандисты укрывали от таможенного обложения товары не менее чем на 1 млрд долларов в год, т. е. более чем на 3 млн долларов в день. Придя в ДВТУ в конце 2004 года, Эрнест Бахшецян впервые признал факт существования постоянно действующих контрабандных каналов и стал принимать меры, чтобы их работу пресечь. Он отдавал себе отчет, что повальный жесткий контроль даже самых подозрительных фирм невозможен, поскольку это, во-первых, противоречит закону, а во-вторых, повлечет сбои в работе портов, железной дороги и сторонних фирм, непричастных к контрабанде. Тогда Бахшецян нацелил свои службы на анализ товарных потоков и сопоставлении данных, полученных от разных ведомств. Например, порт Находки принял в такие-то даты сто тысяч тонн стройматериалов, а станция Находка в те же даты отправила по железной дороге не стройматериалы, а сто тысяч тонн иных товаров — продуктов, обуви, одежды, мебели и т.п. До Бахшецяна в ДВТУ упорно «не видели» волшебных превращений стройматериалов в мясо и ширпотреб по дороге от причала до железнодорожного тупика — хотя эти «чудеса» серьезно влияли на таможенную стоимость и обложение импорта пошлинами. На Находкинской таможне до сих пор самый дешевый импорт среди таможен Дальнего Востока. В конце 2004 года по команде Бахшецяна на таможне «тормознули» более 700 контейнеров из-за недостоверного декларирования их содержимого. Высокопоставленным контрабандистам дали понять, что время их власти на границе заканчивается, наступает пора «закручивания гаек». Весной 2005 года к Эрнесту Бахшецяну пришел на переговоры тогда еще сенатор Игорь Иванов. Который пообещал, что они «больше не будут», зато создадут три новых компании, каждая из которых будет ввозить свой ассортимент товаров — стройматериалы (по самой низкой таможенной ставке), товары хозяйственной группы (по средней ставке) и обувь-одежду (по самым высоким ставкам). В ДВТУ к тому времени подсчитали, какую сумму должен уплачивать импортер с одного 40-футового морского контейнера за товар каждой из этих условных групп; вывели контрольный показатель платежа, и если импортер заявлял стоимость ниже такой условной цифры, то он сразу попадал под более жесткий таможенный контроль. Такая схема позволяла легко отделять «агнцев» от «козлищ», а «зерна» в контейнерах от «плевел» контрабанды. И эта же схема легла через год в основу обвинения генерала Бахшецяна в превышении полномочий: обвинение утверждает, что начальник ДВТУ ввел «фиксированный платеж», позволявший контрабандистам, уплатив минимум пошлины, бесконтрольно везти любой товар. Примером служили три фирмы, за которые просил сенатор Иванов (к тому времени уже «освобожденный» из Совета Федерации и вскоре убывший за рубеж). Но обвинители Эрнеста Бахшецяна не желают признавать того факта, что именно при его руководстве и были задержаны контейнеры тех самых фирм («Фрибур», «Аргау» и «Сэнкант»), в которых оказалась контрабанда. В последние дни апреля этого года УФСБ по ПК распространило информацию об операции по выявлению и задержанию в ДВТУ очередной группы должностных лиц, за взятки содействовавших импортерам в провозе контрабанды. По информации УФСБ по ПК задержано 9 сотрудников таможни, арестовано около 40 контейнеров с контрабандой на общую сумму около 12 млн долларов. То есть контрабанда и коррупция в ДВТУ вслед за Бахшецяном не исчезли. По оценке Генпрокуратуры РФ, только через Находку за три года (до мая 2005 года) было ввезено не менее семи тысяч вагонов с 350 тыс. тонн контрабандных грузов, в числе которых мясо, обувь и одежда, хозтовары, мебель и бытовая техника. Все это удар по соответствующим отраслям российской промышленности. Та же картина и с контрабандным экспортом: вместо глубокой переработки сырья и выпуска товарной продукции, за границу с российского Дальнего Востока идут рыба и морепродукты, лес-кругляк, рудные концентраты – чтобы вернуться в виде готовых товаров, гораздо более дорогих, но часто вновь контрабандных. На экспортно-импортном направлениях контрабандисты обеспечивали экономический рост соседних стран, прежде всего КНР, причиняя прямой и косвенный ущерб экономической безопасности России. А на Дальнем Востоке по-прежнему – отток населения, дороговизна жизни, клубок социальных проблем и шаткая экономика, зависящая от импорта иномарок и экспорта металлолома и леса-кругляка.» Виктор БУЛАВИНЦЕВ, Приморский край, «Совершенно секретно», июнь 2009 г. Воровство открытым способом Эрнест Бахшецян, подсудимый, уволенный из таможенных органов генерал-майор таможенной службы, с ноября 2004-го по май 2006 года начальник ДВТУ (газета «За народ!», март 2009 года): – Дело о контрабанде расследовалось Генеральной прокуратурой. Оно имеет отношение к моему уголовному преследованию, так как опровергает бредовые домыслы Приморской прокуратуры о том, что Бахшецян своими действиями породил контрабанду в Находкинской таможне. Из материалов того дела следует, что канал поступления контрабандных товаров функционировал начиная как минимум с 2001 года. Напомню, мое назначение на должность состоялось в ноябре 2004 года… Если мы подразумеваем как итог успешной борьбы с коррупцией увеличение количества арестантов в СИЗО Владивостока, то это одна сторона. Но это совершенно бесперспективный путь. Аресты лишь иллюстрируют определенные достижения в сломе уже возведенных и какое-то время действовавших коррупционных схем. На мой взгляд, говорить об эффективности борьбы с коррупцией можно тогда, когда превентивно принятые меры не дадут возможности выстраивать противозаконные схемы. Николай Марковцев, депутат Думы города Владивостока, в прошлом — депутат Законодательного собрания Приморского края и офицер военной контрразведки ТОФ (газета «За народ!», март 2009 года): – Сразу после ареста начальника ДВТУ Бахшецяна я, будучи еще депутатом ЗС ПК, направлял депутатский запрос в Генеральную прокуратуру РФ, чтобы прояснить ситуацию. И впервые мой запрос не был переслан для ответа в край. Начальник департамента Генпрокуратуры мне прямо ответил, что арест был произведен в соответствии с законом и Бахшецяна подозревают в совершении преступления. Я сразу почувствовал, какую значимость придают этому делу. Судя по публикациям о тех, кто стоял за этой контрабандой, там были замначальника ФСБ, начальник собственной безопасности ФСБ. Контрабанда шла из Приморского края прямо на склады ФСБ в Москву. Эти лица были уволены, но, тем не менее, коррупционные связи остались… С одной стороны, у нас не хватает средств на социальные программы или на повышение пенсий пенсионерам, с другой стороны, мы закрываем глаза на такие явления… Я хорошо знаком с материалами Счетной палаты Законодательного собрания ПК. Так вот там все коррупционные явления на поверхности и никакие сложные «серые схемы» не надо придумывать. Воровство идет открытым способом. И все, кто замешан в этом воровстве, остаются на своих постах и спокойно работают дальше. Потому что они устраивают, вероятно, ту систему, которая сегодня создана в государстве. Вот такая сегодня система у нас в государстве, с которой борется президент, борется премьер, но ничего пока не получается. Служить отечеству – небезопасно В о время перерыва в уголовном процессе, проходящем во Владивостоке, обвиняемый в превышении должностных полномочий и других преступлениях экс-начальник Дальневосточного таможенного управления дал пресс-конференцию в Москве. Агентство «Интерфакс» предоставило слово Эрнесту Бахшецяну, выпущенному из следственного изолятора под денежный залог, и бывшему начальнику аналитического отдела Дальневосточной оперативной таможни Олегу Елисееву. Елисеев был уволен сразу после того, как показал методы фальсификации обвинений против Бахшецяна. Перед началом пресс-конференции, названной «Контрабанда и коррупция – главный фактор угрозы национальной безопасности России на Дальнем Востоке», было распространено обращение Бахшецяна к согражданам, в котором, в частности, говорится: «В результате примененных мною методов …по выводу товаров из нелегального импортного оборота за год (2005-й. – Ред.) поступило в казну дополнительно около 15 миллиардов рублей таможенных платежей, при увеличении объема ввоза на 360 тысяч тонн. Однако за последующие три года суммарно в казну за счет вывода товара из нелегального оборота поступило почти столько же – чуть более 15 миллиардов рублей, зато объем ввезенного товара вырос в девять раз – на 3300 тысяч тонн… Это означает, что один год моей работы равен трем последующим годам работы управления после моего ареста… В результате потери бюджета из-за свертывания проводимой мною в дальневосточном регионе программы… превысили сто миллиардов рублей за эти три года. Необходимо учесть, что доля таможен Дальнего Востока в общем объеме импорта РФ не превышает и 5 процентов. Таким образом, распространение методов управления, практиковавшихся мною в ДВТУ, на всю таможенную систему России позволило бы дополнительно привлечь в государственную казну свыше триллиона рублей за прошедшие три года». Методы Бахшецяна – это система управления рисками, построенная по стандартам Международной таможенной организации и 98 других регламентирующих документов. Система делала участников внешнеэкономической деятельности равноправными и одинаково прозрачными, что, естественно, не понравилось тем, кто контролировал «под крышей» дальневосточных силовиков 80 процентов логистики импорта. Потому что смысл «крышевания» – предоставление «VIP-условий», подмена норм неформальными, но очень выгодными отношениями. По словам Эрнеста Анзоровича на пресс-конференции, участники этих коррупционных отношений и стали «заказчиками» его устранения, ареста и нынешнего процесса. Он даже назвал сумму, по его словам, проплаченную его противниками за эту операцию, – пять миллионов долларов. В результате действий управления ФСБ по Приморскому краю и краевой прокуратуры, работы 28 следователей и большой команды оперативных работников создано уголовное дело в 40 тысяч листов. Бывший начальник краевого УФСБ Юрий Алешин перешел работать в центральный аппарат, получили поощрения и другие создатели дела. В том числе и те работники таможенной службы безопасности, кто, некорректно пользуясь аналитическими справками Олега Елисеева, сфальсифицировали, по его словам на пресс-конференции, обвинения против Бахшецяна. Кстати, представители прокуратуры игнорируют мнение 150 свидетелей защиты и экспертов таможенного дела. Зато прослеживается личная заинтересованность коррупционеров, например, родной брат одного из инициаторов дела работал в Москве помощником сенатора Иванова, о деле которого рассказывается на наших страницах. Эрнест Анзорович сказал: «Не верьте, что все таможенники продажны», и добавил, что его дело предостерегает многих честных госслужащих: служить отечеству небезопасно. И драматургия этого дела показывает, что ожидает всю систему управления государством. Если Бахшецяну дадут, как того просит прокуратура, 10 лет строгого режима, то «крыша» и останется системой. В противном случае можно будет говорить о реальной борьбе с коррупцией.» Иосиф ГАЛЬПЕРИН "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации